Вечер пятницы

      Вечер пятницы был ужасен: Денис скучал. Скука всегда действовала на него парализующе, захватывая не только сознание, но и тело. Лениво перекинувшись парой слов с приятелями ВКонтакте, он уже собирался захлопнуть ноутбук, как вдруг пришло сообщение: «Привет. Как дела?». Имя отправителя ни о чем ему не говорило, фотографии не было, личные данные отсутствовали. Денис хотел проигнорировать сообщение, но что-то его удержало. И он ответил.
      Денис. Привет. Нормально, спасибо. А ты кто?
Ответ последовал незамедлительно и поставил Дениса в тупик:
      Незнакомец. Я тот, которому внимал ты в предполуночной тишине...
      Денис. Так мы знакомы?
      Незнакомец. Да.
      Денис мучительно соображал. Среди его нынешних знакомых не было знатоков Лермонтова, тем более, способных к импровизации. Стал перебирать своих любовников за последнее время. Ничего подходящего. И все же какая-то смутная ассоциация промелькнула и тут же скрылась за углом.
      Денис. Мало ли кому я внимал по ночам.
      Незнакомец. Ну да. А сейчас кому ты внимаешь?
«А тебе какое дело? Отвечать или нет? Может, послать?»
      Денис. Я должен отчитываться?
      Незнакомец. Не должен. Ты ничего мне не должен.
      Денис. А ты мне?
      Незнакомец. И я тебе.
      Денис. Ну и отлично. Пока.
      Написав это, он разлогинился, не дожидаясь ответа. Ушел на кухню. Воспоминания о коротком разговоре не давали покоя. Кто бы это мог быть? Еще раз мысленно перебрал всех. Ничего. Что-то ускользало от него, что-то он упустил. «Постой. Стихи! Таак... Стихи... Где это было? Вспоминай!» Память услужливо тасовала колоду, лихорадочно перелистывала обстоятельства, людей, места, вырывая из темноты лица и озвучивая слова. И вдруг! Ну, конечно! Как он мог забыть! Не может быть!
      Денис кинулся к ноутбуку. Незнакомец был онлайн, а на экране светилось новое сообщение.
      Незнакомец. Я знал, что ты вернешься. :-) 
      Денис. Кир, ты?
      Незнакомец. Ну, наконец-то! Привет! :-)
      Денис. Боже, Кир! Как ты меня нашел?!
      Кирилл. Это было непросто, но, как видишь. :-) Я же говорил, что мы еще встретимся.
Денис был вне себя от радости. Воспоминания закружились в танце, а в голове зазвучал Вальс цветов.

