Об удивительной стране

                Об удивительной стране
Странно, про Тайланд написал, про Цейлон, Китай, Турцию, Египет тоже, а вот про Израиль – ни слова, хотя за последние двадцать пять лет побывал в этой удивительной стране не менее двадцати раз. Бывало, летал туда и по два раза в год – весной и осенью.
Когда я впервые ступил на землю обетованную, то мне показалось, что я нахожусь не заграницей, а у себя дома. Все говорят по-русски, да и лица нашенские, родные. Я ещё тогда подумал, ведь они такие же израильтяне, как и москвичи – раз, два и обчелся: кто из Рязани, кто из Тамбова, Воронежа, кто из Твери, Смоленска, Украины, Грузии, Азербайджана. Вот только коренных трудно встретить. Я, к примеру, знаю Збруева и Ширвиндта.
Перед вылетом из Домодедово пассажиров нашего рейса собрали в стороне от остальных, затем зигзагами, по одному подходили к столику, где нас приветствовали молодые люди и начинали расспрашивать: были ли мы раньше в Израиле, с какой целью летим, есть ли там родственники, где они живут, будут ли нас встречать, кто собирал вещи, не просили ли нас передать подарки или письма, присутствовали ли мы при упаковке вещей и так далее. А сами смотрят в глаза – настоящие психологи. Затем, как обычно, паспортный контроль, таможенный, где к каждому билету приклеили марочку. После этого всех поместили в отдельный загон. Нескольких человек отвели в сторону для дополнительного осмотра. Оказывается, они вызвали подозрение и им вклеили особую марку. Тут же у них экспресс лаборатория, сканер, всё на месте. Вот так, всё строго. Поэтому за всю историю Израильской авиации не было ни одного случая террористического акта.
В дополнение к этой теме добавлю: лет шесть назад я созвонился с сыном моего однокурсника, который изъявил желание встретить нас в аэропорту Бен-Гурион. Когда я узнал, что он начальник службы безопасности этого аэропорта у меня созрела идея сделать хорошую фотографию. Я попросил его встретить нас у трапа. Думаю, буду выходить из самолета последним, затем скажу стюардессе, что забыл в кресле очки и спущусь по трапу, как это делают Великие, в одиночестве, приветствуя правой рукой, ну, хотя бы, как Брежнев. Моим мечтам не суждено было сбыться, так как никакого трапа там нет, все выходят по рукаву. Короче, как только люк самолета открыли, в салон зашел здоровенный детина под два метра ростом. На ремне у него справа - кобура, слева - наручники, а в руках - радиотелефон. Он указал рукой в нашу сторону (видно заранее выяснил в каком кресле мы летим) и скомандовал: «Мамцис, на выход!». Пассажиров с вещами как ветром сдуло, проход вмиг опустел, и мы с Олей спокойно прошли к выходной двери, тут же спустились по крутой железной лестнице, сели в полицейский джип с мигалкой и через пять минут подъехали к зданию аэровокзала. Уверен, что свидетели такой сцены до сих пор вспоминают и рассказывают друзьям о своём экстремальном  полёте и гадают, каких же это преступников так встречали. Быстро прошли паспортный контроль, таможенный, потом подошла девочка и, глядя прямо в глаза начала расспрашивать: были ли мы раньше в Израиле, с какой целью приехали, будут ли нас встречать, кто собирал вещи и так далее. И это в присутствии своего непосредственного начальника. Тот мог бы сказать: «Ладно, я сам разберусь». Так нет, не положено.
