Корни

"…Знала ли что? Или в бога ты верила?
Что там услышишь из песен твоих?
Чудь начудила, да меря намерила
Гатей, дорог да столбов верстовых … "

Обширная  территория  междуречья  Мологи и Шексны и её северо-восточная окраина, наша малая родина, в разное время называлась Моложским краем, Княжеством Моложским, Мологским уездом и  Ермаковским районом  Ярославской области .
 В древности здесь проживало финно-угорское племя весь ( предки современных вепсов - чухарей) растворившееся в мощном славянском потоке  и  оставившее  о себе память в названиях  селений,  рек и озёр.
Слово «ягорба» - вариант  слова «ягра»,  означавшего у древних славян яму с водой,   происходит  от финского слова «jarvi» -  озеро (кстати, озеро рядом с селом, на старинных  картах  так и обозначалось  -  Ягра.)

В конце IX-X века с юга ,с Верхней Волги - по Шексне, и с севера ,из Старой Ладоги - по Свири и Онежскому озеру , сюда стали  пробираться древние славяне , устраивая в местах слияния рек  торжища, постепенно превращавшиеся в подконтрольные Новгороду  сёла и  городки  со смешанным  славянским и ассимилированными  местным  населением .
               
Со второй половины X века  центром  северо-восточных  княжеских владений  , известных как Ростовская земля, а позднее как Ростово-Суздальское княжество — основа  современной России , становится город  Ростов. Ко времени ростовского княжения Ярослава Мудрого   (с 989 по 1011год)   начинается быстрый рост главных  административных , экономических и культурных центров края -   городов Ярославля и Мологи  .

Первое  летописное  упоминание ,  касающееся  нашей малой родины - поселений на Шексне ,относится к 1071 году .
В «Повести Временных лет» читаем :
«Когда однажды был голод в Ростовской земле, явились два волхва из Ярославля, говоря: «Мы знаем, кто держит обилие», и пошли по Волге; куда приходили на погост, тут называли богатых женщин, говоря, что эта держит жито, а эта – мед, эта – рыбу … и убивали многих женщин и имущество брали себе. И пришли на Белоозеро, и было у них людей триста. В это же время случилось придти (сюда) от Святослава для сбора дани Яну, сыну Вышаты. Сказали ему белозерцы, что два кудесника избили многих женщин по Волге и по Шексне и пришли сюда».

Приходя в погосты, волхвы убивали «лучших жен», очевидно, женщин из семей местных старейшин, обвиняя их в том, что они колдовством вызвали голод. Узнав об этих событиях на Белоозере, Ян Вышатич попытался схватить волхвов, но ему не удавалось этого сделать, причем в схватке был убит сопровождавший Яна священник («попин Янев»). В конце концов , Ян вынудил белозерцев выдать ему волхвов. Плененные волхвы и захвативший их киевский боярин ведут яростный спор о том, кто посылает на землю голод, как был сотворен человек, кто правит миром — христианский бог или языческие божества.
Религиозный диспут завершился трагической развязкой — со словами «мстите своих» Ян отдал волхвов родственникам убитых женщин, и те повесили их на дубе.

Город  Молога впервые упомянут  в летописи  в 1149 году , когда великий князь Киевский Изяслав Мстиславович, воюя с Юрием Долгоруким— князем Суздальским и Ростовским сжег все города Ростово-Суздальского княжества, но вот с Мологой вышла осечка - поднялась Волга и затопила все окрестные поля и дороги.
«Уже бо бяше под весну и кони бродяху по Волзе и ио Молозе по черево и похромоша…»
Киевская дружина  «похромоша» отправилась домой, а основатель Москвы Юрий Долгорукий , чудесным образом, был спасен. Есть какая-то горькая ирония  в том, что первое летописное упоминание о городе практически полностью совпадает по смыслу и с последним упоминанием о Мологе - с той лишь разницей, что благодарные потомки Долгорукого затопили уже саму Мологу.
Дальше всё шло как в стихотворении  А.К.Толстого.

"…Умре Владимир с горя,
Порядка не создав.
За ним княжить стал вскоре
Великий Ярослав.

Оно, пожалуй, с этим
Порядок бы и был,
Но из любви он к детям
Всю землю разделил.

 Плоха была услуга,
А дети, видя то,
Давай тузить друг друга:
Кто как и чем во что.

Узнали то татары:
«Ну, — думают, — не трусь!»
Надели шаровары,
Приехали на Русь…"

По смерти, в 1321 году, ярославского князя Давида сыновья его, Василий и Михаил, разделили ярославское княжество: Василий, как старший, наследовал Ярославль, а Михаил получил удел на р. Мологе, которым его потомки владели до Ивана III (1471 г.).

При устье реки Мологи были срублены крепость и княжеские палаты, в которых поселилось княжеское семейство. Известно, что крепость опоясывал земляной вал, изображение которого стало составной частью герба города Мологи.
Моложское княжество было небольшим, кроме одноимённого города в него входили нынешние города Весьегонск (в Тверской обл.) и Устюжна (в Вологодской обл.). Вдоль Волги Мологские владения простирались от нынешнего пролива между Юршинским островом и материком до нынешнего города Мышкина, включая земли северо-западной окраины Рыбинского района.

