Глава 39. Парус

Бригантина, - сказал Доу, рассматривая судно в подзорную трубу.
 С бригантины нас тоже заметили. Из борта бригантины вылетело густое белое облачко. Через некоторое время до нас докатился раскат пушечного выстрела.
-Это они в нас? – спросила я.
-Нет, дочка, - сказал Хоук. – Чтобы выстрелить в нас им нужно развернуться бортом. Да и не достанет с такого расстояния никакое орудие. Это дружеский салют. Приветствие.
-Что происходит? - спросила подошедшая графиня.
-К нам идёт бригантина, - ответил Доу.
-Это Барракуда? – спросила леди Гилфрод.
-Пока трудно сказать. Она слишком далеко, - ответил Доу, но, судя по времени, это должна быть она.
-Продолжайте наблюдение, мистер Доу.  Хоук, Тони, О’ Нил. Поднимите на борт нашу шлюпку. Не хотелось бы её потерять, если вдруг это окажутся недруги, и нам придётся драпать.
Матросы бросились исполнять её приказание.
Неизвестное судно шло очень медленно.
-Видимо, капитан плохо знает фарватер, - заключил Доу. - Вон как осторожно идёт.
-А Грин хорошо знал здешний фарватер? – спросила леди Гилфорд.
-Да, кто ж его знает? – пожал плечами Доу. – Мы этого не обсуждали.
-Скажите, мистер Доу, сколько времени нам потребуется на то, чтобы поднять якорь? И распустить паруса?
-Думаю, четверть часа.
-Вот, что, господин шкипер, я полагаюсь на ваш опыт. Успеем мы сняться с якоря, если поймём, что это не Барракуда?
-О, да, моя леди. Для этого у нас будет более, чем достаточно времени. К тому же, идут они очень медленно.
-Ну, что же? Продолжайте наблюдение. Как только заметите что-нибудь важное, докладывайте мне.
Так в тревожном ожидании прошло около часа.
-Моя леди, - крикнул Доу.
-Слушаю вас, шкипер.
-Взгляните, - сказал Доу, подавая графине трубу. -  У Барракуды  был сломан фока рей, он был скреплен дополнительным брусом. Видите? Рей на фок мачте, укреплён более светлым брусом, он ещё не успел потемнеть от солнца.
-Вижу, шкипер.
-Вне всяких сомнений это судно Джонсона, хотя командует им, конечно, шкипер Грин. Если подождать ещё четверть часа, мы сможем прочесть название судна на фальшборте бака.
Бригантина медленно, но верно приближалось. Тревоги мои постепенно рассеялись. Конечно же, это «Барракуда», а если нет, мы легко уйдём от неё.
-Вижу название! – крикнул Доу. – Это те, кого мы ждём!
Леди лично взяла трубу и прочла название. Это была та самая бригантина, в которую графиня бросала монетки. Теперь я тоже узнала её.  Вскоре в подзорную трубу стали различимы лица. матросов на палубе.
-Вижу Грина,-  сказала графиня. - Он стоит на баке и машет нам рукой! Как вы думаете, мистер Доу, мы выйдем в море сегодня, или простоим ещё одну ночь?
-Не вижу смысла терять время, ответил старый шкипер. Лишние вахты – лишний расход продовольствия и воды. Да и с Джонсоном может что-нибудь за это время случиться. Главное успеть покинуть этот пролив до наступления темноты.  В открытом море можно идти и ночью. Но прежде нам необходимо узнать координаты того места, куда мы идём, или, по крайней мере, договориться с Грином о новом месте встречи. Ведь в море легко можно потерять друг друга. А для этого, хошь-не хошь, нужно переговорить с Грином.
-Решено. Будем ждать его. Тони и Хоук, отдыхайте. До вашей вахты ещё более часа. Бетти, спустись со мной в каюту, поможешь с туалетом.
Пока мы пудрили носики, в люк постучал Аякс. Получив разрешение войти, он расставил на столе тарелки с черепаховым супом, рагу из тушёного мяса с картофелем.
После ужина, мы с графиней снова поднялись на палубу. Бригантина подошла уже так близко, что название можно было прочесть невооружённым глазом.
Штурман «Барракуды» всё так же стоял на баке и приветливо махал нам рукой. Вдруг что-то ярко блеснуло на возвышении юта.
