Глава 8. п-т-ушница

Телефон молчал.
Первый звонок раздался утром 2-го числа.
Это была Гуля. Надо было ехать на консультацию перед экзаменом. Юлька как будто онемела и даже подруге не могла рассказать, что произошло.
Она с 31 числа так ничего и не ела. Налила себе чаю да и забыла про него. В горле стоял комок. Даже проглотить чай она не могла.
Она понимала, что её предали. Изощрённо и гадко предали. Её, такую верную и нежную. И, оказывается, глупую и наивную. И не просто предали, а пренебрегли ею, а это было ещё обиднее. Как будто бы ей побрезговали. И это после всех клятв, свиданий, поцелуев, подарков и намёков.
Она отсидела на консультации. Именно отсидела, потому что ничего не видела и не слышала. Прозвенел звонок. Они вышли из института и побрели, казалось, бесцельно. Но Юлька знала уже, куда она идёт. Утром, выходя из дома, она обнаружила в почтовом ящике ключи от дачи. И никакой записки, никакого объяснения.
По тому, как мысли крутились в голове, шаг делался всё быстрее и быстрее. Юлька знала, что Лёшка должен быть на репетиции, их ансамбль готовился к студенческому городскому фестивалю. Она уже даже не шла, а скорее бежала, напоминая Винни-Пуха из мультфильма, который тащит за собой Пятачка.
В вестибюле Дворца культуры было много родителей с детьми всех возрастов, пришедших на Новогоднее представление. Пахло ёлкой, бенгальскими огнями, апельсинами и свежей выпечкой из всех буфетов. Но от этих запахов Юльку только затошнило.
Знакомая вахтёрша кивнула Юльке: "Твой вон там, в малом зале, на сцене репетирует со своими. Смотри, не споткнись, свет только на сцене. Директор экономию наводит". 
Она ещё хотела добавить, что там, в полутёмном зале, сидит какая-то развязная накрашенная девица, которая пришла под ручку с Лёшкой. Но поперхнулась, словно слова застряли в горле, увидев, какого цвета у Юли лицо.
Юля часто бывала на репетициях у Лёшки и вахтёрша её хорошо знала. Она заметила, что Юлька очень бледная и осунувшаяся. И глаза словно потухли, синяки под глазами, будто неделю не спала. Женщина вздохнула вслед, покачала головой, подумав: «Хорошо, что промолчала. Пусть сами разберутся».
Девушки вошли в зал через дверь за сценой. Их никто не увидел, потому что дверь была закрыта частью кулисы, плюшевой и такой пыльной, что пришлось закрыть нос ладонью, чтобы не чихнуть. Юлька хотела выйти из этого убежища, но Гуля задержала её и, приложив палец к губам, велела молчать.
Ребята на сцене настраивали инструменты и пересмеивались. То, о чём они так смачно рассказывали, привело Юльку в такое состояние, что едва-едва она устояла на ватных ногах.
