Касание любви

Часть 1

Девушка сидела на берегу и смотрела на солнечный закат. Волны то набегали, слегка касаясь кончиков пальцев, то снова отступали, оставляя за собой мокрый след на песке. На ней было белоснежное платье из легкой ткани, белый пояс подчеркивал изящную талию, волосы золотистыми локонами спадали на плечи. Солнце уже наполовину опустилось в море, легкие облачка приобрели пурпурный оттенок. Ее голубые, как летнее небо, глаза печально взирали на это великолепие. Сейчас сердце волшебницы было переполнено горечью утраты. Внешне ее нельзя было отличить от обычного человека, только два белоснежных крыла за спиной указывали на ее внеземную природу. Фэйрис обладала редким даром зажигать огонь в сердцах людей, поэтому многие именовали ее ангелом любви. Этой магией она добровольно связывала себя с объектом чар и вместе с человеком испытывала безудержную радость или горе. В моменты отчаяния, когда соединенные ею влюбленные расставались, она искала утешение именно здесь. Но это только минутная слабость, уже через несколько мгновений, она снова вернется в мир, чтобы нести свой дар.
Фэйрис стояла по левую руку от графа, но мужчина не видел ее, как и прочие участники малого совета. Слово взял седобородый старец  представитель земель южного предела.
– Я не могу повысить налоги, милорд. Их бремя и без того чрезмерно для простых селян, требуйте от людей большего, чем они могут дать.
В душе все были согласны с говорившим, но никто не решался высказать свои мысли вслух. Все взгляды были устремлены на графа Арана Глонса. Еще в юные годы, когда ему довелось участвовать в войне королевств, его стали называть "мечом правосудия". Ранняя смерть родителей и бремя власти заставили его быстро повзрослеть. Никогда нельзя было угадать, о чем он думает, лицо мужчины всегда оставалось бесстрастным. Мало кто мог выдержать пронизывающий взгляд его карих глаз, многие даже верили, что он способен читать мысли. Аран всегда подчеркивал свою принадлежность к великому роду, облачаясь в цвета своей семьи, цвета стали и ночи. Черный еще больше подчеркивал бледность его кожи, черные волосы были коротко подстрижены, черты лица отличались правильностью линий, только небольшая горбинка на носу нарушала этот идеальный облик. Граф принял решение и произнес:
– Корона требует от нас все больше денег, и мы не можем сказать нет. В этот раз повышение составило не более пяти процентов. Эту сумму мы можем внести сами, не прибегая к дополнительным налогам.
Среди знати поднялся возмущенный гул, но никто не решился оспорить этот приказ.
– Я рад, что мы так быстро пришли к согласию, – с этими словами он поднялся со своего места. – А теперь, прошу меня простить, другие дела требуют моего внимания.
Фэйрис последовала за ним, она всем сердцем хотела помочь ему, волшебница даже не осознавала, что этим может разрушить его мир до основания. Она могла заглядывать в сердца людей и, заглянув в его сердце, Фэйрис увидела только чувство долга. Этот человек никогда не любил. Сегодня был день Последнего Милосердия, в этот день любой человек мог прийти во дворец своего господина, и попросить рассудить спор или помочь в беде. Это был огромный риск, и, в то же время, для многих это был последний шанс. Все решения, принятые владетелем земель или наместником, немедленно приводились в исполнение и не подлежали пересмотру. Аран принимал просителей в тронном зале, ровно в полдень его двери открылись для всех делающих. Просьбы простых людей были похожи, обычно приходилось судить спор двух крестьян, один из которых обвинял другого в воровстве, либо в порче имущества. Кто-то просил спасти от смерти осужденных преступников, кто-то приходил покаяться в надежде, что это избавит его от кары.
Граф выслушивал всех, солнце уже клонилось к закату, но не выказывал ни малейшего признака усталости. Следующей в зал вошла молодая девушка, ее волосы были заплетены в косу, уложенную обручем вокруг головы. На ней было простое опрятное платье, правда, туфли находились не в лучшем состоянии. Видимо, ей пришлось пройти много миль пешком. Приблизившись к трону, она опустилась на колени, ее глаза были полны слез.
– Я прошу вас о милосердии, милорд, – дрожащим голосом произнесла она
– Встань и говори.
Именно этот момент избрала Фэйрис, она положила руку на плечо графа и применила свою магию. В эту секунду Аран почувствовал прилив радости и неясного волнения, ему захотелось помочь девушке, стереть слезы с ее лица. Девушка медленно поднялась и заговорила:
– Мой отец, сэр Мэйсон Ланс, сейчас томится в подземелье замка. Завтра на рассвете его должны казнить. Прошу, смилуйтесь над ним!
Аран вздрогнул, услышав это имя.
– Вы разве не знаете, за что он осужден? Он заговорщик, если бы его план воплотился в жизнь… – его рука непроизвольно сжалась в кулак. – Если бы бомба взорвалась, то погиб бы не только я, но и сотни ни в чем не повинных людей!
Девушка опустила голову, все ее надежды рассыпалась в прах.
– Он невиновен, истинные преступники хотят забрать его с собой на костер, чтобы убить одного из лучших воинов.
Граф не понимал, почему ему стало так тяжело, боль сжала сердце. Но он заставил замолчать чувства и прислушался к разуму.
– Суд вынес свое решение и не мне его менять.
Девушка больше не спорила, она поклонилась и хотела уйти, но силы изменили ей. В глазах потемнело, ноги подкосились, и она упала на каменный пол. Аран сжал подлокотники трона, ему хотелось самому помочь ей, но он сдержался. Граф обратился к слугам:
– Помогите миледи встать и вызовете лекаря. Разместите ее в гостевых покоях, – видя, что лакеи колеблются, граф вышел из себя. – Живо!
 Беспокойство за нее разъедало графа изнутри, он постарался поскорее закончить суд и быстрым шагам вышел из зала. Лекарь дал девушке настой из трав, чтобы эту ночь она могла поспать спокойно. Аран навестил свою гостью, он сел в кресло рядом с ее постелью, и охранял ее сон. Граф не понимал, что происходит. Откуда взялось это желание быть рядом? В сердце поселилось непривычное тепло, он несмело коснулся руки спящей, поднес ее к своим губам и прошептал:
– Ради тебя я дам ему еще один шанс.
Этой ночью подземелье замка посетил гость. Одно его имя открыло все двери и засовы. Хотя лицо этого человека скрывал капюшон, сложно было его не узнать. В тюрьме царила непроглядная тьма, дневной свет никогда не проникал сюда, единственным источником освещения служили факелы, вмонтированные в каменную стену. Аран отказался от сопровождения и сам открыл железную дверь камеры. Он не опасался внезапного нападения, так как все заключенные были прикованы к стене цепью и просто не могли подойти к двери. В помещении было ужасно сыро, воздух был затхлым и тяжелым, здесь пахло смертью. Факел, который он принес собой, испускал слабый свет, но даже он показался узнику нестерпимым. Несчастный опустился на пол и закрыл голову руками. Сейчас он уже мало походил на прежнего сэра Ланса, одежда была порвана в нескольких местах и смотрелась на нем серым мешком. Мужчина выглядел изможденным. Когда он поднял голову, Аран с трудом смог узнать его. Черты лица заострились, под глазами залегли глубокие тени, волосы грязными прядями спускались до плеч. Граф откинул капюшон и подошел ближе.
– Сегодня ваша дочь просила меня о милосердии.
Узник отозвался хриплым голосом:
– Она еще мала и не понимает, о чем просит. Зачем вы пришли, милорд?
Арана поразила эта обреченность и равнодушие в голосе.
– Я здесь, чтобы услышать правду.
– Я хотел все рассказать, но на суде вы не дали мне слова. А теперь приговор вынесен.
Аран хотел уйти, но что-то остановило его. Он подошел ближе к заключенному и поднес факел к его лицу.
– Поклянитесь, что невиновны! Но не пытайтесь соврать, я смогу распознать ложь, предупредил граф.
Старый рыцарь ответил ему прямым взглядом, он собрал последние силы и твердо произнес:
– Клянусь жизнью своих детей, что на мне нет вины. Я никогда не злоумышлял против вас, милорд.
Граф видел, что узник говорит правду. Но возможно, он просто хотел обмануться? Аран достал ключ, и расстегнул замки на железных кандалах, цепи с шумом упали на каменный пол. Он снял с себя плащ и протянул узнику со словами:
– Бегите, у ворот вас ждет конь, в дорожной сумке вы найдете золото и еду. Вас будет сопровождать мой человек, который укажет путь в безопасное место.
Мужчина замер на месте, боясь поверить в происходящее.
– Я…
Но граф перебил его на полуслове:
– У нас будет время для разговоров, когда ваша жизнь будет вне опасности.
Граф вернулся в замок, на душе у него было неспокойно, он осознавал, что это новое чувство разрушает его мир, уничтожает его самого. Аран и сам не заметил, как оказался у двери гостевой комнаты. Девушка только недавно проснулась, она вскочила, услышав звук открывающейся двери, и замерла, увидев его.
– Прошу прощения, если я потревожил вас, но у меня есть новости, которые я хотел сообщить безотлагательно.
Девушка вся превратилась в слух.
– Я до сих пор не знаю вашего имени, – заметил граф.
– Вы можете звать меня Элорой, милорд.
Он так пристально смотрел на нее, что девушка смутилась и отвела взгляд.
– Что вы хотели сообщить мне? – Набравшись храбрости, спросила девушка.
Этот вопрос вывел его из оцепенения.
– Ваш отец бежал сегодня ночью.
Лицо Элоры тотчас преобразилось, она вся светилась от счастья.
– Но как это произошло? – Взволнованно спросила она.
Аран сделал вид, что не расслышал этого вопроса.
– Я не в силах вернуть вам доброе имя, но обещаю, что ваша семья ни в чем не будет нуждаться. Жизнь благородного рыцаря в безопасности, вы сможете его увидеть, когда пожелаете.
Она упала перед ним на колени в порыве благодарности и произнесла:
– Я никогда не смогу отплатить вам за эту милость.
Аран подошел, и поднял девушку с колен. Элора было так близко, сердце мужчины с удвоенной силой забилось в груди. Ему хотелось коснуться ее волос, ощутить тепло ее губ. От нее не укрылся огонь в его глазах, но Элора даже не попыталась высвободиться или отстраниться.
«Нет, это какое-то безумие! Я веду себя бесчестно», – одернул себя Аран.
Он отступил и почтительно поцеловал ей руку. Легкий румянец окрасил щеки девушки.
– Завтра вы сможете увидеться с отцом. А теперь прошу простить, меня ждут дела, – отчеканил граф.
Не дожидаясь ответа, он поспешно вышел и направился в свои покои. Подсознательно он искал защиты в знакомых стенах кабинета. Аран опустился в кресло, слишком многое изменилось за этот день, и ему нужно было время, чтобы все осознать. Мужчина закрыл глаза и сосредоточился.
«Как это могло произойти? Я никогда раньше не чувствовал ничего подобного. Почему она? Ради одного ее взгляда я готов на любое безумство».
Граф прислушался к себе, и тут же услышал еле заметный шелест, почувствовал легкое дуновение тепла. Он раньше читал об этом в одной старой книге. Аран решил проверить свою догадку.
– Явись, Вестник Любви! Я разгадал твой обман.
Пространство заколебалось, и перед ним предстала дева в белом. Сначала граф испугался, увидев ее перед собой, он до конца не верил в то, что у него действительно получилось. А затем к нему пришло осознание и  гнев.
– Зачем ты околдовала меня и лишила рассудка? – Резко спросил Аран.
Фэйрис лишь улыбнулась и мягко ответила:
– Я только открыла твое сердце для мира, не более.
– Я не хочу, чтобы выбор делали за меня. Освободи меня от этой пагубной страсти.
Фэйрис колебалась, никогда раньше человек не мог распознать ее чар. Словно почувствовал ее сомнения, мужчина продолжил:
– Я смог почувствовать твою магию только потому, что мне не суждено любить эту женщину, и ты сама знаешь это.
Действительно, это объяснение было единственно верным, Фэйрис не могла не признать этого.
– Да будет так! Я освобожу тебя, - ответила она.
Сделав это, волшебница снова исчезла. Фэйрис была растеряна, боль от новой неудачи, словно сковала ее. Теперь она должна была уйти и предоставить графа его судьбе, но она не хотела так просто сдаваться.

Часть 2

Аран и не подозревал, что это чувство так глубоко проникло в его душу. Как только Фэйрис сняла заклятье, он почувствовал пустоту. В сердце мужчины больше не было любви, осталась только боль от утраты великого чувства. Граф опустился в кресло и налил себе бокал вина. Он выпил его залпом, но не спешил наполнить снова. Аран смотрел, как свет очага преломляется о грани кубка, затем он медленно начал наливать вино. Оно было красное, как кровь. Граф сделал один глоток, вкус напитка показался ему странным, в нем присутствовала легкая горечь.
– Милорд!
Аран резко обернулся и увидел на пороге своего управляющего, граф даже не заметил, как тот вошел.
– Я просил не беспокоить меня, Миран.
Слуга бросил беглый взгляд на графин с вином, на его лице тут же появилась странная ухмылка.
– Вы проиграли, милорд.
Управляющий сделал особый акцент на последнем слове, произнеся обращение с нескрываемым презрением.
– Я требую объяснений!
– Сегодня ночью вы выпустили преступника. Как только сэр рыцарь покинул тюрьму, он убил вашего доверенного человека и скрылся.
Аран сделал попытку встать, но не смог и бессильно упал в кресло.
– Помоги мне! – Слабым голосом произнес граф.
Но Миран не шелохнулся, он просто наблюдал за его тщетными попытками подняться. Аран хотел позвать на помощь, но из его горла вырвался только сдавленный крик.
– За что? – Граф прошептал эти слова еле слышно.
Убийца наслаждался каждой минутой агонии своей жертвы.
– Я верю, что вы сохраните этот секрет. Клянетесь жизнью? – Произнеся эти слова, Миран рассмеялся, его смех звучал нервно, отрывисто и больше походил на лай.
– Дело не в том кто вы есть, а в том кем вы могли бы стать, – отсмеявшись, проговорил предатель. – Мы не можем допустить появления Защитника.
Убийца подождал еще немного. Яд уже полностью парализовал Арана, и сейчас он стал похож на изваяние из мрамора. Мирану стало немного не по себе, к тому же, он боялся, что его могут застать здесь.
– Доброй ночи, милорд. Желаю вам вечного сна, – напоследок произнес убийца и скрылся за дверью.
Холод сковал сердце графа, оно стало биться медленнее, еще пара ударов и все будет кончено.
В глазах потемнело, Арану казалось, что кто-то зовет его по имени, просит не сдаваться, не уходить. Потом боль начала отступать, а вместе с ней ушло оцепенение. Граф сделал глубокий вдох и почувствовал, что его сердце снова бьется ровно. Фэйрис стояла перед ним в своем белом облачении. По щекам девушки текли слезы, но на губах играла улыбка.
– Я не умер?
– Нет, – ее взгляд невольно упал на белые перья, которые устлали пол.
Только сейчас Аран заметил, что у волшебницы больше нет крыльев. А это могло означать только одно – она заплатила за его жизнь своим бессмертием.
– Почему?
– Сейчас нет времени на объяснения. Все считают тебя мертвым, и пока это так, твоя жизнь в безопасности.
Она сняла со стены фамильный меч и начала произносить волшебную формулу. На лезвии появились магические руны, как только они стали испускать свечение, Фэйрис бросила оружие на ковер. Заклятье иллюзии сработала идеально, Аран с ужасом увидел на полу свою точную копию.
– Нам нужно уходить. Ты еще не осознаете этого, но в твоих руках судьба всего мира. Прошу, доверься мне! – Настойчиво проговорила она.
Мужчина колебался лишь секунду. Граф достал два черных плаща из простой материи, в подобной одежде их можно было принять за обычных путников. Аран взял с собой меч и кинжал, оружие не было украшено драгоценными камнями, но его ценность заключалась в другом – лезвие имело идеальный баланс, клинок становился продолжением руки фехтовальщика. Воспользовавшись потайным ходом, они смогли выбраться из замка незамеченными.
Люди старались не заходить в лес Скайлин, его чаща таила в себе множество опасностей. Молва приписывала ему волшебные свойства, некоторые даже считали, что он существует здесь с начала времен. Это было идеальное убежище для двух путников. Девушка шла впереди, указывая дорогу. Они ушли достаточно далеко, но Арану казалось, что он все еще слышит печальный голос колокола, возвещающий о смерти владетеля земель. Для него уже не было пути назад. Время шло, они все больше углублялись в чащу, девушка начала уставать. Волшебница пошатнулась и чуть не упала, но граф успел поддержать ее.
– Нам нужно сделать привал, – тоном, не терпящим возражений, произнес он.
Аран смог быстро развести костер, ужином им послужили дикорастущие ягоды.
Жизни графа перевернулась за этот день. Только вчера он управлял людьми, занимал свое место по праву рождения, а сегодня он ничем не отличается от бродяги. У него было больше вопросов, чем ответов.
– Зачем ты спасла меня?  – Спросил он.
Фэйрис колебалась, не зная с чего начать свой рассказ.
– Ты слышал легенду о Защитнике, которую матери рассказывают своим детям?
Аран машинально произнес знакомый стишок:

Он распознает ложь,
И оградит от зла.
Защитник жив,
Пока любовь жива.

В свете последних событий эти строчки приобрели новый смысл.
– Я действительно могу быть Защитником? – Недоверчиво спросил мужчина. – И куда ты ведешь меня?
– Мы идем туда, где зародилась эта легенда. Там ты получишь ответ на свой вопрос.
Фэйрис быстро уснула, а граф остался на страже. Вокруг было тихо, тьма заволокла весь мир своей пеленой. Только свет от пламени отвоевывал островок жизни у этого мрака. Аран снял с себя плащ и укрыл волшебницу, затем подошел ближе к костру. У него создалось ощущение, что за ним пристально наблюдают. Он резко встал и обнажил клинок, это послужило сигналом. Из мрака вышла черная волчица, она внимательно смотрела на пришельца. Как ни странно, но Аран не чувствовал угрозы. Как только он вложил меч в ножны, волчица склонила перед ним голову.
– Ты пришла, чтобы служить мне?
Как будто поняв его слова, хищница склонилась еще ниже.
– Тогда подходи ближе к костру, и мы вместе переживем эту ночь.
Сегодня мир Арана рухнул. Ему удалось чудом спастись. Но ради чего? Все происходящее казалось страшным сном, он хотел вернуться в замок, вернуться к своей жизни. Мужчина не верил в сказки про Защитников, в то же время Фэйрис пожертвовала всем ради его спасения, он не мог просто так оставить ее.