-Доу, - крикнула графиня.
-Да, ваша милость.
-На юте сверкнуло стекло. Кто-то рассматривает нас в подзорную трубу.
-Да, ваша милость. Я тоже не в первый раз замечаю. Но это же естественно. Мы смотрим на них, они на нас.
-А что Грин? Он так и стоял всё время на баке?
-Да, ваша светлость, сколько раз я на него смотрел, он всегда был там. Ну, может быть, и отлучался, когда пропадал из моей видимости.
-Мистер Доу, вы не находите, что стоять на баке и махать рукой – довольно странный способ управления судном, которое идёт по сложному фарватеру?
-Морской ёж мне в глотку! А ведь, правда, ваша милость,  Что, у него других дел нет, кроме как стоять у фальшборта?
--Отсюда вывод, - нахмурилась графиня, - судном командует кто-то другой. И этот кто-то периодически рассматривает нас через подзорную трубу! Немедленно бейте тревогу.
Тревожно зазвонил колокол. На палубу выскочили Хоук и Тони.
Поднять якорь! – скомандовал Доу. – Мисс Смит, к рулю!  Остальные на брашпиль.
На бригантине заметили наше оживление. Там матросы тоже пришли в движение, тент, который накрывал среднюю часть палубы был снят, под действием фалов вверх поползли какие-то невиданные мною паруса. Когда ветер надул их, оказалось, что это были три вытянутых треугольника, установленные на бушприте. Барракуда заметно прибавила ходу.
-Кэп, якорь зацепился! – крикнул Хоук. - Тут кругом кораллы даже втроём не можем поднять. Доу схватил рычаг и тоже налёг на брашпиль.
Якорь не шёл.
-Рубить канат! – устало скомандовал Доу.
-А мне что делать? – крикнула я, безо всякого смысла сжимая рукоятки штурвала. Ведь фелюка всё ещё стояла на якоре и без парусов.
В одну минуту толстый якорный канат был перерублен. И судно стало сносить ветром.
-Поставить грот! -  крикнул шкипер.
Матросы бросились отвязывать гордени. А между тем, «Барракуда» стала совершать оверштаг, разворачиваясь к нам левым бортом. Когда левый борт стал виден, волосы зашевелились у меня на голове. Два орудийных порта левого борта оказались открытыми. Из них торчали чёрные жерла пушек.
-Бетти, ложись! - крикнула графиня и, подбежав ко мне, повалила меня на палубу.
Грохнула пушка. Что-то со страшным рёвом и завыванием, бешено вращаясь, пронеслось над нашей фелюкой.
-Цепное ядро! – крикнул Хоук. – По такелажу бьют суки. Сейчас снизят прицел и жахнут пониже.
Грянул второй выстрел. Снова рёв, перемежаемый со свистом. И вдруг Святая Екатерина вздрогнула всем корпусом, и я услышала оглушительный хлопок, а следом за ним, жалобный скрип.
-Что это, моя леди? – спросила я, приподнимая голову.
-Отставить подъём грота, - услышала я голос Доу, – трави фал.
Уже наполовину распущенный парус вдруг пополз вниз вместе с реем.
-Что это значит, шкипер? – крикнула графиня. – Почему опускают парус.
-Это значит,-  с мрачным спокойствием ответил Доу, -  что у нас перебит грота штаг, моя леди. Если мы распустим грот, ветер повалит нашу грот мачту. Прежде надо заменить штаг.
-Так что же вы стоите? Меняйте!
-Мы не успеем. Они подойдут раньше.
-Сколько их?
-Для управления судном достаточно десяти, но места хватит и для тридцати. Только дьявол знает, сколько их на борту.
-Это привет от губернатора, - дрогнувшим голосом сказала графиня. – Кто-то донёс ему о том, что я виделась с Грином. Штурмана пригласили в пыточную, и он сдал нас.
-Что же теперь будет? – воскликнула я.
-Абордаж будет, - сказал Хоук.
-Учитывая соотношение сил, это будет не простой абордаж, а последний для нас, нас просто перебьют, - ответила графиня. - Бой – не выход. Губернатору нужна только я. Я сдамся.
-Это невозможно, - холодно ответил О’ Нил. – Сначала пусть убьют меня, а потом пусть делают, что хотят.
