Вы должны знать круг моих друзей

        Главы из романа - эпистола "Осенние листья"
                2002 год       
  Читать предыдущую главу  http://www.proza.ru/2017/02/08/2135 


                Давид - 07.11.02.       
Сегодня у Вас тяжелый день. Выпил даже не вино, а коньяк.  В 9 вечера выпью еще раз. И еще раз помолчу вместе с Вами.
А поделюсь маленькой победой над техникой - никого не стал звать и сам разобрался и уже ликвидировал неполадку. Прав оказался Володя. Два дня я изучал умные книги, и кое-что знаю теперь и буду лечить сам. (Поздно я спохватился - почему-то раньше я абсолютно не влезал в эти дела, тюкал себе буквочки и все.)
Мне нравится, как Вы описываете свои будни (и праздники). Я словно присутствую и почти участвую.
Ксенька прочитала пьесу и выдала хорошую рецензию - без подробностей, в общем, но она тоже назвала меня хулиганом. А при чем тут я? я только передал чужое "хулиганство". Да и чего там особенного? 
Целую Вас. Чокаюсь и выпиваю – Д.

                Галя - 08.11.02.
Словно перешла через какую-то гору, но еще не спустилась к подножью. Тронули Вашими словами.
  Утром мы с Викой, предались воспоминаниям. Кто из нас,  женщин, больше был влюблен в БВ - только  нюанс - я люблю, а она влюблена, но это не меняет сути, мы с ней плакали и вспоминали его. Она не может простить себе, что обиделась на БВ за оброненную  им шутку на последнем дне его рождения, сказанную ей, так,  к слову.  Он не хотел её обижать, а просто  красное словцо подвернулось...  Теперь она клянет себя, лишившись по своей воле общения с ним в последнюю пару месяцев.
Потом рассуждали, до чего же много прекрасных и светлых людей выдавила из себя наша прекрасная родина. Одаренных, душевно красивых. Вспомнили  Александра Некрича, их общего  друга Станислава Людкевича, покончившего жизнь в Стокгольме. Поговорили о Вас, Мухе, Вадиме Левине. Такое богатство! А страна нуждается в духе, в духовности. Вспомнился момент,  когда БВ хотелось кинуться в Германию или Австрию (по языку ближе).  Моя вина или заслуга - не знаю, но я сказала, что тогда придется ему ехать без меня.  В душе была уверена, что не оставлю его, но хотела, чтобы он мог здраво к этому подойти. На минуту, я представляла то, что сейчас со мной, но ТАМ. Без языка, без близких.
 Приехал брат Вадик с женой, поели свежего пирога с капустой. Разные звонки.
 С ужасом узнаем о "деталях" проведения "спасения" - волосы дыбом встают. Люди, свершая вроде бы благое дело, становятся во сто крат страшнее самих преступников.
Горжусь, что Вы взялись за компьютер,  это трудно. 

                Давид  - 08.11. 02.
Я сейчас гну спину над сверкой моей рукописи с журнальным вариантом - поправок много,  за два дня я сделал шестую часть - но не могу же я сидеть сутки, правда?  Зато обрету опыт к работе над Гете - там вариантов тьма. А я открыл способность Ворда сравнивать файлы и отмечать несовпадения!
Какой еще мог быть подарок от такого скупердяя как я? Не знаю, не знаю.
Очень я смеялся, как Вы потчевали Эдика рукописью - там, где он читал о себе. Особенно когда Вы ему концовку подсунули! Вот коварная женщина! Ну, Вы молодец! Все правильно сделали - и он вынужден был проглотить. Тем более после серии своих комплиментов по адресу Вашей литературы. Вот это называется, умыли. Я очень доволен, злой я человек. Но от вас просто страшно, аж, жуть.
А вот что я подумал - по поводу удивления некоторых Вашим открывшимся талантам. Проанализировал себя - и получается, что я хоть Вас почти   и не знал, но когда начал читать, как-то совсем не удивился, вроде так и должно было быть, просто я еще об этом не знал, ну, естественно. Смотрели, значит мимо. Только на платья, а не в глаза.
Очень приятно было читать о малой конференции посвященной ОЯ. Я-то уже сорок лет считаю, что она и Эфрос - самые великие актриса и режиссер нашего времени, в России уж точно. Это не значит, что нет других очень хороших - но уровень все же... А Чурикову просто смешно сравнивать - другой жанр. И в этом жанре ей (Чуриковой) тоже равных нет. Как я жду  книгу ОЯ - ведь это об Эфросе. А она держит рукопись, в редакции ждут уже два месяца.
Ваши новые отзывы о Володиных эссе пошлю ему - будет полезно неуверенной душе.   
Вы меня очень радуете тем, что я Вас радую, и не только этим. Будем же продолжать в том же духе! Целую, друг моя дорогой - Д

