Земля мёртвых

Больные руки, с опухшими суставами и густо-синими прожилками вен, сжимали черенок штыковой лопаты, воткнутой в землю и мелко подрагивали. Оглядевшись и не увидев никого вокруг, старик в синем потрёпанном полушубке и выцветшей от времени пилотке, с натугой воткнул лопату в землю и вывернул первый пласт иссиня чёрной земли. Потом ещё раз, и ещё. Земля,  временами, охала и скрипела, как и тот, кто её копал, а холмик по краю ямы всё рос и рос, и уже на одну треть закрывал маленькую гранитную стелу со звёздочкой и с выбитой давным-давно надписью с облетевшей позолотой -  «Здесь похоронены бойцы 2-го взвода 3-ей отдельной стрелковой роты морской пехоты, прикрывавшие отход товарищей»

Батальон откатывался назад, огрызаясь от наседающего врага пулемётным огнём и оставшимися ещё годными двумя «сорокопятками»*. Патронов и гранат пока хватало, а снарядов оставалось на два, может быть на три боя. Оторваться от немца никак не удавалось, несмотря на ночные переходы и наличие восьми телег с лошадьми, добытых  по ходу отступления, в которых перевозили боеприпасы и самых тяжёлых раненых. Менее тяжёлые и лёгкие шли в строю, что никак не прибавляло скорости отступающему батальону и уверенности командирам…

Старик снял полушубок и, облокотившись на стенку ямы, закурил папиросу. Утробный кашель огласил тишину окружающей рощи и стих, успев испугать сороку с соседнего дерева, которая вспорхнула и унеслась туда, к опушке, где начиналось ровная  как скатерть земля. Земля мёртвых…

«Старшина Михайлов, рядовые Сергун, Гусов, Кочкин, Сенцов и Ковач! Ваша задача окопаться на высотке у края рощи и чуть далее, в двадцати метрах у ручья. Взять под наблюдение пшеничное поле с дорогой и овраг. В случае появления противника вступить в бой и максимально сдерживать его до отхода основных сил батальона. Вы должны продержаться пять часов, не менее! Вам придаются  ручной пулемёт с полным боекомплектом, гранаты ручные и противотанковые по две штуки и патроны к автоматам по пять дисков каждому.» - отдал приказ капитан и, подойдя к каждому, обнял на прощание. Потом повернулся молча и ушёл к машине, а ребята, переглянувшись, подошли к старшине и замерли в ожидании распоряжений…

Холм вырытой земли уже почти закрывал памятник и, удовлетворённый работой старик, кряхтя, вылез из ямы. Могила, а это была именно могила, получилась ровной и глубокой, как и хотел Фёдор Тимофеевич, так его звали. Подойдя к стеле, он разбросал землю подальше от неё и, достав из кармана полушубка тряпку и пузырек с краской, очистил камень, а потом маленькой кисточкой вызолотил текст и звезду. Памятник засверкал в пятнах пробивающегося солнечного света и словно улыбнулся старому другу. А друг улыбнулся ему…

Сначала на край поля осторожно въехал бронетранспортёр  в камуфляжной окраске с крестами на борту и, направив пулемёт в сторону опушки, замер, словно чувствуя, что его там ждут и ждут не просто так. Затем за ним показались четыре мотоцикла с коляской, тоже с пулемётами и лихими егерями, по трое в каждом. Последним подошёл танк и сходу выстрелил в сторону высотки. Взрывом повырывало деревья, но в ответ не прозвучало ни звука. Воцарилась тишина, и только высоко в небе кричал о чём-то испуганный жаворонок. Он видел тех, кто зарылся в землю и ждал, глотая пыль от взрыва,бормоча что-то тихое, но такое важное сейчас. Тех, кто был готов к смерти за други своя. Тех, кто хотел жить…

« Ну что пацаны? – промолвил старик и присел рядом с обелиском на свернутый полушубок – «Вот водочки вам принёс с сальцем. Выпью с вами, как раньше… Споём вместе и поговорим по душам. Мне-то и поговорить кроме вас не с кем. Один я уж двенадцать годков. Простите, что не приходил к вам. Жизнь, сука, не давала, а теперь вот и мой черёд пришёл помирать. Болезнь плохая одолела. Хорошо тут у вас, вон могилку вырыл. С вами лягу рядышком, чтобы вместе все. Навсегда…»

 Разложив на платке нехитрые припасы и наполнив шесть маленьких стальных рюмочек водкой, Фёдор тихо запел песню, которую они часто пели вместе. « Не для меня пришла весна...» Слёзы катились по морщинкам, а старик всё пел и пел, а где-то там, в небесах ему тихо подпевали ребята. Потому что,тот кто пел с тобой в бою, будет петь вечно! А как иначе?

Пять часов боя промелькнули, как миг… Фёдор очнулся уже вечером, на дне окопа, солнце ещё висело над горизонтом и освещало землю, на которой вперемешку с покореженным металлом и скошенной осколками пшеницей, валялись трупы врага и тела его пацанов. Коптил горящей резиной заваленный на бок бронетранспортер, из которого торчал согнутый ствол пулемёта, а  прямо рядом над ним, высоко задрав днище на бруствере, догорал танк, с разбитыми гусеницами и отлетевшим катком. Голова раскалывалась от боли, а застывшая кровь, мешала открыть глаза шире…

Отряхнувшись, старик ласково погладил теплый камень и улыбнулся. Из вещмешка он достал табличку, где красной краской было чётко написано – «Старшина Михайлов Ф.Т. будет похоронен здесь со своим погибшим взводом по решению поселкового совета села Червоное по своей волей и по заслугам его. Председатель совхоза Чащин М.Т.», прикрепил её к черенку лопаты и воткнул в землю у изголовья могилы. Потом отдал честь, развернулся и пошёл к дороге. На душе было спокойно и радостно, боль, мучившая его все эти месяцы, отступила, и хотелось верить…

Верить в то, что мёртвые его товарищи, которых он собирал после боя, кого целым, а кого по частям и хоронил в братской могиле, радуются ему, ещё живому. Верить в то, что скоро они вместе вспомнят всё и уже никогда не расстанутся, потому что политая кровью воинов мёртвая земля  всегда рождает живых героев. Живых пока мы помним о них и золотим звёздочки на их могилах!

* «сорокопятка» - 45 мм пушка


Рецензии
Низкий поклон, Руслан за этот рассказ. жму руку!
С уважением, Алексей.

Алексей Анатольевич Карпов   05.09.2019 12:48     Заявить о нарушении
Благодарю Вас Алексей Анатольевич! С почтением,

Руслан Абеликс   05.09.2019 19:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.