Джокеры. Глава 7. Часть 1

– Я не стану задавать тебе лишних вопросов. И ему ничего не скажу.
– Спасибо. – Девушка в ответ слегка улыбнулась.
– Однако, ты должна понимать, что твоё состояние скоро станет достоянием общественности.
– Ты же что-нибудь придумаешь, чтобы это не стало известно слишком быстро? – Она внимательно посмотрела на меня. – Ты о чем-то подозреваешь, раз не хочешь ставить в известность Хозяина?
Я ничего не ответил. - Лишь смотрел на неё, и думал о том, что она сильно похожа на того, с кем бы я никогда не хотел встречаться. Я надеялся, что она не знает на кого именно она похожа.
– Так и будешь молчать? – Она приподняла бровь.
– Я не понимаю о чём ты.
Она ухмыльнулась и наручники на её руках слегка звякнули, когда она поправила одеяло, укрывая ноги.
– В таком случае, я думаю, что тебе пора. – Она откинулась на подушку и закрыла глаза.
Встав со стула, я ещё раз посмотрел на неё и вышел.

– Ну и как она? – Раздалось за моей спиной, когда я закрывал дверь.
– Достаточно неплохо для того, кто уничтожал Ядра Вероятностей и сейчас сидит на цепи.
– Ищейка и на цепи. С чувством юмора у тебя лучше не стало.
– Генри! – Воскликнул я и обернулся, пытаясь скрыть улыбку.
Блондин нахально улыбнулся.
– Давно я не слышал этого имени. А то последнее время: Механик то, Механик сё. – Он скрестил руки на груди.
– С отцом-то виделся?
– Издеваешься? У него нет времени на меня. Его больше волнует Джокер, который за этой дверью. – Он качнул головой в сторону двери, которую я только что закрыл. – Да и я, если честно, не горю желанием с ним общаться.
Я склонил голову к левому плечу и, поправив халат, спросил:
– Злишься за наказание, которое получил?
– Я же был виноват. Не во всем, конечно, но виноват.
– Если бы не отмалчивался, получил срок меньше или, вообще, не получил.
Он тяжело вздохнул.
– Я и сейчас готов поклясться, что не знаю, как она это сделала. Я причастен только к тому, что научил её делать Ядра.
Я ему верил, что тогда, что сейчас.
– Хорошо. – Я смотрел на Генри и пытался увидеть в нём то, что увидел в Мии. Он стоял, скрестив руки на груди, и с ухмылкой смотрел на меня.
– Вы так с ней похожи.
– Я в курсе. К ней, кстати, можно?
– Нет. Только Эдвину и мне разрешено посещать.
– Эдвину? – Механик был удивлен.
– Он её кормит. Я не знаю, что произошло именно с ней, но её раны не особо позволяют ей самостоятельно питаться. – Я врал, но врал очень умело.
Он выжидающе посмотрел на меня.
– Думаю, дня через четыре её можно будет посещать.
– Хорошо. – Довольно резко ответил Генри и, развернувшись, пошел прочь от камеры Мии.
Да уж, теперь в Доме находилось два самых опасных Джокера, у которых были какие-то совместные дела. И они их обязательно возобновят.
Я не сомневался в том, что одной из задач Мии в тот момент, когда она уничтожала Вероятности, было возвращение Механика.
Когда я поднимался по лестнице, навстречу мне спускался Эдвин с небольшим термосом. Он остановился и посмотрел на меня.
– Добрый день.
Я оглядел юношу. Что-то в нём неуловимо поменялось за последние лет пятьдесят, а может и больше. Он всё так же был молчалив и исполнителен, но что-то не давало мне покоя.
– Эдвин, ты же знаешь, о состоянии Мии?
– Да. – Он даже не удивился моему вопросу.
– Ты ведь понимаешь, что об этом никому нельзя говорить?
– Я и не собирался. Я не предатель. – Он слегка улыбнулся и посмотрел на меня таким взглядом, от которого мне стало нехорошо. – Извините, она меня ждет.
Обойдя меня, он стал спускаться. И в этот момент я понял, почему Эдвин в последнее время во всём слушается Мию. Я вспомнил этот взгляд, от которого всегда были мурашки по коже. Немного постояв на лестнице, я всё же собрался и прошел в общий холл. Там мне встретились Джек и ученик Мии, о чем-то громко спорившие. Но мне не хотелось в это вмешиваться и потому, что их ссора привлекла внимание Старейшин. А мне требовалось попасть к самому главному, на данный момент, в Доме. Я пересёк холл, поднялся по парадной лестнице и направился в Западное Крыло. Идя по длинному коридору, устланному коврами, поглощающими звук шагов, я вспомнил, как в первый раз застукал Мию в северном крыле о чем-то спорящей с Генри (это было лет триста назад). Увидев меня, она тут же прекратила доказывать что-то юноше и в её глазах, я заметил что-то похожее на… Ненависть.