                ***

      Это случилось три года назад. Все началось в аэропорту, когда его рейс отложили на десять часов из-за забастовки авиадиспетчеров, и Денису пришлось ночевать в отеле неподалеку. Номер был двухместным, поэтому на ресепшене предупредили, что он будет подселен. Денису было все равно. Что ему тот сосед, даже если он старый, страшный и толстый? Плевать. Лишь бы храпел не слишком громко. Но все оказалось несколько не так, как он себе представлял. Точнее, совсем не так.
      Когда Денис вошел в номер, из ванной доносился шум воды. «Прям как в «Мимино», – подумал он и усмехнулся, представив как в проеме двери сейчас возникнет голый толстый мужик, – и хорошо, если обмотанный полотенцем.
      Скинув кроссовки, упал на кровать и закрыл глаза, пообещав себе не заснуть. «Ну чуть-чуть, только пять минуточек», – подумал он и тут же отключился.
      Из сна его вырвал какой-то шум. Денис открыл глаза и увидел абсолютно голого парня, сидящего на корточках и поднимающего что-то с пола. По-видимому, он только что вышел из душа: на его плечах блестели капельки воды, а волосы еще были влажными. Парень встал и бросил на Дениса быстрый взгляд.
      – Привет. Прости, что разбудил. Я не хотел.
      – Привет. Да ничего. Наоборот, спасибо. А то так бы и задрых одетым и немытым.
Парень выпрямился во весь рост и улыбнулся. На вид ему было примерно столько же, сколько и Денису, которому недавно исполнилось двадцать три. Денис не мог отвести от него глаз. Парень заметил это и опять улыбнулся. Одеваться он не спешил. Вел себя раскованно и очень естественно, абсолютно не стыдясь своей наготы. И имел к тому все основания. Продолжая смотреть на Дениса, спросил:
      – Что, товарищ по несчастью?
Денис решил тоже вести себя естественно и непринужденно, без стеснения. Кивнул с улыбкой:
      – Похоже.
Парень подошел к кровати и протянул руку:
      – Кирилл.
Денис быстро встал и пожал ее.
      – Денис.
Они были почти одного роста. Кирилл повернулся и пошел к одежде. Денис оценил вид сзади. «Нда, впечатляет». Надевая шорты, Кирилл сказал:
      – Оденусь, чтоб тебя не смущать.
Денис пожал плечами:
      – Ты меня не смущаешь.
Он хотел добавить: «Даже наоборот», но сдержался, потому что это было бы уже чересчур. Кирилл застегнул шорты и, пожав плечами, сообщил:
      – Знаешь, я вообще считаю, что незачем парню парня стесняться. Ну а чего? Все свои.
Денис ухмыльнулся и кивнул:
      – Ну, действительно, чего стесняться?
И добавил:
      – Особенно, когда есть что показать.
Оба засмеялись. Контакт был установлен.
      Денис достал из рюкзака зубную щетку и пасту.
      – Пойду тоже помоюсь, – сообщил он. Кирилл кивнул:
      – Давай.
Сказав это, он упал на кровать и уставился в экран смартфона.
      Выйдя из душа, Денис застал его в том же положении.
      – Слушай, – сказал Кирилл, оторвавшись от телефона. – Ты голодный?
Денис пожал плечами.
      – Как смотришь на то, чтобы сходить поужинать? Тебе до рейса сколько еще?
Денис посмотрел на часы.
      – Восемь часов.
Кирилл удивился.
      – Мне семь. Куда летишь?
      – В Париж.
      – А я к родственникам в Штаты. С пересадкой в Париже. Черт бы взял этих диспетчеров!
Денис засмеялся:
      – Тогда мы точно никуда не улетим.
Кирилл хмыкнул.
      – Ну да. Так как насчет поужинать?
Денис кивнул:
      – Давай.
      В ресторане народу было немало: начался туристический сезон, и отель быстро заполнялся. Сели за свободный стол у окна. Смеркалось. Небо было затянуто легкими облаками. Где-то вдалеке слышался гул самолетов.
      Денис был геем, на тот момент одиноким. Не везло ему с отношениями: вот вроде все в парне подходило – и внешность, и внутренность, и контакт был – а не складывалось. Не было взаимного притяжения. Или было, но одностороннее. Нет, не то, которое называется похотью, – другое. Денис был красивым парнем, о которых говорят «все при нем»: его зеленые глаза и симпатичное лицо в сочетании с отличной фигурой привлекали внимание многих. Но, как оказывается, для счастья этого мало. Денис давно принял эту банальность и плыл по течению, ожидая своего Случая. Он очень хотел любить и быть любимым, и отчего-то был уверен, что когда-то ему обязательно повезет.