Часть 3

Здесь всегда царила темнота. Тяжелые портьеры из синего бархата никогда не поднимали. Воздух был пропитан запахом лекарств. Но никакие зелья не могли помочь некогда великому чародею. На тумбочке около кровати покоился обруч мудреца, символ владыки Ордена Заклинателей Духа. Раньше люди трепетали при одном упоминании имени этого человека, а теперь мало кто помнил, о том, что он ходил по земле. Да, сейчас Заклинатель Семи Кругов, Хозяин Вечности, существовал, а не жил. Казалось, что Ричард просто спит. На нем была церемониальная одежда из синего бархата, отделанная серебряным шитьем. Некогда русые волосы стали белее снега, но черты лица не изменились. Время шло, а он не состарился ни на день. Прямой нос, четко очерченная линия скул, волевой подбородок. Пламя свечи колебалось, отбрасывая неверные блики на его лицо. Сейчас он больше походил на призрака, мраморную статую. Но был еще человек, который помнил, как сияли его синие глаза в момент торжества, как на тонких губах появлялась улыбка.
Чародейка стояла на коленях перед ним, она уже не плакала, только смотрела на него не в силах отвести взгляд. На ней было скромное платье из черного шелка. Черные, как смоль, волосы спадали на плечи, под глазами залегли глубокие тени. Она хотела прикоснуться к руке своего господина, но не смела.  Лина посвятила всю свою жизнь одной цели – спасению своего повелителя.
Она долго искала пока не нашла одно средство – магические путы можно было разрушить при помощи древнего зелья. Но прочитав рецепт, чародейка впала в отчаяние, одним из ингредиентов была кровь истинного врага. Лина пыталась отыскать Защитника, но безуспешно. Ей пришлось долго ждать, но несколько недель назад Вестник вернул ей надежду.
– Еще немного и я разрушу эту клетку, – вслух проговорила она.
Услышав стук в дверь, она резко поднялась. Лина никому не позволяла входить сюда, у слуги должна была быть веская причина, чтобы приблизиться к запретной комнате.
– Госпожа, вы просили известить, когда приедет посланник Миран, – слуга даже не предпринял попытки войти, и всю эту тираду произнес, стоя перед запертой дверью.
– Проводите его в приемную, я скоро спущусь.
Когда звуки шагов стихли, чародейка подошла к двери и прошептала заклятье–ключ. Выходя, она обернулась и проговорила:
– Я отдам за тебя жизнь, мой повелитель.
Миран нервно мерил шагами пространство, каждая секунда промедления казалось ему вечностью. Он хотел, как можно скорее получить свою награду и был уверен, что сможет обмануть графиню. Прохвост отвесил почтительный поклон, как только завидел ее в дверях.
– Для меня честь видеть Вас.
Графиня Бэйрон лишь холодно улыбнулась своему гостю.
– Вы исполнили все в точности? – Без лишних церемоний спросила она.
Мужчина поспешно достал пробирку и произнес:
– Защитник мертв, он даже не успел обрести своей силы. А в этом сосуде его кровь, смешанная с последним вздохом.
– Отдайте ее мне!
– Нет, госпожа. Сначала я получу свою награду.
Он взял флакон за горлышко, делая вид, что может уронить флакон в любой момент. Глаза чародейки блеснули от ярости.
– Ты не представляешь, какую ошибку совершил…
Меньше чем за секунду она преодолела разделяющее их пространство и выхватила заветную пробирку. Миран сделал шаг назад, его глаза расширились от ужаса. Он начал понимать с кем имеет дело.
Лина вгляделась в алую жидкость, но как ни старалась, она не могла почувствовать магии. Женщина откупорила сосуд – сомнений не осталось, это не была кровь Защитника.
Миран упал перед ней на колени, моля о прощении. Женщину позабавили его жалкие попытки оправдаться. Она бросила ненужную склянку в огонь и медленно приблизилась к своей жертве.
– Маги ордена веками копили древнее знание. В частности, им не было равных в искусстве пыток, – она схватила мужчину за запястье, и невыносимая боль пронзила тело Мирна.
В воздухе появился запах жженой плоти.
– Я готова заключить с тобой еще одну сделку. Расскажи, что знаешь, и я обещаю тебе быструю смерть, – произнесла волшебница, немного ослабив смертельную хватку.

Часть 4

Как не старался Аран бороться со сном, под утра усталость взяла свое. Во сне его мучали кошмары, он слышал чьи-то крики, ощущал неясную угрозу. Из сонного оцепенения его вывела волчица, она бесшумно приблизилась к нему и, аккуратно сомкнув челюсти на льняной ткани плаща, попятилась назад. Мужчина сидел, привалившись спиной к дереву, поэтому от такого маневра он съехал на землю, и больно ударился головой. Аран быстро поднялся, потирая ушибленный затылок. Он хотел накричать на волчицу, но вспомнив, что это не домашнее животное, оставил эту затею и начал собирать вещи в дорогу. Услышав шум, Фэйрис тоже проснулась. Девушка попыталась встать, но почувствовав боль в ноге, бессильно опустилась на землю. Аран тут же подбежал в ней и с участием спросил:
– Что с тобой? Я могу помочь?
Фэйрис смущенно покраснела, ей было неловко признаваться в собственной слабости. Когда у нее были крылья, волшебница не знала, что такое боль и усталость. Ей было тяжело привыкнуть к своей новой роли.
– Ничего, это минутная слабость, – девушка с опаской посмотрела в сторону волчицы. – Духи леса сделали вам подарок, но только время покажет проклятье это или благословение.
Волчица не сводила глаз с волшебницы, пока та говорила, а потом опустила голову в знак покорности. Такое поведение животного трудно было счесть простым совпадением.
Уже через полчаса они продолжили свой путь. Фэйрис шла впереди, поминутно сверяя курс при помощи маленького светящегося шара, который она наколдовала.
– Куда мы идем?
– В Безымянную обитель, туда, где все началось.
– И что меня ждет там?
– Я не знаю, – девушка помедлила, но потом решила договорить. – Никто не сможет войти туда, кроме тебя. Если ты достоин звания Защитника, то сможешь вернуться.
Арана не испугали ее слова, ему уже нечего было терять в этой жизни.
– Поскорее бы получить ответ на этот вопрос. – Почти равнодушно произнес мужчина.
Вдруг Фэйрис остановилась. Все произошло так неожиданно, что Аран чуть не столкнулся с ней. Девушка растерянно смотрела на угасающий светоч.
– Моя магия, она теряет силу. Это значит, что мы совсем близко.
Волшебница огляделась по сторонам, пытаясь определить верное направление. Но лес везде выглядел одинаково: мягкий мох устилал землю, деревья, подобно исполинам, стояли ровными рядами, их кроны переплелись между собой так, что даже солнцу трудно было пробиться через этот купол. До земли доходило только зеленоватое свечение, казалось, что все вокруг пронизано этим изумрудным волшебством. Когда магический компас совсем угас, волчица выбежала вперед и обернулась, словно призывая последовать за ней. Аран, не колеблясь, пошел за зверем, Фэйрис лишь недовольно всплеснула руками, но спорить не стала. Волчица уверено вела их вперед. Начало смеркаться, и Аран хотел сделать привал. Словно прочитав его мысли, зверь обернулся и пристально посмотрел на своего господина. В ту же секунду, Аран услышал  шепот у себя в голове:
«Сейчас нельзя останалвиваться»
Мужчина был ошеломлен, но времени на споры не было. Он кивнул в знак согласия, и волчица побежала вперед. Вскоре Аран стал различать легкое белое свечение, чем ближе они подходили, тем ярче становился свет. Внезапно лес отступил, и они оказались на краю обрыва. Открывшийся пейзаж казался иллюзией, он был слишком рационален для природного творения. Лес обступал их кольцом, подходя к обрыву почти вплотную. В центре этой воронки виднелся небольшой островок, который парил в воздухе без видимой опоры. На этом клочке суши можно было различить очертания резной арки, которая и являлась источником этого белого свечения. Фэйрис замерла, завороженная этим зрелищем. В порыве радости она обняла Арана, но потом быстро отстранилась. Ей было стыдно, что она поддалась эмоциям, поэтому волшебница быстро заговорила, чтобы отвлечь внимание своего спутника:
– В легенде говорится, что только Защитник сможет найти путь к вратам Обители. Присмотрись. Что ты видишь?
Мужчина внимательно взглянул на арку, сначала ничего не происходило, но потом ему показалось, что характер поверхности изменился, Аран увидел перед собой зеркало. Но в этом зеркале отражался только он, мужчина помахал своему отражению, но уменьшенная копия не спешила повторять его движение. Вместо этого призрак из зеркала прыгнул вперед, прямо в пропасть. Но двойник не упал, перед ним возникли призрачные очертания моста.
Фэйрис была обеспокоена затянувшимся молчанием.
– Что ты видишь? – Спросила волшебница.
Аран ответил не сразу, все еще находясь под впечатлением от видения.
– Это ловушка или подсказка. Есть только один способ узнать, – ответил он.
Боясь, что ему не хватит решимости, мужчина не стал медлить и сделал шаг в бездну. Фэйрис хотела удержать его, но не успела. Пространство огласил крик отчаяния.
Но Аран не упал, как по волшебству, под его ногами появился каменный мост, ведущий прямо к острову. Он нервно рассмеялся, эмоциональное напряжение было слишком велико.
– Иди за мной, это не опасно…
Фэйрис сделала шаг вперед, но перед ней тотчас возник силовой барьер.
– Я не могу последовать за тобой. Это испытание тебе придется пройти в одиночку, – с плохо скрываем волнением, ответила волшебница.
Другого выхода не было, и Аран направился к арке. Чем ближе он подходил, тем отчетливее видел причудливый узор створчатых ворот. Перед ними возвышался небольшой постамент из белого камня. На нем стоял золотой кубок, а рядом покоился кинжал.
– Ворота, требующие кровавой жертвы. Мне все меньше хочется идти в эту обитель, произнес вслух мужчина, желаю унять невольное волнение.
Аран взял кинжал и провел лезвием по ладони. Он поднял руку над чашей и замер в ожидании. Как только первые капли окропили ее, мужчина снова увидел перед собой зеркальную поверхность. Его двойник протянул ему руку, зовя за собой. Защитник не стал противиться и шагнул за стеклянный барьер. Фэйрис с тревогой наблюдала за каждым его шагом. Волшебница была полностью погружена в свои переживания, поэтому не заметила появления незваного гостя. Из леса вышла женщина, ее плащ был порван в нескольких местах, а на щеках горел лихорадочный румянец. Увидев Фэйрис, она нервно улыбнулась. Но появление незнакомки не осталось незамеченным, волчица в ту же секунду встала между двумя женщинами и зарычала. Только тогда, былая вестница любви заметила, что она не одна.
– Черная собака и слабая ведьма. Не вас я желала найти, – ядовито выпалила Лина.
Фэйрис не обратила внимание на ее слова.
– Я помню тебя. Наивная девушка, которая просила забрать у нее любовь, – волшебница тяжело вздохнула. – Но я не могу забрать того, чего не давала. Ты сама полюбила его.
Эти слова прозвучали для Лины, как пощечина. Она не понимала, как эта женщина смогла прочитать ее самые сокровенные мысли.
– Хватит! Кто ты? Очередной призрак этого проклятого леса? – Прокричала черная волшебница.
Лина хотела испепелить свою собеседницу, но лес блокировал ее магию.
– Зачем ты здесь? – Голос Фэйрис звучал спокойно, но это была только видимость.
– Где Защитник?
– Тебе до него не добраться, он ушел навстречу своей судьбе.
– Ему не уйти от меня!
Она подошла к мосту, но силовой барьер преградил ей путь.
– Ты не сможешь пройти, здесь не действует магия, – отчеканила Фэйрис.
Черная волшебница достала из складок своей мантии флакон с каким-то зельем. Она быстро откупорила его, но не решалась поднести к губам.
Глаза Фэйрис расширились от ужаса, когда она поняла, что это за жидкость.
– Нет! Остановись! Это не стоит твоей жизни.
Лина горько улыбнулась и ответила:
– У меня нет жизни без моего господина.
Женщина одним глотком осушила флакон и повернулась к барьеру. Волшебница с силой ударила по преграде, и магический купол пошел трещинами. Лицо магессы исказилось от боли, в зеленых глазах стояли слезы. Она ударила по барьеру еще раз, и он рассыпался на тысячу осколков. Лина ступила на мост, но камень стал исчезать под ее ногами. Она понимала, что у нее мало времени, и зашептала заклятье перемещения. Зелье сработало, и она смогла почерпнуть магическую силу из собственной жизни. Волшебный вихрь перенес ее прямо к вратам, но цена была высока. Женщина с ужасом посмотрела на свою левую руку: кожа стала пепельно-серой, волшебница не чувствовала своих пальцев. Этот процесс было не остановить, через пару часов она полностью превратится в подобие статуи. Ее тело пронзила страшная боль, но Лина смогла сдержать крик.
«Я должна успеть! Должна успеть!» – Твердила себе она.
Волшебница приблизилась к чаше, на дне которой еще виднелись капли свежей крови. Лина собрала красную жидкость в пробирку и переместилась. Она оказалась в заветной комнате, где уже все было готово. Женщина подбежала к столу и добавила в чашу последний компонент – каплю крови Защитника. Жидкость в ту же секунду приняла черный цвет. Лина знала, что этот эликсир может спасти ей жизнь, но изготовила она его не для себя. Она напоила Ричарда и опустилась в кресло, которое стояло рядом с его кроватью.
– Я прошу лишь об одном – увидеть, как он очнется. После этого не жалко и умереть, - еле слышно проговорила она.

