микро-рассказы Часть 1

(истории длинною ровно в 7 предложений)




****
Чай
****

Мужчина сидел на кухне и жмурился утреннему солнцу.

Чайник давно вскипел, и теперь кипяток клубился в фарфоровой чашке с золотым ободком из тёщиного сервиза «Мадонна».

Тихо позвякивая по стенкам, мужчин задумчиво двигал ложечкой и улыбался своим мыслям.

Строить планы на будущее он не любил, но сейчас, в ясный погожий день, когда зима практически шла на убыль, почему-то в голову пришла идея: а не перестроить ли весной тёщину дачу так, чтобы там было место и под маленькую баньку, и под беседку с мангалом во дворе, и под небольшой прудик за домом?

А ещё как-то внезапно пришла мысль: а если продать никому не нужный «запорожец» давно почившего тестя, можно летом махнуть с женой и ребёнком в Турцию…

Очередная порция крысиного яда практически растворилась, и оставалось лишь кинуть в него дольку лимона.

Тёща любила крепкий сладкий чай.



****
Лес
****

Ветер шевелил листья деревьев, а кроны мягко вальсировали в вышине вечернего неба.

Откуда-то доносился стук дятла, а парочка неизвестных птиц поддерживала его рокот своим разливистым пением.

Воздух был настолько чистым, что казалось, лёгкие разрывает от вдохов, но свежести всё равно не хватало, хотелось ещё и ещё.

Солнце садилось за горизонт, и лишь кромка лучей окрашивала верхушки деревьев, а те отбрасывали густые тени, стелящиеся ковром на мшистую землю леса.

Если бы можно было остановить время и, упав навзничь на мягкий дёрн, запрокинуть голову и долго-долго смотреть в вышину, то можно было бы дождаться ярких маячков звёздного неба и где-то за макушками высоченных деревьев увидеть краешек тусклой луны.

Жаль, Антону это сегодня не удастся, да в вообще ему на это недолго осталось смотреть, потому как его всего несколько минут назад выкинули из багажника машины на траву.

Рядом упала лопата.



*********
Чистота
*********

Сергеев любил чистоту.

Дома у него всегда был порядок – так мама приучила.

Несмотря на свои тридцать восемь, он всё ещё жил один, и поэтому никакая другая женщина так и не смогла до сих пор оценить его чистоплотность, любовь к идеальному порядку, к запаху воскового полироля на деревянных поверхностях, приятное поскрипывание всего стеклянного и гладкость всего фарфорового в серванте, где, словно на выставке, красовались сервизы, наборы, комплекты и одиночные экземпляры посудного совершенства.

В спальне у него царил тот же идеальный порядок, и даже подушки громоздились пирамидкой. Как у мамы.

Вот и сейчас он стоял посреди комнаты, уперев руки в перчатках в бока, в окружении добротной, безумно дорогой антикварной мебели, мягко утопая ботинками в ворсе ковра явно ручной работы, и со счастливым лицом смотрел на пустые и идеально чистые полки сейфа.

Подняв с пола сумку, набитую купюрами, Сергеев блаженно вздохнул – он всё сделал, убрался в сейфе, теперь можно убираться и из дома.



*********
Черепаха
*********

Тучная чёрная женщина с яркой помадой на губах и с внушительной копной крашеных мелко вьющихся волос на голове стояла возле широкого прилавка и держала в руке небольшую черепашку с пятнистым окрасом.

Рядом с ней от нетерпения приплясывал мальчик лет четырёх и всё теребил маму за подол пёстрой вязаной кофты: «Ну, купи, купи, мамочка, я буду с ней играться, буду её кормить, я ей дощечку с колёсиками приделаю, чтобы она быстрее бегать могла, я её к друзьям буду с собой брать, она у меня не заскучает!»

Женщина продолжала вертеть существо в руках, то переворачивая её кверху брюшком и постукивая по плоскому панцирю, то пытаясь заглянуть в щель между пластинами, куда втягивала морщинистую кожистую шею с небольшой головкой на конце черепашка.

«Ладно, берём», - огласила вердикт чёрная женщина и полезла в большую, усыпанную бисером и пайетками сумку за небольшим кошелёчком с застёжкой поцелуйчик, чтобы расплатиться за черепаху с продавцом.

Ребёнок был счастлив и прыгал вокруг мамы на одной ножке.