-О’ Нил, это глупо! Я вам запрещаю.
Но графиню уже никто не слушал.
-Молодец, ирландец! Но и Вильтшир будет не трусливее Ирландии! – сказал Хоук. – Я с вами.
-Я тоже! – крикнул Тони.
-Быстро, оружие на палубу! – подал команду Доу.
Тони юркнул в носовой люк и стал выбрасывать на палубу мушкеты, пистолеты и кортики.
-Боже, как трудно водить слона на верёвочке! – вздохнула графиня, - особенно, если ему приспичило танцевать! Ладно, раз уж пошло такое безобразие, тащи мои пистолеты, Бетти. И прости меня, если я была с тобой когда-нибудь несправедлива.
Разобрав оружие, мы все заняли позицию, спрятавшись за шлюпку.
Хоук что-то шепнул Тони, и тот, отложив мушкет, пробежал мимо нас с графиней и скрылся в кормовом люке.
Высокий борт Барракуды, ощетинившейся стволами и абордажными саблями, надвигался всё ближе. Видимо, вся толпа корсаров раньше сидела на палубе, под тентом, и была не видна из-за фальшборта. Теперь они, уже не скрываясь, наставили на нас десятки стволов.
-Помирать, так в хорошей компании, - сказал Доу. – Перестрелка нам не выгодна. Их залп просто сметёт нас. Некого будет даже добивать. Потому, подпустим их вплотную, пусть думают, что мы их боимся, а потом дадим залп в упор, и сразу в рукопашную. Главное – как можно скорее смешаться с ними. Тогда они уже не смогут стрелять.
-А потом? – с тревогой спросила я.
-Потом постараемся получить максимум удовольствия от битвы, - усмехнулся Хоук.-  Когда нас всех перебьют, Тони в трюме выстрелит в бочонок с порохом.
Тут я должна была почувствовать ужас и панику. Но почему-то никакого страха не было. Стало даже, наоборот, как-то спокойнее. Перспектива смерти перестала пугать меня. Если бы была хоть какая-нибудь лазейка, хоть какая-то возможность уцелеть, я бы, наверное, волновалась, суетилась, чтобы улизнуть. Меня бы терзали страхи, сомнения. А когда стало ясно, что выхода нет, страх исчез. Осталось только грусть, что я так мало успела в своей жизни и удивление, что принять смерть это оказывается так легко и просто.
В это время на фальшборт бригантины ловко вскочил какой-то человек, видимо, главарь. Он стоял на планшире, держась одной рукой за ванты.
-Эй, на фелюке, - крикнул он. – Я Призрак! Наверное, вам известен мой обычай. Мы не убиваем тех, кто бросит оружие. Мы просто забираем всё, что нам понравится, и позволяем судну продолжать своё путешествие. Мы даже оставляем личные сбережения матросов и достаточный запас провианта, чтобы можно было добраться до ближайшего порта. Потому, нет смысла умирать за грошовое жалование, которое вам тут платят, тем более, что покойникам жалование не полагается.
-И что же вам нужно? – спросила леди Гилфорд.
-Вас, мадам! Губернатор Тортуги приглашает вас на дружеский ужин.
-Всем пятиться к корме, - громко прошептал Доу. Пусть до самого последнего момента думают, что мы пребываем в нерешительности. Стрелять только с двух ярдов и сразу же в кортики!
Вот к нам на палубу полетели абордажные крючья. Их было штук пять. Они зацепились за наш фальшборт и ванты.
Как только суда заскребли друг о друга бортами, капитан Призрак первым спрыгнул на нашу палубу. За ним повалила толпой абордажная команда – человек пятнадцать.
И тут произошло нечто неожиданное. Графиня вдруг вышла вперёд и сказала по-французски:
-Ну, здравствуй, Луи.  Когда-то я приглашала тебя в гости. И вот, наконец, ты пришёл!
На лице незнакомца вспыхнула удивлённая улыбка.
-Вы? – воскликнул он и весело рассмеялся. – Какой же я идиот! Почему я сразу не понял, что только вы были способны так разозлить губернатора?
Сказав это, он опустился перед графиней на одно колено и поцеловал её руку.
-Ты тоже это видел? –  Хоук толкнул локтем окаменевшего О’ Нила.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.