Часть 5

«Опять этот сон. Я вынужден снова и снова переживать свою последнюю битву. Кто придумал для меня эту пытку? Каждый раз я надеюсь, что моя смерть будет окончательной, но все начинается сначала. Есть только эти секунды во тьме, когда я могу осознать, что происходит, но не в силах ничего изменить. Кошмар грядет».
Обитель ордена была окружена со всех сторон. Король Стефан собрал лучших воинов, чтобы штурмовать один единственный город. Ричард поднялся на смотровую башню вместе с двумя учениками. Только по предварительной оценке, противник в пятьдесят раз превосходил их числом. Но увидев это грозное войско, магистр лишь улыбнулся.
– Вы чувствуете? – Спокойно спросил он.
Молодой ученик не отрываясь, смотрел на людскую реку, которая взяла крепость в кольцо. Его захватило отчаяние.
– Мы все умрем сегодня, – Марк произнес эти слова очень тихо, но магистр услышал его.
– Я могу гарантировать Тебе этот исход, если попробуешь сбежать, – глаза Ричарда блеснули от ярости, но он сдержался.
Чтобы разрядить обстановку, Лина поспешно произнесла:
– Они боятся вас, мастер. Не важно, сколько воинов они пригнали на эту бойню. Один маг стоит десятка солдат. Мы готовы!
– Меня всегда поражала твоя воинственность, Лина. Но время для удара еще не пришло, – ответил Ричард, а затем обратился к Марку. – А ты, трус, найди мне белую тряпку. Я хочу вести переговоры.
К всеобщему изумлению, врата обители распахнулись, и перед вражескими войсками предстал сам магистр. Маг облачился в синие одежды с серебряным узором, правой рукой он опирался на посох из клерита. Этот металл был известен своей способностью проводить через себя магическую энергию, многократно усиливая любое заклятье. Как раз на посох Ричард и накинул белое полотнище. Его голос, многократно усиленный волшебством, был слышен на много миль:
– Я не хочу больше крови. Мы все устали от бесконечных войн, поэтому я взываю к тебе, верховный король. Выйди и выслушай меня, если не боишься безоружного человека.
По рядам войск прошел одобрительный шепот. Сначала ничего не происходило, но потом Ричард увидел, как расступается людская река, пропуская своего командира. Стефан остановился, не дойдя до своего врага десяти шагов. Несмотря на то, что его полководцы и сам Защитник были рядом, он все равно опасался магистра.
– Зачем ты звал меня? – Король пытался держаться уверенно, но его голос предательски дрогнул.
– Я взываю к праву слова. Я пришел к тебе, чтобы обсудить условия мира.
Один из военачальников не сдержался и выпалил:
– Ты хочешь говорить о мире? На твоем месте я бы умолял о прощении на коленях!
Ричард улыбнулся в ответ на слова наглеца.
– Не волнуйся, у тебя еще будет шанс встать передо мной на колени, – эта фраза была произнесена спокойно, но в каждом слове чувствовалась такая сила, что генерал Кар невольно отступил на шаг.
– Открытое поле не лучшее место для переговоров. Я бы пригласил вас к себе, мой король, но боюсь, что вы откажитесь. А по сему, я смиренно жду вашего решения, – маг склонился в наигранном поклоне.
Стефану надоел этот цирк, он был готов согласиться на все лишь бы уйти, скрыться от тысяч глаз, наблюдающих за этой сценой. Он обратился к Защитнику, который стоял по правую руку от него:
– Гэбриал, прошу, проводи гостя в мою палатку.
Стефан занял кресло, стоящее на небольшом возвышении. Даже в походных условиях он заботился о том, чтобы соблюдались все придворные формальности. Король устал от этой войны, ему хотелось поскорее покончить с этим и вернуться к любимым утехам. Из-за этого бунта ему даже пришлось отложить собственную свадьбу.
В присутствии верховного короля всем полагалось стоять, поэтому кроме походного трона больше стульев в шатре не было. Ричард вышел вперед и наколдовал себе небольшое кресло. Гэбриал был взбешен такой наглостью, он тут же обнажил меч и угрожающе приблизился к магу.
– Клянусь! Я срублю тебе голову, если только…
Магистр даже не обратил внимание на эту угрозу.
– Стефан, отзови своего пса. Или мне напомнить предсмертное признание старого короля, где он поведал о том, как отправил своего сына в обитель Заклинателей Духа? – Он с вызовом оглядел присутствующих. – Право крови дает мне привилегию сидеть в присутствии светлейшего короля, – последние слова прозвучали скорее как вызов, чем как обращение.
Король жестом приказал юноше остановиться.
– Ты пришел говорить, тогда говори, – произнес Стефан.
– Я пришел предложить тебе сдаться. Отрекись от трона, и я позволю этим людям дожить до заката.
Король нервно рассмеялся, ему начинало надоедать это представление.
– У меня есть встречное предложение, – Стефан пытался сдержаться, но его голос звенел от ярости. – Ты немедленно сдашься и прикажешь своим последователям выйти. Всех вас будут судить по законам империи. Тогда я обещаю, что твоя голова не будет красоваться на пике сегодня вечером.
Ричард только равнодушно пожал плечами.
– Вы не оставили мне выбора.
Он резко поднялся и с силой ударил посохом о землю, палатку тотчас заволокло туманом. Временное замешательство противника дало Ричарду возможность беспрепятственно ускользнуть. Как только маг вернулся в крепость, он сразу послал за своей первой ученицей.
– Я установил кристалл Истерна в самом сердце королевской армии. Подготовьте все для обряда. Поторопись, они скоро пойдут в атаку.
Магистр был крайне доволен собой, пока его план легко воплощался в жизнь. Единственной целью недавнего спектакля было проникнуть в палатку правителя и установить там кристалл, что он и сделал, когда ударил посохом.
Стефан и не подохревал о грозящей опасности. Магистр вновь поднялся на смотровую башню. Войска противника сгруппировались в боевом порядке, катапульты были взведены, командующие важно гарцевали на своих скакунах перед строем и выкрикивали последнее напутствие. В ответ на призыв командиров послышался крик тысяч голосов. Ричард понял, что настало время действовать. Его голос разнесся по всей равнине:
– Настало время умирать! Активировать кристалл.
Еще не успело отзвучать последнее слово, как в небо ударил столб света. Он стал разрастаться, и разделил войско на две равные части, это длилось пару минут, затем пришла тишина. Огонь в глазах солдат померк, теперь они стали простыми марионетками. Воины повернулись друг к другу и подняли оружие, союзники убивали друг друга без ненависти и без эмоций. Но самое страшное было то, что перед смертью заклятье спадало, и солдат осознавал, что совершил. Ричард был восхищен своим творением, его глаза светились от радости. Но он еще не закончил, когда боль и ужас умирающих наполнили пространство, настало время для завершающего удара.
– Готовьтесь! Сейчас духи пепла поглотят вас!
Он чувствовал потоки магии, пронизывающие пространство. Еще немного и древняя сила пробудится! Но что–то пошло не так… Его внимание было сосредоточено на королевских войсках, поэтому он не заметил близкой опасности. Стефан тоже не терял времени даром, он смог золотом и угрозами переманить на свою сторону нескольких членов ордена. И в самый ответственный момент, Марк предал своих братьев. Пока все были сосредоточены на плетении чар, он сотворил заклятье сна. Дым забвения стал заполнять двор обители, маги падали один за другим. Лина быстро оценила обстановку и решила предупредить магистра. Тем временем, Марк открыл потайной вход, чтобы впустить Защитника в крепость. Ричард с ужасом следил за происходящим: с людских глаз спала пелена, и солдаты замерли, парализованные страхом. Многие пустились в бегство, но некоторым командирам удалось остановить отступление. Магистр слышал звук приближающихся шагов, у него не осталось сомнений кто будет его гостем. Молодой человек с трудом переводил дыхание, пряди волос прилипли ко лбу, щеки раскраснелись. Но, несмотря на это, рука по-прежнему твердо держала меч. Ричард отбросил посох в сторону и обнажил свой клинок.
– Говорят, что на тебя не действует магия. Всегда хотел это проверить.
В левой руке колдуна появился светящийся шар чистого пламени. Легким усилием воли он послал его в юношу, но сфера даже не долетела до него, рассыпавшись в прах.
– Готовься к смерти, маг.
– Как невежливо с твоей стороны… окажи мне последнюю честь – назови свое имя.
– Знай, что тебя сокрушит Гэбриал Глонс.
– Готовься к смерти, Гэбриал!
Конечно, Ричард не мог испепелить своего противника, но он мог черпать силы из магии. В одиночном поединке это делало его смертоносным противником. Все его выпады были молниеносны. Маг яростно атаковал, Защитнику оставалось лишь отступать. Юноша начал уставать, он в последний момент блокировал один из выпадов мага, сталь клинков схлестнулась, высекая искры. Лезвие прошло по касательной и рассекло броню воина. Гэбриал отскочил назад, держась рукой за левый бок. Он чувствовал, как теплая кровь сбегает струйками по коже. Это не ускользнуло от внимания Ричарда.
– Я вижу, ты уже не так уверен в своем превосходстве… – с нескрываемой радостью произнес маг.
Воин постарался выпрямиться и с достоинством ответил:
– Одна царапина не заставит меня отступить.
Схватка продолжилась с новой силой, но с каждой секундой ее исход становился все очевиднее. Гэбриал с огромным трудом отбил последнюю атаку. Мужчина попытался отступить назад, но споткнулся и упал навзничь. Меч выпал из его рук, воин предпринял попытку подняться, но почувствовал холодную сталь клинка у своей груди. Ричард торжествовал, победа далась ему нелегко, но тем слаще она была.
– Готовься, Защитник. Ты скоро воссоединишься с предками, – отчеканил маг.
Глаза воина зло блеснули.
– Я уйду только вместе с тобой, – ответил он.
В его правой руке блеснул кинжал, Защитник сделал рывок, лезвие меча пронзило воина насквозь, но ничто не могло остановить этого порыва. Гэбриал воткнул кинжал в сердце мага и рухнул замертво.
Ричард не мог поверить в происходящее, он с ужасом посмотрел на тело поверженного врага. Маг услышал страшный треск, вероятно, пали центральные ворота. Лезвие кинжала было пропитано ядом, маг быстро почувствовал онемение в левой руке. Ноги подкосились, и он начал падать, но кто-то подхватил его и бережно положил на землю. Пара слезинок упали ему на лицо, он хотел утешить неведомого друга, но сил уже не оставалось. А потом пришла тишина и тьма, но смерть не последовала за ними.
Кошмар закончился и Ричард ожидал, когда начнется новый виток, но видение не приходило. Ему стало холодно, маг попытался вздохнуть и тотчас в нос ударил резкий запах лекарств. Еще полагая, что это его новый кошмар, он резко открыл глаза и привстал на постели. Маг быстро огляделся по сторонам, желая найти своего тюремщика и избавителя. Лина застыла в кресле подобно статуи, женщина уже не дышала.
– Глупая девчонка! Что ты наделала? – Произнес он, увидев ученицу.
Во время своего бесконечного сна он мечтал о пробуждении. А еще он мечтал подвергнуть бесконечной пытке того, кто обрек его на этот кошмар. Но увидев Лину, он все понял. Мужчина медленно встал с кровати, каждое движение отзывалось дикой болью во всем теле. Ричард знал, что ему опасно сейчас колдовать, но он никогда не боялся разумного риска. Маг взял в руки обруч мудреца, и встал напротив ученицы.
– Я возвращаю тебе утраченное.
С этими словами он расколол волшебный обруч. Высвободившуюся чистую энергию маг направил на Лину. Это позволило снять внешние проявления проклятья. Ричард подошел ближе и взял ее за руку и произнес:
– Вернись, ты нужна мне!
Словно откликнувшись на этот зов, девушка судорожно вздохнула и открыла глаза.

Часть 6

Стоило Арану пройти через барьер, как магия окутала его. Мужчину окружила кромешная тьма. Графу казалось, что он парит в воздухе, и его направляет неведомая сила. Внезапно мужчина ощутил твердую опору под ногами и тьма начала отступать. Перед ним предстал огромный тронный зал. Массивные колонны поддерживали сводчатый потолок. Зал выгляди покинутым, толстый слой пыли лежал на каменном полу, облицовка стен посерела от времени. Аран невольно поежился от холода. Или это был страх?
Мужчина нерешительно сделал шаг вперед, он ожидал услышать звук своих шагов, но воздух поглощал все отзвуки. Эта тишина казалось почти осязаемой. Аран встряхнул головой, пытаясь прогнать наваждение. Защитник двинулся вперед, его внимание было приковано к трону. Сначала мужчине показалось, что на троне покоится изваяние древнего короля, но чем ближе он подходил, тем отчетливее понимал, что ошибся в своей первоначальной догадке.
На троне сидел старец. На короле была одета церемониальная мантия, но даже ее не пощадила магия этого места. Казалось, что само время стерло краски с одеяния этого человека. Человека ли? Голова старца была охвачена железным обручем, который напоминал корону. Но венец так сильно стягивал голову несчастного, что с его лба непрерывно сбегали струйки алой крови, но король не пытался их стереть. Взгляд старца был прикован к кинжалу, который лежал у его ног. И столько муки было в этом взгляде! Столько отчаяния!
Аран осторожно приблизился к трону. Его поразило это зрелище, былой страх ушел, теперь он скорее жалел этого старца.
– Почему вы здесь, мой король? – Учтиво спросил Аран.
Старик медленно перевел взгляд на пришельца, на мгновение в его глазах промелькнула надежда, но потом лицо приняло тоже бесстрастное выражение. Он ответил не сразу, его голос звучал слабо и монотонно:
– Я надеялся, что пришел час моего суда, но ошибся.
– Какого суда вы ожидаете? – С ноткой любопытства спросил Аран.
Король прерывисто вздохнул.
– Я здесь, в Обители Безымянных жду, когда придет тот, кто в праве покарать меня или помиловать, – король вновь устремил свой взгляд на кинжал и продолжил свой рассказ. – Я правил великой страной и был счастлив, наслаждаясь миром. Проведению было угодно, чтобы я встретил на своем пути прекрасную деву. Я влюбился без памяти и назвал дочь рыбака своей королевой. Жена подарила мне сына, смышленого мальчика с пронзительными синими глазами. Но счастье мое было недолгим. Жена не смогла оправиться после родов и умерла.
Слеза скатилась по сухой щеке старца, но он не прервал рассказа.
– Я впал в безумие от этой потери, из моего горя родилась ненависть. Я возненавидел собственного сына, за то, что он стал причиной ее смерти. Я отдалил мальчика от себя, но скоро ко мне начали приходить тревожные вести. У принца проявился магический талант. Мой брат непрестанно твердил мне, что отпрыск простолюдинки не может стать королем, и я поддался…
Аран слушал эту историю, затаив дыхание, боясь, что скорбный страж прервет свое повествование. Король продолжал:
– Я послал людей, чтобы они убили мальчика. Посланцы вернулись, сказав, что выполнили задание. Но потом я узнал, что ему удалось спастись. Ричарда передали магам на воспитание. Я знал об этом, но решил ничего не предпринимать, лишь распространил слух о смерти принца. И так я жил. Злость ушла, ей на смену пришло отчаяние и чувство вины. Сколько раз я хотел призвать его к себе и попросить прощение, но боялся, боялся, что он не сможет простить меня. Когда я почувствовал приближение смерти, то поспешил послать за сыном. Но он получил письмо, когда я уже был мертв. Мой трон занял Стефан, сын моего брата. Ричард пошел войной на захватчика, но его остановил этот кинжал…
Теперь Аран понял кто перед ним – это был дух Энлая Теразия. Защитник не сдержался и задал вопрос:
– Почему вы еще здесь, мой король?
Старец резко вздернул голову и громко произнес, чеканя каждое слово:
– Я – скорбь и раскаяние. И прибуду в этих чертогах до тех пор, пока мой сын не придет, чтобы покарать или отпустить меня.
– Но с тех событий прошли сотни лет! Ваш сын давно умер.
Энлай снова опустил голову. Казалось, он потерял всякий интерес к своему собеседнику.
– Он не умер, но только начал жить, – эти слова король произнес тихо, словно говорил сам с собой.
Аран обошел трон и тут же картина сменилась. Он находился в небольшой комнате, все пространство в которой занимала кровать. Он уже начал догадываться, что его ждет. Защитник понял, что ему не следует упускать не единого слова, так как эти призраки рассказывали историю его противника. Аран приблизился и поднял тяжелый полог кровати. На постели лежала молодая женщина. Ее шелковистые волосы были разбросаны по подушке, черты лица немного заострились, но даже сейчас нельзя было не восхититься ее красотой. Арану сразу бросилась в глаза алая лента, которая была туго обмотана вокруг шеи молодой женщины. Больная лежала неподвижно, укрывшись одеялом, ее глаза были плотно закрыты. Королева что-то бормотала, незваному гостю пришлось напрячь слух, чтобы различить слова. Ее голос звучал мелодично и бесстрастно, как горный ручей.
– Мне предсказали, что я рожу сына, который превзойдет в доблести и мудрости всех живущих. Он станет великим королем, если горе не отвратит его с праведного пути. Обратившись ко злу, он посеет горе и боль, которым не будет числа, – женщина тяжело вздохнула, но потом тень улыбки тронула ее бледные губы. – Нет, мой ангел не может принести зла. Я так люблю его, я научу его любить.
Внезапно на ее лице отразилась тревога.
– Но почему мне так трудно дышать? Этот красный шнурок сдавил горло. Я не хочу уходить! Не хочу покидать тебя! Почему они сделали это?
Ее голос сорвался на крик, но потом опять стал тихим и мелодичным.
– Я хотела показать тебе как цвету фоэлии, они удивительно схожи с цветом твоих глаз, – по щекам женщины покатились слезы, – Я никогда не услышу твоего смеха, не увижу твоей улыбки.
Внезапно она прервала свою речь. По спине Арана пробежал холодок, ему начало казаться, что королева смотрит на него из-под сомкнутых век.
– Убийца, я чувствую твое дыхание. Но я не позволю тебе причинить вред моему сыну! – прокричала она.
Женщина резко села в кровати и протянула вперед руки, желая схватить незваного гостя. Аран невольно отшатнулся и задернул полог.
Когда мужчина обернулся, картина снова сменилась. Он находился в небольшом круглом зале. В центре которого было возвышение, на этом каменном постаменте покоился меч. Аран смотрел на него, как завороженный. Такого красивого клинка он еще не видел: лезвие отливало холодной голубизной, что указывало на совершенство индорской стали, рукоять была искусно отделана, вероятно, это оружие отличалось идеальной балансировкой. Арану натерпелось проверить это на практике. Рука сама потянулась к оружию. Он почти коснулся рукояти, но что-то остановило его. Защитник резко отдернул руку и увидел перед собой мальчика лет шести с пронзительным взглядом. Ребенок недоверчиво посмотрел на Защитника, а потом твердо произнес:
– Я знаю, что ты пришел убить меня. Так чего же ты медлишь?
– Я не убийца, – спокойно ответил Аран.
Мальчик обошел его справа и встал по другую сторону от постамента, на котором покоился меч. Но что-то изменилось, теперь перед Араном стоял не мальчик, а юноша восемнадцати лет. Парень неотрывно смотрел на своего собеседника.
– Защитник – это всего лишь меч в чужих руках, – бесстрастно произнес юноша.
– Кто ты? – Аран не смог скрыть волнения в голосе.
На губах юноши заиграла улыбка.
– Я – тень прошлого, воспоминание мага. А до меня ты познакомился с призраками этого места. Одни из них ждут смерти, а другие встречи, после долгой разлуки. Но ни что из этого не свершилось, ибо Ричард Терезий еще жив, и сейчас снова проходит через муки выбора.
– Зачем я здесь? – Решился прервать духа Защитник.
– Ты здесь, чтобы заглянуть в самую суть. Только тот, кто видел истину, сможет рассеять любой обман. Но ты не покинешь приделов этой обители, пока Ричард не изберет свой путь. А пока, вся мудрость Безымянных доступна тебе.
Юноша простер руки, и зал осветили тысячи огней. Аран увидел, что они находятся в огромной библиотеке.
«Видимо, ожидание может быть слишком долгим», – невесело подумал Защитник.
Он пробегал глазами пыльные фолианты, но мысли его были далеко. Аран не мог забыть крик отчаяния безутешной матери и слезы старого короля.