При князе Михаиле Моложском в 50 верстах от устья реки Мологи в древнем Холопьем городке возникла международная ярмарка с меновой торговлей. История её возникновения, о которой спорили иностранные писатели и путешественники в XVI веке, загадочна и длинна. Позже по разным причинам эта ярмарка переводилась в другие города и окончательно обосновалась на Окской пойме Нижнего Новгорода. То есть Холопья ярмарка является прародительницей знаменитой Нижегородской ярмарки.

В 1238 году на территории  княжества произошла Битва на реке Сити — первое крупное сражение русских дружин с монголо-татарскими войсками. После этого-то неудачного для русских побоища Русь, раздробленная на многие уделы, подпала на два с половиной столетия под иноземное владычество.

Дружина мологжан 8 сентября 1380 года участвовала в Куликовской битве. Князья Феодор и Иван Михайловичи Моложские вместе с князем Василием Васильевичем Ярославским и боярином Львом Морозовым сражались на левом крыле русского войска. В этой битве Иван Михайлович Моложский погиб. В отличие от Ситского побоища битва на Куликовом поле завершилась победой русского войска.

После того как Моложское удельное княжество вошло в состав русского государства, кроме упомянутой ярмарки, особенных замечательных событий не было; по крайней мере летописные сказания вовсе молчат о них.
Из начала XVII века  известно , что в 1609 году  жители Моложской страны имели несчастие изменить царю Василию Шуйскому, но вскоре одумались и опять присягнули ему же .

В 1617 году, при царе Михаиле Федоровиче, жители Ярославля, Мологи много горя претерпели  от набегов Литвы и русских изменников .
"...Вернулися поляки,
Казаков привели;
Пошел сумбур и драки:
Поляки и казаки,
Казаки и поляки
Нас паки бьют и паки;
Мы ж без царя как раки
Горюем на мели..."

К  этим смутным временам  относится первое  письменное  упоминание  о нашем селе.
Архив П.М.Строева  №   184.
1614 г., мая 27.Отписка Белозерского воеводы Петра Ивановича Чихачова о невозможности доправить деньги с крестьян Ягорбкой волости по случаю пребывания в ней черкас и казаков.
« Государю царю и великому князю Михаилу Фёдоровичу всея Руси холоп твой Петрушка Чихачов бьёт.
В нынешнем , государь, во 122-м году ,мая 27день ,прислана ко мне, холопу твоему, твоя государева царёва и великого князя Михаила Фёдоровича всея Руси грамота из приказу Большово Дворца за подписью твоего государева диака Патрекея Насонова,а по той твоей государевой грамоте велено мне,холопу твоему, сыскати Офонасья Алалыкина в Ягорбкой волости, а сыскав,велено его, Офонасья разпросити, коею он мерою твоим государевым сенными дньгами замотчал ; да будет он, Офонасей , замотчал тем забором за крестьянским ослушанием, и мне, холопу твоему, велено ему, Офонасью дать стрельцов, да те деньги велети ему в той Ягорбской волости на крестьян доправити, а доправя, велено мне, холопу твоему, с теми деньгами его, Афонасья, прислать к тебе, государю, тотчас ; а будет он, Афанассей, в той Ягорбской волости и был,а тех твоих государевых денег за крестьянским осушанием не доправил ничево, и те деньги велено мне, холопу твоему, той Ягорбской волости  на крестьянах доправити, а доправя, отписати и деньги и сыск прислати к тебе, государю, и отдати в приказ Большово Двора.

И Офонасей , государь , Алалыкин на Белоозере был и в ту  Ягорбскую волость  з  озера  съехал до моего, холопа твоего, приезду и по ся мест стояли безпрестанно Литва, Черкассы, и Русские воровские люди, и многие атаманы и казаки, и ныне стоят мне, холопу твоему, для сыску про того Афонасья Алалыкина и тех твоих государевых денег по крестьян в той Ягорбской волости посылати нельзя. А как, государь , из той волости казаки выедут , и я , холоп твой, в той Ягорской волости для сыску про Офонасья Алалыкина и тех твоих государевых денег по крестьян пошлю тотчас."

На обороте: Такова  отписка послана к государю с розсыльщиком с Кузьмою Гавриловым, июня в 13 день.»
Путано пишет, холоп . Михаилу Фёдоровичу  , видимо, придется «сенные деньги» списать. Нам же важна дата, указывающая на существование села в XVI  веке.

Следующее упоминание Ягорбы в архивных документах относится к 1666 году.
В этом году   патриарх Никон предал анафеме раскольников, положив начало церковного раскола на Руси ,а  через год  состоялся суд над самим  патриархом Никоном, лишивший его  патриаршества.
Ягорский  поп  Пётр и поп Борис пугаются таких событий и делают видимость какой-то работы  на местах.

