Натурщица

Телефон зазвонил неожиданно, разорвав полотно тишины на два куска.
Кошка спрыгнула с Евиных колен и вышла из комнаты – не любила, когда нарушали её медитативный сон.

– Пани Полонская?

– Да…

– Здравствуйте. Тиберий Дулишкович беспокоит. Ваш номер мне дал Максим Бордовский. Алло! Вы здесь?

– Да, слушаю…

– Ага. Дело такое: я леплю барельеф «Девять муз» и мне нужна натурщица. Максим показал серию ваших фотографий.
Если согласитесь, буду рад.

– Я? Но…
– Да. Именно вы.

Она не была натурщицей, а фотографии у Максима оказались лишь потому, что тот когда-то выпросил их в надежде поработать с Евой. Она не отказывалась, но дальше слов не доходило. У людей так часто: встречаются на улице: «Привет, как дела?» и, не слушая, исчезают в потоке урбанистического ветра.

Ева улыбалась. Девять муз…
Захотелось стряхнуть с головы пепел и взять у этой дрянной жизни ещё один шанс.

 ***

– Вы просто находка для скульптора… – бормотал Тибор, запуская пальцы в глину.
 
Ева выгнулась больше:
– Правильно?

– Великолепно!

Она через плечо наблюдала за скульптором в грязном длинном переднике.
Карие глаза, добрые губы, бородка с проседью...
И не смущалась. Разве что чуть-чуть. Быть обнажённой Терпсихорой не стыдно, стыдно признаться, что нужны деньги.
Труд натурщицы стоит недёшево. О том же твердил и Бордовский, когда звал в студию. Конечно, быть музой, даже временной, приятно, но, замерзая в  мастерской, Ева надеялась на вознаграждение и тихо ругала себя за то, что постеснялась сразу оговорить «сделку».

– Хотите отдохнуть?

– Нет! – мотнула головой.

– Когда закончим Терпсихору, перейдём к Мельпомене. Надеюсь, вы согласиииитесь, моя прелестница, – Тибор ловкими пальцами ваял бедро.

Из влажного бесформенного куска рождалась божественная плоть. Ева ещё подумала: «Моя ведь нога…»
Мысленно прикинула, сколько выручит за всю композицию.

– Вообще-то я работаю в столице, – просвещал её скульптор. – Дома редко беру заказы. Да и муз наших увезу. Вон ещё заготовка стоит, видите? Вас, наверное, ждёт. Будете греческой Таис?

Ева чуть не подпрыгнула:
– Афинской? Это же моя любимица…

– Терпсихорочка, – Тибор снял с пальца комок глины, – вы икры расслабили…

Она подтянулась. Скульптор почесал бородку и глянул на часы:

– Скоро отдохнём… Мясо в духовке пахнет, слышите?…

В косяк приоткрытой двери постучали.
– Это Максим.  Можно впустить?

Бордовский тоже носил бородку и небольшой хвост на затылке. Он немного заикался, но это его не портило.

– Т-тибор, м-можно с-сфотографировать твою Терпсихору?

– Уже не Терпсихора, а новорождённая Таис. У неё спрашивай, я ей не хозяин, – подмигнул девушке скульптор.

Максим завернул натурщицу в алую драпировку, попросил сесть на пол, откинуть волосы, расслабить кисти…
И девушка улыбалась, глядя на художника глазами с аккуратно накрашенными ресницами.
Быть понятой, воспетой – вот, что делало её отчаянно красивой.


– Грех тебе прятаться, – убеждала за обедом жена Бордовского, Вера. – Ты идеальная натурщица. Вернёмся из Италии, сразу позовём тебя в студию. Только чур! – за деньги. Дружба дружбой, а работа работой.

Ева сияла. Причина тайной радости была вовсе не в красивых образах, так щедро предлагаемых ей. Казалось, стены безысходности наконец треснули, и в затхлый чулан Евиной кармы ворвался воздух.

– В Италию на выставку едете? – переспросил скульптор. – А я в Хорватию собираюсь.

– Сам понимаешь, Тибор, без движения никак, – орудуя ножом и вилкой, рассуждала Вера. – Если художник думает, что кто-то возьмёт его, родненького, и будет о нём заботиться, выставки оплачивать, поездки, гостиницы, а от него требуется только рисовать – останется такой художник сидеть на печке. Мы с Максимом вовремя поняли. И вот результат! – она ткнула вилкой за окно, где стояла иномарка.

Ева проглотила сочный кусочек мяса:
– Вер, а правда, что какая-то венгерка сняла с себя всё золото и отдала за картину Максима?