Часть 7

Ричард подошел к окну и отдернул портьеры. Ему не терпелось снова вздохнуть полной грудью, увидеть изменившийся мир. В глубине его души еще жил страх, что это всего лишь наваждение. Ему пришлось приложить усилие, чтобы открыть старые деревянные ставни. Окно со скрипом поддалось. В глаза мага ударил яркий солнечный свет. По небу плыли легкие белые облака, ветер доносил звуки бурлящего города, а за городскими стенами виднелись необъятные поля.
«Нет, это не может быть сном!» – Подумал он, и легкая улыбка тронула его губы.
Лина наблюдала за каждым его движением, она ждала, не решаясь прервать молчание. Ричард хорошо зал свое дело, хватило пары часов, чтобы волшебница полностью исцелилась.
Не оборачиваясь, мужчина произнес:
– Я хочу знать, что произошло после моей… смерти.
Лина ответила незамедлительно:
– Я нашла вас, мессир. Вы умирали. Солдаты ворвались в крепость, я уже слышала звук их шагов. Тогда мне пришло в голову связать вашу душу проклятьем настолько сильным, чтобы оно не позволило вам покинуть этот мир. После этого я оставила вас и затаилась. Солдаты сочли вас мертвым и отнесли к Стефану. Как бы король не ненавидел вас, он не смог исполнить былую угрозу. Он даже захотел воздать вам почести, подобающие принцу крови, но советники отговорили короля от столь опрометчивого шага. Был построен склеп из белого камня, куда и перенесли ваше тело. А потом я укрыла вас в этом замке.
– У меня есть могила… хотелось бы на нее взглянуть, – маг произнес эти слова без особого выражения. – А что случилось с Марком и королем Стефаном?
– Марк был щедро вознагражден за свое предательство. Он стал первым чародеем королевства и доверенным советником Стефана. Его потомки до сих пор занимают этот пост, теперь этот проклятый род носит титул графов Риенских. Сам Марк умер в глубокой старости, в покое и роскоши. Брак Стефана был удачным, королева подарила ему троих сыновей и двух дочерей. Его потомки до сих пор правят этой страной.
Ричард внимательно слушал это незатейливое повествование. Тень грусти поселилась в его сердце: все кого он любил и ненавидел, умерли, и только он остался на этой земле. Мужчина резко обернулся и пристально посмотрел на свою ученицу.
– Ты связала меня необычным проклятьем, для такой магии требуется великая жертва – живой страж. В тот день ты заключила меня в кошмар, связав собственной жизнью. Поэтому, ты сама не состарилась ни на час.
Лина замерла, как птичка, пойманная в силки, а Ричард продолжал:
– Тогда почему ты стремилась развеять чары? Ты могла оставаться вечно молодой, и не было бы врага, который смог бы поразить тебя.
Лина ответила ему прямо:
– Мне не нужна власть, богатство или вечная жизнь. Единственное мое стремление – служить вам, мессир.
Ричард видел, что она говорит абсолютно искренне. Это поразило мужчину, он не мог представить, что Лина так безгранично предана ему. Но что могло стать источником такой преданности?
Дальнейшие расспросы маг решил отложить, сейчас ему больше всего хотелось покинуть пределы своей невольной тюрьмы. Он спокойно произнес:
– Я хочу увидеть свою гробницу.
Этой ночью два всадника покинули замок Бэйрон. Первый восторг Ричарда прошел. Он был рад, что снова жив, но в этой новой жизни у него больше не было смысла. Не было больше ни друзей, ни врагов, осталась только пустота в душе. Он снова и снова обращался к прошлому, пытаясь понять, в чем же он допустил ошибку. Время в пути пролетело незаметно. Лина хранила молчание, и он был благодарен ей за это. Они приближались к столице, на горизонте уже виднелись белокаменные стены крепости, но женщина повернула чуть правее в небольшую рощу.
– Гробница находится за городскими стенами, – пояснила она.
Уже скоро Ричард увидел небольшое строение, сложенное из того же камня, что и стены замка. Маг спешился и, не оборачиваясь, произнес:
– Останься здесь. Я хочу пойти туда один.
Лина хотела возразить, но не решилась. Маг подходил все ближе. Это было небольшое здание, колонны поддерживали сводчатый купол. Эти каменные опоры были опутаны зеленым вьюном. Гробница выглядела заброшенной, фундамент был заложен второпях, поэтому строение со временем перекосилось. Одна из дверных створок упала, открывая черный зев прохода. Ричард застыл на пороге, но, переборов минутное замешательство, сделал шаг в темноту. Маг прошептал слова заклятья, и факелы на стенах вспыхнули голубоватым пламенем. Внутри он обнаружил небольшой саркофаг, на котором покоилась простая табличка. Мужчина протянул дрожащую руку к холодной поверхности камня, еще хранящего начертание его имени. Надпись гласила: «Здесь покоится Ричард, сын крестьянки из Кленсона». И больше не единой строчки. Маг долго смотрел на эти слова, высеченные в камне, сторонний наблюдатель поразился бы, увидев его в эту минуту. Сначала в глазах Ричарда можно было прочитать лишь равнодушие и печаль, но потом в них промелькнул прежний огонек. Он снова нашел ради чего стоит жить.
Лина с замиранием сердца ждала появления учителя. Ричард вышел из гробницы. Не дойдя нескольких шагов до своей спутницы, он обернулся, словно обращаясь к призракам прошлого, которые хранил этот склеп.
– Сегодня я действительно умер, – эти слова он произнес без особого выражения, как констатацию факта.
– Что вы намерены предпринять, мессир?
– Я хочу, чтобы ты представила меня ко двору нового короля.

Часть 8

Ричард сидел в резном дубовом кресле и машинально листал страницы книги. Маг пытался сосредоточиться, но мысли его были далеко. Строчки расплывались перед глазами. Ему вспомнился тот день, когда его привезли к отцу. Маленького принца одели в новый камзол и новенькие лаковые туфли. Обувь страшно жала, отчего мальчик поминутно переминался с ноги на ногу. Его провели в малые покои и велели подождать. Оставшись в одиночестве, принц первым делом сбросил ненавистные туфли и подвинул табурет к витражному окну. Был солнечный день, и лучи красиво преломлялись от разноцветных кусочков стекла. Время шло, но никто не приходил. Ричард повернулся спиной к окошку и тихо заплакал. Он устал и хотел есть, но не это было причиной его слез. Мальчик действительно соскучился по отцу и сегодня подтвердился его самый затаенный страх. Он почувствовал себя по-настоящему одиноким, нелюбимым и позабытым. Вечером этого же дня принца увезли из замка, с королем он так и не встретился.
Погруженный в тягостные воспоминания, он даже не заметил, как вошла Лина.
– Учитель, простите за вторжение, – робко произнесла женщина.
Он слегка вздрогнул, услышав звук ее голоса, который вырвал его из прошлого.
– Мы в королевском замке, и я прошу больше не называть меня учителем, – маг закрыл книгу и отложил ее в сторону.– Теперь все думают, что я твой брат, поэтому обращайся ко мне по имени.
Лине пришлось сделать над собой неимоверное усилие, слишком глубоко было почтение, которое она испытывала к нему.
– Какой будет ваш… твой следующий шаг?
– Все будет зависеть от завтрашнего приема, – он тяжело вздохнул. – Время древних королей прошло, и сейчас вряд ли кто-то поверит, что Энлай Терезий был моим отцом.
– Но трон ваш по праву крови! – С негодованием возразила Лина.
– И в прошлом я вел людей на смерть. А сейчас я клянусь, что буду служить новому королю, если он окажется достоин имени своих предков. Но я выступлю против него, если он слаб и малодушен.
Это решение далось Ричарду нелегко, но только так он мог примериться со своей совестью. Прием был устроен в честь дня рождения короля. Ангусу Терезию исполнилось тридцать два года. Все лорды королевства спешили засвидетельствовать свое почтение монарху. Тем, кто прибыл первыми, были отведены комнаты в самом дворце, остальным же пришлось искать себе пристанище в городе или на окраине. Чтобы не выделяться среди гостей, Ричард заказал себе костюм по последней моде, выдержанный в синих тонах с серебряным шитьем. Этот наряд удивительно сочетался с голубизной его глаз. Маг несколько раз провел гребнем по белоснежным волосам и пробормотал простое заклятье, локоны тотчас приобрели привычный темно-русый оттенок. На секунду Ричард замер перед зеркалом и машинально произнес:
– Если бы и прошлое можно было бы так легко изменить…
В честь такого празднества был открыт большой зал. Золоченый трон стоял на небольшом возвышении под пурпурным балдахином. Слева был такой же трон, только чуть меньше. А справа установили кресло, на спинке которого был вырезан дракон – символ волшебства.
Когда все гости собрались, церемониймейстер вышел в центр и громко объявил:
– Его величество Король! Ее величество Королева!
Толпа расступилась, освобождая проход к трону. Как это часто бывает с добрыми супругами, король с королевой были чем-то схожи друг на друга. Ангус был среднего роста, белокурый, с серо-голубыми глазами, немного склонный к полноте. Король был облачен в белый камзол, обильно украшенный золотым шитьем, а тяжелый плащ спускался до самого пола. Можно было заметить, что мужчине жутко неудобно во всем этом облачении, но он нашел в себе силы даже улыбнуться, от чего на щеках стали видны ямочки. Это придало лицу короля добродушное, немного детское выражение. В отличие от мужа, королева не улыбалась, а смотрела на всех свысока. Светло-русые локоны были собраны в изысканную прическу, а ее серо-голубые глаза, казалось, излучали холод. Все ее движения отличались плавностью и изяществом, она относилась к тем женщинам, которыми невозможно не восхищаться. Когда королевская чета заняла свое место, герольд объявил:
– Советник короля, первый чародей королевства, граф Кларенс Риенский.
На вид советнику было не больше тридцати пяти лет. Первый чародей был одет в красную мантию с золотым шитьем. Он был высокого роста, но немного сутулился при ходьбе, отчего казался старше, чем на самом деле. Образ дополняла аккуратная борода и коротко подстриженные черные волосы. При таком ярком освещении его глаза приобрели золотистый оттенок, но при свете дня они становились слегка зеленоватыми, как у кошки.
Когда Кларенс занял свое место подле короля, церемония началась. В честь такого торжества лордам давалось право воззвать к прямому королевскому правосудию. Это часть приема как раз больше всего интересовала Ричарда.
Сначала перед королем предстали два почтенных старца.
– Граф Остер и граф Валес, – объявил слуга.
Первым заговорил Остер:
– Ваше величество, недавно вы пожаловали Кленскую область старшему сыну из рода Валесов, но эта область всегда принадлежала нашей семье, это зафиксировано в земельном своде.
Валес запротестовал:
– Вся земля принадлежит королю, и он вправе решать, кому ее жаловать.
Все ожидали, что скажет король, но монарх медлил с ответом. Советник приблизился к королю и что-то прошептал ему на ухо. На щеках Ангуса выступил нервный румянец, голос короля немного дрожал, хотя он и старался говорить как можно тише, чтобы скрыть это:
– Мне жаль, что решение о награждении посеяло вражду между вами. Но мое слово неизменно, земля останется за семейством графа Валеса.
Ричард только покачал головой и подумал:
«Нельзя было этого делать. Он даже не предложил компенсации за утраченное, так можно нажить себе смертельного врага».
Тем временем слуга объявил имя следующего просителя:
– Граф Канлан.
Граф опустился на одно колено в знак почтения и заговорил:
– Я прошу вас о милосердии, мой государь! Моего сына осудили на смерть. Спасите его, умоляю!
Король приветливо улыбнулся просителю и, не задумываясь, произнес:
– В этот светлый праздник я не могу позволить…
Ричарда настолько поразила такая беспечность, что он решил вмешаться. Лина хотела удержать его, но не успела. Маг вышел вперед и склонился в поклоне перед троном.
– Я прошу дозволение говорить, мой король.
Ангус с удивлением посмотрел на наглеца, который посмел прервать его речь.
– Кто вы? Я не видел вас среди своих придворных, – несколько замешкавшись, произнес король.
– Я долго жил в уединении, посвятив свою жизнь изучению природы волшебства. Мое имя граф Ричард Бэйрон.
– О чем вы хотите поведать нам?
– Я лишь хочу развлечь ваше величество маленьким спектаклем. Думаю, что осужденный сейчас содержится в подземельях замка. Я прошу пригласить его сюда. А вас, Первый чародей, я прошу предоставить мне три кристалла инфоленза.
Короля заинтересовало такое предложение.
– Предоставьте все, что необходимо этому человеку! – Приказал монарх.
Уже через десять минут все, что требовалось для ритуала, было в зале. Ричарду нравилась эта маленькая игра, он мог бы обойтись и без кристаллов, но магистр не хотел сразу раскрывать силу своего магического таланта. У подножья трона поставили деревянный табурет, слуга советника принес кристаллы. Кларенс, как завороженный, следил за происходящим.
– Введите заключенного! – Властно произнес Ричард.
Воцарилась тишина, дверь со скрипом отворилась. В зал вошел молодой мужчина, его руки и ноги были закованы в кандалы, он выглядел изможденным, но старался держаться прямо. Даже сейчас его лицо сохранило печать холодной надменности. На окружающих его людей он смотрел с нескрываемым призрением. На долю секунды Ричарду показалось, что этот узник не склонится даже перед королем. Но в юноше еще сохранилась капля благоразумия, и он приклонил колени перед троном. Когда осужденный занял свое место, Ричард обратился к королю:
– Позвольте мне допросить этого человека, и говорить от имени правосудия.
Король торопливо произнес:
– Я дарую вам это право, граф.
Маг обратился к преступнику:
– Назовите ваше имя.
– Фредерик, урожденный граф Канлан, – юноша гордо посмотрел на Ричарда, но встретившись взглядом с магом, быстро опустил глаза.
– За что вас осудили?
Молодой человек ответил не сразу, пауза показалась чересчур долгой.
– За убийство, – отчеканил узник.
По залу пронесся осуждающий ропот.
– Вы признаете себя виновным?
– Нет, – твердо произнес мужчина.
Ричард видел этого человека насквозь, но ему нужно было, чтобы и другие осознали очевидное. Маг открыл коробку и разложил кристаллы так, чтобы они образовали треугольник. Ричард по очереди дотронулся до каждого из них. Первый кристалл стал черным, второй белым, а третий вспыхнул красным. Маг обратился к Советнику:
– Думаю, вам знаком мой маленький опыт. Когда-то только так определяли вину заключенных.
Кларенс утвердительно кивнул, но позволил себе заметить:
– Этот ритуал отнимает слишком много сил. Но он позволит вызвать дух жертвы при помощи элементов вины, справедливости и гнева.
Ричард склонился в учтивом поклоне.
– Поэтому я и прошу вас о помощи, – произнес магистр с наигранным смирением. – У меня одного просто не хватит таланта и умения.
Кларенсу польстило подобное предложение, и он с готовностью вызвался помочь. Оба мага встали напротив кристаллов, вытянув вперед правую руку. Внезапно зал озарила белая вспышка, и с кончиков пальцев Ричарда хлынул поток чистой магической энергии. Советник сделал тоже самое. Над кристаллами стала появляться дымка, которая постепенно принимала очертания человеческого тела. Маги не ослабляли напор, Ричарду это давалось легко, но он заметил, что Кларенс держится из последних сил. Поэтому бывший магистр решил разыграть маленький спектакль. Ричард согнулся, его рука стала заметно дрожать, а поток энергии утратил свою прежнюю мощь. Видя, что кристаллы заряжены, он резко разорвал связь, оставаясь верным своей роли, он пошатнулся. Но в этот момент магистр почувствовал, как кто-то бережно поддержал его. К своему удивлению, он увидел рядом с собой Лину, она смотрела на любимого с нескрываемой тревогой. Ричард поспешил ее успокоить:
– Со мной уже все в порядке, сестренка. Дальше я смогу справиться сам.
Волшебница недоверчиво посмотрела на него, но не осмелилась перечить учителю. Ритуал был завершен. В центре треугольника стояла молодая девушка в белоснежном платье. Черты ее лица были спокойны, она смотрела перед собой и, казалось, не видела ничего вокруг. От Ричарда не укрылось, что Фредерик боится взглянуть на нее. Маг подошел ближе к призраку и заговорил:
– Кто вы и почему ответили на наш призыв?
– Я та, которой больше нет. И вы должны услышать мою историю.
– Я приказываю тебе говорить!
Дух охотно подчинился:
– Мы с отцом ехали с ярмарки через лес, надвигалась гроза, и мы решились съехать с проезжей дороги, чтобы сократить путь. Я просила отца не заезжать в охотничьи угодья графа Канлана, в тех местах не очень любят чужаков. Не успели мы проехать и пары метров, как я услышала звук охотничьего рога. В одно мгновение трое всадников окружили нас. Они сказали, что у их господина захромала лошадь, поэтому они забирают нашу. Отец пытался им помешать, но они лишь смеялись и наносили ему хлыстом один удар за другим, – девушка закрыла лицо руками.
Ричарду стало искренне жаль ее, и он хотел скорее закончить этот допрос. Маг попытался успокоить несчастную:
– Этого уже нет. Не думай о боли, все уже в прошлом. Просто продолжай свой рассказ.
Девушка взглянула на Ричарда, словно ища у него поддержки, и через минуту продолжила:
– Но, получив лошадь, они не ушли. Их забавляли мои слезы, в ответ я слышала только смех. Потом один из них сказал, что было бы забавно поохотиться на меня, и навел арбалет. Но его рука дрогнула, и оружие сработало, стрела попала мне прямо в сердце, – она машинально приложила руку к груди. – Отец обезумел от горя и кинулся на убийц. Вторая стела пронзила его.
Ричарда поразили ее слова.
«И этого человека король хотел помиловать!» – Невольно подумал маг, а вслух произнес. – Можешь ли ты показать, кто был тем охотником?
Девушка обернулась к Фредерику и проговорила:
– Это он убил меня.
В одно мгновение одежды призрака стали чернее ночи, а в глазах полыхнул огонь. Дух сделал рывок, пытаясь добраться до преступника, но не в ее силах было разорвать барьер.
Маг услышал все, что хотел. Он подошел к девушке и тихо произнес:
– Я отпускаю тебя.
Услышав эти слова, она улыбнулась и растаяла в воздухе, как туман. Ричард выдержал небольшую паузу и затем обратился к королю:
– Ваше величество, теперь вы знаете его вину. Судьба этого человека в вашей власти.
Король молчал, Ричард видел замешательство, которое Ангус пытался скрыть за внешним равнодушием. И, как всегда, Кларенс пришел на помощь своему повелителю. Советник говорил шепотом, но Ричард отчетливо слышал каждое слово.
– Вы не можете осудить человека знатного рода из-за убийства какой-то крестьянки, –прошептал советник.
Ангус кивнул и поднялся, чтобы объявить о своем решении.
– Произошедшее было роковой случайностью, – проговорил король. – Повелеваю немедленно освободить графа Фредерика Канлана. С него снимаются все обвинения, а сам он признается невиновным. Такова моя воля!
Старый граф не ожидал такого, на его глазах выступили слезы радости. Отец бросился обнимать своего сына, не помня себя от счастья. Но Фредерик даже не шелохнулся, юноша был бледен, как полотно, и, не отрываясь, смотрел на то место, где только минуту назад стоял дух несчастной девушки. Затем король обратился к Ричарду:
– Я благодарю вас, граф Бэйрон. Вы помогли справедливости восторжествовать.
– Я верный слуга вашего величества, – ответил маг, низко склонив голову.
– Я бы хотел чаще видеть вас при дворе.
– Вы слишком добры, – учтиво произнес Ричард.
Сейчас магистр больше всего хотел покинуть этот прием. Ему больше незачем было здесь находиться, ведь он получил ответ на свой вопрос. Печально было видеть, что король является лишь марионеткой в руках неумелого кукловода. Маг уже хотел вернуться к гостям и смешаться с толпой, но его внимание привлек один молодой человек. Юноша был неестественно бледен и, не отрываясь, смотрел на короля. Его правая рука была закрыта коротким плащом, что само по себе было странно, так как щеголи обычно накидывали плащ на левое плечо. Ричард отошел в сторону, пристально наблюдая за подозрительным гостем. В это время король выступил вперед, чтобы сказать приветственное слово, после чего должны были последовать поздравления. Юноша только этого и ждал, он поспешно сбросил плащ, прицелился и выстрелил из малого арбалета, который был закреплен на его руке. Стрела летела точно в цель, но Ричард уже успел все продумать. Активировав заклятье, он замедлил ход времени и бросился вперед. Маг заслонил собой короля, при этом, у него была возможность самому уйти от удара, но он не стал этого делать. Ричард почувствовал острую боль в левом плече – стрела прошла насквозь. Красноватое пятно начало растекаться по синей материи камзола. Он слышал чей-то крик, уже через секунду Лина была рядом с ним.
– Зачем вы это сделали? Зачем? – Ее голос сильно дрожал, женщина не могла сдержать слез.
Ричард нашел в себе силы, чтобы улыбнуться и спокойно ответил:
– Это не смертельная рана. Так было необходимо поступить.
По требованию короля немедленно принесли носилки и вызвали лучшего лекаря. Ричарда перенесли в небольшую лабораторию травника, которая располагалась на первом этаже. Раненного положили на стол, лекарь аккуратно разрезал ткань камзола. Он был мастером своего дела. Лекарь обломил древко стрелы и предложил больному кляп, но Ричард лишь улыбнулся.
– Делайте, что должно. Я не произнесу ни звука, – спокойно сказал раненый.
Боль была такой, словно руку разрывало на части, но маг не кричал, только слезы выступили на его глазах. Все это время Лина была рядом, ее хотели увести, но она не позволила. Сейчас она все бы отдала, чтобы забрать эту боль себе. Ей было невыносимо видеть его страдания. После извлечения стрелы врач осмотрел рану и с удивлением отметил:
– Вам очень повезло, милорд. Могу гарантировать, что уже через месяц вы и не вспомните о ранении.
Лекарь перевязал руку больного и обратился к стражникам:
– Возьмите носилки и доставьте господина в его покои.

