Детсад

Детсад

    Детский сад, - это детское учреждение, в котором наши дети растут, цветут и пахнут. Для того чтобы, наши дети туда попали, это надо что-то сделать, одной записи, что вы нуждаетесь, поверти мало. В стране повального дефицита, не только рыба сёмга, как продукт питания, или автомобиль, средство передвижение, но и некоторые услуги, тоже не для всех. Дети у всех, а детских учреждений не хватает. Нет, я всё понимаю, - женщины работают, слава богу, мы не знали в те годы, что такое безработица. За детьми нужен уход, бабушки тоже работали, значит, ведём в казённый дом, - детский садик. Мой третий зять так называл, тюрьму и армию, можно детский садик также назвать. С единственной оговоркой, - вечером каждого дня любящие родители забирают своих чад, а по выходным вообще не отводят. Всё равно это такой же казённый дом, очень временного содержания.


     Богатые родители найдут способ отблагодарить заведующую детским садом, а та в свою очередь кого посчитает нужным из персонала. С «бедными» родителями приходится повозиться, но стоит, потому что их больше. Возня стоит свеч, кроме того, что будет что-то сделано или «приобретено», начальство получит самые необходимые для него «витамины», - признание его всемогущества. Это примерно так же как, цветовая дифференциация штанов в фильме, - «Кин-Дза-Дза на планете «Плюг»». Несмотря на то, что наши избранные не носят малиновых штанов, но почувствовать, что перед ними ползают на карачках, а они могут плевать на остальных, и таким образом получать удовольствие, оправдывает некоторую возню. Многие люди могут подумать, что это стало возможным только теперь, а раньше всё было иначе и лучше? Уверяю вас это не так, людей получающих удовольствие при унижении других людей, всегда было достаточно. Такое положение будит сохраняться, до тех пор, пока не изживёт себя понятие, - власть имущие люди. Я не призываю к анархии, управление и управленцы быть должны, главное, уметь их урезонить, а это должен делать каждый свободный человек. Иначе, - век свободы не видать.


    Своего сына мне не пришлось устраивать в детский сад с таким же трудом как дочку. Повезло,  организация, в которой я работал, предоставляли место в том детском саду, который находился прямо возле дома. Убирать, копать и красить пришлось,  конечно, но это было не в тягость, я бы даже сказал в радость. Представьте, я сам без знакомства и взяток устроил своего сына в детский сад, и его не надо будет никуда возить. Потом всё как обычно, простуды, грыжа, но один раз случился не обычный случай. Моему сыну сломали руку, в этом самом детском саду. Случаи бывают разные, в том числе и несчастные, это можно понять и даже простить, но этот случай был иного характера, и не заслуживал прощения. Он был вызван высокомерием, и неуважением людей. Я просто как человек не мог оставить его без внимания, а как отец и без ответных действий.


   В этот день, ко мне должен прийти товарищ, сразу после работы, за чертежами которые я ему чертил к его дипломной работе. Только поэтому я не пошёл в детский сад за сыном. Сына пришлось забирать моей жене, она привела его заплаканного с замотанной в какую-то тряпку рукой. Из её объяснений я ничего не понял. Только в детской поликлинике сделав рентген, выяснили, - перелом. Жена начала причитать, угрожая: «Завтра пойду, всех придушу и всё сломаю». Я понял, что мне надо идти самому, жертв будет меньше, а прока больше. Утром сбегал на работу отпросился и пришёл в детский сад к заведующей.


     Оказалось, что вчера, это молодая коммунистка собрала весь без исключения персонал. Для торжественного промывания мозгов, в честь очередного красного праздника. Оставив детей в группах совершенно одних, без присмотра. Дети начали баловаться, рука моего сына попала между кроватей, на него кто-то прыгнул сверху, вот так сломали руку. Весь день он провёл в кабинете медсестры, которая не оказала никакой медицинской помощи, не обратилась ни в травматологию, ни в скорую помощь. Я не стал интересоваться причинами такого не квалифицированного решения медицинского и вообще персонала детского сада. Попросил заведующую и медсестру написать для меня объяснительные записки, где, когда, что произошло с указанием фамилий должностей и времени. Молодая, но очень властная заведующая, не только отказалась мне что-либо писать, но даже разговаривать со мной. Вот так, не прощаясь, мне пришлось выйти из детского сада ни с чем.