Он был маленьким и ещё не понимал, что это не зоомагазин, а продуктовый рынок.

А уже через три дня вся страна будет отмечать День Мартина Лютера Кинга, и черепаховый суп будет отличным блюдом к праздничному столу.



*********
Диван
*********

Миша полулежал на мягком очень удобном и ласково поддерживающем его уставшую за день спину диване.

Он любил комфорт и поэтому сейчас, всё ещё оставаясь в джинсах и футболке, в которых провел целый день на работе, умостился на подушках дивана, сняв с головы кепку, расстегнув ремень и даже ослабив пуговицу на джинсах.

Подумав ещё немного, молодой человек зацепил носком кроссовка за пятку и стянул обувь сначала с одной ноги, а потом и с другой, чтобы развалиться полностью и закинуть обе ноги на рядом стоящий журнальный столик.

Стало ещё лучше.

Если бы кто-то принес ему бутылочку студеного пивка из холодильника, да пакет с чипсами со вкусом кальмаров, то жизнь, можно было бы сказать, удалась.

Он потянулся и, блаженно прикрыв глаза, громко зевнул.

День заканчивался чудесно, и всё было бы ничего, если бы не громкий и довольно грубый женский голос: «Мужчина, так вы будете покупать диван или только зря моё время забираете?»



*********
Рюкзак
*********

Когда в здание банка вошел человек в чёрном коротком пальто, молодой охранник скользнул по нему профессиональным взглядом: шапочка, натянутая на уши и до самых бровей, вязаные перчатки на руках, брюки и ботинки на ногах, даже рюкзак у него за плечами - всё было черного цвета.

Посетитель, как будто слегка прихрамывая, неспешно пересёк холл, поднялся на три ступеньки, ведущие в кассовый зал, и, шаркая ногами по большим квадратам плитки, направился по диагонали, обходя даму, роющуюся в сумочке, пожилого мужчину, внимательно изучающего какой-то буклет, и парочку молодых людей, отходящих как раз от одного из окошек.

Когда человек подошел к конторке, где на стекле было написано «касса №8», то внезапно присел, а охранник напрягся.

Посетитель начал что-то мудрить со шнурками на своих ботинках – сначала на правом, а потом и на левом, но при этом он, вертя головой в разные стороны, как ребёнок, осматривал кассовый зал и людей, находящихся в нем.

Охранник положил руку на кобуру и напрягся, как сжатая пружина: его сильно беспокоил этот странный человек и его потёртый чёрный рюкзак – что-то тут было не чисто и, несмотря на то что вышел на службу всего пять дней назад и ещё плохо ориентировался именно в этом здании, он готов был кинуться под пули, лишь бы выполнить свое предназначение и защитить казначейское имущество.

В тот момент, когда посетитель резко встал, сбросил с плеч рюкзак и размахнулся, чтобы опустить его на клиентскую стойку перед женщиной-кассиром, охранник, выхватив пистолет, кинулся через весь зал к посетителю…

И только кассир была спокойна, потому что ровно раз в месяц её соседка из дома напротив присылала сюда в банк своего великовозрастного, но больного с детства сына, который приносил целый рюкзак расфасованных по бумажным кулёчкам монеток, что молодой человек зарабатывал, показывая незатейливые фокусы в местном парке, чтобы тот поменял свою мелочь на купюры.



*********
Карусель
*********

Хотелось зажмурить глаза от ярких лампочек и нереального удовольствия.

Леночка с замиранием сердца кружилась на великолепной карусели, которая была точь-в-точь похожа на ту, что она видела в сказке про Мэри Поппинс.

Разноцветные огоньки игриво поблёскивали и как будто подмигивали маленькой девочке, сидящей на лошадке с длинной рыжей гривой и в яркой сбруе.

Вокруг были только красивые разномастные лошади - никаких лебедей или ракет, жирафов с их длинными шеями или самолётиков, на которые вечно старались залезть мальчишки - только всею душою любимые лошадки!

Голова кружилась и в ушах звенели колокольчики: было до щекотки в животе приятно держаться за шею прекрасной белой в яблоки лошади и кружить на волшебной карусели, но самый большой восторг вызывало то, что вся эта карусель принадлежит сейчас только Леночке, ведь на ней катается лишь она одна, и нет рядом больше никаких детей…

А через пару секунд Лена открыла глаза и поморщилась от боли – затылок нещадно ныл, ладони саднило, а пятая точка болела так, как будто её долго били валенком, одетым на большую мужскую ногу сорок шестого размера.

