Ещё задолго до Бульдозерной выставки

       
        Рассказывает известный коллекционер живописи Евгений Михайлович Нутович.

        Считается, что так называемая "Бульдозерная выставка" 1974-го года была первой в истории конфликтов советских художников-нонконформистов и власти. Однако наша выставка в Дубне была задолго до известной "Бульдозерной выставки", когда в московском Беляеве против художников были направлены три бульдозера, поливальные машины, самосвалы и около сотни милиционеров в штатском.

                * * *

    Вот, как сейчас, помню, как в мае 1965-го года сижу я как-то утром дома и пью кофе. Вдруг – звонок в дверь. Открываю, а на пороге – двое: Пётр Вегин и Владимир Шацков. Один из них – поэт, а другой – драматург. И они с порога заявляют:

    – Евгений! С картинами из твоей коллекции едем в Дубну. Там у физиков ко Дню советской молодёжи будет художественная выставка. И, вообще, Дубна сейчас становится местом, где собирается интересная продвинутая молодёжь. Тебя просят прибыть с работами Немухина, Штейнберга, Вейсберга, Кропивницкого, Булатова, Рабина. Что скажешь?

        – Скажу: едем. А только едем на чём? Картин же много.

        – Институт ядерной физики обещает прислать за нами свой автобус.

        – Отлично. Едем.

                * * *

        В субботу 29-го июня автобус, действительно, подкатывает к моему подъезду. Мы с художником Николаем Вечтомовым загружаем в него картины, и – в Дубну.

        Город физиков Дубна совсем молод: ему всего-то девять лет. Во Дворце культуры "Октябрь" в наше распоряжение отводят просторную комнату № 5, и в ней я и Коля свободно располагаемся с нашими картинами до завтрашнего утра, когда и должна начаться основная подготовка нашей экспозиции.

        А утром к нам приходит физик Юрий Обухов и приглашает нас на прогулку по городу. В пути он обращает наше внимание на достопримечательности, рассказывает  об истории города и института. На одном из уличных перекрёстков заглядываем в киоск "Союзпечать" и в одной из городских газет с удивлением обнаруживаем статью о предстоящей выставке. А в ней – о художниках и обо мне как коллекционере. Оказывается, о будущей выставке город знает! Покупаем на память два экземпляра этой газеты. Вот только жаль, что  сохранить их до сегодняшнего дня не получилось.

                * * *

        А в это время во Дворце культуры на втором этаже идёт подготовка экспозиции будущей выставки, развешиваются картины авангардистов – художников советского андеграунда.

        В какой-то момент в зале появляется Флёров с коллегами. Он – член-корреспондент Академии наук СССР, один из основателей дубнинского Объединённого института ядерных исследований. Необычные произведения искусства вызывают неподдельный интерес Георгия Николаевича, он живо беседует с художниками, тем самым являя своё доброжелательное отношение к творчеству, выходящему за рамки эстетической программы социалистического реализма, поддерживаемого властью. А подготовка к открытию выставки продолжается …

        Но вот, когда до официальной процедуры открытия первой в Советском Союзе публичной  выставки молодых художников-нонконформистов остаётся всего-то полчаса, в зале появляются трое в штатском. Высокие, безликие, без эмоций, одинаково одетые. Это – явно, как говорят в народе, "люди из органов". Они от двери, не сходя с места, бросают несколько взглядов по сторонам на картины, часть из которых пока ещё даже не висят на стенах, а стоят на полу, и объявляют приговор:

        – Выставки не будет!

        Вопросов никто не задаёт. Обсуждать – бесполезно. Возражать – опасно. Как в комедии Гоголя "Ревизор", следует продолжительная немая сцена. Её первыми нарушают эти трое: не прощаясь, они быстро выходят из зала.

        А среди оставшихся скоро начинается беспокойство, а затем и просто паника:

        – Эти трое сейчас вернутся с милицией. Нас всех арестуют! Мы-то с вами сможем ответить. А картины? Их ведь тоже арестуют, конфискуют. Или здесь, в зале, или на выходе из ДК. И никто их больше никогда не увидит! Понимаете? Что делать?
 
        А двое в сером из тех, что объявили "Выставки не будет!", встали у дверей. Тут Коля Вечтомов и предложил:

        – А давайте спускать картины через окна! Там внизу стоит наш автобус.

        Быстро находятся верёвки, которые были подготовлены для развешивания картин, и начинается экстренная эвакуация художественных ценностей. Операция спасения завершается довольно успешно, без потерь, и автобус с картинами отправляется назад, в Москву.

        А мы – это я, Вечтомов, Немухин, Булатов и некоторые из гостей, знавших о предстоящей выставке  – остаёмся на вечерний банкет. Это мероприятие было предусмотрено программой празднования Дня советской молодёжи в Дубне.  В нём приняли участие организаторы выставки и гости из Дубны и Москвы, среди которых были и известные личности: Андрей Битов, Эрик Булатов, Юлий Ким, Юрий Визбор, Леницкий. Помню, что за праздничным столом я сидел рядом с Андреем Битовым и родственницей Флёрова. В конце этого вечера были танцы. 

                * * *

        Вот так, задолго до знаменитой "Бульдозерной выставки", закончившейся разгоном художников, завершилась так и не открывшаяся первая в Советском Союзе публичная  выставка молодых художников-авангардистов.

                * * *

        Обладатель одной из лучших коллекций живописи советского андеграунда 1950-ых – 1980-ых годов, автор поэтического сборника "Есть красота без блеска, без названья…" Евгений Михайлович Нутович ушёл из жизни 15 февраля 2017 года.

        Февраль 2017 года


Рецензии
Почему авангард оказался в подполье?
.....
А кто на самом то деле шел тогда впереди, и самое главное куда?.....

Андрей Бухаров   31.05.2017 16:41     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.