– Ох, кому как не мне говорить о достижениях моего скромного мужа! – с готовностью подхватила Бордовская. – Моника увидела готовый заказ и решила, что мы назначили слишком скромную цену. Веришь, Ева, после таких побед за рубежом мы больше не штурмуем киевские галереи, они нам не интересны! Мы работаем в Москве, в Париже, в Праге. Максима в нашем городе никто и не знает. И работы его видят везде, только не здесь. Так что не смущайся, твоя обнажённая красота нашим не достанется.

Все засмеялись, а Тибор, поставив блюдо с салатом, подобрал с пола красный шёлк, примерил на себя как плащ кесаря и обнял натурщицу за плечи.

– Сегодня вы подарили мне свою красоту, Евочка, и я в долгу не останусь. Взамен  дам вам вечность, а не какие-то жалкие купюры!

Ева с трудом проглотила плохо разжёванную оливку, а Тибор поймал сползающую тогу и вернулся к столу:
– За Мельпомену возьмёмся ближе к весне, не против?

Ева оставила его без ответа и перевела взгляд на живописца. Тот доедал свиное рёбрышко.

– Максим, вы тоже заняты мыслями о вечности? Быть может, ваш экипаж по имени «Land Cruiser» довезёт меня на Садовую? Снег идёт, а в вечность мне ещё рано.

– Конечно, конечно! – схватил салфетку художник. – Откуда забрал, туда и верну. Красотой разбрасываться грех.

– Я тоже так думаю, – галантно улыбнулась «муза».

Выйдя из ланд-крузера, она коротко попрощалась с  Бордовскими.


Ключ в замке тоскливо перевернул мир.
Ева прошла на кухню, где сырели стены, залила кипятком пирамидку с мятой и, пока чай настаивался, поплелась к креслу.
К её ногам прильнула кошка. Соскучилась или замёрзла подлиза.
Размышления Евы прервал телефонный звонок. Она посмотрела на дисплей и скривилась. Этот не отстанет.

– Как поживаешь, детка?

– Цела и невредима.

На несколько секунд зависло молчание.

– Ты была одета?

–  …

–  Алло! Ты была одета у этого… ваятеля?

Ева откинулась на спинку кресла:
– Я была голой.

В трубке засопели.
– Тебе жить не на что? Дрянь!

Кажется, Вит тайно мечтал, чтобы Ева стала хромой. Шла рядом, пусть даже кривая, и никуда не исчезала.
Она положила телефон на журнальный столик.

– Кс-кс…

Безысходность снова окружила стенами, и в затхлый чулан Евиной кармы успела забежать только мышь…


Рецензии
Шедевр мирового искусства!

Жму зеленую!

Белявская Ольга   07.12.2018 08:20     Заявить о нарушении
Почему Вам тяжело быть искренней и не скоморошничать то там, то сям?
Может, у Вас на сайте есть своя драматическая судьба,
а я просто не ориентируюсь в новых сценариях жизни здесь.

Тереза Пушинская   07.12.2018 11:31   Заявить о нарушении
Не хочу таких, как вы, расстраивать. Вот прочтете, что "шедевр" или "прекрасно", "восхитительно" - и настроение, глядишь, на весь день обеспечено. Что поделаешь? Очень редко на прозе.ру можно прочесть что-то толковое, интересное или профессионально. Многие твердят про "талант". Иметь талант - мало. К нему стоит добавить очень многое, чтобы получилось стоящее.

___________

Не обижайтесь!

Белявская Ольга   07.12.2018 23:17   Заявить о нарушении
Вас никто не заставляет писать лицемерные отзывы.
Тем более совершенно незнакомым авторам.
Это Ваш выбор - называть мировыми шедеврами все подряд, чтобы нравиться людям.
Меня можно расстраивать профессиональной литературной критикой.
И я не обижаюсь. У меня другое чувство - недоумение.

Тереза Пушинская   07.12.2018 23:52   Заявить о нарушении
Тереза, что значит: "не знакомым авторам"??? Разве вы знакомы со всеми авторами данного ресурса? Меня не интересует автор, интересует то, что он написал. И если в том, что автор написал есть смысл, то, безусловно, это заслуживает искренней открытой рецензии. А вот псевдонимы, глупые стихи, скопированные новости информационных агентств, размышления о том "есть ли жизнь на Марсе" и "как выжить в Америке", "насосы и фильтры весенней трактористки" (не буду указывать пальцем) вызывают только улыбку и желание превознести на Олимп глупца. Пусть посидит там.



Белявская Ольга   08.12.2018 08:23   Заявить о нарушении
Вы самым прямым образом указали мне на тех авторов,
в споре с которыми проявили себя так, что в глупости я уличила конкретно ВАС.
Вы даже не поняли, не уловили и не захотели вникнуть, каких интеллектуальных, глубоких людей назвали глупцами и высмеяли.
Это до того нелепое поведение, что дальнейшие обсуждения с вами считаю меня недостойными.

Тереза Пушинская   08.12.2018 09:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.