    Когда не знаешь, как поступить, надо сесть и подумать. Это было временным отступлением, не имея никаких планов, я сел в трамвай и поехал в центр города. Где-то там находился отдел народного образования, в подчинении которого был этот детский сад. Довольно быстро я нашёл этот отдел и обратился к пожилой, но очень волевой сотруднице по детским садам. Спокойно выслушав мои высказывания о коммунизме и о том, что здоровье моего сына мне дороже, любых бредовых идей. Это сотрудница спокойно, спросила, на каком виде транспорта я приехал, была удивлена, что на трамвае. Предложила мне, опять посетит детский сад, но уже вместе с ней. Мы сели в трамвай, который быстро домчал нас до конечной остановки, а там до детского сада рукой подать.


      Когда мы вошли и стали подниматься по лестнице, сотрудница Районного Отдела Народного Образования, попросила меня подождать в коридоре. Я согласился и даже спустился с лестницы и стал смотреть в окно и слушать, как идёт артиллеристская подготовка моего наступления. Слов было не разобрать, но эта маленькая пожилая женщина, очень громко отчитывала заведующую, не давая ей сказать даже слова. Когда артподготовка была окончена на встречу ко мне без белого флага вышла вся в слезах заведующая, которая предложила мне переговоры. Я отказался, потому, что с таким же предложением приходил к ней утром, но она отказалась. Теперь считал, что могу отказаться я. Заведующая предлагала мне любую компенсацию. Я соглашался только на излом её руки. Она поинтересовалась, почему я такой не сговорчивый? Мой ответ был сильно унизительным для неё: «У вас очень кривые ноги, я вообще не хочу с вами разговаривать».


    Прощаясь со мной, женщина из Районо, заверила меня, что она не уйдёт из детского сада пока не получит объяснение в письменной форме от заведующей и медсестры. Получить эти объяснения я смогу от заведующей, которая вам их принесёт лично. Правда если я хочу их заверить в Районо, мне надо будет самому приехать туда. Провожая меня, эта женщина поинтересовалась, для чего нужны мне эти письменные объяснения? Для суда, если выздоровление моего сына пойдёт ни так хорошо и быстро. Каждый день моего сына с гостинцами навещали заведующая и медсестра, а моя жена сидела с ним дома. Они обещали отвести в детском саду отдельное помещение, где за ним будет ухаживать один специальный человек. Как я понял, заведующая хотела поручить, всё это медсестре. Больше всего они боялись суда и вычета за больничный лист жены по уходу за ребёнком. Они же не знали, что моя жена вообще не работала, а сидела дома. Объяснительные записки они написали, я не стал их нигде заверять, потому что дело шло на поправку, зачем людям голову морочить. Заведующая детским садом неоднократно звонила в отдел кадров моей работы, и всё время хотела узнать, а кто я такой? Я подсказал начальнику отдела кадров, постоянно отвечать однообразным ответом: «Он, - отец своего сына»! Не знаю, удовлетворил её такой ответ или нет, но ни звания, ни должности у меня особой не было, так простой инженер конструктор.


   Второй раз мне пришлось столкнуться, на принудительном родительском собрании, о нём не было объявлений, никто к нему не готовился. Всё происходило как при нападении Германии на СССР, хотели захватить врасплох. Родители после работы торопились домой, а вместо этого,  их усадили в зимних шубах, на низенькие скамеечки в большом зале в котором полы были с подогревом. Сознание людей плавилось как сливочное масло на горячей сковороде. По лицам уставших родителей стекал пот. Как я полагаю на это и был расчёт. Всем хотелось как можно скорей покинуть помещение, в котором нижнее бельё не только прилипало к телу, но его уже можно было выжимать. На улице стоял мороз около 30 градусов, тем, у кого путь домой был долгий, грозило простудиться. Наконец родителей всех групп согнали в кучу и собрание началось.