Часть 9

Ричард забылся тяжелым сном. Сначала боль в ране мешала освободить разум, но потом произошло что-то необъяснимое. Маг почувствовал сильный толчок, когда к нему вернулась способность видеть, он обнаружил, что парит над землей.
«Наверное, приступ боли вызвал этот магический эффект и ввел меня в состояние транса», – подумал волшебник.
В том, что это был не простой сон, уже не оставалось сомнений. Ричард слышал о таком явлении, и поэтому сейчас он испытывал в большей степени любопытство, нежели страх. Главное, он знал, что в любую минуту сможет вернуться, если пожелает. Маг сосредоточился, чтобы сообщить своему духу направление движения. Он почувствовал на себе действие сильного магического потока. Определив направление, Ричард устремился к его источнику. Внизу мелькали деревни, селения и города. И тут перед ним предстали Безымянные вершины. Это самые непреступные скалы, которые по преданию являются барьером, краем мироздания. Волшебник чувствовал, что истина откроется ему за этой гранью. Тяжело вздохнув, если духи вообще способны вздыхать, маг устремился вперед. Он оказался в горной долине, напоминающей чашу, окруженную непреступной каменной стеной со всех сторон. Здесь не было ничего, только холодная горная порода, серый камень, который почти не отражал солнечные лучи. Но так было только на первый взгляд. В центре долины свет как-то странно преломлялся, вернее он поглощался какой-то субстанцией. Это явление сложно описать… создавалось ощущение, что кто-то разрезал в этом месте ткань мироздания и через этот надрез можно было заглянуть в неведомое. Ричард чувствовал, что поток магии устремляется именно туда. Надеясь, что эта нить поможет ему вернуться, он шагнул в темноту. Как только он пересек барьер, то сразу почувствовал ужасный холод. Это было верным признаком, что он находится в этом путешествии слишком долго, и зашел слишком далеко. Но интуиция подсказывала ему, что необходимо дойти до конца. Маг устремился вперед в этот мрак и скоро место, где он вошел в чужой мир, совсем пропало из поля зрения. Постепенно он научился ориентироваться. Со всех сторон его окружал мрак. Тьма оказалась неоднородной: внизу было подобие тверди, черная кристаллическая поверхность, по своей структуре напоминающая горную породу у Края мира. Ричард начал различать цель своего путешествия – замок, вырубленный из цельного камня. Он казался почти земным: остроконечные башни, отвесные стены и стрельчатые окна, в глубине которых можно было различить слабый серебристый свет. В этот момент Ричард снова почувствовал приступ боли, но не отступил.
«Возможно, я просто прибыл в ночное время и это измерение не сильно отличается от нашего мира», – пытаясь себя приободрить, подумал он.
Чем ближе маг был к окну, из которого изливался свет, тем отчетливее различал звуки. Этот язык был незнаком магистру, но уже через пару минут он начал понимать, о чем говорили неведомые собеседники.
– Я не могу больше ждать! Мне нужна сила Белого Короля!
Один из собеседников резко поднялся не в силах сдержать ярость. Это существо было с ног до головы заковано в черные доспехи, а на голове красовалась корона, больше похожая на шлем. Внешне его фигура напоминала человеческую, только кожа была нестерпимого белого цвета с легким оттенком синевы. В желтых глазах говорившего появился красноватый отблеск, видимо, это был признак нарастающего гнева. Гонец склонился перед своим господином и быстро зашептал:
– Защитник еще не готов, мы не смогли до конца убедить его, что маг является источником зла. Формула отражения прошлого не сработала. Но вы же сами говорили, что в мече уже достаточно силы.
Правитель в мгновение ока оказался около своего слуги.
– Ты смеешь рассуждать о том, что тебе неведомо?! Только Он может противостоять нам, поэтому…
Но продолжение разговора Ричард уже не смог услышать. Магистр почувствовал сильный толчок, и его неумолимо потянуло обратно. Маг резко сел в постели, он с усилием хватал воздух ртом, словно боясь задохнуться. На лбу выступила испарина, а повязка на руке насквозь пропиталась кровью. Астральное путешествие серьезно испытание даже для здорового чародея, но это стоило того. Ричард огляделся по сторонам и только сейчас заметил, что Лина стоит на коленях перед кроватью. Глаза девушки были полны слез.
– Это ты вернула меня? – Уже спокойно спросил Ричард.
– Да, мессир, – она виновато опустила взгляд. – Я беспокоилась за вас.
В обычной ситуации он возмутился бы, но сейчас то, что он узнал, перевернуло все.
– Нам нужно покинуть дворец как можно скорее. Мне необходимы ответы и их я смогу получит только в крепости ордена.
– Но она была разрушена до основания после той битвы.
Он почти не слышал ее, пытаясь мысленно воссоздать расположение полок и книг.
– Я уверен, что они не смогли добраться до моего кабинета. Это единственный шанс, – ответил он.
Лина несмело коснулась его руки и спросила:
– Что вы видели, учитель?
– Я расскажу тебе, но не здесь и не сейчас. Приведи ко мне лекаря, думаю, мне не помешает сменить повязку.
Лина проворно вскочила на ноги и выбежала из комнаты. Ричард провел в своих покоях весь день. Маг направил все свои силы на излечение раны. При этом он снова и снова возвращался к увиденному. На следующий день он испросил аудиенции у короля. Его просьба была немедленно удовлетворена.
Король принял своего спасителя в кабинете. Ричард почти бесшумно открыл резную дубовую дверь. Он застыл на долю секунды, но потом почтительно опустился на одно колено. Но король не позволил соблюсти все предписанные этикетом правил. Ангус поднял его с колен и буквально силой усадил в кресло, в то время как сам остался стоять. Король подошел к окну и задумчиво произнес:
– Я так устал. Меня окружают толпы придворных, но есть только несколько человек, которым я могу доверять, – произнеся эти слова, он перевел взгляд на Ричарда.
Магистр вежливо ответил своему собеседнику:
– Такова учесть всех кто находится у власти, мой король.
Вдруг Ричард заметил, что Ангус попеременно смотрит на портрет, который висит у входа и на него, будто сравнивая. После минутного молчания король задумчиво произнес:
– Ваше лицо показалось мне знакомым. Теперь я знаю, где видел вас раньше. Вы удивительно похожи на короля Энлая первого.
Ричард слегка улыбнулся и ответил:
– Вы льстите мне этим сравнение, но скорее это игра света и тени обманула вас, – маг поспешил сменить тему разговора. – Я пришел, чтобы просить вас о милости, ваше величество. Долгие годы я посвятил исследованию природы материи, но мои изыскания зашли в тупик. Для преодоления этих препятствий мне необходимы знания и средства.
Король немного помрачнел.
– О какой сумме идет речь? – Спросил монарх.
– Я говорю не о деньгах, а о том, что находится в тайниках этого дворца. До меня дошли слухи, что в сокровищнице хранится посох из металла, который может усилить любое заклятье. Насколько я знаю, он был помещен сюда как трофей былой победы.
Ангус с трудом припомнил, о чем идет речь. Он не видел ценности в этой вещице, поэтому легкомысленно произнес:
– Посох ваш, если вы хотите этого. Многие маги пытались завладеть им, но он подчинялся только своему первому хозяину. Используйте его осторожно.
Магистр с почтением ответил:
– Благодарю за предостережение. Я не собираюсь использовать его напрямую, на это мне не хватит сил. Мое единственное желание заключается в том, чтобы изучить структуру материала, из которого он создан. Помимо посоха я прошу у вас разрешения отправиться на место, где раньше стояла цитадель Семи Кругов. Я надеюсь отыскать там утерянное хранилище знаний.
Король, не задумываясь, ответил:
– Я позволяю и более того, я дарую эту область вам в личное владение.
– Вы слишком добры, мой король.
Ангус не сдержался и спросил:
– И что же будет целью ваших опытов? Вы сможете превращать дерево в золото?
Ричард учтиво ответил:
– Даже если бы я смог это сделать, то никогда не открыл бы этого секрета миру.
– Почему же? Вы не хотите обогатить своего короля?
– А разве вы цените пыль, что лежит у вас под ногами? Золото ценно только тем, что его запас ограничен. К тому же, необходимо соблюдать баланс между количеством товаров и денежным запасом страны.
Король весело улыбнулся.
– Вам надо побеседовать с моим казначеем, – в одно мгновение его лицо стало серьезным. – Не оставляйте меня. Вы заслуживаете большей награды.
– Я обещаю, что скоро вернусь, но сначала мне необходимо найти ответы.
Ангус тяжело вздохнул, но не стал спорить. Король позвал хранителя ключей и приказал отвести Ричарда в сокровищницу. Напоследок монарх произнес:
– Забирайте посох и все, что пожелаете. И знайте, что здесь вам всегда рады, мой друг.
Магистра немного смутил столь сердечный прием. В мгновение он видел перед собой не правителя, а простого человека.
Ричард спустился в подземелье. Привратник открыл тяжелые кованые ворота. На стенах весели факелы, их свет многократно отражался в гранях драгоценных камней, золото приятно мерцало. Но все это не интересовало мага. Он чувствовал, что посох где-то рядом. Ричард направился к старому сундуку, крышка оказалась не заперта. Мужчина рывком откинул ее и увидел то, что искал. Он уверенно коснулся холодной поверхности металла, оружие узнало своего хозяина и буквально запело в его руках. Теперь Ричард был готов сойтись в поединке с любым врагом.
Верительные грамоты должны были приготовить на следующий день. Больше мага ничего не держало в этом замке. Осталось только поговорить с ученицей.
Вечером он решил сам навестить ее. Услышав, как скрипнула дверь, женщина обернулась.
Ричард спокойно произнес:
– Я пришел попрощаться.
– Почему? – Спросила Лина, в ее голосе слышались нотки отчаяния.
– Мой путь отмечен болью, а по пятам идет смерть. Я не хочу больше подвергать тебя опасности. Ты множество раз спасала меня, и я хочу отблагодарить тебя за это. С этой минуты я освобождаю тебя от всех клятв и обязательств передо мной и Орденом.
Лина машинально смахнула непрошенную слезу.
– Я не хочу этой свободы. Только позвольте мне следовать за вами.
Ричард не сдержался и иронически произнес:
– Еще немного и я поверю, что ты безумно в меня влюблена и поэтому не желаешь уходить.
Лина смертельно побледнела. Когда она заговорила, ее голос звучал глухо, с надрывом:
– А что, если это правда?
Ричард внимательно посмотрел на свою ученицу, словно видел ее впервые. Распущенные черные волосы шелковистыми локонами спускались на плечи, они еще сильнее подчеркивали бледность ее кожи. Зеленые глаза были опущены вниз, Лина боялась сейчас встретиться с ним взглядом. Она нервно теребила платок в руках. Ричард подошел ближе и сел в кресло напротив нее. Молчание затянулось, стало почти нестерпимым. Сотни мыслей пронеслись в голове мужчины:
«Любовь… никогда не думал, что меня можно полюбить. Но что я могу сказать сейчас, столкнувшись со столь сильным чувством?»
Он наклонился вперед и взял ее за руку. Ее пальцы оказались такими холодными, мужчина почти физически ощутил ее смятение и страх. Ричард заговорил тихо, тщательно подбирая каждое слово:
– Я никогда не испытывал столь сильного чувства, моей жизнью руководил долг и честолюбивые стремления. И вот куда они меня привели, – он машинально обвел комнату глазами. – Сейчас у меня ничего нет ни дома, ни денег, даже собственного имени.
Лина хотела запротестовать, но не решилась, боясь шелохнуться, боясь, что он отпустит ее руку и просто уйдет. Маг продолжал свою речь:
– Поэтому я хочу, чтобы ты ушла. Мне нечего тебе дать сейчас, я не смогу сберечь твою любовь, оградить от того, что нам предстоит. Также я не могу обещать тебе и будущего, – Ричард тяжело вздохнул, это признание давалось ему нелегко. – Если я буду повержен, беда постигнет всех, кто был близок ко мне. А если я смогу победить и все мои мечты исполнятся… венец украсит мою голову, но в ту же минуту я перестану принадлежать себе и буду вынужден руководствоваться долгом даже там, где обычные люди подчиняются велению сердца.
Он придвинулся еще ближе и заговорил почти шепотом:
– Пойми, у нас нет будущего. Все, что я могу предложить тебе, это следовать за мной, разделить этот миг, пока моя судьба и судьба королевства еще не решена.
Ричард резко отстранился и перевел взгляд на огонь, который горел в камине. Он сказал даже больше, чем хотел. В глубине души Ричард надеялся, что она останется. Ему просто необходим был человек, которому он мог бы всецело доверять. Но дело было не только в этом… хотя он запретил себе думать о такой возможности.
– Если ты действительно любишь, то беги, беги и не оглядывайся. Только так ты сможешь спастись, – твердо произнес магистр.
Лина сделала над собой неимоверное усилие. Когда она заговорила, то сама не узнала своего голоса:
– Я не желаю спасения и не питаю иллюзий, – женщина машинально сжала руку в кулак так, что побелели костяшки пальцев, а ногти больно врезались в кожу. – Я клянусь, что вы больше никогда не услышите моего признания, которое случай вырвал из моего сердца. Позвольте только быть рядом, помогать, пройти по этому пути вместе с вами, разделить горе и … пожелать счастье в минуту радости.
Ричард подошел к девушке и мягко проговорил:
– Тогда я обещаю, что больше не буду предлагать тебе уйти. Я благодарен провидению, что оно послало мне такого верного друга, как ты.
Он обнял ее, пытаясь успокоить. Его слова ранили Лину сильнее любого кинжала. Раньше она жила неведением, слабой надеждой, а теперь она точно знала, что ей уготовано. Сердце болезненно сжалось, но женщина была готова это принять, лишь бы быть рядом с ним. Лина уткнулась в его плечо, поток слез иссяк, она ощущала только приятное тепло, впервые в жизни она почувствовала себя защищенной. Но наваждение рассеялось, когда он произнес:
– Завтра мы уезжаем, тебе необходимо собраться, – он осторожно отстранился. – Как только я получу грамоты от короля, мы сразу отправимся в путь.
Лина покорно отозвалась:
– Как скажете, учитель.
Он уже давно ушел, а она так и сидела на месте, не сводя глаз с двери.
Ричард шел по коридору, звук его шагов гулко отражался от пустых сводов. Он подошел к одному из окон в каменной галерее, в лицо пахнул свежий порыв воздуха. Ночь была спокойной, тихой, но покоя не было в душе великого мага.
«Судьба опять гонит меня вперед на встречу с очередным Защитником», – он закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. – «Если бы я знал тогда то, что знаю теперь».
Он резко открыл глаза, во взгляде магистра опять появилась прежняя решимость.
«Пусть приходит! В этот раз я подготовлюсь к встрече».

