О первых сказках

(Предисловие к десятитомному собранию сказок XVIII в. В.А. Левшина и М.Д. Чулкова «Русские сказки, содержащие древнейшие сказания о славных богатырях, сказки народные и прочие, оставшиеся через пересказывание в памяти приключения». — М.: Остеон-Групп, 2017)

Друзья!

Вы находитесь в преддверии необычайно увлекательного чтения. Я его называю ИСТОРИЧЕСКИМ ЧТЕНИЕМ. Это означает, что предварительно в фантазии своей вы погрузитесь в далёкий-далёкий XVIII в. и уже видением человека того времени станете узнавать персонажи и события, порождённые фантазиями наших предков — тех, кого давно нет на земле, но чьи гены живут и здравствуют в наших телах и будут жить в телах наших потомков. Для истинного погружения в названные времена необходимо дать вам некоторые представления, о которых вряд ли догадывается любой или которым мало кто придаёт значение.

Для кого сочинялись и записывались сказки? Ответ, бесспорно, неожиданный. Все сказки мира, записанные людьми до начала XIX в., предназначались исключительно взрослым людям. Литературы для детей до указанного времени вообще не существовало, а потом она ещё долго с трудом пробивала себе дорогу в мире сочинителей и признавалась делом третьеразрядным и неблагодарным. Даже прославленные сказки В.А. Жуковского или А.С. Пушкина, Антония Погорельского или С.Т. Аксакова, В.Ф. Одоевского или П.П. Ершова были написаны более для взрослых и никак не предполагали стать чтением для детей. Что уж говорить о народных историях, записанных фольклористом А.Н. Афанасьевым, или о былинах, поведанных фольклористам прославленным сказителем XVIII в. Киршей Даниловым или сказителями XIX в. Т.Г. Рябининым, В.П. Щеголёнком, И.А. Федосовой, И.А. Касьяновым и др. Всё предназначалось исключительно взрослым читателям и слушателям и было рассчитано на их понимание и на их нравственные установления. В XVIII — первой половине XIX вв. сказки признавались вредным чтением для детей, чаще запрещались или в лучшем случае не приветствовались. Детям предназначалось религиозное и историческое чтение.

Даже полного собрания русских народных сказок в адаптации для детей у нас не существовало вплоть до середины 1930-х гг. Первым это осознал и создал такое собрание великий Алексей Николаевич Толстой. К тому времени он уже был автором эпических романов «Хождение по мукам» и «Пётр I», фантастических повестей «Аэлита» и «Гиперболоид инженера Гарина», сказочной повести «Золотой ключик, или Приключения Буратино». Сегодня мы по праву называем Алексея Николаевича первым в истории Сказочником всея Руси. И каждый из нас, нынешних, читал русские народные сказки преимущественно в переложении А.Н. Толстого. Есть, бесспорно, несколько классических пересказов других авторов, но Толстой уже навечно останется первым среди них.

Кстати, до конца XVII в. сказок как жанра вообще не существовало. Были истории, были легенды и предания. Очень часто они были весьма страшными, кровавыми и развратными. Потому что их потребителями были преимущественно воинственные рыцари, веселившиеся на буйных пирах. И на Востоке — в Китае или у арабов не было сказок, были рассказы, легенды и предания. Те же «Тысяч и одна ночь» являются собранием чего угодно вашей фантазии, но только не сказок.

Первая сказка была создана французской придворной дамой баронессой Мари-Катрин д;Онуа в царствование короля Людовика XIV. Издана она была в 1690 г. как часть авантюрного романа «История Ипполита, графа Дугласа» и называлась «Остров Блаженства». Рассказывалось в этой сказке о русском князе Адольфе, который случайно попал на остров любви и вечной молодости под названием Блаженство. Специально для этой вставной в романе истории баронесса придумала название «сказка», т.е. «точное описание, читатель ещё узнает, для чего эта история рассказана».

Вскоре у мадам д;Онуа появились бессовестные конкуренты — отец Шарль Перро и его сын Пьер Перро. Кто из них написал книгу сказок, точно не известно. Скорее всего, Пьер Перро, а отец только опекал юношу. Однако в мире прославился именно Шарль Перро — предполагаемый автор книги «Сказки матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времён с поучениями». Поскольку вышедшая в 1697 г. книга предназначалась взрослым, она была длинной и нудной, но одновременно кровавой и жуткой, а потому разом оттеснила любовный лепет сказки баронессы д;Онуа. Правда, мадам не пожелала сдаваться и в том же 1697 г. издала сразу четыре тома «Волшебных сказок»! На этом соперничество закончилось — лирично настроенная дама сдалась перед кровожадным семейством Перро.