   Вступительное слово сказала мне уже знакомая заведующая детским садом, рассказывая всем, как хорошо идут дела, каких больших успехов достиг руководимой ею коллектив. Вторым оратором выступил «дрессированный» родитель, прекрасно одетый, а не в шубе, с гладко выбритым до синевы лицом. Он один был готов к этому собранию, его можно было сравнить с тигром, выпущенным из клетки для выступления на этой арене. Словам благодарности, обращённых непосредственно к заведующей от имени родителей, невидно было и конца.

   Некоторые родители от сладких речей и теплоты полов начинали засыпать, не стесняясь закрывать глаза на лживые речи. В окончании своей речи, «дрессированный» родитель предложил засыпающим родителям всем подписать бумагу в Районо, что якобы они не согласны с жалобами, поступающими в этот отдел. Мало того, все собравшиеся родители, обязуются больше никогда, никаких жалоб больше не писать, а если таковые появятся не принимать их во внимание. Народ замер и перестал храпеть, выступавший просил высказаться по данному вопросу. Он сам просил, я не виноват.

Я встал и начал высказываться:
- Я, совершенно согласен с предыдущим оратором, никаких жалоб писать не надо. В то время когда в стране началась борьба с бюрократией, мы будем её плодить своими руками? Будем писать сами, а нам в ответ будут писать другие.
- Я не вижу смысла писать разные оправдательные бумаги и собирать подписи родителей, только в одном детском саду. Представьте себе, что в других детских садах, будут писать жалобы и реагировать на них. Тогда наш детский сад падёт под подозрение. Писали, писали и вдруг перестали, это причина для ревизии.
- Я думаю, что проблему с запретом на жалобы надо сделать всеобъемлющей. Обратится в Верховный совет, с предложением раз и навсегда перестать принимать жалобы, куда бы они ни подавались, суды, советские органы, партийные и профсоюзные комитеты.
- Можно не ограничиваться, жалобами перейти напрямую с любыми заявлениями от граждан. Представить себе трудно, сколько столоначальников, - бюрократов лишиться работы и перейдёт в сферу производительного труда.
- Предлагаю никаких бумаг не сочинять, подписей не собирать, а прямо здесь, высказать, руководству детского сада, всё, что каждый из вас пожелает. Остаётся только поблагодарить заведующую и прочих активистов за предоставленную возможность.


   Последнюю фразу, наверное, я сказал зря, потому что каждый из собравшихся родителей, попытался высказать, своё неудовольствие. Разумеется, ни у кого из родителей не было такой подготовки, как у «дрессированного» оратора. Собравшиеся родители высказывались долго в разнобой, кому-то не нравилась селёдка со свеклой, кому-то влажные простыни. Никто не поддержал меня, мне не нравились коллективные заявления о том, как у нас всё хорошо. Я всегда считал, что кое-что у нас хорошо, а кое-что у нас отвратительно. Особенно когда, нас считают за серую податливую массу стоит только подсунуть бумагу, торопящемуся домой человеку, он подпишет любую.

    Вообще я не люблю коллективных решений и колхозов в особенности, они себя не оправдали. Ничьё, а общее, порождает бесхозяйственность, снижает ответственность, гарантирует безнаказанность. Там где принижается личная ответственность, начинается разложение личности. Личность разлагается до такой степени, что даже не может заявить своих прав, не в состоянии сама себя защитить. До сих пор у нас далеко не каждый может сказать правду в глаза вышестоящему начальству, стараются лишний раз промолчать. Терпели и будут терпеть унижения, по разным причинам. Иногда люди спрашивают, а когда мы будем жить хорошо? Я всегда отвечаю: «А вот тогда и будем, когда каждый осознает, может ли он называть себя личностью, нужным специалистом, опорой и защитой для других людей, хотя бы близких. Или мы еще недоросли до этого и находимся в детском саду для взрослых»???


Рецензии