Часть 10

И эта встреча должна была произойти в скором времени. Магия Обители Безымянных была активирована, чтобы подтолкнуть Арана к «верному» выбору. Казалось, время здесь не имело власти. Мужчина не знал, сколько уже находится в этой потерянной обители. Аран пытался отвлечь себя чтением, но мысли его были далеко. Воин снова и снова возвращался к гранитному возвышению, на котором покоился меч. Клинок завораживал свое красотой, но Защитник страшился момента, когда придется взять его в руки. Чем больше он узнавал о своем противнике, тем меньше хотелось сражаться с ним.
«Неужели я осмелюсь поднять оружие на наследника великого короля? Не могу поверить, что нет другого выхода…»
– Другого выхода нет, – твердо произнес чей-то голос.
Аран резко обернулся. Перед ним стоял незнакомец, широкий плащ скрывал его целиком, а из-за надвинутого капюшона нельзя было различить лица. Голос гостя звучал холодно, без выражения. Он четко произносил каждое слово, делая небольшие паузы, словно пробуя на вкус чуждую ему речь.
– Зачем вы здесь? – Растерянно спросил Аран.
– Я – Хранитель этого места. Без моей помощи ты не сможешь покинуть Обитель. Но прежде чем отпустить тебя я должен открыть тебе истину, – тот, кто назвал себя Хранителем, протянул вперед руку, закованную в стальную перчатку, и указал на меч. – Возьми его и следуй за мной.
Мужчина осторожно коснулся рукояти меча, ему показалось, что клинок ожил от этого касания. Поверхность металла стала немного теплой. Когда Аран взял его в руку, то сразу почувствовал приток неведомой силы.
– Это клинок поддержит тебя в неравном бою. Только этим оружием можно сразить мага, – произнеся эти слова, Хранитель повернулся и пошел прочь. – Следуй за мной, Защитник.
Они перешли в соседний зал, где не было ничего кроме огромной стены из белого кирпича. Проводник снял перчатку, его кожа отливала синевой, это была белая рука с длинными узловатыми пальцами. Хранитель что-то прошептал на неведомом языке и приложил ладонь к одному из камней. Структура кладки начала меняться, из трещин выступила какая–то серебристая жидкость, ее капли начали сливаться друг с другом, образую ровную поверхность.
– Смотри внимательно, Защитник. Я покажу тебе, что будет, если ты сделаешь неверный выбор.
На стене стали появляться картины, они очень быстро сменяли друг друга, было трудно разобрать, что происходит. Кромешный мрак и крики, всполохи кровавой зари, распахнутые глаза мертвецов, в которых застыл невыразимый ужас. Вымершие деревни, выжженная земля, пустота, не слышно ни единого звука. Это зрелище настолько поразило Арана, что он невольно закрыл глаза, по его щекам бежали слезы. Но его неведомый проводник еще не закончил и настойчиво проговорил:
– Теперь ты знаешь, ради чего сражаешься. Открой глаза и смотри! Я покажу тебе человека, сердце которого ты должен остановить.
Он увидел двух всадников, которые мчались по равнине во весь опор. Судя по всему, они держали путь к развалинам крепости, что виднелись вдали. Хранитель еще раз дотронулся до волшебного экрана и изображение приблизилось. Можно было отчетливо разглядеть наездника. В этот миг Ричард резко остановил коня и посмотрел прямо на Арана. Защитнику показалось, что маг тоже видит его. Магистр протянул вперед правую руку и произнес всего одно слово:
– Пропади!
Поверхность в ту же секунду подернулась мелкой рябью и картина исчезла.
Хранитель выждал паузу и потом заговорил:
– Ты должен найти его. Магистр возвращается в Обитель Семи Кругов, туда, где был побежден в первый раз. Но остерегайся, маг будет ждать тебя.
Аран с силой сжал рукоять меча.
– Мне нечего бояться. Теперь его магия мне не страшна и чудовище будет повержено вновь. У меня нет права на ошибку!
Хранитель опять дотронулся до экрана. Перед ними предстал знакомый лес, Фэйрис сидела у костра и помешивала что-то в котле. Девушка была очень печальна и поминутно тяжело вздыхала. Привратник в последний раз обратился к своему гостю:
– Теперь ты готов! Иди к своим друзьям и сверши, что предначертано. Ради этого мира, ради всех живущих.
Аран смело шагнул вперед, его окутал уже привычный мрак. Но это длилось лишь пару секунд, затем в глаза ударил слепящий свет. Мужчина пошатнулся и чуть не упал, лишь неимоверным усилием он смог удержаться на ногах. Фэйрис вскочила и застыла на месте. А волчицу, кажется, ничего не могло бы испугать. Зверь проворно подбежал к своему хозяину и склонил голову в знак приветствия. Арана позабавила эта картина, он даже нашел в себе силы, чтобы улыбнуться. Темные стены обители больше не давили на него, под родным небом он чувствовал себя сильнее, свободнее.
Он прервал молчание первым:
– Садись, мне необходимо многое тебе поведать…
Защитник рассказал Фэйрис все, что произошло с ним. С каждой минутой лицо девушки становилось все мрачнее. Она даже рискнула перебить своего собеседника:
– Что именно показал тебе Хранитель?
– Трупы, ночь, тысячи смертей, – глухо повторил Аран.
– Такое под силу сотворить одному человеку… Ты говорил о двух всадниках.
Мужчина машинально сжал рукоять меча.
– Нам надо спешить, пока он слаб, пока еще можно не допустить несчастье!
Аран попытался встать, но силы изменили ему и он опустился на землю. Фэйрис подошла к мужчине и положила ему руку на плечо, желая успокоить. Она говорила вкрадчиво и властно:
– Ты должен отдохнуть. Только после этого мы отправимся в путь.
Она расстелила свой плащ на земле, а сумку положила как подушку. Стоило мужчине лечь, как он сразу провалился в тяжелый сон. Волчица свернулась у его ног, оберегая покой господина.
Арану казалось, что он бежит куда-то, чудилось, что его преследуют. Он слышал топот копыт, за ним мчался тот самый всадник с пронзительными синими глазами. Враг занес меч для решающего удара… Защитник резко проснулся от собственного крика. Аран быстро огляделся по сторонам, ему было стыдно за свою невольную слабость. Но Фэйрис сделала вид, словно ничего не слышала и только приветливо улыбнулась ему, когда их взгляды встретились.
– Думаю, что нам пора двигаться дальше. Лучше покинуть лес до наступления темноты.
Они довольно быстро вышли на широкую тропу. Скоро лес начал редеть, давая надежду путникам. Вдруг Аран услышал отдаленный гул, к ним приближались три всадника. Они внезапно появились из-за поворота, судя по одежде, это были солдаты короля. Путники предусмотрительно отошли в сторону, но у вояк было веселое настроение и они не собирались просто так уезжать. Воины преградили им дорогу и стали ездить вокруг, поминутно перебрасываясь репликами.
– Судя по одежде у этого парня есть чем поживиться, – произнес тот, что помоложе, в подкреплении своих слов вояка обнажил меч. – Будешь платить дорожную подать.
Солдаты поддержали последнюю реплику дружным смехом. Но Аран не выказал и тени страха, он уверенным жестом обнажил клинок.
– Уходите, я не желаю смерти солдатам короля, – твердо произнес Защитник. – Но мерзавцев я покараю с радостью.
Молодой солдат притих и с опаской начал озираться по сторонам, ища поддержки. Вперед выступил другой воин, видимо, в этой группе он считался главарем.
– Я научу тебя уважать закон, простолюдин! – Произнес вояка.
Всадник замахнулся, но не смог нанести удар. Молниеносным движением Аран подрезал ремни, удерживающие седло и наездник, потеряв равновесие, свалился с коня к ногам Защитника.
– Сдавайся и прикажи своим товарищам сложить оружие!
В глазах солдата читался животный страх, голос дрожал:
– Делайте, как он говорит!
– Мне понадобятся ваши лошади…
– Забирай, что угодно. Только пощади!
Солдаты спешились, и Фэйрис взяла коней под уздцы. Когда Аран опустил меч, трус вскочил на ноги и что-то залепетал, но стоило Защитнику отвернуться, как воин выхватил кинжал. Аран даже не успел понять, что происходит. Волчица кинулась вперед и вцепилась в руку солдата, она не разжимала челюсти до тех пор, пока он не выронил оружие. Раненый прижал окровавленную руку к груди и, спотыкаясь, побежал прочь, вслед за уже удирающими товарищами.
Аран невесело ухмыльнулся.
– Они хотели завладеть чужим, а потеряли то малое, что имели.
Он помог Фэйрис сесть в седло, щеки девушки в этот момент предательски вспыхнули. В душе она восхищалась своим спутником, его силой и мужеством, но сейчас ее охватило безотчетное волнение. И ее пугало это новое чувство.
Скачка продолжилась всю ночь, они сделали небольшой привал только под утро, чтобы дать лошадям отдохнуть. А потом опять продолжилась это бешеная гонка со временем. На четвертый день пути на горизонте показались развалины обители Семи Кругов. Аран ощущал, что он уже совсем близко к своей цели. Они остановились на привал по настоятельной просьбе Фэйрис. Защитник боялся, что противник ускользнет и поэтому не сдержался:
– Мы не можем терять ни минуты!
Волшебница только покачала головой:
– А ты уверен, что он воплощение зла? Когда я еще была Дарящей Любовь, я видела этого мальчика. В нем было столько обиды и боли, но также в его сердце жила честь, благородство и смелость.
Аран негодующе произнес:
– Ты не видела того, что видел я! Ты не видела глаза мертвецов полные ужаса и муки!
Но девушка не сдавалась:
– Что именно произнес колдун, когда показывал тебе это видение?
– Я не хочу больше это обсуждать, – резко проговорил он, но затем его лицо смягчилось. – Прости меня, я просто не могу позволить сомнению поселиться в моей душе. Это решение далось мне нелегко и мне нужна твоя поддержка.
Волшебница сама жалела, что сказала слишком многое.
– Хорошо, давай обсудим, как мы будем действовать, – предложила она.
– Надеюсь, что он не станет уклоняться от прямого поединка,  – вслух произнес Защитник.
Половина ночи ушла на обсуждение плана. Все было решено, но сомнения не покидали Защитника. Он знал, что поступает правильно, но на сердце было тяжело.
Утром они продолжили свой путь. Чем ближе они подъезжали к руинам, тем тише становилось вокруг. Аран спешился и зашел в пустую арку ворот. Воин обнажил свой меч, осторожно продвигался вперед, ожидая нападения. Фэйрис и волчица следовали за ним на небольшом отдалении. Войдя в очередную арку, они оказались в огромном зале, который раньше был отведен для тренировок воспитанников. Аран замер у входа, увидев своего врага. Ричард сидел на небольшом деревянном стуле, при виде непрошеных гостей, он быстро поднялся и склонился в полупоклоне. Затем маг резко выпрямился и произнес:
– Рад приветствовать убийцу в своей скромной обители.

Часть 11

Арана неприятно поразили эти слова. Он не ожидал такого приема, казалось, противник даже не собирается нападать. Маг демонстративно развел руки в стороны.
– Я безоружен, опусти свой меч, Защитник, и назовись. Я хочу знать, от чьей руки мне суждено умереть.
Воин колебался:
– Раньше мое имя было Аран Глонс, теперь я Защитник и иного имени не желаю, – немного торопливо произнес Аран, но оружие не сложил.
Губы Ричарда тронула легкая улыбка.
– Ты так дорожишь своим мечом, но не подозреваешь, что твоя жизнь в моих руках. Ибо у тебя есть слабость, которой не было ни у одного из Защитников.
На лице Арана отразилась растерянность и сомнение. Ричард был доволен эффектом, который произвели его слова. Маг выждал паузу и продолжил:
– Я давно изучал этот феномен. С непобедимым воином связано множество легенд. Но меня заинтересовало одно пророчество, которое появилось относительно недавно. Я процитирую только пару строк:
«Он распознает ложь,
И оградит от зла.
Защитник жив,
Пока любовь жива».
Магистр сделал акцент на слове любовь.
– И сейчас передо мной Защитник в сопровождении Ангела Любви. Магия не действует на тебя, но стоит мне пожелать и твоя спутница исчезнет, и в тот же миг жизнь покинет тебя.
Аран напряженно ловил каждое слово магистра. Его поражала спокойствие, с которым говорил этот человек, воин не понимал, чего добивается маг.
– Тогда почему вы не приводите в действие свою угрозу?
Ричард пристально посмотрел на Арана, отчего последнему стало немного не по себе.
– Мне не нужна твоя смерть, мне нужна твоя помощь, чтобы оградить этот мир от величайшей беды. От вторжения, которое готовилось веками.
Аран колебался, он думал, что это всего лишь уловка:
– Я не верю не единому твоему слову! – Отчеканил воин.
Ричард с грустью посмотрел на своего собеседника и проговорил:
– Тогда сделай то, ради чего пришел. Убей принца, убей мага, убей безоружного человека. Только прошу тебя избрать другое оружие, иначе моя сила послужит для разрушения мира, который я когда-то любил. Поверь, чтобы отнять у меня жизнь, нет надобности в волшебных мечах, только верная сталь. Бей не задумываясь, прямо в сердце!
Аран вложил меч в ножны и достал короткий кинжал, руки его заметно дрожали. Защитник сделала несколько шагов к своей жертве, но внезапно остановился. Воин разжал руку, и кинжал упал на каменный пол. Как только это произошло, Аран почувствовал облегчение, словно тяжелый груз свалился с его плеч. Лицо мужчины прояснилось, он обратился к своему былому противнику:
– Я не могу убить безоружного. Прежде чем принять решение, я хочу узнать больше.
– Тогда располагайся, рассказ будет долгим.
Ричард жестом пригласил Арана сесть на единственный в помещении стул. Затем маг взмахнул руками, и перед ними появилось три небольших кресла. Прежде чем сесть, магистр громко произнес:
– Лина, можешь появиться. Первая опасность миновала.
Пространство заколебалось, и перед ними предстала молодая женщина. Казалось, что она вышла прямо из стены, но на самом деле она просто сбросила с себя чары невидимости. Когда все заняли отведенный им места, магистр начал свой рассказ:
– Магия – это всего лишь средство, которое дает нам преимущество над равными себе. Но подобная власть это еще и испытание, не многие способны его пройти… – Ричард повернулся к Защитнику. – Тогда, в прошлом, я не устоял, перешел черту, не хотел отдавать то, что считал своим по праву рождения.
Принц проговорил эти слова на одном дыхании, ему было сложно произнести это признание. Лина не выдержала и возразила:
– И тогда и сейчас вы поступаете верно!
Ричард саркастически улыбнулся уголками губ и ответил:
– Что значат мои права? Из-за моих поступков мир был на краю гибели. Если бы тогда Защитник воспользовался проклятым мечом, то нас всех уже не было бы на этом свете, – затем магистр обратился к Фэйрис. – Ведь ты знаешь, о чем я говорю. Все Защитники проходят посвящение в Обители Безымянных, куда может проникнуть один единственный человек. Почему?
Хранительница Любви внимательно слушала его, она чувствовала, что ответ совсем близко… Маг продолжил свою речь:
– Дело в том, что Обитель находится за гранью. А вход в нее это разлом, трещина, аномалия реальности, как и трещина в горной долине на краю мира. У себя в ином мире, где господствует тьма, враги создали совершенное оружие и вложили его в руку простого человека, который должен послужить их целям.
Аран невольно возмутился:
– Неправда! Защитники – не марионетки. Они приносили мир, иногда ценой собственных жизней!
Ричард ответил ему спокойно, но твердо:
– Я не говорил, что маги, обратившиеся к злу, избравшие путь разрушения, не заслужили своей участи. Но их смерть открывала путь еще большему горю. Меч забирал не только их жизни, но и магический дар. Сейчас в этом оружие уже достаточно силы, чтобы разорвать барьеры и заставить светило померкнуть, прокладывая путь к царству вечной ночи.
Последние слова гулко отразились в сводах, собеседники почти физически ощутили веянье холода.
Аран решился нарушить затянувшееся молчание:
– И мы должны просто поверить в это?
– Нет, ты не должен верить. Ты сам был в обители и знаешь, что я говорю правду. Ты держишь в руках этот меч и не чувствуешь боли, которая в нем заключена? Разве хозяева обители не являлись тебе? Не показывали тебе лицо врага через портал?
Аран не выдержал его взгляда и опустил глаза.
– Я верю вам, милорд, – глухо отозвался воин. – Я готов встать на вашу сторону, чтобы предотвратить вторжение. Но сможете ли вы поверить мне после того как я пришел за вашей жизнью?
Ричард оценивающе взглянул на своего гостя. От этого пронзительного взгляда Защитнику стало не по себе. Магистр произнес:
– Мне достаточно будет твоего слова.
– Я клянусь помогать вам во всем. Клянусь, что не подниму на вас оружие.
– Я с радостью принимаю твою клятву. На сегодня сказано достаточно слов, – Ричард поднялся и обратился к Лине. – Проводи наших гостей в кабинет, и помоги устроиться на ночлег.
Уходя, Аран обернулся, один вопрос не давал ему покоя:
– И, зная все это, вы хотели позволить мне убить себя?
Ричард ответил не сразу. Магистр задумчиво посмотрел на своего собеседника.
– А смог бы ты поставить судьбу целого мира в зависимость от решения одного человека?
Внезапно Аран все понял. Он вспомнил, как появилась Лина, волшебница стояла тогда всего в шаге от Фэйрис. Защитник ничего не сказал, но только поклонился знак уважения к своему собеседнику, затем развернулся и последовал за Линой.
Ричард остался один. Он смог выдержать первое испытание, но главное еще ждало его впереди. Магистра беспокоило, что уже завтра он будет вынужден свою доверить жизнь вновь обретенным сторонникам.
Аран дал клятву, и сомнения больше не терзали его душу. Хватило всего капли истины и все встало на свои места. Внезапно Защитник обнаружил, что волчица больше не следует за ним. Он потерял зверя из виду, когда входил в крепость. Воин счел, что это даже к лучшему. Волчица, несомненно, была связана с Обителью Безымянных и тем лесом. То, что она исчезла именно сейчас, трудно было назвать простым совпадением. Всю ночь Аран не мог сомкнуть глаз, его опять мучили кошмары. Только теперь ему мерещилось, что его окружает тьма и узловатые белые руки тянутся к нему со всех сторон. Мужчина пытался вскрикнуть, освободиться, но не мог. Первые утренние лучи пробились в узкое стрельчатое окно. День тихонько скрипнула, на пороге стояла Лина:
– Магистр хочет с вами поговорить. Дорога каждая минута.
Фэйрис и Аран быстро поднялись и последовали за волшебницей. В этот раз она провела их в другую комнату. Посреди небольшого зала стоял каменный стол, больше походивший на жертвенник. Ричард задумчиво мерил шагами комнату едва касаясь кончиками пальцев гладкой поверхности стола. Услышав звук приближающихся шагов, он замер на месте. Маг приветливо улыбнулся своим гостям и произнес:
– Мы знаем, что нам предстоит битва, но война не выигрывается в одиночку. Поэтому я хочу по праву силы или по праву благодарности получить полномочия от короля на созыв и управление войском.
Аран с недоумением произнес:
– Но король не поверит нам!
Ричард снисходительно улыбнулся, как учитель, пытающийся втолковать истину нерадивому ученику.
– Я не собираюсь давать ему выбор. Но для того, чтобы подтолкнуть короля к верному решению, мне необходима помощь, – произнеся эти слова, он обратился к Фэйрис. – Существует легенда о великом короле, который смог создать жезл истинного правителя. Этот скипетр дает обладателю власть читать в сердцах людей. Но главное его свойство заключается в том, что обладать им может только истинный король. В легенде также сказано, что, почувствовав приближение смерти, король призвал духа любви и передал ему волшебный жезл, дабы он был скрыт до заветного часа.
Фэйрис не смогла скрыть своего удивления.
– Откуда вам известно все это? – Спросила она.
– Сейчас это не так важно. Нам необходимо добыть этот жезл, и я вручу его в дар нашему королю.
Фэйрис тихо отозвалась:
– Раньше я была сильнее. Мне удалось перенести сокровище в другой мир и оградить его от посягательств.
Но Ричард был готов к такому ответу.
– Любые преграды можно преодолеть при помощи астрального путешествия, – отчеканил маг. – Я смогу достать жезл, если ты укажешь мне путь. А Лина поддержит твои силы, если что-то пойдет не так.
План был рискованным, но другого выхода не было, и волшебница согласилась. Аран отошел в сторону, чтобы не мешать приготовлениям. Во время обряда, маги станут очень уязвимы, поэтому Защитник взял на себя обязанность их оберегать. Ричард глубоко вздохнул, он невольно вспомнил о своем заточении в кошмаре. Но сейчас уже поздно было отступать. Маг лег на каменный жертвенник, Фэйрис положила руки ему на плечи, а Лина стояла неподалеку, готовясь поделиться энергией в нужный момент. Заклятье начало действовать. Фэйрис и Ричарда окутал легкий золотистый свет, но уже через несколько минут сияние вокруг посланницы любви начало меркнуть, Лина смогла быстро прийти к ней на помощь и цепь не разорвалась. Теперь три волшебника были связаны единым заклятьем.
Как только это произошло, Аран услышал сдавленное рычание где-то совсем близко. У входа он увидел волчицу, она прижала уши и оскалилась. Зверь немного присел и крадучись стал продвигаться вперед, судя по всему, она даже не заметила Защитника. И это не удивительно, так как своей целью волчица избрала Ричарда. Но Аран был не намерен просто ждать в стороне, воин встал между магом и зверем. Волчица остановилась и еще сильнее оскалила свои белые зубы, шерсть на загривке поднялась дыбом. Еще секунда и она бросилась на Арана. Мужчина на секунду замешкался, вместо того, чтобы выбросить вперед меч, он инстинктивно закрылся рукой от удара. Волчица вцепилась ему в запястье, руку свела страшная судорога, и он выронил меч. Зверь словно только и ждал это момента. Хищница разжала челюсти и схватила проклятое оружие. Как только ее зубы сомкнулись на рукояти, волчица исчезла вместе с мечом. Аран бессильно опустился на колени, мужчина был в отчаянии. Он сам позволил врагу завладеть смертоносным оружием.