« Лета 7174 году февраля в 19 день по указу великаго господина Симона Пошехонские десятины села Ягорбы закащик Никольский поп Пётр Антипьев допрашивал села Захарьина Вознесенского попа Бориса, сколько отроков и двоеженцев троеженцев и почеревных и похороненных по святой непорочной евангельской Христове заповеди, еже ей, ей.
И он, поп Борис сказал по священству: отроков у меня было в нынешнем году платежном 173-м и 174-м отроков десять, а двоеженцев и троеженцев у меня нет, и почеревных и похороненных тоже нет. То моя и скаска. а скаску писал своею рукою поп Борис».

Из описи, составленной между 1676 и 1678 гг. стольником М.Ф. Самариным и подьячим Русиновым видно, что Молога в это время была дворцовым посадом, что в ней находилось тогда 125 дворов и в том числе 12 принадлежавших рыбным ловцам, что эти последние, сообща с ловцами Рыбной слободы (города Рыбинска), ловили красную рыбу, доставляя к царскому двору ежегодно по 3 осетра, по 10 белых рыбиц и по 100 стерлядей.

При Петре I , из земель, лежащих по Шексне, была образована Пошехонская провинция Санкт-Петербургской губернии. По ревизии 1710 года в провинции насчитывалось 16 тыс. крестьянских дворов.
"Перепись 1710 года. Санкт-Петербургская губерния, Пошехонский уезд ,дворцовая Ягорбская волость."
Село Егорба крестьянских 50 дворов
деревня Заозерье 4 двора
деревня Терино 16 дворов
село Копорье крестьянских 20 дворов
деревня Копорье крестьянских 23 двора
деревня Гушиха 17 дворов
деревня Шига 6 дворов
село Пельнево крестьянских 33 дворов
деревня Парсоново 4 двора
деревня Козьмово 14 дворов
деревня Космо 12 дворов
деревня Кергуй 14 дворов
деревня Замошье 22 двора.
Всего в вышеописанной волости крестьянских 235 дворов.

Из переписи видно ,что в 1710 году вся Ягорская волость была дворцовой, то есть принадлежавшей лично семье императора.
Дворцовые ( государственные , с 1797 года - удельные ) крестьяне обеспечивали содержание двора и дворцового хозяйства. Они находились в более выгодном положении, чем помещичьи  крепостные люди, пользовались большей свободой, были  активней. Обычно  их повинности ограничивались натуральным оброком и выполнением ряда работ на нужды дворца. Например, они должны поставлять на собственных подводах провиант, строительный материал и др. Над ними не было столь жесткого контроля, как над крестьянами в поместьях дворян. Помещики были заинтересованы в наиболее эффективной эксплуатации податного населения (драли шкуру), так как это был единственный источник их существования.

Когда и как произошла  "частичная приватизация"  ,сколько десятин ягорской земли  и  крестьянских душ охватили помещики - не ясно, но в  1853 году   землёй и крестьянами  в Ягорбе владел  уже не только Департамент уделов  Министерства императорского двора, но отдельные помещики.
Из восьми моих  ягорских прабабок, только  одна происходила из  государственных  крестьян ,  остальные семь – из  помещичьих (владельческих)

ЯГВ. № 19 от 19.05.1853 г., стр.170.
Размежевание дач по Мологскому уезду.
«…Село Ягорба с деревней Шигай 3807 дес. 462 саж., наволок Подберёзки 1 дес.,1830 саж., наволок Подберёзники 142 саж.
Собственники:
Майорша Комаровская,
Полковник Гевлич,
Поручица Певицко-Боровицкая,
Губернский секретарь Булгаков,
Титулярная советница Кушкова,
Поручик Родожицкий,
Майорша Каратаева,
Наследники лейтенанта Саблукова,
Мещанин Орлов,
Государственные крестьяне…»
Сравните этот списком со списком собственников земли 1903 года  из предыдущей главы.

Слушая рассказы ягорских долгожителей  о «старине» , узнать можно было многое. Дед Миша Галанин,  прочитав ещё в начальном народном училище ,запавшую в его голову патриотическую брошюрку «Рука Всевышнего отечество спасла» , как очевидец рассказывал мне про Сусанина и поляков.
Старики рассказывали о встречах с царями, о ягорских шутах и богатырях, о пожарах и наводнениях - врали ,при этом ,безудержно.

Не слышал я только ,кажущихся обязательными, легенд о добром или  злом барине  -пьянице и охотнике, о дворовых девках , о роскошных усадьбах , о крестьянских бунтах и проч.проч.проч.             
Баре легенд о себе не оставили , ягорские дворяне ,кроме Гевличей ,были не столбовые - служилые , мелкотравчаты, дикие и  не куртуазные. Не было в округе и помещичьих усадеб ( в  революцию жечь и грабить было нечего) и  память о барах   сохранилась только в ягорской топонимике – поля  рядом с деревней назывались «Барщиной».
Не было в селе барских  усадеб – не было  среди односельчан   ленивой  и  развращённой барской дворни .
Это второй важнейший фактор в  формировании ягорской ментальности 

Справка :
 «Дворянство обладало следующими привилегиями: правом владения населенными имениями (до 1861),свободой от обязательной службы (в 1762—1874), позже была введена всесословная воинская повинность, свободой от земских повинностей (до 2 половины XIX века),правом поступления на государственную службу и на получение образования в привилегированных учебных заведениях, правом корпоративной организации. Дворяне не могли подвергаться телесным наказаниям, как по суду, так и во время содержания под стражей.