В своих раздумьях я не заметил, как дошел до приёмной. Марк, как всегда, сидел за столом и заполнял какие-то таблицы.
– У себя?
– Да. Но я бы на Вашем месте к нему не совался.
– Бесится?
– Я бы так не сказал. – Марк устало взглянул на меня. – Он какой-то потерянный что ли. Как будто не знает, что теперь делать с Мией и Механиком. И, возможно, злится на себя за произошедшие события.
– Ничего страшного. Если что, я с ним справлюсь и смогу успокоить. – Я похлопал по карману халата. Марк понимающе посмотрела на меня и улыбнулся. Он прекрасно знал, что у меня c собой всегда имеется шприц с успокоительным.
– Тогда, прошу. – Он махнул рукой и вернулся к таблицам.
Улыбнувшись, я постучал в дверь кабинета Хозяина. Но, так и не дождавшись ответа, я повернул ручку — дверь легко поддалась.
Кабинет Хозяина был похож на кабинет какого-нибудь детектива конца 50-х - начала
60-х годов прошлого столетия Нулевой. По периметру стояли большие доски, на которых были расположены документы, таблицы, схемы, карты, рисунки и фотографии. Кое-где были приклеены цветные стикеры.
Сам Хозяин, похоже, не спал с того самого дня, как Мия решила уничтожить несколько Вероятностей. Всё так же испачкана кровью рубашка, с закатанными по локоть рукавами. Помятые брюки также в крови и ещё каких-то пятнах, похожих на пыль. Я посмотрел на его стол. - Он был весь завален бумагами, кое-где виднелись синие пятна от чернил, пепельница была до отказа забита окурками.
– Серийного убийцу ищешь?
Он повернулся, и я подавил смешок.
– Это она тебя так?
На правой скуле Хозяина красовалась большая ссадина, а под левым глазом «светился» синяк.
– А кто ещё? – Он явно был смущен тем, что его избила его же ученица. – Может, глянешь моё плечо?
– Снимай рубашку.
Он послушно снял рубашку и сел на край стола. Я осмотрел его багряное плечо.
– Чем она тебя так?
– Ножкой стола.
– Она же была в наручниках?
– Ей это не помеха, уж мне-то поверь. Ай! – Он вскрикнул от боли, когда я попытался сжать плечо. – Я знал чему её учить.
Я смотрел на Хозяина и понимал, что Мия действительно выглядит лучше. А это ещё больше подтверждало мои подозрения, которые я пока не хотел озвучивать Хозяину.
– А она молодец, до последнего не сдаётся. – Я рассмеялся, надеясь, что это звучит, не фальшиво. – Ты сейчас выглядишь даже моложе. Без этой всей напускной власти.
– Мне тоже иногда нужен отдых. А эта девчонка, похоже, проверяет насколько меня хватит.
– Так ты же занимаешься тем же самым. Вы с ней одинаковые. Где бинты?
– В том шкафу. – Он указал на шкаф, стоящий возле окна.
– Так для чего тебе все эти документы?
– Пытаюсь понять, что произошло сто восемьдесят лет назад с Мией. Она тогда, как с цепи сорвалась.
– Сейчас-то она не сорвется. – Я возвращался к столу с бинтами. Хозяину моя ремарка явно не понравилась.
– Думаешь почему она тогда разорвала контракт во второй раз? – Хозяин поморщился от боли, когда я фиксировал его плечо. – Может, не стоило её делать Джокером обманом?
– Я же ни один так делал.
Я уставился на него, потом вытащил пачку, которую приметил под бумагами и сунул сигарету в рот. – Дай огня.
Он пошарил рукой среди бумаг и потом кинул мне золотую зажигалку.
– Ты нарушил ЕГО запрет.
– Он давно мёртв и ты об этом знаешь.
– Если он запретил брать его потомков в Дом, значит он знал, чем это закончится. – Я замолчал, не захотев озвучивать свои подозрения.
– Миа сильный Джокер и всё.
– Я вижу то, во что ты её превратил. Она сильней Старейшин всех вместе взятых! – Я уже не мог остановиться. – Если бы ОН был жив, ОН бы тебя уничтожил!
– Если бы ОН был жив. ОН бы сам её тренировал. Но ОН мёртв, а она не знает о ЕГО существовании. Она просто девочка из Нулевой. – В голосе Хозяина снова звучали властные нотки.
Мы с Хозяином смотрели друг на друга. Каждый из нас был прав.
– Ты уверен, что она про НЕГО не знает? – Тихо спросил я, закуривая очередную сигарету.
– Нет. Я следил за её семьей с рождения ЕГО первенца.
– Но ЕГО сын не был Джокером. Там не было никаких показателей. Да и у его детей тоже.
– Она ЕГО пра-пра-пра-правнучка. Правда, я надеялся, что эта сила проявится в мальчике.
– Но эта девочка, посильнее многих мальчиков.


Рецензии