Часть 12

Ричард чувствовал необычную легкость, его дух устремился вперед. Это путешествие отличалось от предыдущего, сейчас он пронизывал пространство с невиданной скоростью. В какой-то момент он почувствовал, что теряет связь с родным миром, но это длилось всего мгновение. Магистр ощущал, как сознание Фэйрис направляет его. Маг попытался мысленно связаться с ней:
– Ты говорила, что защитила жезл. Что ждет меня впереди?
Волшебница еле слышно отозвалась:
– Я создала ловушку для живых существ. Она затягивает, сбивает с пути. Когда мы попадем туда, я не смогу помочь вам, милорд. Главное, не забывайте о цели нашего путешествия.
Движение начало замедляться, пространство вокруг было наполнено мягким золотым светом, а вместо опоры под ногами покоились белоснежные облака. Впереди маг стал различать очертания огромной сферы. Он сразу почувствовал, что от нее исходит магия, чуждая этому месту. Ее поверхность была оплетена тысячами символов, которые испускали холодный синий свет.
Маг произнес с невольным восхищением:
– Грандиозное творение! Это не просто ловушка, она заключает в себе ключ к трансформации, то есть подстраивается под жертву, – Ричарду очень не хотелось идти внутрь.– А скипетр еще там?
– Сфера исчезла бы, если бы его забрали.
Магистр протянул руку, и устремился прямо в ловушку. Входя в сферу, он не почувствовал ни малейшего сопротивления, но как только барьер захлопнулся за ним, Ричард ощутил, что он теперь один, связь с Фэйрис оборвалась. Вокруг было очень темно, не было слышно ни звука, так прошло пара минут… или часов. За это время заклятье подстроилось под свою жертву. Внезапно Ричард услышал мелодичный женский голос, он звучал откуда-то сверху, но точного направления определить было невозможно:
– Еще один гость. Я вижу, как ты устал, в твоей жизни было столько потерь. Но я смогу вознаградить тебя. Чего же ты хочешь?
– К чему эта игра? Если ты можешь видеть мои желания, читаешь в моем сердце, то знаешь, что ничего я не желаю сильнее, чем спасения своего мира.
Невидимая собеседница рассмеялась.
– Зачем тебе этот мир? Разве он стоит такой преданности? Ты забыл, что принесла тебе твоя жизнь? Так я напомню тебе!
Он почувствовал сильное колебание магии, пространство вокруг менялось. Ричард оказался в до боли знакомой комнате, в замке, где он провел свое детство. Маленький мальчик сидел на стуле, и увлеченно играл с шариком света, перекидывая его из одной руки в другую. Магистр твердил себе, что это обман, но он не мог оторвать взгляд от ребенка. Маг помнил этот день так отчетливо, словно это было вчера и, конечно, он не мог не узнать в этом мальчике себя самого. Игра с магическим шариком была его любимым развлечением. Так он учился контролировать собственную силу. Ричард внимательно всмотрелся в лицо ребенка. Кудряшки прилипли ко лбу, в голубых глазах светился азарт. Внезапно ребенок замер, услышав шум в коридоре. Мальчик вскочил со стула. Дверь с шумом распахнулась, в комнату вбежала пожилая женщина, ее щеки раскраснелись, чепец сбился на бок. Она подбежала к принцу и быстро затараторила, поминутно хватая воздух ртом:
– Они пришли за тобой. Нужно бежать! Переоденься в это.
Она быстро стала стягивать с мальчика шелковую рубашку и безрукавку, одевая взамен обычную холщевую рубаху.
– Алина, что происходит?
– Нет времени для объяснений, мой принц.
Кормилица помогла ему переодеться. Затем она встала перед мальчиком на колени и заглянула ему в глаза. Алина говорила твердо и настойчиво:
– Я открою дверь к тайному ходу. На том конце тебя ждет мой муж, он отведет тебя к магам, мой господин.
– Алина, ты разве не пойдешь со мной? – Жалобно спросил мальчик.
– Я догоню вас, – она быстро обняла принца, по щекам кормилицы катились слезы.
Ричард стоял рядом и смотрел на эту сцену прощания. Даже сейчас, после стольких лет, его сердце болезненно сжималось, когда он вспоминал об этой женщине и о том, чем она пожертвовала ради него. Ричард закрыл глаза и произнес:
– Нет, я не хочу этого видеть!
Магу ответил все тот же женский голос:
– Через секунду после твоего ухода, в комнату ворвались убийцы, посланные королем. Они пытали ее, и женщина указала на собственного ребенка, которого одела в твои одежды. Ее и ее сына убили по приказу твоего собственного отца. И этот мир ты хочешь спасти?
Ричард сделал над собой неимоверное усилие и глухо произнес:
– Да, я хочу спасти этот мир!
– Тогда я напомню тебе еще один случай.
Пространство снова пришло в движение. Он увидел всадника, который мчался во весь опор. Полы его темно-синего плаща развивались на ветру, лошадь надрывно хрипела. Мужчина опрометью влетел во внутренний двор замка и соскочил с коня. Всадник направился к парадному входу, но дорогу ему преградили стражники.
– Сударь, вам нельзя…
– Пропустите! Именем короля!
– Короля больше нет среди нас… А к регенту вам нельзя.
Мужчина резко остановился, письмо, которое он уже достал, чтобы заявить о своих правах выпало из его рук прямо в грязь. Но путник даже не заметил этого, он только повторял про себя:
– Умер, умер…
Женский голос опять прервал видение:
– В тот миг ты действительно сожалел о смерти своего отца, который хотел убить тебя? Который лишил тебя всего!
Ричард опустил голову и ответил:
– Да, я действительно сожалел…
Голос неведомой хозяйки смягчился.
– Ты столько пережил, ты заслуживаешь покоя, тишины. Я могу подарить тебе жизнь, о которой ты мечтал, но боялся в этом признаться.
Внезапно он почувствовал толчок, колдовство начало опутывать его. На мгновение маг утратил способность видеть. Затем магистр начал различать звуки, поленья в камине слегка потрескивали. Мужчина открыл глаза и обнаружил, что находится в небольшой уютной комнате, и сидит в кресле у камина. Вдруг снизу раздался женский голос:
– Дорогой, я приготовила твой любимый пирог.
В воздухе приятно пахло выпечкой. Ричард поднялся и растерянно огляделся по сторонам. В этот момент он услышал звук шагов. Маленькая девочка быстро взбежала по лестнице и, увидев его, застыла на месте. На ней было красивое голубое платьице, перехваченное на талии белой лентой. Каштановые локоны были забраны сзади в хвост, на щеках разгорелся румянец из-за быстрого бега. Она радостно ему улыбнулась и задорно произнесла:
– Пап, а мы сегодня сходим к реке? Ты обещал мне, – девочка с надеждой посмотрела на него. – Пожалуйста!
Он не знал, что ответить и машинально произнес:
– Да, конечно.
Девочка подпрыгнула от радости, она быстро подбежала к Ричарду и протянула к нему руки. Стоило ему нагнуться, как она обняла его и быстро залепетала:
– Ты же покажешь мне рыбок? Научишь управлять потоками воды?
Он хотел ответить, но не успел.
– Маргарет, отпусти отца! – Довольно строго произнесла женщина.
Ричард обернулся и с удивлением узнал в молодой хозяйке Лину. Он не мог поверить:
«Неужели все так просто? Счастье, которое я гнал от себя, руководствуясь только разумом. Если бы все было иначе. Да, именно этого я желал бы».
Он осторожно высвободился из объятий дочери, и обратился к Лине:
– Отведи Маргарет вниз, дорогая. Я сейчас спущусь.
Он приветливо ей улыбнулся, сердце забилось чаще. Ему не хотелось расставаться с этим сном, но он знал, что не сможет жить в обмане. Маг с силой ударил по каменной стене и закричал:
– Мне не нужна ложь! Я отвергаю твой дар, призрак. Я буду лучше страдать в реальном мире, чем растворюсь в собственных иллюзиях!
Он еще раз ударил, и все вокруг покрылось сетью мелких трещин. Еще один удар и мир рассыпался на тысячи осколков и исчез. Ричард обернулся и увидел множество астральных путешественников, которые бесцельно бродили вокруг. Они улыбались, разговаривали с кем-то, жили в своих счастливых снах. Посреди этого безумия он заметил ларец, парящий в воздухе, крышка его была открыта, внутри покоился заветный скипетр. Ричард подошел ближе, маг хотел взять заветный артефакт, но остановился.
«Этот дар не для меня»
Вместо того чтобы взять скипетр, он с силой захлопнул крышку ларца. Магия жезла оказалась изолирована и ловушка исчезла. Волшебники, которые попали в нее, оказались свободны, но их тела в иных мирах уже давно истлели и духи просто растаяли в воздухе, как дым.
«Они умерли счастливыми», – Ричард с усилием встряхнул головой, пытаясь прогнать ненужные мысли.
Довольно скоро он почувствовал связь с Фэйрис, маг сразу ощутил привычный холодок. Ему было необходимо вернуться как можно скорее. Ричард ухватил ларец обеими руками и устремился назад.
Маг судорожно вдохнул. Ему удалось вернуться вовремя. В руках у магистра была заветная шкатулка, Фэйрис тяжело оперлась на алтарь, а Лина опустилась прямо на каменный пол. Им всем это путешествие далось нелегко. Ричард встал и сразу заметил следы крови на полу и Арана, стоящего на коленях. Маг поставил ларец и подбежал к воину. Защитник невидящим взглядом посмотрел на магистра.
– Волчица вырвала у меня меч. Я обрек этот мир на гибель! – Еле слышно произнес воин.
Аран потерял много крови, он с трудом говорил. Ричард коротко произнес:
– Покажи мне свою руку.
Магистр резким движением оторвал лоскут от своей одежды и затянул жгут. Кровотечение сразу остановилось. Ричард обратился к Лине:
– Мне нужна чистая ткань для перевязки. Быстро!
Маг умело обработал и перевязал рану. Затем он помог воину подняться и принес ему бокал вина.
– Выпей, это поможет восстановить силы.
Аран взял бокал левой рукой и залпом выпил содержимое. Внутри разлилось успокаивающее тепло, это помогло поддержать силы, но не сняло груз с сердца. Воин бессильно опустил голову.
– Я проиграл, теперь не будет спасения… – Аран невольно бросил взгляд на забинтованную руку. – А теперь у меня даже нет возможности умереть с оружием в руках.
Ричард сухо возразил:
– Это хорошо, так как ты нужен мне живым. Когда мы доберемся до дворца, первые признаки вторжения уже проявят себя, тем проще нам будет убедить короля. А с этим жезлом он сможет без труда разглядеть истину. Когда враги придут мы будем готовы! Пусть они нападают, эти твари и не подозревают, что осмелились бросить вызов сильнейшему королевству. Мы победим!
Магистр говорил с такой убежденностью, что Аран невольно устыдился своей слабости. В сердце воина появилась надежда на победу и вера в то, что Ричард сможет их спасти. Впервые он посмотрел на него не как на мага, но как на лидера, который способен вести за собой и вселять надежду в слабых духом.
Ричард поднялся, ему еще нужно было подготовить все для грядущего путешествия. Уходя, он бросил через плечо:
– Отдохни. На рассвете мы отправимся в путь.
Они расположились на ночлег в этом же зале. Ричард опасался, что волчица или другой шпион могут вернуться к этому месту, поэтому он установил попеременное дежурство. Маг первым взял на себя эту миссию, сейчас он все равно бы не смог уснуть. Стоило ему закрыть глаза, как он видел перед собой лицо Маргарет.
«Когда она улыбалась, у нее появлялись ямочки на щеках, как у Лины», – он перевел взгляд на свою спутницу. – «Как я мог сказать тебе те жестокие слова? Наверное, ты никогда не сможешь простить меня за это…»
Внезапно его лицо стало снова непроницаемым, он резко отвел взгляд.
«Все к лучшему. Сейчас не время для чувств».
Он плотнее закутался в плащ и стал ждать, когда пройдет эта бесконечная ночь.
Они выехали из крепости рано утром, когда первые лучи солнца только забрезжили на горизонте, предвещая начало нового дня. Арану пришлось нелегко, каждый шаг отдавался пронзительной болью в раненой руке. Но воин мужественно держался и ни разу не попросил сбавить темп скачки. Лине и Фэйрис тоже непросто дался этот дневной переход. Ричард понимал, что его спутники держатся из последних сил, поэтому на эту ночь он решил остановиться не в поле или лесу, а в небольшой деревушке на окраине графства. Когда они въехали в деревню, уже начало смеркаться. На улице почти не было людей, жители с опаской поглядывали на непрошеных гостей. Ричард быстро спешился и обратился к Защитнику:
– Присмотри за лошадьми, я попробую найти пристанище на ночь.
За пару медных монет местный парнишка согласился отвести его к дому Старосты. Пользуясь случаем, магистр решил задать парню несколько вопросов:
– Что здесь произошло? Почему все такие угрюмые?
– К нам приезжали сборщики податей, господин. Они забрали все, что смогли найти, – отозвался мальчик.
– Но как такое возможно?
Парень пожал плечами и ответил:
– Не мне об этом судить, господин. Нам сказали, что это специальный налог на нужды графства.
Маленький проводник остановился около одного из домов и, указывая на него, произнес:
– Вот мы и пришли.
Ричард достал серебряную монету и отдал парнишке. Глаза мальчика расширились от удивления, но он быстро пришел в себя и убежал со всех ног, боясь, что это ошибка и путник потребует деньги обратно.
Ричард постучал, ему ответили не сразу. Только через пару минут из-за двери послышался мужской голос:
– Что вам нужно? Проваливайте! Если это не пожар, то меня нет дома.
Магистра не смутил такой прием.
– Мы – путешественники и просим у вас убежище на эту ночь. Я готов щедро заплатить за вашу доброту.
Дверь отворилась в ту же секунду. На пороге стоял седовласый мужчина, низкого роста, немного полноватый. На нем была простая рубаха и холщовые штаны. Увидев гостя, хозяин льстиво улыбнулся и проговорил:
– Простите мою грубость, господин. Я думал, что это чья-то шутка…
Звон монет способен менять людей, как по волшебству. Радушный хозяин сам отвел коней в стойло, а путников разметил в собственной спальне. Теплая постель, тихая звездная ночь – все располагало к отдыху, но Ричард не мог сомкнуть глаз. Он, не раздеваясь, сел у окна. Волшебник чувствовал приближение опасности. Внезапно ночную тишину пронзил истошный крик. Маг молниеносно вскочил и бросился к двери. Его спутники тоже были разбужены этим воплем и последовали за Ричардом.
На улицу выбежала еще несколько селян, но большинство предпочли понадежнее закрепить дверные засовы и ставни. Маг сразу заметил, что в одном из домов была распахнута входная дверь, она раскачивалась из стороны в сторону, отчего петли неприятно поскрипывали. Магистр решил подойти ближе. Стоило ему заглянуть внутрь, как он застыл от ужаса. Бездыханное тело женщины лежало на пороге, ее глаза стали белесыми, как у слепца, а лицо было искажено гримасой боли. Чуть дальше он увидел тело хозяина дома. Маг чувствовал, что убийца еще здесь. Ричард резко отстранился вправо и как раз вовремя, кинжал пролетел совсем близко от его щеки и с силой вонзился в хрупкую древесину. Маг обернулся и увидел перед собой воина, закованного в черные доспехи, капюшон плаща был откинут назад, поэтому он смог разглядеть своего противника. Лицо убийцы напоминало человеческое, но только кожа отливала синевой, на гладко выбритой голове светились какие–то символы, а желтые глаза пристально следили за своей жертвой. Ричард обнажил меч и спокойно произнес:
– Зачем ты здесь, так далеко от своего темного мира? Зачем было убивать этих людей?
Губы пришельца исказились в подобии ухмылки. Он отрывисто произнес:
– Меня послали первым, чтобы устранить угрозу. Мне оказали честь, наделив правом забрать жизнь Белого Короля.
– Тогда ты ошибся. Я – не король и тебе не победить меня.
Произнеся эти слова, магистр выбросил вперед магическую сеть, которая как купол накрыла убийцу. Но пришелец даже не обратил на это внимание и обнажил свой клинок.
– Меня не остановят твои фокусы. Я – смерть, я – призрак, я – мрак.
Стоило ему коснуться лезвием магического барьера, как тот распался на тысячи осколков. Противник перешел в наступление, клинки схлестнулись с такой силой, что высекли сноп искр. Магистр отбивал одну атаку за другой, выжидая благоприятного момента. Он знал, что может рассчитывать только на себя. Лина и Фэйрис еще не могли колдовать, а Аран слишком неумело сражался левой рукой.
Ожидание было недолгим. Нападая, противник слишком открылся, и Ричард смог нанести удар прямо в сердце (или туда, где оно должно быть у людей). Но убийца даже не пошатнулся, он демонстративно вынул лезвие из своей груди и бросил меч на землю. Убийца саркастически произнес:
– Тебя не спасет холодная сталь. Прими свою участь!
Ричард отшатнулся. Он лихорадочно пытался припомнить одно заклятье, которое было способно уничтожить даже душу, разрушить саму суть. Но для этого ему требовалось время. И тут между противниками встала Лина. Девушка обнажила меч и решительно произнесла:
– Я отправлю тебя в бездну, чудовище!
Ричард предостерег свою ученицу:
– Задержи его, будь осторожна.
Маг сел на землю и закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Рядом с Линой плечом к плечу уже стояли Фэйрис и Аран, они держались из последних сил, стараясь не допустить пришельца к магистру. Ричард забормотал заклятье и простер вперед руку, сначала появились только серебристые клубы, но потом материя начала концентрироваться и в его руке появился короткий кинжал. Маг быстро поднялся с колен.
– Расступитесь! – Громко произнес магистр.
Ричард метнул волшебный клинок прямо в убийцу, и тот не успел отбить смертоносный удар. Лезвие без труда пробило его доспехи, воин замер на месте не в силах поверить в происходящее. Он упал на колени, и страшный крик огласил пространство. Тело пришельца рассыпалось в прах, как статуя из песка. Аран не смог скрыть своего восторга и с радостью обратился к Ричарду:
– Мы победили! Значит, их возможно уничтожить!
Но Ричард лишь покачал головой.
– Я сотворил это оружие из боли убитых им людей. Слишком велика жертва для столь малой победы, – горестно произнес маг.