Потомственное дворянство -  в 1722—1845 годах давалось за выслугу первого обер-офицерского звания  на военной службе, чина коллежского асессора на гражданской или  при награждении любым орденом Российской империи.
В 1845—1856 годах — за выслугу чина майора и статского советника, и за награждение орденами Святого Георгия, Святого Владимира всех степеней и первыми степенями других орденов.
В 1856—1917 годах — дворянство давалось дослужившимся до чина полковника, капитана 1 ранга, действительного статского советника.
Потомственное дворянство передавалось по наследству и в результате брака по мужской линии. Каждый дворянин сообщал своё дворянское достоинство жене и детям. Женщина же дворянка, выходя замуж за представителя другого сословия, не могла передать права дворянства мужу и детям, но сама оставалась дворянкой.

Личное дворянство — дворянство, полученное за личные заслуги,  приобреталось:
пожалованием, когда какое-либо лицо возводилось в дворянство лично не по порядку службы, а по особому высочайшему усмотрению;
чинами по службе — для получения личного дворянства необходимо было дослужиться на действительной службе: гражданской — до чина 9-го класса (титулярный советник), военной — первого обер-офицерского чина 14-й класс (корнет, прапорщик).
пожалованием ордена — при пожаловании ордена Святой Анны, Святого Станислава, Святого Владимира. Лица купеческого звания, пожалованные российскими орденами, также признавались личными дворянами. В дальнейшем для лиц купеческого звания путь получения личного дворянства через пожалование орденами был закрыт, и за ними признавалось только личное или потомственное почетное гражданство.
Личное дворянство передавалось браком от мужа к жене, но не сообщалось детям и потомству. Наибольшее количество личных дворян было среди офицеров среднего звена и чиновников.

В Ягорбе было ,аж восемь  помещиков:

1.Полковник Гевлич Ксенофонт Павлович (1792- 1867).
Представитель дворянского рода, чей  предок Кондратий Гевлич выехал в 1678 г. из Польши в Малороссию; служил в малороссийских казачьих войсках. Определением Правительствующего Сената от 17 мая 1855 года, утверждены постановления Ярославского дворянского депутатского собрания о внесении во вторую часть дворянской родословной книги полковника Ксенофонта Павловича Гевлича, по личным его заслугам, вместе с женой Анной Павловной и детьми их, сыновьями: Александром, Павлом, Дмитрием и дочерьми: Марией и Софьей.
Брат :  Гевлич Авксентий Павлович 1790-1861 Оренбургский  и  Симбирский губернатор.
Сын : Гевлич  Дмитрий Ксенофонтович (1837—1913) - тайный советник, предводитель  дворянства Пензенской губернии , член  Государственного Совета.
2.Поручица Певицко-Боровицкая.
Достаточно часто встречающаяся дворянская фамилия, и как в нашем случае, в основном её женский вариант – одни бабы. Певицкая-Боровицкая   упоминается в книге «Весь Петербург», 1912. Певицко-Боровицкие упоминаются  в  «Русском провинциальном некрополе»
Дом Т. И. Певицкой-Боровицкой . С.П.Б.,  ул. Чайковского, 21 - Литейный пр., 8. Построен в 1830 г. Как раз напротив Большого дома.
3.Майорша Комаровская.
4.Майорша Каратаева .
5.Титулярная советница Кушкова.
Пожалуй, ни чем не примечательные вдовы ,и ни какой информации о них нет.

Справка : « Чин IX класса нам более других известен по литературе и искусству. Благодаря популярному романсу Даргомыжского ,начинающемуся словами: «Он был титулярный советник, она – генеральская дочь», чин этот многим кажется совершенно ничтожным, поскольку женитьба на дочери генерала остается несбыточной мечтой героя.

На пути к потомственному дворянству лежала незримая преграда, преодолеть которую разночинцу-чиновнику было чрезвычайно трудно; дворянство остерегалось чрезмерно пополняться за счет незнатных. Характерные фигуры «безродных» титулярных советников в русской литературе – гоголевский Башмачкин («Шинель»), Макар Девушкин в «Бедных людях» Достоевского, отставной титулярный советник Мармеладов в «Преступлении и наказании». Все они люди бедные и забитые, к тому же им уже за сорок лет.