Со времени соперничества мадам д;Онуа и семейства Перро сочинительство сказок вошло в моду. Витийствовали преимущественно стареющие графинюшки, причём их сказки более походили на зачитанные до дыр рыцарские романы а-ля Алиенора Аквитанская с её куртуазной любовью — с культом восхитительной дамы и благородством покорённого её красотами героя. В таком виде пришли сказки из Франции в Россию времён императрицы Елизаветы Петровны. И именно в таком виде и понимании жанра сказки собраны они в представленном здесь десятитомнике XVIII в. В.А. Левшина и М.Д. Чулкова «Русские сказки, содержащие древнейшие сказания о славных богатырях, сказки народные и прочие, оставшиеся через пересказывание в памяти приключения».

Необходимо сделать ещё одно упреждающее уточнение. Несмотря на название, и Левшин, и Чулков преимущественно перерабатывали французские сказки, давая героям русские имена. Кое-что досочиняли сами. Так поступали авторы многих стран и народов того времени. Подлинное собирание народных сказок началось по всем европейским странам (включая Россию) только после первого издания двухтомного сборника «Детские и семейные сказки» немецких фольклористов братьев Якоба и Вильгельма Гримм. Книга была издана соответственно первый том в 1812 г., а второй том — в 1815 г. Именно это собрание можно считать началом мировой литературы для детей. Что касается истинно народных русских сказок, то собрание сказок В.А. Левшина и М.Д. Чулкова явно имеет весьма отдалённое к ним отношение. Собирать и публиковать русские народные сказки фольклористы начали лишь с 1830-х гг.

Так для кого же были предназначены сказки в XVIII — начале XIX вв.?

Ответ дал А.С. Пушкин в первых же строках поэмы «Руслан и Людмила»:

   Для вас, души моей царицы,
   Красавицы, для вас одних
   Времён минувших небылицы,
   В часы досугов золотых,
   Под шёпот старины болтливой,
   Рукою верной я писал;
   Примите ж вы мой труд игривый!
   Ничьих не требуя похвал,
   Счастлив уж я надеждой сладкой,
   Что дева с трепетом любви
   Посмотрит, может быть украдкой,
   На песни грешные мои.

Итак, сказки сочинялись и записывались преимущественно для богатых девиц на выданье, развлекавшихся чтением томящих душу книжек в ожидании грядущих женихов. Они были главными потребительницами художественной литературы тех времён. Ну и страшные сказки оставались любимым чтением для дворян, жаждавших лишний раз пощекотать себе нервы. Научившиеся грамоте дети лезли в книжки сказок примерно так же, как в наши дни лезут они смотреть припрятанную кем-нибудь из родителей порнушку.

Необходимо учитывать, что женщины (особенно девицы) рассматривались в XVIII в. как слабый во всех отношениях пол, т.е. как неполноценные люди и в умственном, и в физическом отношении. Так что не удивительно, что сочинение и записывание сказок считалось тогда делом легкомысленным и малоуважаемым, хотя в нашей России сочинительством их развлекалась даже императрица Екатерина II. Правда, делала она это под благородным предлогом — привлекать к русскому языку офранцузившихся аристократок придворного общества, поскольку раздражённые угрозы пороть на конюшне за незнание родной речи помогали мало.

Следует признать, что слову дано уникальное свойство — недоступным уму образом хранить в себе время и его скорость. А поскольку время постоянно ускоряется, записанное слово начинает отставать, и проявляется это в заскучивании рассказа. То, что виделось быстрым и увлекательным современникам, через сто лет представляется нудным, затянутым, излишне сентиментальным. Не лишены этого недостатка и книги В.А. Левшина и М.Д. Чулкова. За почти двести пятьдесят лет они настолько отстали от новых эпох, что нынешний публикатор собрания решился представить их в авторской адаптации современного автора — Леонида Ивановича Моргуна. Насколько удачной получилась данная версия сказок, судить читателям.

Виктор Ерёмин


Рецензии
Прекрасное введение-предисловие не только к десятитомному собранию сказок XVIII в. В.А. Левшина и М.Д. Чулкова «Русские сказки", но и к твоим очеркам о великих писателях-сказочниках, размещенным здесь на Прозе! Ведь читать о писателях-сказочниках - тоже читать сказку. И вообще, всякая проза начинается со сказок.
Привет!

Виорэль Ломов   05.04.2017 06:11     Заявить о нарушении