Отправляясь в Хайфу электричкой, мы созвонились с племянником Даниелем. Он обещал нас встретить на вокзале. Ехали мы часа два. По дороге разговорились с девушкой и юношей в военной форме. Оказывается, они ехали на выходные тоже в Хайфу. При себе у них были автоматы. Они рассказали, что с оружием почти не расстаются, что раз в неделю на сутки предоставлены сами себе, а если такой возможности не предоставляется, то родители приезжают на сутки в часть и располагаются в отдельной комнате. Все стараются отслужить положенный срок, так как, во-первых, это престижно, во-вторых, они получат льготы при поступлении в ВУЗ и восемьдесят процентов скидки за учебу. Плюс ко всему, после службы могут съездить в любую страну мира и отдыхать месяц за счёт военного ведомства, наблюдаясь у психолога в течение года. Бросается в глаза, что военнослужащие мелькают всюду: в автобусах, магазинах, кафе, гуляют по улицам и все с автоматами. Так что у них особо не забалуешь. Полицейских практически не видно, но, если появляется необходимость, они моментально вырастают, как из-под земли.
Итак, за разговорами мы подъехали к Хайфе. При выходе с вокзала охранник попросил наши портфели поставить на стол. Проверил сначала нас, затем тщательно осмотрел содержимое ноши, пожелал счастливого отдыха, и мы вместе с ним вышли на крыльцо покурить. Чтобы не тратить время зря, решил перед дорогой зайти в туалет. Он любезно сопроводил меня обратно на перрон. Буквально через две минуты предложил поставить портфель на стол. Я говорю: «Ведь Вы только что осмотрели мои вещи». Он извинился, продолжая досмотр и добавил: « Так положено». Вот это да! Вот это бдительность! Продолжая эту тему, добавлю. Как то по дороге с пляжа мы зашли в магазин. Смотрю, а там написано по-русски: конфеты «Ласточка», «Буревестник», «Весна», колбаса «Столичная», «Докторская», «Краковская». Мы купили «Краковской», чтобы сравнить с нашей российской и пошли. Пройдя метров двести, я обнаружил, что в руках один пакет с этой «Краковской». А где плавки, сланцы, полотенце? Мы решили вернуться в магазин. К нашему удивлению полицейский заканчивал осмотр содержимого нашего пакета.
 - Это Ваш пакет? - спросил он.
- Конечно, наш.
- Не оставляйте его больше без присмотра. Счастливого отдыха.
Вот и всё.
Как-то племянник пригласил нас поехать с ним на экскурсию, по старинным железным дорогам Израиля. У них так заведено, что в течение года каждый сотрудник университета восемь дней обязан посвятить экскурсиям по Израилю в рабочее время и бесплатно с целью ознакомления со страной. Мы согласились. В большущем автобусе собралось человек пятнадцать. Все знали, что мы гости из России, что я родной дядя Даниеля. У нас бы сказали: «Конечно, возьмём, какие вопросы, всё равно автобус почти пустой». А там не так. Какая разница дядя, тётя, брат, сестра, мама? Положено, купи путёвку, что племянник и сделал. В этой компании были и профессора, и академики, и токарь Саша, и уборщица. Я никак не мог запомнить кто из них кто, все были одинаковы, никто не кучковался, вели себя совершенно непринуждённо. Не то, что мой друг из Кустаная по скайпу рассказал мне, как он ездил на сорокалетний юбилей окончания медицинского института в Караганде. В институте его все знали, как отличного спортсмена, боксера, заядлого туриста, художника. А на встрече - ноль внимания. Даже один «деятель» предложил профессорам усесться за отдельный стол. Вот так тоже бывает.
Мой племянник работает в университете более двадцати лет и ежедневно проезжает через контрольный пункт по два раза в день. Охранник его хорошо знает, здоровается, называет по имени. Однако, каждый раз останавливает, заглядывает в салон, багажник и только после этого даёт добро на проезд. Мы тоже вместе с ним заезжали на территорию университета. Там у них три огромных бассейна. Сначала открывают один, если надо, открывают второй, затем третий. Есть и финская баня, и русская, и даже турецкая, есть и джакузи. Попарился, принял простой душ или душ Шарко и можешь прилечь на диванчик отдыхать под приятную музыку и шум водопада. Посещают бассейн и стар и млад, на лужайке можно позагорать. Студентам предоставлена библиотека, можно подготовиться к занятиям. Есть и столовая. Мы, к примеру, взяли шницель из индюшки и бокал апельсинового сока, заплатив нашими кровными сто рублей, а гарнир и салаты на выбор - бесплатно. Видели в бассейне и людей, которым трудно самостоятельно передвигаться. Для них есть специальное кресло, в которое их сажают и специальным краном переносят в воду. Вот это да! Такого я нигде не видел.