Далее следуют дворянские  фамилии, которые встречаются в переписи 1897 г. , но их обладатели  внесены в неё, уже  как мещане и крестьяне.
 6. Поручик Родожицкий.
Фамилия , часто встречающаяся в  документах , относящихся ко всему Мологскому уезду. Видимо, дворян Радожицких в уезде было не мало. Известны поручик Александр, подпоручик Тимофей, канцелярист Захар Тимофеевы Радожицкие. В метриках Крестовоздвиженской церкви за 1896 год  встречается  уже Александр Иванович  Радожинский -  мологский мещанин. Вполне возможная трансформация. А дальше понеслось так, что мой папа встретил в 1939 году внука этого Александра Ивановича – Константина , аж  на Камчатке.
Как говорил папа : «Константин был парень проворный – торговал в  военторге.»

РбФ ГАЯО. Ф.210. оп.2. д.172. Метрическая книга церквей Мологского уезда. 1845 год.
Воскресенский собор г.Мологи.
Запись о браке.
Жених - Мологский 3-й гильдии купец Пётр Епифанов Ерёмин, 31 год.
Невеста - девица Васса Иванова, дочь штабс-капитана Ивана Тимофеева Радожицкого*, 27 лет.
Поручители по жениху: Мологского Земского Суда исправник - майор Яков Ипполитов Михайлов,
Подпоручик Нижегородского пехотного полка Николай Иванов Попов.
Поручители по невесте: Губернский секретарь Алексей Васильевич Приоров и Губернский Секретарь Иван Александров Соболев.
* Возможно предположить, что Иван Тимофеевич Радожицкий является родственником знаменитого Ильи Тимофеевича Радожицкого http://afonin-59-sal...ansk/120128.htm

 РГАДА. Ф.1354. оп.604. Часть 1, 2. Планы дач Генерального и Специального межевания. Ярославская губерния. Мологский уезд. 1769 -1912 гг.
Среди собственников земли по с.Ягорба упоминается Мологский мещанин Александр Радожицкий.
По селу Покровскому на Шексне - Коллежский секретарь Захар Иванович и его жена Александра Алексеевна Радожицкие, жена поручика Мария Сергеевна Радожицкая (поручик Александр Иванов Радожицкий).

 ГАВО.Ф.496.о.18.д.6
МК Троицкой Мороцкой Ц.череповецкого уезда. Новгородской губ.1841-50гг. Брак 21 апреля 1846года
Жених Ярославской губ. прихода села Покровского на Шексне, помещик канцелярист
Захар Иванов Радожинский 23года 1 брак
Невеста Тверской губ.гор.Весьегонска  мещ.дочь Александра Алексеева 16 лет 1 брак
Пор. по жениху родные братья Алексей и Тимофей
Пор. по невесте помещица Антонина Николаева Чапыжникова.

7. Наследники лейтенанта Саблукова.
1853 год , идёт Крымская война – у лейтенантов появляются наследники. Саблуковы - известная  дворянская фамилия.

РбФ ГАЯО. Ф.210. оп.2. д.157. Метрическая книга церквей Мологского уезда. 1843 год.
Приход с. Копорье.
Запись о рождении
Младенец - Вера.
Родители: Села Копорья помещица вдова морской артиллерии унтер-лейтенанта Евфалия Иванова жена Саблукова.
Восприемники: Сестра её родная девица Васса Иванова дочь Радожицкая 

 8. Губернский секретарь Булгаков. Этот барин ,пожалуй, самый интересный. Из разных источников набрал сведений о ягорских Булгаковых, но выстроить конкретную картинку пока не удалось. Булгаковых много.
Из записок Б.С. Лезнова :

«…Мой прадед Аполлон Сергеевич Булгаков  появился в селе со своей мамой еще мальчиком 13-14 лет.( Предположим , год его рождения 1855 -60 ) Откуда они взялись, кто был его отец неизвестно. В селе его звали неприличным словом, обозначавшим незаконнорожденного. В юности прадед бурлачил на  Шексне и Волге, «ходил бечевой», тянул барки и расшивы.
Войдя в возраст, Аполлон Сергеевич женился на односельчанке Прасковье Даниловне Шлёпиной и вошел в дом её семьи. По обычаю того времени принял её фамилию. Как он сам выражался «Аки Исав свое первородство, так я свою благородную фамилию Булгаковых, за чечевичную похлебку на Шлёпиных променял».

ВГВ.1851 год № 17
Торги 30 июля 1851 г.:
1.Губернского секретаря Николая  Николаева Булгакова, стоящее Мологского уезда в 2 верстах селе Ягорбе, наличных 6 муж. пола, со всею принадлежащею к ним землёю, приносящее годового дохода 50 руб. серебр. Торг назначен 30 июля сего года, с переторжкою через 3 дня. Желающие имеют явиться в Приказ Общественного Призрения в назначенный срок..
2.Коллежской регистраторши Василисы Игнатьевны Булгаковой  – 18 душ в Шигае.

ЯГВ.№50 от 12.12.1853г.стр 471.
"Пошехонский Уездный Суд вызывает Поручика Александра, Подпоручика Тимофея, канцеляриста Захара Тимофеевых Радожицких, Коллежскую Секретаршу Василису Игнатьеву Булгакову и дворовую девку Степаниду Степанову для выслушивания решения..."(вопрос о свободе Степановой.)
РбФ.ГАЯО.ф.205.оп.1д.2077.
Дело о записи в мещанство вдов, дворовых людей.1851-1857гг."От Господина Булгакова девка Матрёна Петрова, сельцо Ягорба".