                Галя - 08.11.02.
Да, Володю присывайте  еще, и сообщайте ему наше мнение.
Нет, но каков мой "январский"! Как он восхищался и проявил такую эрудицию, знание всего творчества ОЯ. Чтобы Вы вспомнили, это тот, который начинал учиться балету с Лиепой, потом балет оставил, но очень дружил с ним, и по его реакции на балеты официальные корреспонденты писали свои отчеты. Еще у него есть французские галстуки - ретро, он носит ГАЛОШИ - настоящие, на красной подкладке! Это самый шик! И славный рассказ, как он прогуливался по Гайд-Парку (это почти что его родной дом) с тростью в руках, снисходительно наблюдая наших затюканных туристов, которые глазели на него, считая местным, как минимум, лордом. И он, засмотревшись, споткнулся, выронил трость и упал, выругавшись на чисто русском. Меня он просто обожает и это он оберегает меня от всяких влияний, в том числе - от Вас. (И, судя по всему, не уберег!)  Он помогает мне на кухне готовить и резать жаркое, когда оно бывает, комментирует мои прически и наряды, учит, как правильно пользоваться духами и какими, а его жена помогает мыть посуду. Объясняется по телефону (обязательно при жене),  в любви, от себя и от нее. Знает, какие цветы, в какой сезон надо покупать. Вчера привез две чайные, совершенные розы. Все наши дамы от него без ума (кроме  Аллочки, так мне кажется). А жена (умница, с юмором), посматривая, как на ребенка, называет его трибуном. (Он последние годы стал разговорчив.)  И мы с ним при встрече всегда обнимаемся и целуемся, потом снова обнимается, с любовью рассамтривая друг друга. Он без ума от моих фото, особенно от "Вмерз". Мои работы у него стоят на полу,  как реликвии, и гости – (Вы, Галя, понимаете, что за гости у меня бывают?) - восхищаются и не могут поверить, что это не живопись среди его карельской березы  прошлого века.  УФ! Думала, что не о чем писать,  сказала все, что намеревалась, утром, а вот, поди ж ты, накатала опять простыню. Вы должны знать мой круг.
Спинку, мою любимую деталь Вашей фигуры, берегите, не слишком гните, иногда выпрямляйте и походите. Целую.
Остаюсь, как Вы меня мило обозвали, дорогой моя (Ваш) друг  Г.

                Давид - 09.11.02.
Я сижу не вставая, правлю рукопись журнальную - там ужас сколько надо выправить, я уже забыл, а когда влез... Нельзя чтоб еще и в книге все это сохранилось. Это потому, что они спешили в журнале и я правку не получил - без меня в спешке состряпали.
Нет ли в ужасных слухах о Норд-Осте лишних наворотов? Во всемирной сплетнице - интернете - где никакая цензура не действует, кое-что есть, но ничего особо страшного и очень противоречиво. А в принципе - кто такие освободители? Головорезы, к тому же рискующие жизнью. Высокое благородство совместимо с силой только в американских фильмах, увы. Так что чего от них ждать. Все спишется на ситуацию.
Наверное, Вы были очень правы и прозорливы, когда отказались от Германии. И сомневаюсь, чтобы и самому БВ там было лучше. Вообще - мир в принципе одинаков и человек тоже. Чтобы в этом убедиться, я и уехал подальше. Но не слишком далеко. (Но если честно говорить - все же степени безобразия разные.)
Не грустите. Я чувствую, письмо у Вас такое... Обнимаю, целую – Д.

                Давид - 10.11.02.
Хорошо Вы начали письмо: "сказала все, что намеревалась", ну вот, думаю, теперь ей уже и сказать мне больше нечего. Если сказала ВСЕ!
Но потом смотрю – нет, письмо как всегда насыщенное,  и почти успокоился. Мне сейчас не до писем, но вам решил ответить. Чтобы  Вы не подумали, что я тоже "сказал все, что намеревался".
Не сердитесь на меня за мой ядовитый юморок. Я просто устал от этой правки (и от своей добросовестности).
Ваш "январский" весьма изящен и изыскан. А как его фамилиё? Он критик? Ну, если он Вас защищает от таких вредных влияний, как мое - Вы в безопасности!
Что могла бы прочитать Оля, не знаю. Она вообще не занимается чтением с эстрады, насколько я знаю. Но когда-то лет 10 назад она выступала один раз в Доме актера с трагическим циклом Ахматовой - но это впрямую ложилось на Эфроса, и слушать без слез было невозможно. Вот, выдал все, что знаю.
 Целую Вас. Не простудитесь. – Д.