      Говорили обо всем и ни о чем – обычный, ни к чему не обязывающий, разговор людей, сведенных случаем. Кирилл немного рассказал о себе: окончил институт, веб-дизайнер, собирается перебраться в Штаты, родственники обещают помочь на первых порах. Едет, как он выразился, «зондировать почву» насчет работы. В некотором смысле они были коллегами: Денис работал сисадмином в небольшой фирме.
      С Кириллом было легко и приятно. С первых же минут между ними установилась незримая связь, и Денис все больше подпадал под ее влияние. В Кирилле ему нравилось все: его голос, лицо, улыбка, то, как он говорил и даже ел с непринужденным изяществом аристократа. Это был парень-мечта. Его, Дениса, мечта. Он был заворожен и временами выпадал из реальности, уходя в созерцание и не слыша слов. В его голове роились фантазии. Такое с Денисом случалось очень редко.
      –  Ты меня слышишь? – голос Кирилла вернул его на землю.
Денис встрепенулся.
      –  Да, конечно.
      –  Я тебя спросил, почему ты так на меня смотришь.
Денис смутился, но тут же выпалил:
      – Потому что ты мне нравишься.
Это вылетело само собой, – раньше, чем он успел сообразить, что сейчас сказал. Зависло молчание. Денис смотрел в сторону, закусив губу и мысленно втянув голову в плечи. Тихий смех Кирилла заставил его поднять глаза. Кирилл улыбался.
      – Ну вот. А все так хорошо начиналось.
Денис смешался.
      – Ты хочешь сказать, что я все испортил? – спросил он.
      –  Ну, скажем, не все, –  Кирилл опять улыбнулся.
У Дениса отлегло от сердца. Он вопросительно посмотрел на Кирилла. Тот взял бокал и, глядя сквозь него на свет, проговорил:
      – Не стоит так себя настраивать.
Денис был в недоумении.
      – Ты о чем?
Кирилл поставил бокал и посмотрел в окно.
      –  Понимаешь... Я проходил это много раз. У меня есть один недостаток: я почти всем нравлюсь. Я это знаю, и для меня это не новость. Раньше я этим пользовался, но в один прекрасный день понял, что так нельзя.
      – Как нельзя?
Кирилл перевел глаза на Дениса.
      – Можно трахаться, но нельзя внушать ложную надежду, разрешать влюбиться в себя. Мне нельзя. Это неправильно, даже подло.
Дениса как будто окатили холодной водой.
      – Почему? – выдавил он.
      – Потому что люди влюбляются, начинают строить планы. А я никому ничего не могу обещать.
Кирилл смотрел уже без улыбки.
      – Хочешь начистоту? – спросил он.
Денис кивнул.
      – Поверь, у меня есть опыт, и мне знаком этот взгляд: я сразу понял, кто ты, и знаю, что ты меня хочешь. Но тут не только это: ты почти готов в меня влюбиться. Разве не так?
Денис смотрел на него, молча и не мигая. Кирилл кивнул:
      –  Я так и думал. Ты хороший парень, и я не хочу, чтобы тебе было плохо.
      –  От чего мне должно быть плохо?
Кирилл откинулся на спинку дивана.
      – Не сейчас – потом. Отчего, спрашиваешь? Оттого, что я ни с кем не могу быть долго – ни с мальчиками, ни с девочками. И ни с кем-то одним. Такая у меня особенность. Так зачем тебе это?
Теперь Денис понял. Но все же спросил:
      – А сам ты любил когда-нибудь?
Кирилл задумчиво посмотрел в окно.
      –  Любил. И это было ошибкой.
      –  Чьей? Твоей?
      –  И моей тоже.
Денис покачал головой.
      – Значит, это была не любовь. Любовь не может быть ошибкой.
Кирилл посмотрел ему в глаза:
      –  Может, поверь мне, может. Тогда она превращается в нечто совсем иное.
И неожиданно добавил:
      – Через несколько часов мы с тобой расстанемся и, быть может, никогда больше не увидимся. Я исчезну, растворюсь. В общем, считай, что я тебя предупредил. Дальше решай сам.
Но Денису было все равно...
      В номер они буквально влетели, лихорадочно срывая с себя одежду. Уже раздетые, упали на кровать, продолжая целоваться, не в силах оторваться друг от друга. Отстранившись, Денис прошептал: «Мне надо в душ». Кирилл улыбнулся: «Мне тоже. Давай, я после тебя». Все, что было потом, Денис позже описал в своем дневнике.