- Представляешь, - рассказывал Лёшка, - эта дурёха была в полной уверенности, что я с ней в Новогоднюю ночь пересплю. Она с самого лета готовилась. В электричке вся сомлела, даже народ заметил. Просто стыд какой-то. Я её в автобус впихнул, за билет заплатил, покричал ей, чтоб меня услышала, и бегом на платформу, там уж электричка подходит на Москву. Еле успел.
  - Ну, ты даёшь, - ответил кто-то из ребят, - Просто детектив какой-то!
  - Какой детектив! Любовный роман. С Любаней только вчера к вечеру из постели вылезли. Было б можно, я и сегодня оттуда не вылез. Мы с ней уж месяц всё никак отлепиться друг от друга не можем. Помнишь, осенью  на свадьбе у кого-то играли? Там и приглянулись. Такая женщина!
  - А как же Юля твоя? Ты ж с ней так носился, что мы все просто удивлялись. Ведь ничего вокруг не видел. Только – Юля да Юля. Ты с ней-то где познакомился?
  - Не всё ли равно, Юля, Катя, Таня…
  - Лёш, ты чё, с ума сошёл, что ли…Ты чего несёшь-то?
  - Где познакомились, говоришь… А, вроде, летом, точно не помню…Да, что ли ещё в июне, на Красной площади, после выпускного. Мне мои все так надоели. А тут смотрю, она идёт по лужам. Босая и одна. Новыми туфлями ноги натёрла.
Познакомились. Пошёл провожать, всё равно по пути. Мимо садика проходили, я ей весь куст сирени обломал, охапку целую. Присели по дороге в каком-то садике. Сидим. Она из сирени венок сделала. А мне пить охота. Хотел шампанское открыть, у меня в пакете с вечера бутылка осталась. Она говорит, давай разопьем её на Новый год вдвоём на даче. Так всё это время и носилась с этой мыслью, достала совсем. Втрескалась в меня, как клещук вцепилась. С ней, правда, пойти никуда не стыдно было: она из хорошей семьи, воспитанная.
А Любаня-то моя из ПТУ, политесам разным не обучена, зато в постели - царица. Я от неё балдею… Но это всё ерунда. Ключи-то от дачи у меня остались, - вот смех-то. Не знаю, деньги-то были с собой у неё или нет...
   - Лёш, у тебя с головой-то всё в порядке? Вы ж как голуби-неразлучники всё вместе ходили. Прям завидно было на вас смотреть. Ты чудной стал какой-то в последнее время. Я заметил, после той свадьбы в Немчиновке… А? И что, не позвонил даже, как она? А вдруг замёрзла?
   - А на фиг звонить... Чего ей сделается, у неё тогда кровь, наверное, закипала, так меня хотела. Я сегодня утром сюда скорей, а Любанька ключи от дачи ей в почтовый ящик кинула. Свадьба у меня 5 февраля. Всех приглащаю Мать уж кафе заказала на Пресне где-то. Пошли, покурим...
- Ну, ты силён… Ты хоть знаешь, кто эта твоя Любаня? Тебе рассказать или ты всё знаешь, да только дуриком прикидываешься? Там же все, кто только может, перебывали. От Кунцева до Одинцова. Не боишься  подцепить болячку какую-нибудь?
- Не боюсь, - вызывающе ответил Лёшка.