                Галя - 10.11.02.            
 Повалил густой снег и к ночи засыпал весь сад. Утром, выйдя пробежаться босиком по снегу, испытала восторг от красоты и чистоты, а ступив в сугроб,  от непривычного ощущения, когда не только ступни, но и вся нога чуть не по колено погрузилась в легкий, почти воздушный, даже и не холодный, а просто освежающий материал. И если к этому добавить свидание с Математиком, состоявшееся совершенно случайно возле нашего общего забора, да освежающую историю, рассказанную им, то день начался прекрасно.
 В молодости Альберт Николаевич был чемпионом   по слалому среди студентов и занял 4-е место (из 42-х)  в Гренобле, где соперничали сильные   слаломисты со всего света! И сейчас, невзирая на прожитые годы, великолепно владеет, как своим телом, так и лыжами. А  с лекциями  он летает по всему миру,  и его лыжное снаряжение вместе с ним.
   У нас зима, а в Австралии лето. И наоборот. Именно, когда было «наоборот», Алик (так называл Математика, одного из любимых учеников, Андрей Николаевич Колмогоров), свободный от лекций день провел на горном курорте.
 Я  мысленно  вижу его, по-юношески легкую фигуру, гибкий (до сих пор садится на поперечный шпагат!), облаченный в яркий спортивный костюм с капюшоном, в защитных очках, спускается по трассе.  И он не просто спускается, а  проходит  на коротких лыжах по самому трудному склону.   Склон крутой,  снежный и очень рельефный, только и можно на коротких –  вверх, вниз.
 Как раз над ним натянута трасса подъемника. В каждой люльке сидят в ряд 6 человек, и все смотрят вниз на отчаянного слаломиста, потому что остальные спускаются по ровному склону в стороне от подъемника. Можно  представить, что они думают. Что подумали охранники, дружно устремившиеся к смельчаку после его спуска, ясно из их вопроса:  - У кого вы взяли пропуск с пенсионной скидкой? Предъявите ваши документы. Алик показал. Охранники извинились,  и после этого всякий раз,  когда видели его на  склоне, почтительно приподнимали головные уборы и приветствовали:
«О, суперсеньор! Салют!», - а сеньор и есть «пенсионер».
История, пожалуй, не уступающая моей - "О, мадам!", даже интересней. 

Дилемма: писать ли Вам, когда моя душа этого требует, или выждать, когда совершенно ничего не хочет и тогда будет то, что Вы лучше воспринимаете. Так как я, даже в этой фразе слукавила, вернее, говорю иносказательно, то ничего из нее не ясно. Но, при Вашей проницательности (ведь, как стало ясно, это я тупая, а не Вы). Поэтому я сейчас не буду больше писать. Дождусь, когда не буду этого хотеть, тогда и напишу. А виновато в этом Ваше славное письмо и Аркадий, который пришел чистить снег, но сначала так слушал Вивальди, находя, что он не трогает душу, а обволакивает, создает настроение... а сейчас  он   чистит дорожки. Еще он сказал, что выставка фото, которая готовится - совсем не интересная, а мои работы - совсем другое. И все равно, зачем мне этот господин? Как я Вас понимаю... Зачем Вам я?