Часть 13

Оставшийся путь они провели в молчании. Аран не понимал, почему Ричард так печален, ведь теперь они открыли средство для победы. Воин просто не осознавал, к какой магии прибег магистр. Это заклятье было сродни призыву воинов пепла, та же разрушительная магия, требующая кровавых жертв. Ричард все отчетливее сознавал, что войско ему необходимо не для того, чтобы эти люди могли защитить свою землю, а для того, чтобы они умерли.
– Учитель, – робко произнесла Лина. – Мы уже почти у цели.
Магистр был благодарен ей, что она прервала цепь его страшных рассуждений.
– Лина, я прошу тебя отправиться вперед. Предупреди короля он нашем прибытии. Скажи… – он на секунду задумался, но быстро продолжил. – Скажи, что я хочу преподнести ему великий дар, который прославит его имя в веках.
– Как прикажете, учитель.
Волшебница пришпорила коня и помчалась во весь опор. Магистр выждал несколько часов и только потом отправился вслед за ней. Расчет оказался безупречным, Ричарду удалось беспрепятственно пройти в тронный зал, где его уже ждал король со своими придворными. Магистр приблизился к трону и опустился на одно колено.
– Надеюсь, что ваше величество простит мне мою дерзость. Я осмелился явиться к вам в дорожном платье, желая как можно скорее передать в ваши руки это сокровище.
Ричард поставил перед собой ларец и открыл крышку.
– Я добыл для вас скипетр древнего короля. Владея им, вы приумножите свою славу, и величие былых королей померкнет в сравнении с вашим.
Ангус поднялся с трона, желая получше разглядеть этот необычный дар, но сомнения закрались в его сердце, и он обратился к первому чародею:
– Прошу сначала вас осмотреть скипетр. Действительно ли он обладает той силой, которую ему приписывают?
Кларенс взял в руки ларец и стал шептать анализирующее заклятье. Но жезл обладал собственной магией, вокруг него появилось легкое голубоватое свечение, и он поглотил колдовство, которое было на него направлено. Тогда Советник стал пристально его изучать и заметил небольшую надпись, начертанную на первом магическом наречии. Кларенс решил прочитать ее вслух:
– Только истинный король сможет подчинить мою магию и тем приумножить свою славу.
В зале воцарилась давящая тишина. Кларенс повернулся к королю и протянул ему ларец. Ангус медленно приблизился, несколько секунд он просто смотрел на белый жезл с резной рукоятью. Скипетр причудливо оплетали две лозы, соединяющиеся в навершии, образуя корону. Король протянул руку к волшебному предмету, его пальцы еле заметно дрожали. Он коснулся его, но ничего не произошло, тогда Ангус уже увереннее взял скипетр в руку. Вокруг жезла вновь появилось свечение, в тот же миг король вскрикнул и выронил его. На глазах монарха выступили слезы, он со страхом посмотрел на покрасневшую руку и прокричал:
– Он обжог меня!
По залу пробежал удивленный гул, никто не понимал, что происходит. Скипетр скатился по ступенькам, которые вели к тронному возвышению, и оказался прямо у ног Ричарда. Магистр был поражен произошедшим не меньше других, в глубине души он надеялся, что этот артефакт поможет Ангусу увидеть правду. Ричард быстро наклонился и сам поднял скипетр. Жезл снова засветился, но принц не почувствовал боли, скорее успокаивающее тепло. Мага всего окутал этот белый свет, преображая даже его одежду: плащ, камзол стали белоснежными и приобрели легкое свечение, а голову принца увенчал тонкий обруч, точно такой же, что когда-то покоился на голове его отца.
Все присутствующие застыли, завороженные этим зрелищем. Аран первым стряхнул с себя оцепенение и преклонил колено перед Ричардом. Примеру Защитника последовали все, даже Кларенс. Ангус не мог поверить в происходящее.
– Кто ты? – Растерянно спросил он.
Ричард спокойно ответил:
– Я – забытый принц. Единственный потомок старшей ветви, сын Энлая Терезия, Ричард.
– Ты пришел, чтобы убить меня?
Магистр только покачал головой.
– Трон, власть… это уже не имеет значение. Сейчас я не ищу ни того ни другого, – он поднял шкатулку и положил туда скипетр, волшебное сияние сразу исчезло. – Я прошу только права защитить эту страну.
Король с сомнением спросил:
– От чего ты хочешь нас защитить?
– Совсем скоро произойдет вторжение и мы должны быть готовы. Объявите о созыве войска во всех землях, и позвольте мне повести эти силы в бой.
– Нам ничего не угрожает…
Ричард резко прервал его:
– Разве вам не приходили донесения с границ о необычных смертях? Это только первые признаки грядущего несчастья.
Ангус опустил голову, у него не было выбора. Иначе он рисковал лишиться власти, а вместе с ней и жизни. И если угроза действительно реальна, то сейчас не время раскалывать страну на два лагеря.
Король глухо отозвался:
– Я созову войско и вверю нашу судьбу в твои руки.
Сборы начались. Все больше людей стекалось к столице. Угроза становилась все более реальной, с каждым днем ночь становилась длиннее. И однажды настал тот час, когда солнце вообще не взошло. Ричард почувствовал сильное колебание магии, это означало, что разлом открыт. Он немедленно призвал к себе Арана.
– Через несколько часов ты отдашь приказ о сборе войск. Они должны выстроиться ровными шеренгами в поле перед замком и ждать команды к наступлению, – произнес магистр.
Мужчина коротко ответил:
– Как прикажете, повелитель.
Ричард нахмурился.
– Не зови меня так, – он пристально посмотрел на Защитника. – Я хочу попросить тебя об услуге.
– Моя в жизнь в вашем распоряжении, я клянусь…
Но магистр возразил:
– Не спеши…
Ричард поднялся и подошел к Защитнику.
– Обещай, что убьешь меня, когда я попрошу об этом. Только тебе это под силу, ибо магия не действует на тебя.
Аран растерянно произнес:
– Я не могу.
Маг слегка улыбнулся.
– Совсем недавно ты мечтал об этом, – внезапно лицо магистра стало серьезным. – Обещай мне, от этого зависит все, ради чего мы сражаемся.
Защитник глухо отозвался:
– Я даю слово.
Ричард облегченно вздохнул, теперь у него на душе стало спокойно. Но печаль снова сжала сердце, когда он вспомнил о Лине. Когда Аран уже стоял в дверях, магистр тихо произнес:
– Позови Лину, если встретишь ее. Я бы хотел с ней поговорить.
– Как пожелаете.
Маг не знал, сколько времени прошло, ему казалось, что ожидание было вечным, хотя истекло всего несколько минут. Дверь тихонько скрипнула, девушка стояла на пороге, она выглядела встревоженной.
Он жестом пригласил ее сесть напротив. Мужчина с трудом заставил себя прервать затянувшееся молчание:
– Я хотел рассказать тебе одну историю, – он сел глубже в кресло и перевел взляд на языки пламени, которое горело в камине. – Когда я пытался достать тот жезл, я попал в ловушку, которую создала Фэйрис. Там человеку дано увидеть воплощение самых заветных желаний. Того, в чем даже он сам боится признаться себе.
Лина решилась задать вопрос:
– И что же вы увидели, мессир?
– Я видел маленькую девочку. Которая звала меня папой и просила меня пойти с ней к реке, – лицо мужчины осветила улыбка при этом воспоминании. – У меня был свой дом, любящая жена и дочь. Как больно сознавать, что это всего лишь иллюзия… – он перевел взгляд на Лину.– В той мечте я видел тебя рядом с собой. Я люблю тебя, наверное, всегда любил.
Он резко поднялся и подошел к окну.
– Я жестоко поступил с тобой и пойму, если ты не сможешь простить…
В этот момент он почувствовал легкое касание ее руки на своем плече.
Лина еле слышно произнесла:
– Я всегда любила тебя и всегда буду любить.
Он обернулся и увидел, что она плачет. Ричард осторожно коснулся ее щеки.
– Почему ты плачешь? – С удивлением произнес мужчина.
– Я слишком счастлива, – еле слышно произнесла она, все еще боясь, что это только сон.
Он привлек девушку к себе и накрыл ее губы поцелуем, нежным и в то же время страстным. Впервые в жизни он испытывал такие сильные эмоции. Сердце учащенно билось, он чувствовал ее тепло, чувствовал свою власть над ней. Ему хотелось, чтобы этот миг не кончался. Она казалось ему прекрасней, чем когда-либо, он снова и снова припадал к ее губам. Страсть захлестнула мужчину, он подхватил любимую на руки. Казалось, целый мир перестал для них существовать, это было истинное единение сердец, что больше не могли биться в разлуке друг с другом.
Она забылась кратким сном, но он не мог уснуть. Мужчина смотрел на свою любимую, желая запомнить каждую черточку ее лица, запереть этот образ в сердце, как великое сокровище. Он осторожно коснулся ее шелковистых волос и грустно улыбнулся.
«Имел ли я право так поступить? Я не должен был давать волю чувству. Теперь ей еще тяжелее будет принять мое решение».
Он поднялся и закрыл лицо руками, пытаясь собраться с мыслями. В этот момент он почувствовал ее легкое прикосновение, голос Лины звучал встревоженно:
– Что с тобой? Ты жалеешь о произошедшем?
Мужчина быстро поднял голову и заставил себя улыбнуться.
– Как ты можешь говорить такое? Я просто думал о предстоящей битве.
– Мы все преодолеем вместе!
Он не удержался и страстно поцеловал ее, в этот поцелуй он вложил всю силу своей любви. Это было очень похоже на прощание, он осторожно отстранился и провел рукой по ее волосам.
– Не знаю как я жил до этого момента, ты возродила меня, вернула надежду на счастье. Теперь мне есть ради чего сражаться. Я смогу победить!
Неожиданно маг почувствовал магический толчок, на лице Ричарда отразилась тревога:
– Они совсем близко, нужно идти.
– Береги себя! – С тревогой произнесла Лина.
Магистр не ошибся, черная туча показалась из-за горизонта. Враги двигались стройными шеренгами, они перемещались очень быстро, но не размыкали ряды. Каждый воин двигался настолько четко и слаженно, что создавалось ощущение, будто бы ими руководит единое сознание. Но взгляд Ричарда был устремлен дальше, туда, откуда исходила магия проклятого меча. Черный полководец сидел на высоком жеребце, клинок он держал в правой руке, не вкладывая его в ножны. Создавалось ощущение, что он черпает из него свои силы или просто ожидает нападение в любую минуту. Страх висел в воздухе, простые солдаты были не готовы увидеть такую орду, и только присутствие Ричарда удерживало их от немедленного бегства. Они верили в легенду о Белом Короле и готовы были сражаться за него и даже умереть. Войско неприятеля подходило все ближе, Ричард обнажил свой меч и громко произнес, его голос, усиленный магией, разносился по всей долине:
– Судьба всего мира сегодня зависит от вас! Не щадите врага, сражайтесь без страха. Пока огонь горит в вашей душе, ничто вас не остановит! За свет! За этот мир! В атаку!
Боевой клич подхватили тысячи голосов и люди лавиной бросились вперед, на неприятеля, и они умирали. Один за другим солдаты падали под смертоносными ударами, их оружие не могло нанести вреда противнику. Ричард ждал, он чувствовал вокруг себя страдание и боль, скоро этот накал стал нестерпимым и тогда он начал творить свое последнее заклятье. Магистр взывал к этой боли, к людям, которые были повержены и они отозвались. Один за другим призрачные воины вставали на поле боя, но пока они не могли сражаться. Тогда Ричард применил заклятье к себе, он сам стал меняться. Его черты заострились, а одежды стали белее снега, в руках появился длинный зазубренный меч. Такова была цена, чтобы повести в бой смертельное воинство нужно было самому стать подобным им. Магистр услышал голос Лины, и обернулся назад. Он сказал ей всего одно слово:
– Прощай.
И соскользнул вниз – в гущу сражения. Призрачная армия действительно была непобедима, один за другим пришельцы падали под сокрушительными ударами их клинков. Ричард устремился вперед. Он искал себе достойного противника. Полководец не стал скрываться и вышел навстречу своей судьбе. Два воина: черный и белый столкнулись в смертельном противостоянии. Белый Король атаковал с неистовой яростью, один удар, еще и еще… И тут произошло невероятное: два меча столкнулись и проклятый клинок врага разломился надвое. Черное облако тотчас исчезло, и первые лучи солнца пронзили мрак. Пространство огласил истошный крик, пришельцы обратились в бегство, но для них не было спасения. Некоторые падали на землю, кто-то пытался найти укрытие, но исход был один – их тела испарялись, как дым. За долю секунды воинство было уничтожено, и только черные доспехи напоминали о том, что они недавно ходили по этой земле. Но призраки не исчезли, теперь эти страдающие души были навечно связаны с колдуном, которых их призвал. Ричард понимал, что скоро потеряет себя, забудет, кем он был и ради чего пожертвовал всем. Белый Король жаждал только одного – умереть. Ричард отыскал Защитника на поле боя, ему не составило труда это сделать, так ка он уже приобрел способность парить подобно призраку. Магистр приблизился к Арану и воткнул меч в землю у его ног.
– Исполни свою клятву. Убей меня! – Твердо произнес король.
Воин молчал, в его глазах стояли слезы. Ричард произнес еще настойчивее:
– Скоро заклятье до конца изменит меня, и я стану проклятьем этой земли, странствующим духом, одержимым жаждой мщения. Убей меня пока не поздно!
Аран склонился перед ним:
– Это единственная клятва, которую я нарушу с радостью, мой король.
И прежде чем кто–то успел его остановить, Аран нанес себе смертельную рану прямо в сердце. В этот де миг высвободился поток магической энергии. На последнем дыхании Защитник произнес:
– Я приношу свою жизнь вам в дар. Моя сила излечи вас от заклятья, лишив магии.
Поток света окружил Ричарда, мужчина снова ощутил биение сердца, увидел мир со всеми его красками. Обернувшись вокруг, магистр смог убедиться, что его призрачное воинство исчезло. Но эта победа далась слишком дорогой ценой. Король склонился над телом Защитника.
– Я так и не успел сказать тебе, что ты стал мне истинным другом. Подлинным героем, единственным Защитником этой земли.

Эпилог

Это была тяжелая победа, омытая кровью и слезами. После той страшной битвы, Ангус не стал упорствовать и добровольно передал власть Ричарду. Сын Энгуса Терезия был коронован и занял место, которое было его по праву. Ричард утратил свой магический дар, но сила и прозорливость всегда были в нем, многие приписывают мудрость его решений магической помощи скипетра. Каждый верит в то, во что хочет верить.
Со смертью Арана, Фэйрис вновь обрела свои способности. Она получила крылья, но прежнего света уж не было в ее душе, она не смогла стать ангелом любви. Ее оперение приобрело черный цвет, Фэйрис стала воплощением скорби. Некоторые люди утверждали, что видели черного ангела рядом с гробницей Защитника…
Нам остается ответить только на один вопрос. Что случилось с Линой?
Волшебница издали наблюдала за коронацией Ричарда. Она знала, что с этого момента ей нет места в его жизни. Лина помнила их первый разговор, когда она открыла ему свое сердце. Волшебница хотела просто уйти, но не смогла, ей хотелось еще раз увидеть его, попрощаться. Она нашла его в малом кабинете. Король что-то оживленно обсуждал с казначеем. Увидев ее, он остановился на полуслове и обратился к присутствующим:
– Прошу оставить меня, мы сможем продолжить дискуссию позже.
– Как пожелаете, ваше величество, – покорно отозвался казначей.
Как только они остались одни, Ричард поспешно произнес:
– Почему ты избегаешь меня? Я пытался отыскать тебя после битвы, но не смог…
Девушка ответила, не поднимая на него взгляда:
– Я не хотела ставить тебя перед выбором. Ты был прав, у нас был только миг… – ее голос прервался, но она нашла в себе силы, чтобы договорить. – Я пришла, чтобы попрощаться.
Ричард приблизился к ней и тихо произнес:
– Как ты могла подумать, что я опущу тебя? Теперь ты принадлежишь мне, как я тебе. И я желаю только одного, чтобы ты разделила со мной этот час, этот день и всю мою жизнь. Обещай, что никогда не покинешь меня.
Она хотела ответить ему, но мужчина не дал ей произнести ни слова. Мужчина приблизился к ней и поцеловал.
И не было в истории более великого короля и королевы. Но не стоит забывать, что все это стало возможным лишь благодаря жертве тех, которых уже нет среди нас.


Рецензии