Не успели Юлька с Гулей выскочить за дверь, как с другой стороны чья-то рука отодвинула кулису, и Юлька увидела Лёшку.
Она и так была в полуобморочном состоянии от того, что услышала, а тут вдруг и вовсе в глазах потемнело.
- Ага, - зашипел Лёшка, - ты ещё и шпионить за мной стала. Надоела со своими заботами. Не крутись больше у меня под ногами, поняла? Женюсь я, слыхала? А теперь - катись…
- Ну, и гад же ты, - Гуля не растерялась и влепила ему звонкую пощёчину.

*   *   *

Первый экзамен зимней сессии Юлька завалила.
Вернее, она даже не пошла на него, родителям сказала, что сдала досрочно. Есть и пить она не могла, в горле стоял комок. К телефону просила не подзывать под предлогом зубрёжки. А она просто не могла говорить, будто онемела.
   Все каникулы она пролежала на диване, прикрываясь учебником. Боялась маминых вопросов, потому что мама с самого первого дня знакомства с Лёшкой не одобряла их отношений. Пересдав кое-как экзамены, чтобы не лишиться стипендии, она погрузилась в самый настоящий анабиоз.
Организм, как мог защищался от того шока, который ей пришлось пережить. Она ни с кем не разговаривала. Боясь любого произнесённого  слова, как будто оно, это слово, сказанное ею, отнимало у неё часть её самой.
   Начались каникулы. А она сидела дома, потому что стоявшая солнечная погода, когда снег слепит глаза, раздражала её. И на фоне сияющего снега и ослепительно голубого неба, солнце казалось ей чёрным, пожирающим всё вокруг пятном.
   Потом начался следующий семестр. Незаметно проскочили февраль и март… Юлька была  никакая. Она приходила из института, бросала портфель, морщилась при виде оставленного мамой обеда и потом валялась целыми днями на диване, наглухо занавесив все шторы, накрыв голову подушкой, чтобы не видеть солнца. Мама молча положила на письменный стол коробочку с поливитаминами.
Наконец, маме надоело Юлькино «валяние» на диване и она решила с ней поговорить.
- Девочка моя, хватит переживать из-за всяких пустяков! Не принц же он какой-нибудь!
- Мама, замолчи!
- Я не могу молчать, видя, как ты самоедством занимаешься. Он не стоит того. Ведь я тебя предупреждала!
- Но ты же его не знаешь!
- Знаю, девочка, очень хорошо знаю!
- Откуда, мама? Ты же даже по имени его никогда старалась не называть.
- Успокойся, Юля! Ты просто должна его выкинуть из головы.
- Но почему? Он поймёт, что не прав! И разведётся.
- Нет, деточка, не поймёт и не разведётся. Потому что у него уже давно другая девка. Вернее, жена. П-Т-У-шница. Он тебя на ПТУшницу променял…Понимаешь, на ПТУшницу!
Юлька поперхнулась: «Откуда ты всё это знаешь? Мама?»
- Я давно знаю, девочка, мне его мама звонила. Про тебя спрашивала. И сказала, что ходила за разрешением на брак в райисполком. Девице этой ещё 18 лет нет. А она берем…, вобщем, они ребёнка ждут…
- Кто они?
- Лёша твой и эта девица его. На танцах её подцепил в Одинцово!
- Мама и ты молчала? Видела, как я загибаюсь, и молчала?
Юлю стало трясти, будто у неё температура под сорок. Мама испугалась и пожалела, что завела этот разговор.
- Ты уйди, мама, уйди. Плохо мне. Но помощи твоей мне не надо. Лучше я подохну сегодня.
- Что ты говоришь, Юля?!
А у Юльки потемнело в глазах и она ткнулась в подушку лицом. Звуки куда-то отступили, перед глазами носилась какая-то серая мгла с чёрными точками.

Когда она открыла глаза, то увидела,что над ней склонился доктор, сующий ей под нос ватку с нашатырём.
- Что со мной?  Где я?
- Дома, дома…Просто давление поднялось. Сессия. Переутомилась немного.
- Это не от сессии, доктор, не от сессии, понимаете… Он бросил меня… Как того зайку, что на лавочке промок….
- Доктор, что она несёт? – мама стояла сзади.
- Уйдите, пожалуйста, - сказал доктор маме.
- Я всё знаю, а теперь послушай меня, девочка, - сказал доктор твёрдо и сердито, - Если хочешь жить нормально, всё в твоих силах. Иначе, больница такая есть. Кащенко называется, слышала? Вот здесь я выписал все лекарства. Будешь принимать. И жить. Дома жить. Есть обязательно, морс пить. В институт ходить. Понятно? Учиться, учиться и учиться. Как дедушка Ленин завещал…
- Да, - прошелестела Юлька, - Какой ещё морс? Я буду жить и ждать…Ждать…Он вернётся…
- Не надо ждать. Надо просто жить! Дальше жить. Не закончилась жизнь. И мир не перевернулся, понимаешь ты это?
- Разве? – Юлька подняла на доктора глаза.
- Да! Я приду через несколько дней… к тебе. Постарайся! – голос у доктора стал мягче, - Подруги есть у тебя?
Юля кивнула головой.
- Дай мне номер телефона, - попросил доктор, - как её зовут?
-Гульнара.

(С)


Рецензии
Гады-гады-гады!! - такие самовлюбленные Нарциссы, везде и всегда ставящие свои сиюминутные прихоти выше всего - любви, чести, верности слову, просто - порядочности. Жизнь таких не исправляет, как правило, а вот судьбы - коверкает многим, особенно - "бывшим", "все еще любящим и надеющимся", просто случайным встречным...

Михаил Танин   26.03.2017 11:44     Заявить о нарушении
Вот поэтому я и забанила его по всем каналам. По голосу услышала, что он совсем не изменился.
Старые грабли меня хорошо научили.

Рута Юрис   26.03.2017 12:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.