Глава 9. Хозяйка Трёх Слонов

Гуля приходила в гости и садилась рядом. Молчала. Иногда они ходили прогуляться, как велел ей доктор. Просто бродили молча по улицам.
   Потом начался второй семестр. Закончилась зима.

   ...Та сумасшедшая весна кружила и дурманила. Это было время, когда еще не было зелени на деревьях, только кое-где на солнечной стороне пробилась травка. Запах едва отошедшей после зимы земли смешивался с горьким запахом набухших почек и приводил душу и сердце в такое смятение, что хотелось плакать и смеяться одновременно и беспричинно. К ночи иногда еще температура опускалась до нуля, весенний запах становился совершенно сводящим с ума всех, кто еще не потерял способность влюбляться в каждую новую весну и радоваться жизни.
   А у Юльки было такое ощущение, что она замерзает изнутри, словно все внутренности обкололи новокаином. Самым интеллектуальным занятием для неё стало на время одна старая, ею самой придуманная игра, - когда-то давно, когда Юлька ездила в школу на метро, она очень любила считать узелки на проводах, которые тянулись вдоль линии. Она на память знала их количество, но каждый раз говорила про себя: "Если четное число, то тогда..."
Желания иногда менялись, но число узелков оставалось прежним. А еще она считала машины "Победа", стоящие на стоянках в полосе отчуждения вдоль метро...
   В конце мая вдруг раздался телефонный звонок. Звонили из Москонцерта, просили передать Лёшке, что все туры он прошёл, и его взяли в ансамбль.
   - Почему вы звоните сюда, он здесь не живёт?!- удивилась Юлька.
   - В документах указан Ваш телефон. Передайте ему, 5 июня - первая репетиция, пусть позвонит, - женский голос назвал номер телефона.
   Она уже поняла, почему позвонили именно ей. Прошлой осенью именно она моталась со всеми Лёшкиными документами, пока он проходил туры конкурса. Звонить сама она не стала, попросила Гулю. От неё она и узнала, что Лёшка лежит в больнице, чтобы "откосить" от армии, потому что он взял академку.
   И она решила поехать к нему в больницу. Никому об этом не сказала, потому что даже Гульнара сочла бы её сумасшедшей. А мама сказала бы холодно: «Зачем лезть в окно, если тебя в дверь выгнали?»
  Всю ночь Юля писала ему письмо, потому что боялась, что что-нибудь забудет, когда будут разговаривать. Она и не предполагала, что разговора может и не быть вовсе. Как наивны мы бываем иногда, независимо от возраста!
 
   День был жаркий, и пока Юлька добрела от станции Перловская до ворот больницы, был уже почти полдень. В регистратуре ей сказали, что больным разрешают по такой погоде прогуливаться в парке и посоветовали ей поискать парня где-нибудь в тенечке. Юлька пошла искать Лёшку по дорожкам.
Наконец, из-за кустов она услышала Лёшкин смех и какую-то возню. Она обогнула кусты и увидела смеющегося Лёшку. Он рассказывал что-то молоденькой медсестре в коротеньком кокетливом халатике. Раскрасневшаяся то ли от жары, то от смущения, сестричка, хихикала в кулак. Не каждый же день такие красивые парни ей анекдоты рассказывают.
    Лёшка попытался обнять её, чтобы поцеловать. Она засмеялась и увернулась, но было ясно видно, что возня эта ей по душе. И погода располагает.
   Юлька подошла тихо и встала напротив них.
   Лёшка пытался еще что-то сказать сестричке на ухо. Но медсестра увидела Юльку и вскочила, одергивая коротенький халатик.
   - Привет , - сказала Юлька, - Как ты?
   - ??? – Лёшка скользнул по ней невидящим взглядом.
   - Вот, мама тебе прислала, - покривила душой Юлька и протянула ему пакет с домашним печеньем, - Там внутри письмо от меня. Потом прочитаешь...
   Парень взял пакет. Нарочито небрежно и даже брезгливо вытащил Юлькино письмо и сразу же, чуть скомкав, забросил его в ближайшие кусты. А пакет с гостинцами протянул медсестре: "Угощайся!"
Таким Юлька никогда не видела Лешку. Такого Лёшку она не знала…
Стало так противно, что даже затошнило.
 Медсестра протянула руку, чтобы взять печенье, но Юлька опередила её. Она ухватила пакет за дно и, приподняв над головой Лёшки, высыпала ему все на голову. Сахарная пудра с головы до пят покрыла его спортивный костюм, он стал похож на седого медбрата.
 Сестричка хихикнула в кулак и быстренько встала и пошла к корпусу, оглядываясь на всякий случай, может еще и бежать придется от такой агрессивной посетительницы.
Но Юлька уходила уже быстрым шагом в другую сторону. Кружилась голова, в глазах мелькали мушки, и у самых ворот в кустах её вырвало, хотя с утра она ничего не ела. Она ухватилась за железный прут забора, чтобы не упасть. Железная решетка забора была установлена на кирпичном основании. Держась за прут, Юлька стала сползать по нему, чтобы сесть на это основание. Оно было грязное, засиженное птицами и заплеванное прохожими, но ей было все равно.
   Лёшка, увидев это, хотел развернуться и уйти, к спальному корпусу. Там был фонтан, и в жару больным разрешали в нём купаться. Но увидел, что, чуть не столкнувшись с выходящей Юлькой, к нему спешила Любаня, Юлькина печаль-тоска… Она была в цветастом платье-размахайке, не скрывавшем её уже округлившийся живот. У Лёшки заходили желваки на щеках: в прошлый раз, когда Любаня приезжала к нему, от неё несло перегаром. Он попытался вразумить её, но она только хихикала…