                ***

                Из дневника Дениса

      «В номере темно – лишь тусклый сиреневый свет неонового ночника на тумбочке у кровати рождает полуразмытые тени на стенах и потолке. Мы с тобой оба любим темноту. И не потому что стесняемся своих тел или друг друга, а потому, что темнота нас раскрепощает и заставляет двигаться почти наощупь. Вы видим не глазами, а пальцами, губами, языком – а сознание дописывает недостающее.
      Я лежу на кровати, закинув руки за голову. Слышу твои шаги. Я не вижу тебя, но чувствую, что ты уже здесь, рядом. Ты осторожно касаешься моей груди, я ловлю твою руку и целую. «Подвинься», – слышу твой шепот. Я перекатываюсь на другой край, ты ложишься рядом. Я поворачиваюсь и прижимаюсь к тебе. Целую тебя в шею, покусываю мочки ушей. Ты начинаешь подрагивать, гладя меня по спине. Обеими руками беру тебя за затылок и языком раздвигаю твои губы. Ты отвечаешь. Мы начинаем безумную игру языков, поцелуй, от которого останавливается дыхание...
      Ты лежишь на спине, вытянув ноги, я сажусь сверху и целую твои глаза, губы, подбородок. Щетина покалывает, я чувствую как твой напрягшийся член трется о мое колечко и меня это безумно заводит. Меня вообще в тебе все заводит, все – от макушки до пальцев ног. Целую твою шею, ключицы, грудь, соски, веду дорожку по твоему животу, опускаясь все ниже и ниже. Чувствую подбородком твой член. Еще ниже. Провожу языком от основания до головки. Тебя начинает бить крупная дрожь. Беру член рукой и целую головку, провожу языком вдоль уздечки и по краям, вбираю в рот целиком. Ты уже стонешь и выгибаешься. Но я жесток. Я погружаю твой член все глубже, дышу носом. Ты стонешь все громче. Но нет, я не дам тебе сейчас кончить. Еще рано. Мы меняемся ролями и все повторяется, так что актив сейчас ты. Возбуждение накатывает волнами, но мы опять не торопимся. Я шепчу: «Я хочу». Ты киваешь, подкладываешь подушку под мою поясницу. Я широко раздвигаю ноги, открывая полный доступ. Ты наклоняешься, беря меня за икры, и ласкаешь вход языком, стараясь проникнуть дальше. Пальцем массируешь внутри,  вот их уже два. Я балдею, прошу: «Да, давай!» Ты смазываешь меня и себя и медленно входишь. Мне не больно, а кайфово. Ты берешь меня за щиколотки и ускоряешь темп. Внутри у меня растекается жар. Я начинаю сжиматься и разжиматься. Теперь балдеешь ты. Темп продолжает нарастать, ты начинаешь дрожать. И тут... Ни с чем не сравнимое чувство: протяжный оргазм накатывает в тот момент, когда я судорожно глажу тебя по спине, чувствуя как работают твои мышцы. Яркая вспышка – и я бьюсь под тобой, с громким стоном выстреливая себе на грудь и живот длинную струю. Мой стон сливается с твоим: ты тоже кончаешь. Выходишь и обессилено падаешь на меня. Долгий поцелуй. Оторвавшись, переворачивашься на спину...
      Мы лежим, раскинувшись на кровати, моя голова на твоей руке. Отдышавшись, голыми шлепаем в душ. Возвращаемся на кровать. Ты рисуешь пальцем узоры на моей груди и животе, с улыбкой читаешь стихи... Теперь моя очередь.
      Мы стоим, и я медленно начинаю свою игру. Становлюсь позади тебя, целую шею и лопатки, присев, провожу языком вдоль ложбинки на спине. Ты немного наклоняешься и расставляешь ноги. Раздвигаю ягодицы и касаюсь языком твоего колечка, которое тут же сжимается. Начинаю его трахать, стараясь погрузиться как можно глубже. Ты стонешь, колени твои подрагивают. Осторожно массирую тебя внутри пальцем, нащупываю бугорок железы. Вращаю пальцем, ища точку. Опять языком. Ты уже течешь. Ставлю тебя на край кровати и медленно, очень медленно вхожу наполовину. Ты глухо стонешь. Я выхожу, чтобы дать тебе привыкнуть. Затем вхожу опять. Ты уже расслабился, и я продвигаюсь дальше. Боже, какой кайф – знать, что это ты и ощущать себя внутри тебя! Не кого-нибудь, а именно тебя – это усиливает мои ощущения стократ. Держу тебя за бедра, потом скрещиваю руки у тебя на спине. Перемещаемся на середину кровати и продолжаем. Я наклоняюсь и целую тебя между лопаток. Ты на спине, твои ноги у меня на плечах. Я целую их, прижимаюсь щекой. Беру тебя за щиколотки и складываю перед собой, пятку к пятке. Я не останавливаюсь. Уже близко... Ты неистово дрочишь себя, моя рука поверх твоей. Ба-бахх!!! Фейерверк разрывается у нас в головах. Мы опять кончили одновременно! Бедные соседи! Что они о нас думают! Но нам все равно. Мокрый, я падаю на тебя, беру твою голову в руки и целую, целую, целую твои изумительные губы...»