Как-то мы приехали к племяннику, погостили два дня и рано утром должны были отправиться на Мертвое море. Минута в минуту автобус подъехал, и мы отправились в путь. Подъезжая к Тель-Авиву нам объявили, чтобы мы пересели в автобус номер десять. На эту пересадку ушло не более двух минут. Убедившись, что все в сборе, гид дал отмашку, и мы двинулись в сторону моря. По пути в пустыне остановились на дозаправку. Посмотрели бы Вы, что строят в пустыне. Всё в граните и мраморе. Пропылесосили в салоне, протёрли стёкла, проверили давление в колесах, заправили баки. В это время я решил покурить. Отошел в сторону от гранита и мрамора и бросил окурок в пустыню. Сотрудник бензоколонки молча пошёл, поднял окурок и спокойно отнёс в урну. Я ждал, что сейчас сделает замечание, а он, как ни в чём не бывало, продолжил выполнять свои обязанности. Было желание подойти к нему и попросить, чтобы отругал, как следует. Мы к такому не привыкли, не приучены. В итоге добрались до места. Нас всех развезли по отелям. Мы поселились, как обычно, в «Оазисе».  Нам нравится этот отель. Во-первых, прямо на берегу моря, уютные номера, приветливый персонал. Всех прибывших осматривает врач и даёт рекомендации. Осмотрев меня, дал заключение: «Вам я советую приятного отдыха, а Вашей жене желательно провести курс массажа, но лучше всего это сделать дома, так как здесь всё дорого». Никто там, оказывается, никого не разводит. В нашей путёвке предполагалось двухразовое питание: завтрак и ужин. И этого вполне хватало, так как утром или вечером не возбранялось взять с собой, что приглянулось: мясо, голубцы, сыр, йогурт, сметану, булочку. Для удобства принесут еще и одноразовую посуду и помогут упаковать. Как-то мы подошли за мясом. Повар в накрахмаленной куртке и очень высоким колпаком отрезал от большущего куска говядины дольки до тех пор, пока не скажешь: «хватит». Как только отрезал три кусочка, я ему сказал: «Всё, хватит, это оставь себе, а мне давай тот кусок». «А мне не жалко, пожалуйста» и стал двигать эту глыбу в мою сторону. Мы оба рассмеялись. Вот это сервис! Оказывается, понимает шутки. На второй день нашего пребывания пошли в магазин, купили две бутылки хорошего вина, чтобы наш номер был укомплектован. Продавец, узнав, что мы из России, достал с витрины два фужера и посоветовал разок махнуть и за Израиль.  Мелочь, а приятно. За столом мы познакомились с местными Мишей и Радой, которые приехали своим ходом на отдых всего на три дня. Пригласили нас в ресторан на обед отведать шаурму. Мы переглянулись и отказались от такого «заманчивого» предложения. «Да вы что? Не бойтесь, у нас шаурма, так шаурма». Мы поверили и согласились. О результате писать не обязательно. Прошло лет пять и как видите, жив, здоров.
Через три дня к нам привезли двадцать детей с родителями из Палестины. Им предстояла двухнедельная реабилитация. Оказывается, им в Израиле вшили чипы новейшего образца и восстановили слух. И всё это бесплатно. Отдыхали там и сорок пожилых слепых израильтян. Им устроили показ мод, каждая старушка была с сопровождающим, который рассказывал о происходящем на подиуме. Потом  - распродажа. И эти старушки щупали кофточки, юбочки, прикладывали к себе, покупали, радовались, обменивались впечатлениями. Я удивлялся и вспоминал нашенских сидящих на скамейке у подъезда. Ну, ладно, сейчас не об этом.