Давик, не рассматривайте это письмо как очередное - просто мое сегодняшнее состоит из отдельных кусков, отправленных в разное время и в разном настроении, как лоскутное одеяло. Даже можно и не отвечать. Так мне сегодня захотелось. Кстати, Вам к лицу "ядовитый юморок".
Друг "январский" не имеет отношения к литературе, он занимается чем - то вроде закупок или отбора (это мое примитивное представление о его деле) парфюмерии в странах, вроде Англии и прочих. Просто он хорошо разбирается в балете и вообще он меломан и театрал. А жена у него вроде "утушки луговой" как БВ называл таких женщин, умна и снисходительна по отношению к мужу. Мы познакомились лет 30 тому назад в Коктебельском доме писателей с парой молодоженов. Они жили в соседнием коттедже, и наш эрдель  Барри  по утрам бежал к их домику, вскакивал на крылечко и колотил лапой по дверному окну, поднимая их. После завтрака мы, трое  и Барри, уходили в горы, а Боря не любил. "Разве столько килограмм может бегать по горам?" Сначала мы беседовали о возвышенном, потом Леня (его фамилия С-ин) рассказывал   про все тайны звезд балета, вплоть до того, кто, куда и сколько делает толщинок, чтобы выправить недостатки фигуры; кто не любит прыжки (Плисецкая). А о своем друге Марисе он рассказывал снисходительно любовно.   Запомнилось, как мы однажды пошли на «Жизель», и Леня остался первый акт в фойе со словами: - Пусть растанцуется после отпуска... Тогда же, в антракте, нас познакомили с детьми  Мариса: Андрисом и Илзе, которым было лет, почти нисколько, они учились в балетном классе. А о сложении Мариса, который кажется классическим атлетом на сцене, говорил: - Галя,  посмотрите на меня, так мой пиджак ему велик!
Когда во время горной прогулки мы переходили к кулинарным рецептам, то догадывались, что пора возвращаться.  За  заботливый характер,   Леня  имеет домашнюю кличку "Мамашка". Помню, мы с Борей (в Коктебеле), пошли в душ, где много кабинок. Вдруг слышим над общим залом, голос нашей Олечки: - Мать, ты взял мыло? Потом опять: Мать, Мать, ты слышишь, я спрашиваю… и тут раздался зычный, хорошо поставленнй голос БВ:  -  Такая интеллигентаная женщина и чтобы так материться! -  Дружно хохотали.
В этот раз Леня сказал, что у меня изменилось настроение в моих фотоработах. "Они стали глубже и грустнее, я не хотел при всех об этом говорить, но думаю о них постоянно. Да,  а вы, словно не прошло этих тридцати лет, все так же с вами легко.
 Напомню, почему он Январский, а она Сентябрьская? Поклонение изначально было разделено по нашим с Борей дням рождения.
Мои работнички, по моей просьбе зашли взглянуть на гостиную, чтобы сказать, что можно сделать с ней, чтобы сохранить старинную отделку комнаты. И... засмотрелись на фото. Я не ожидала от них такой реакции, глаза просто светились. Они мне сказали, что я необыкновенная женщина и вообще...
Так вот, эта необыкновенная особа целует Вас.
 Только не перегружайтесь, прохаживайтесь  по комнате, хотя бы!

                Давид -11.11.02.
Мы тут жаримся, а Вы разгуливаете по снегу босиком! Ну и ну! Можно позавидовать!   
Замечательный спортсмен Ваш математик (это сосед?), как он покорил лыжные высоты!
 Лыжи очень любил, но горные как-то прошли мимо меня. Или я мимо них.
Вот новости! Значит, виноваты мои "славные письма"! Значит, не писать "славных"? Но я не умею... Вредничаю, конечно. Но, Галочка. В любом случае,  Аркадий большой молодец, если убирает у Вас снег. А насчет Вивальди я не понял - согласны вы с ним или нет?
Писать же нужно в любом случае, думаю, п ч брать себя за горло тоже дело негодящее. Впрочем, я как тот наивный, который отвечает на все вопросы. Ведь бывают и риторические, когда человек сам знает на них ответы.
Но третье Ваше письмо (фрагмент, извините!) просто слов нет, как Вы меня тронули каждым словом. До чего же Вы интересно рассказываете! Я все думаю - вокруг Вас всю жизнь какие-то необыкновенно интересные люди и хорощие, к тому же. А потом поправляю себя - это Вы такая, это вы ТАК видите людей. Это так редко и замечательно, какую хорошую литературу могли бы Вы делать. Но и то, что Вы делали и делаете всю жизнь - Ваше отношение к людям и к жизни, наглядные и ежеминутные - это ничуть не меньше этой пресловутой "литературы". Жизнь все равно выше любого искусства.
Опять я наверно написал что-то славное. Но вы же умница - это вот так я к вам отношусь и иногда не могу не сказать об этом. Зачем Вы мне? Я тупо отвечаю на этот вопрос. Зачем человеку хорошие люди, близкие друзья? А то, что Вы, такая, почему-то так хорошо относитесь ко мне (переоцениваете, конечно) дает не просто гордость и утешение в моих комплексах, а просто - обогащает жизнь и делает ее более осмысленной. Как это ни глупо - потому что ведь это от меня не зависит. Ох, Галочка, Галочка. А фотографии Ваши и в самом деле необыкновенные, я Вам это сказал еще 4 года назад, когда увидел впервые. То есть они обыкновенно ТАЛАНТЛИВЫ. Тот случай, когда профессионализм остается где-то за скобками и талант прирожденный говорит сам за себя.
А теперь - за работу, товарищи. Не волнуйтесь, я даю себе отдых (увы, не могу без этого). Целую Вас, "необыкновенная особа". – Д.