Комментарий Николаевой И.
« В метрической книге церквей г.Мологи и уезда за 1856г. есть упоминание о незаконнорожденных детях дочерей Губернского секретаря Булгакова. К моему стыду галопом по Европам проскакала. Мне кажется их было 2-е,которые родили для себя. Одна в январе 1856г.(её я не записала и поэтому врать не буду, но если  и совру, то её Ольга Сергеевна, а младенца -Михаил).
Вторую записала точно -Губернского секретаря дочь-Елизавета Сергеевна и младенец, рождённый в августе с именем- Доломан
Не знаю, возможно повторюсь, разбирала свои записочки- в Ярославских губернских ведомостях за 1851г.фигурирует по с. Ягорбе Губернский Секретарь Николай Николаевич               
Булгаков .,тогда почему дочки Сергеевны.»

Кто кому  и как приходится установить трудно ,но в начале прошлого   века по Ягорбе уже гуляли мещане  Радожинские, крестьяне Булгаковы и Саблюковы.
«Ах, королева, вопросы крови самые сложные вопросы в мире! И если бы расспросить некоторых прабабушек…»

В 1766 году , при императрица Екатерине II, Россия была разделена на 51 губернию с уездами. Первым наместником губернии Ярославской был А. П. Мельгунов . Первым предводителем Моложскаго дворянства был избран генерал-поручик Николай Ив. Глебов; судьей - подполковник Алексей Ерофеев, заседателями секунд-майор Александр Левашев и Александр Сухово-Кобылин (дед скандального  писателя-драматурга); исправником - артиллерии майор Михаил Мусин-Пушкин .

В 1777 году  древний дворцовый посад или купеческая слобода Молога  получила статус уездного города  Ярославской  губернии.
Уезд  составляли  17 волостей: Боронишинская, Брейтовская, Веретейская, Воскресенская, Горобецкая, Грязливецкая, Иловенская, Копорьевская, Леонтьевская, Марьинская, Некоузская, Ново-Троицкая, Покрово-Ситская, Прозоровская, Станиловская, Сутковская,  Янская.

Всего в Мологском уезде к началу XX века насчитывалось 714 селений и 933 земельных общин , уезд отличался высоким процентом крупных селений.
Уезд находился в северо-западной части Ярославской губернии. С северо-восточной стороны он граничил с Пошехонским уездом. Восточную границу составлял Рыбинский уезд, а южную — Мышкинский, с западной и северо-западной стороны Мологский уезд соприкасался с Тверской и Новгородской губерниями. Площадь Мологского уезда по отношению к общей площади Ярославской губернии составляла немногим более одной седьмой части (14,2 %)

Ко времени переноса российской столицы из Москвы  в Петербург, благодаря выгодному географическому положению — на перекрёстке путей от  Каспийского моря и из Сибири (через Каму) к Балтийскому, главным экономическим и общественным центром  края  становится город  Рыбинск (до 1777 г. Рыбная слобода).
Из-за мелководья Волги в верхнем течении, в Рыбинске происходила перегрузка товаров и хлебных грузов,  на небольшие суда, которые могли перемещаться по Мариинской   и Тихвинской водным системам, соединяющим Волгу с Балтикой. По Шексне , ставшей частью Мариинской системы ,  мимо Ягорбы поплыли бесчисленные барки с грузом, по берегу  потянулись бурлаки .

С этого времени вся  дальнейшая жизнь села  стала   тесно связалана с городом  Рыбинском и с судоходной  Мариинской системой .
В 1929 году Мологский уезд был расформирован, а на его территории созданы Брейтовский, Мологский , Некоузский , Ермаковский районы ( центр село Гаютино). В состав последнего вошло село Ягорба .

Далее приведу несколько  публикаций и документов относящихся к тому времени.

« Ярославские епархиальные вести» № 28 от 14 июля 1871 года.
"21 июня во втором часу пополудни в селе Ягорба Мологского уезда вспыхнул пожар в доме крестьянина Дмитрия Селевина, и затем все село, состоящее из 90 домов, сделалось жертвою пламени. В том числе сгорели дома у священника Василия Соколова, у диакона Алексея Сперанского, у дьячка Семена Суслонова, у пономаря Павла Уварова. Также сгорела деревянная часовня, устроенная из бывшей деревянной церкви, а в церкви каменной от жару почернели крыша и главы."
Следующий  большой пожар произошел в Ягорбе 7 июля 1930 года  На этот раз  обошлось - сгорела только треть домов.
***

ГАЯО, ф. 906, оп. 4, д. 186, л. 9. Подлинник.
Из политического обзора помощника  начальника губернского жандармского управления о волнении крестьян села Ягорбы Мологского уезда.
1 марта 1898 г.
В продолжении нескольких последних лет крестьяне села Ягорбы Грязливецкой волости Мологского уезда производили самовольные покосы и порубки на дачах местных землевладельцев. Поводом к этому самоуправству послужило их убеждение, что при размежевании земель между новыми владельцами они, крестьяне, неправильно будто бы лишились некоторых земельных угодий, которые считали своими собственными.