На обратном пути мы также доехали сначала до Тель-Авива, затем пересели в другой автобус и двинулись в сторону Хайфы. Ольга расположилась у окна, я рядом с ней. С другой стороны прохода сидели маленький старичок лет восьмидесяти с лишним и у окна - его жена – грузная, с крупными чертами лица. Уже стемнело. Неожиданно она спросила: «Где мы едем?». Тут наступила небольшая пауза, а я возьми и ляпни: «Следующая – площадь Дзержинского». Видели бы вы в тот момент эту женщину! Она сразу посерьёзнела, крупная нижняя челюсть выдвинулась вперёд, глаза застыли в одной точке. Она взяла ладонь мужа, приподняла немного и резко опустила на его же бедро «молчи мол, ни слова». Видно не очень любит она нашего Феликса. А я возьми, да продолжи эту тему: «Хорошо тут у них в Израиле, обращаясь вроде бы к Оле. Допустим, нарушил человек закон, его можно взять и отправить на прежнее место жительства на месяц, а то и на два. А если тяжкое преступление, то и на пожизненно». Эта грузная женщина не усидела в кресле, встала и устроилась, стоя на ступеньке, прямо у выходной двери. Когда автобус остановился, она выскочила на улицу и после этого двери распахнулись полностью. Мужичок же вышел с достоинством, не торопясь. Думаю, дома он получил своё за такую медлительность.
Пока писал, вспомнил ещё одну историю. Как то мы купили путевки на три недели с индивидуальным гидом, чтобы разглядеть всё не торопясь. Побыли на Мёртвом море десять дней, затем в Эйлате пять дней и наконец, три дня в Иерусалиме. Как всегда, три дня погостили у племянника. Так вот, обычно в Иерусалиме народу – не протолкнуться, а здесь попали на пятницу и субботу. Мы целые сутки были предоставлены сами себе. Даже лифты в это время в городе не работают – не положено по законам Шабата. Вечером решили прогуляться. Прошлись до Стены Плача – ни одной души. Вдруг сзади услышали крик: «Подождите минутку, подождите!». Смотрим, бежит к нам парень лет двадцати пяти. Подбежал запыхавшись, повернулся в обратную сторону и стал кричать:
- «Катя, Катя, нашёл, нашёл людей!»
- «А что случилось?»
-«Не подскажите, как найти такси, мы не знаем, как добраться до нашего отеля, заблудились, и спросить не у кого, второй час бегаю туда – сюда».
Мы ему объяснили, что мы тоже приезжие и ничем помочь не можем.
- «Катя, Катя, я сейчас» - и побежал обратно.
Вот такой он – Шабат. Всё строго. А когда был День памяти и зазвучала сирена, мы были в море. Не поверите, все встали, кто на берегу, кто в воде, замерли стоя, и ждали, пока сирена не прекратится.
Итак, наш отдых подходил к завершению. Узнав об этом, Миша и Рада любезно предложили отвезти нас в аэропорт. Отказываться было бесполезно, они даже не предложили, а настояли, хотя расстояние более 200 километров. И так как до отлёта оставалось пять часов, они завели нас в арабский ресторан в городе Яффа. Об этом ресторане тоже можно было бы написать, уж очень он своеобразный. Недаром его посещают сотни человек одновременно, но я не стану этого делать. Предлагаю вам самим съездить в эту прекрасную интересную страну, посетить удивительный арабский ресторан и тогда Вы сами во всём убедитесь. Уверен, не пожалеете.


Рецензии
Вам бы путеводители оформлять, живо и ненавязчиво, с толком и расстановкой. Очень хорошее впечатление, так, как бы сам побывал в Израиле! Вот что значит - живой взгляд! Где то должны быть кнопки - хорошо-плохо? Найду поставлю отлично!

Валерий Медведковский   31.03.2017 10:36     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.