                Галя- 11.11.02.          
Мне понравилось писать фрагментами. Так разнообразнее - настроение, и соответственно - стиль меняются.
Но настоящего настроения, у меня сегодня нет. Я состою из парадоксов. Если я испытываю слишком болшую потребность написать Вам, то получается, что Вас только огорчает, а так как сейчас - огорчаюсь я, потому что я слишком рассудочна и мне самой не интересно. Например, когда был Аркадий,  я почувствовала ненужность всего этого и отсюда вопрос: для чего Вам я? Он вытек совершенно естественно из моего отношения к постороннему человеку, хоть и вполне хорошему и даже интересному. Но Вы ответили, и я удовлетворена. Тогда, пусть будут и Аркадьев и Аркадий, и даже зять молочницы.  Я не хочу отказываться от мужского общества. Иначе я зачахну. Нет, Миша Аркадьев  вполне соответствует моим представлениям... Ой, что это я пишу? Куда меня влечет легкомыслие? Мне бы о душе думать, а я - о ней же! Вы что-нибудь поняли? Я - ничего. Одно ясно, я сегодня не способна на проявление нежности. Пишу просто так. Как хорошо быть независимой. От чего? От самой себя.
Хотите анекдот?  Он, пожалуй, и обо мне. Человек мучается, устанавливая столб вертикально, и пытается измерить его. Ему советуют положить столб на землю и измерить. "Но тогда я измерю его длину, а мне нужно высоту».
А что Виваьди? Это, смотря с кем слушать, - может и затрагивать, а может просто обволакивать, не затрагивая. А вот Мендельсон - тот пробирает, независимо ни от чего. Правда, Вы писали об удивительном исполнении Вивальди прошлый раз на концерте. Ну, это особый случай.
Господи, что я накатала?
И опять виновато Ваше "славное письмо". Я изо всех сил стараюсь быть независимой, даже получается иногда. Ничего, я буду стараться.
Я трудолюбивая. Глядишь, пройдет время - и совсем не захочется писать.
У меня вышло такое странное письмо, выбросите его в корзину по прочтении. Целую Вас, мой "славный" друг. Всегда Галочка.

                Давид - 12.11.02.      
Ваш последний "фрагмент" загадал мне, конечно, много ребусов, но из того, что я понял - зачем же отказываться от общества мужчин? Кто вас так учит? Не слушайте. Шутки шутками, а гармонию мира нарушать нельзя. Вот перед Вами печальный пример такого эксперимента (хотя и непроизвольного).
Но одна фраза просто встревожила - как это "не захочется писать?" Нет уж, пожалуйста, вот этого не надо, это совсем неправильно и даже нехорошо (мягко выражаясь).
Анекдот о столбе я слышу впервые (бывает). Он замечательный и очень глубокий, на мой взгляд. Это для человека характерно. Мало кто умеет "положить столб на землю".
А письма нынче такие, что и в корзину не выбросишь, даже если захочется - надо для этого печатать на принтере. Правда, у нас есть корзина виртуальная, но это как-то не то - нельзя в сердцах изорвать на мелкие клочки! Но как бы там ни было, а мне Ваши письма вовсе не хочется выбрасывать ни в какие корзины и никаким способом, так что нечего давать мне дурные советы! Целую - Ваш Д.