Возникшие вследствие этого гражданские иски упорно не признавались ими, никакими увещеваниями земского начальника и чинов как уездной полиции, так и губернской администрации не удавалось склонить их к прекращению самоуправства и исполнять вошедшие в законную силу решении судебных установлений.

На основании положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия 21 июня минувшего года были арестованы подстрекатели односельчан к такому самоуправству и неповиновению властям крестьяне: Михаил Фирсов, Иван Куклин, Василий Господарев и Василии Раков.
Примечание документа: названные четверо крестьян подвергнуты затем административной высылке.

" Вышла на улицу рожа суконная.
Всыпала им жандармерия конная...
...без жертв, моя радость ,нельзя."
Д.Бедный.
***

Ярославские Губернские Ведомости. 1905 г. № 80.
В списке лиц, имеющих право участвовать в предварительном съезде мелких землевладельцев по Мологскому  уезду  Боев Михаил Иванович, крест. Грязливецкой вол. 30 десятин.               
***

Ярославская губернская  газета "Северный край"
Село   Ягорба Мологского уезда.. Ужасный случай. Жена крестьянина Ивана Фирсова 5 мая ходила за водой на колодец и сказала мужу, что на колодце оборвалась бадья, упала в воду, и нужно ее достать.
Иван немедленно отправился к колодцу доставать бадью. Это он сделал так: поставив шест в колодец, глубина которого не превышала 10 аршин*, и убедившись, что воды в колодце на 6 аршин, обхватив шест руками, быстро начал погружаться в колодец, на полпути оборвался с шеста и упал в воду, не издав ни малейшего звука, не отозвавшись на окрик жены.

Перепуганная женщина закричала, прибежал народ. Прибежал и отец Фирсова, Иван Фирсов, и предложил старшему сыну Александру, 32 лет, по лестнице спуститься в колодец за братом Иваном, для извлечения последнего из колодца.
Александр не соглашался лезть в колодец, но впоследствии согласился. Принесли лестницу, и Александр трижды перекрестился, начал по лестнице спускаться. С половины лестницы Александр упал...

Тревога в народе увеличилась: не находили лучшего способа, что предпринять. В это время к колодцу, к толпе народа, прибегает шурин Ивана Фирсова, молодой крестьянин 21 года, Александр Гаврилов, и сразу же опускается по лестнице в колодец, и этот последний, с половины лестницы падает в воду. Всех стоящих у колодца поражает ужас.
Отец последнего опустившегося в колодец Александра Гаврилова, старик Гавриил Евдокимов быстро стремится к лестнице, порываясь за сыном опуститься в колодец, но его удерживают. Подвязав веревкой себя, старик Евдокимов все-таки опускается в колодец, и с половины лестницы также падает.

Вытаскивают старика Евдокимова, но он без чувств – задохся. Приводят в сознание. Гавриил Евдокимов объясняет, что он, опускаясь по лестнице, на половине ее, почувствовал, что кто–то его как будто ударил в затылок, вышиб память, – и он упал...
После этого в колодец опустили на веревке фонарь с зажженной свечой – он погас. Опускали кошку: она задохлась. Теперь толпа убедилась, что на дне колодца воздуха нет, и три трупа были извлечены из колодца баграми. Ягорбцы ждут полицейско-медицинского осмотра безвременно погибших двух братьев Фирсовых и Александра Гаврилова.
***

Ярославская губернская  газета "Северный край"
Навесить "килу" (опухоль под мышками или на шее) может любая цыганка, верят в Мологском уезде. А вылечить может лишь бабушка в пошехонском селе Пельневе ( 5 вёрст от Ягорбы) "...военные дохтура и те больных с "килами" долее трех дней в лазарете не держат, а отправляют в деревню на поправку: потому - лекарства еще не выдумали". У одного мужика рука через неделю вовсе служить отказалась. Свезли в церковь, отслужили молебен - не помогает; мазали дегтем, привязывали сырого тертого картофеля - не лучшает. Свезли в Пельнево за 30 верст, наградив бабушку и печеным, и вареным, и в мошне позвякивающим. И - чудо! "Кила" прошла. Может, просто время приспело... Но - прошла!
***

Немецкие и австрийские пленные в  1914-17 гг.
Русское население не испытывало особой неприязни к пленным. И даже наоборот, нередко выражало им сочувствие, перераставшее иногда в искреннюю привязанность.
27 мая 1916 г. начальник Омской контрразведки ротмистр Чихачев потребовал ареста сельской учительницы Анны Сретенской, обвинив ее в политической неблагонадежности, разглашении государственных секретов и связи с пленным австрийским офицером.