  Юлька сидела с закрытыми глазами, прислонившись к прутьям забора. Сознания она не теряла, но ей мерещилось, Бог знает что. Вдруг, среди проходящих мимо людей мелькнуло сморщенное старушечье лицо. Из-под глубоко надвинутой на глаза чёрной фетровой шляпы на грудь спускались седые косы. Лицо всё увеличивалось и увеличивалось, надвигаясь и закрывая собой небо. Где-то она уже видела эту старуху? "Я её знаю? - подумала Юлька, - или во сне видела? Не помню..."
- Кто вы? – спросила девушка.
- Я хозяйка трёх слонов. Пока они – слонята, но придёт время – станут слонами, и я выпущу их на волю. Ты должна защитить от них своё самое дорогое. Сейчас ты всё забудешь, но придёт время, и ты всё вспомнишь.  .
Старуха  махнула сморщенной рукой перед лицом девушки и пропала.
А мимо Юльки, сидящей на каменном основании железного забора, проходили какие-то люди, мамаши с колясками, тётки с сумками.
   И все брезгливо обходили стороной. До неё донеслось даже: "Во, молодая, а уже нажралась с утра..."
   Потом лишь сердобольная бабуля, катившая к станции колясочку с редиской и прочей зеленью, остановилась, заглянула в лицо выцветшими своими глазами из-под сухих, словно пергаментных, век.
Потом погладила Юльку по голове и сказала: "Плохо тебе? Ты где живёшь-то?»
- Мне б только до электрички дойти. Я из Москвы приехала утром.
- Пойдём, провожу до станции. Вставай, милая... Дойдешь?
- Спасибо, бабушка… Храни вас Бог!

Юля не помнила, как дошла с незнакомой бабулей до железнодорожной станции Перловская, как вышла на Ярославском вокзале, как ехала в метро.
Опомнилась только в квартире. Бросила сумку у зеркала и рухнула в кресло.
На шум в прихожей вышла мама из своей комнаты. Она уже обзвонила все больницы и морги. И не знала, что думать. Гульнара звонила каждые полчаса.
Юля ушла из дома очень рано, чтобы успеть на семичасовую электичку.
- Доченька, где ты была, что с тобой?
- Налей мне воды, горло пересохло. Я была у трёх слонов…
Глаза у мамы округлились  и отнялся язык. Она испугалась, что дочь сошла с ума. Когда она принесла воды, Юля крепко спала в кресле. Мама прикрыла её пледом. И в своей комнате стала звонить Гуле, чтобы попросить её приехать.
А потом позвонила доктору, который приезжал по вызову.

(С)


Рецензии
«Зачем лезть в окно, если тебя в дверь выгнали?» - золотые слова! К сожалению, любовь априори сильнее разума и всех остальных чувств вместе взятых, в том числе даже собственного достоинства, ревности, злости. Вот только ОБИДА - да, она может оказаться и сильнее. И плохо лечится. Даже таким доктором, как ВРЕМЯ.
А слоников-то бабушка, похоже, уже начала выпускать. Ждем-с...
С теплом, М.

Михаил Танин   26.03.2017 11:57     Заявить о нарушении
Слоники ещё в загончике, но быстро подрастают.
Не забегай вперёд паровоза.
Спасибо за отзыв.

С теплом,
Ирен

Рута Юрис   26.03.2017 12:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.