                ***

      Денису казалось, что он лишь на минуту закрыл глаза. Но сработавший будильник развеял его иллюзии: он проспал почти два часа. В номере он был один. На столе лежала записка: «Денечка, не грусти. Мы с тобой еще встретимся. Целую». Номера телефона не было. Денис сложил записку, посмотрел в окно и грустно улыбнулся...
      Прошло три года. За это время у Дениса были другие парни. Нет, они не были глупы или уродливы, но никто из них даже отдаленно не напоминал ему Кирилла, вызвавшего такие эмоции и разбудившего в нем такие чувства. И Денис должен был признать, что в ожерелье случайностей и встреч знакомство с этим удивительным парнем было самым заметным камнем.
      Он все еще надеялся, что Кирилл выполнит свое обещание и когда-нибудь они опять встретятся, но эта надежда с каждым днем становилась все призрачней. И вот...

                ***

      Денис. Ты где сейчас?
      Кирилл. Рядом. Посмотри в окно.
      Денис бросился на балкон. Напротив дома у обочины была припаркована белая Тойота Хайлендер. Около нее, опершись спиной на капот и скрестив ноги, стоял парень в бейсболке. В руках у него ярко светился экран смартфона, на котором он что-то набирал.
      Кирилл. Видишь меня?
      Денис. Вижу.
Кирилл посмотрел вверх и улыбнулся. Денис помахал рукой.
      Денис. Заходи ко мне. Набери на пульте 36К. Шестой этаж.
      Кирилл. Успеется. Спустишься?
      Денис. Да, я сейчас. Только не исчезай.
      Кирилл. Не исчезну. Давай, жду.
      Денис заметался по комнате, спешно одеваясь. Захлопнул ноутбук, схватил ключи,  телефон, погасил свет в квартире и выскочил за дверь. Вылетев из подъезда, он остановился как вкопанный: белой Тойоты как не бывало! Никого! Денис не мог поверить своим глазам. В полной растерянности он потер ладонью лоб. «Кирилл, Кирилл! Ну, за что ты так со мной?! Что я тебе сделал?» И тут на плечо Дениса легла рука и знакомый голос тихо произнес: «Денечка. Я тут». Денис порывисто обернулся и встретил смеющийся взгляд серых глаз. Ребята обнялись. Кирилл улыбался во весь рот: «Хотел сделать тебе сюрприз». Денис спросил с надеждой: «Побудешь? Или опять сбежишь в сиреневые дали?» Кирилл засмеялся: «Побуду. Поехали, я тебе все расскажу».
      Машина стояла за углом. Двери захлопнулись с глухим стуком, и сумрак салона скрыл их от любопытных глаз... Наконец, разорвав поцелуй, Кирилл включил зажигание.
      – Поехали.
      – Куда?
      – Увидишь.
      Они неслись в розовато-серых вечерних сумерках, и апрельский ветер сдувал на лобовое стекло сережки тополей. Кирилл все говорил и говорил. Рассказывал о своей жизни и работе там, за океаном, где все иначе, чем тут. Наконец машина остановилась перед воротами в глухом кирпичном заборе. Кирилл набрал код на дистанционном пульте, и ворота медленно открылись. Взору Дениса предстал особняк.
      – Где мы?
      – Это дом моих родителей. Их сейчас нет, так что нам никто не помешает.
      Вечер плавно перетек в ночь... И когда расслабленные, они лежали, раскинувшись, на широкой кровати, Денис провел пальцем по губам и щеке Кирилла и сказал просто:
      – Я люблю тебя.
Кирилл повернулся на бок и обнял его. Лизнул ухо.
      – И я тебя. Но... ты же знаешь: я не смогу быть полностью твоим.
Денис вздохнул.
      – Знаю, но все равно люблю.
И, помедлив, попросил:
      – Не исчезай. Пожалуйста.
Кирилл навис над ним, опираясь на прямые руки. Поцеловал и, глядя в глаза, серьезно сказал:
      – Не исчезну. Не для того я тебя искал.
 
24 марта 2017 г.

Обложка Вячеслава Санина


Рецензии
Привет славный автор!
………….пытаюсь подобрать верные слова……, погрузиться в сказку полезно в любом возрасте, но, когда он «зашкаливает», это вдвойне приятно, конечно, повторить то, что прочитал может быть и не удастся, а вот блаженно улыбаться и попытаться что-то подобное отыскать в своей памяти, очень приятно.
Удач, Сами.

Друг Сами   29.04.2019 23:03     Заявить о нарушении
Рад, что заставил тебя улыбнуться. ) И хорошо, когда есть что вспомнить, правда?)
Спасибо, дорогой. И тебе удачи!)

Андрей Волошин   30.04.2019 02:23   Заявить о нарушении