Заключив учительницу под стражу, жандармы выяснили, что лейтенант Питер Костлец, инженер из Вены, после пленения почти год свободно жил в с. Ягорба  Ярославской губернии, где и познакомился с А. Сретенской. Весной 1916 г. его перевели в Омский лагерь военнопленных. Условия жизни в лагере показались настолько тяжелыми, что лейтенанта стала преследовать мысль о самоубийстве. Об этом он и написал Сретенской. Чтобы ободрить молодого человека, учительница отправилась в Омск и попыталась через пленных офицеров передать ему в лагерь записку. В маленьком письме женщина просила лейтенанта ничего не предпринимать самому, не рисковать жизнью и верить, что “все будет устроено”.

 Послание попало в руки лагерной охраны. Ретивый ротмистр Чихачев готов уже был раздуть из этого шумное дело, однако омское начальство отнеслось к учительнице снисходительно. Старый жандармский полковник Козлов в своем постановлении, направленном Акмолинскому губернатору, предлагал освободить Сретенскую из-под стражи, поскольку “проявление альтруистических чувств” не подлежит наказанию. А прокурор Омского окружного суда вообще потребовал от военных дать ответ : в каком преступлении подозревается А. Сретенская?
 Забавнейшее совпадение -  ретивые госслужащие  дурак  ротмистр и царёв  холоп, написавший «отписку» , носили одну фамилию Чихачёв .

Революция в Рыбинске произошла в лучших национальных традициях - пьяно и кроваво.
После свержения самодержавия у власти в бурлацкой столице формально стояла Рыбинская городская дума. Октябрьский переворот в столице дума не признала. Но это уже не имело никакого значения. Дума не обладала ни властью, ни каким либо другим способом влияния на обстановку в городе.

6 декабря толпа пьяных  рабочих, солдат и учащихся разгромила Государственный винный склад. На винном складе имелись шесть емкостей, каждая по 15000 ведер, наполненных спиртом. Толпа ворвалась на территорию, кто-то выстрелил в емкость, кто-то бросил не потушенный окурок. Горящий спирт огненной лавиной скатывался в речку Коровку. После пожара разъяренная пьяная толпа хлынула на улицу Крестовую, где начался грабеж магазинов. После этого Совет вынужден был признать боевые дружины предприятий, названные Красной гвардией, чтобы привлечь их к охране порядка в городе. Но и это не помогло...

23 января 1918 года исполком Рыбинского совета рабочих и солдатских депутатов отправил срочную телеграмму в Петроград,: «Во имя революции немедленно дать отряд матросов для ликвидации беспорядков, представляющих угрозу советской власти в Рыбинске».
 26 января отряд моряков был в Рыбинске. На улицах города выставили патрули с заданием: не допускать никаких скоплений людей, арестовывать всех сопротивляющихся и подозрительных лиц. В купеческих домах и на волжских баржах провели обыски и реквизировали  обнаруженные запасы зерна.

Совет рабочих и солдатских депутатов, большинство в котором составляли меньшевики и эсеры, распустили и назначили выборы нового совета. В новый Рыбинский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов были выбраны только большевики и левые эсеры, — единственная партия, с которой большевики пока сохранили сотрудничество. 2 марта 1918 года новый Совет собрался на свое первое, организационное заседание.
 Этот день считается днем установления Советской власти в городе Рыбинске.

31 августа 1918 года исполком совдепа принял решение о проведении в Рыбинске акции Красного террора, что и сделали наследники Разина в ночь с 4 на 5 сентября. Рыбинских купцов выводили из домов и расстреливали без суда и следствия в собственных дворах. Трупы не разрешалось убирать в течение трех суток, чтобы горожане видели, как поступает советская власть со своими врагами.
В начале 1919 года Рыбинский исполком в полном составе арестовали. Но не за Красный террор, а за «превышение служебных полномочий», как говорилось в официальном обвинении. Дело было настолько важным, что его рассматривал Московский революционный трибунал. 7 августа 1919 года газета «Известия Рыбинского исполнительного комитета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» опубликовала статью «Дело Рыбинского исполкома»:

« 18 июля в Московском революционном трибунале после восьмидневного разбирательства закончилось слушание дела Рыбинского исполкома. Обвинитель охарактеризовал Рыбинск как „больное место“ Советской республики. Установилась диктатура не рабочего класса, а диктатура нескольких лиц, все принуждены были молчать, ибо никто не мог поднять голоса против диктаторов. Между последними существовала круговая порука. Действовали они по заранее обдуманному плану, преступные дела одного прикрывались другими и круговая порука была обязательна для диктаторов Голышкова, Московского и Зонова. Защитники в своих речах не отрицали целого ряда преступлений, совершенных подсудимыми, и указывали, что подсудимые жертвы той среды, в которой они работали. »

Ревтрибунал приговорил начальника отдела управления исполкома Зонова и члена исполкома, председателя Рыбинской ЧК П. И. Голышкова к расстрелу, председателя исполкома Н. И. Московского к 20 годам лишения свободы. Остальных членов исполкома — к заключению на срок от 10 до 5 лет.
«История Рыбинска» http://www.rybinsk-portal.ru/history/block-106/


Рецензии