- Вот это я, бляха, подскользнулась, - пробормотала женщина и попыталась подняться с ледяной горки, держась за затылок и кривясь от боли во всём теле.



*********
Копейка
*********

Мальчик лет десяти стоял у забора аттракционов и совершенно по-взрослому сжимал свои губы: главное было не расплакаться – все дети, чья очередь дошла, сели на «американские горки», и вагончики вот-вот тронутся с места.

Пусть это был не настоящий взрослый аттракцион, а всего лишь его подобие, но прокатиться с ветерком по серпантину, взмывая вверх и обрушиваясь вниз – было заветной мечтой мальчишки.

Он сегодня специально пришел в парк, в первый день открытия сезона, когда после зимы вновь запускали качели и, отстояв длиннющую очередь, протянул ладонь с монетками кассиру.

Но тот, пересчитав мелочь, отказался продавать ему билет на вожделенную горку – у мальчика не хватало копейки, и его тут же оттеснила какая-то мамаша, держащая за руку толстого пацана.

Смотреть на то, как на горке радуются дети, и как кто-то из них сидит на его законном месте, было обидно, и мальчишка, развернувшись, побежал по аллее парка, огибая людей и стараясь не моргать, чтобы ветер моментально сушил проступающие от разочарования слёзы.

И только когда добежал до планетария на соседней аллее парка, он услышал страшный скрежет металла, крики множества людей и детский плач.

Он так и не понял, что там произошло на «американских горках», ему до сих пор было обидно, что на билет не хватило всего лишь копейки.



***************
Признавшийся
***************

В помещении было довольно душно, с потолка лился неяркий свет и рассеивался как раз на макушке сидящего на стуле в самом центре комнаты, а луч от настольной лампы упирался ему в колени и сложенные на них руки.

Был тут и ещё один человек, который медленно прохаживался, сцепив руки за спиной, резко разворачиваясь, дойдя до стены и снова маршируя до стены напротив.

Всё это продолжалось всего минут пять-десять, не больше, но выдержать гнетущее молчание и взгляд прохаживающегося человека – это ещё большая пытка, чем громкий голос и неминуемое наказание.

Держаться уже не было сил, и буквально каждый шаг заставлял сидящего вздрагивать: нет, он не боялся, он был сильным, он мог бы продержаться ещё очень долго, и никто бы его не заставил признаться в содеянном.

Никто – кроме матери - а она находилась там, за дверями, и это просто вынуждало собраться с силами и сделать наконец-то признание – он же настоящий мужчина!

- Итак? – наконец-то прозвучал голос, и человек остановился напротив сидящего на стуле.

- Да, это я постриг хвост кота и покрасил его маминым лаком, но он не сопротивлялся, пап, так что наказывать меня – нечестно!



*********
Матрица
*********

Обе руки были сжаты в кулаки и протянуты вперёд.

- Пора освободить твой разум, но я могу лишь указать дверь, - он медленно повернул запястья так, чтобы костяшки кулаков смотрели вниз, и, распрямляя пальцы, не спеша открыл ладони, на которых лежали две цветные горошины неправильной формы – как раз напротив лица сидящего человека.

Взгляд обоих был устремлён именно туда, в центр ладони, где находились два ярких пятнышка, которые притягивали, словно магнит, будто гипнотизировали, затягивали, подобно воронке.

- Матрица повсюду: она окружает нас постоянно, и даже сейчас она с нами рядом, и ты видишь её, когда смотришь с балкона на улицу или включаешь радио, когда идёшь в магазин или на почту, ты ощущаешь её всегда, и ты ведь хочешь узнать, что это?

- Я хочу узнать… где моя чёртова таблетка от головной боли?! Я тебя за чем посылал, внучек? За таблеткой деду, а ты меня этими конфетами все выходные кормишь, и вообще - сними в квартире эти солнцезащитные очки, зрение испортишь, а то потом твоя мама мне всю плешь проест!


Рецензии
Копейка в этой подборке для меня самая крутая!

Феликс Птицев   05.09.2018 10:39     Заявить о нарушении
кто его знает, может у каждого в детстве были такие "копейки", которые нас спасли от чего-то плохого)

Олларис   05.09.2018 17:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.