                Галя - 13.11.02.       
Сначала я улыбнулась, образно представив, что письмо надо напечатать, чтобы уничтожить в прежнем понятии. Как, за какую то сотню лет поменялось в нашей жизни то, что казалось незыблемым.
Потом, дочитав, удовлетворенно улыбнулась, увидав, что притяжательное местоимение после отпуска, отдохнув, вернулось на место. Я представляю, что такое сбросить работу. Будем надеяться, что не наделают описок и ошибок. Это авторы переносят с большим трудом.
Сожалею, что не удастся услышать читку пьесы (да, и вообще соскучилась о Вашем голосе), в Вашем исполнении. Так бы хорошо похохотать в компании. Я очень люблю смеяться. Мы, бабы, иногда только для этого и устраиваем посиделки, чтобы найти повод и настроение для смеха.
Вчера целый день слушала музыку. Она и успокаивает и страшно тревожит, одновременно. Слушаешь, наслаждаешься,  и вдруг какая-то тема так пронзит, что навертываются слезы. Вновь пробуждаются чувства, от которых пытаешься избавиться. Вот в таком настроении нельзя писать письма. Хорошо, что сейчас я далека от этого.
Вернул меня на землю Дорман, он приехал неожиданно. У него разборка со строителями. Они затянули работу, он бы терпел, да Таня его накачивает, требует мужского разговора. Вот он вчера и устроил мужской. Этот прораб глаза разинул, когда интеллигентный и вежливый Александр Иосифович разразился хорошим слогом.
А я, страшно даже представить, что выделываю. Помимо комнаты,  перекрыла навес над машиной, там такая слабая крыша, что каждую зиму я волнуюсь,  как бы снег не продавил ее. Теперь она выдержит любую тяжесть, если устоят "вертикальные столбы". (Да, анекдот - классный).
Теперь меняют забор, тот, что виден, когда выходишь на терраску. Он тоже на ладан дышал. Собака в  недоумении - что ей охранять? Когда был забор, то ясно, до него. А теперь - пес нервничает и хватает за пятки рабочих, если я не успеваю его спрятать. А рабочие, между прочим - сплошные инженеры. Недаром они так реагировали на мои работы. С высшим техническим образованием роют ямы, цементируют столбы, делают электрику и т.д. 
Обратила внимание, что Вы,  после обычного "мои" стоит знак вопроса. Грустно. Надеюсь, они не исчезнут надолго. В конце концов, нельзя же мешать жить детям.
 
Нас радует единственный канал, как говорили вчера ученые мужи от литературы, который можно не выключать весь день и смотреть с интересом. Канал Культура. Это, действительно достояние страны. Сумели найти столько замечательных  интеллигентных ведущих, тем,  музыки.
Слушая диспут Льва Анненскогои и критиков Дондурея, Гнедовского  о том, есть ли сейчас шедевры, обрадовалась реплике: - уж если можно раскрутить Акунина, то можно раскрутить кого угодно. - Это я все сражаюсь с Викой, которая без ума от него, а я злюсь на её вкус, но не могу ей доказать, так как сама читать не смогла (Боря тоже), а значит, и нет достойных аргументов кроме этой реплики, да ссылки на БВ и на Вас. 
По Культуре начали показ фильмов Трюффо. Всю неделю. Вчера был "400 ударов". И он как раз подлил масла в мою тему об истоке "трудного" характера в главе, над которй сейчас тружусь.
А что говорить о Шварце, которого недавно показывали! Это светлый талант, редкий. Слушаешь реплики и смеешься сквозь слезы. Так и БВ смотрел  «Золушку», «Необыкновенное чудо», а сам плакал, сдерживая свой порыв.   Целую. В.В.Г.

                Читать след главу http://www.proza.ru/2017/02/16/1152


Рецензии
Известный пианист чистит дорожки в саду нашей Героини. Знаменитый математик, объехавший с лекциями весь белый свет, не прочь с интересом потолковать с ней у калитки, пока она стоит босиком на снегу. "Совершенные" чайные розы приносит известный меломан и театрал "январский", попутно, занимающийся поставками парфюма, где-то в Европе. И, каждый из друзей, достоин замечательной новеллы, которая, в очередной раз, трогает сердце Друга, высоко оценивающего Ваш талант писателя. Даже не берусь перечислять замечательные имена друзей Ваших, в том числе, рабочих, сплошь инженеров, называющих Вас необыкновенной женщиной. Таинственный сад, старинный Дом, удивительная писательница, работающая в редком эпистолярном жанре ... Ах, дорогая Галина Сергеевна!

Галина Алинина   17.02.2017 07:57     Заявить о нарушении
Доброе утро, дорогая Галя. Мы раннние пташки с Вами. Спасибо, как всегда, за обзор очередной части "эпистолы".
Мы с вами слегка напутали с персонажами. Аркадий(новый знакомый из нашего городского музея) и Аркадьев(пианист) - это два разных. Чистит дорожки Аркадий. Даже наш ЛГ тоже сбился, в конце концов с этими "двойниками". Да. Ведь это по сути не важно, но история не терпит неточностей, коли не скрываем имен.
Ну, наш с Вами Водолей уходит до следующего года. Счастливо нам дожить до него. Здоровья, и доброго дня сегодня. Ваша Г З.

Кенга   17.02.2017 08:29   Заявить о нарушении