Здравствуй, мама!

             
           (Маленькая  повесть  по  письмам  из  Армии)
               

   " …С  десяти  вечера  мы  дежурим  у  вокзала,  несколько  десятков  родителей.  Распределяемся  так,  чтобы  видеть  все  подходы  к  перрону.  Уже  половина  первого  ночи  -  никого…  И  вдруг  из  глухого  переулка, в  темноте,  в  полной  тишине,  -  слышно  только  шарканье  подошв  по  асфальту,  -  вышла  пестрая  колонна  ребят,  человек  семьдесят.  Скажу  честно:  мне  стало  жутко, - столько  молодых  ребят  и  -  ни  звука!  Словно  заключенные!
   
  Нам  не  разрешили  приблизиться  и  мы  на  расстоянии,  почти  бегом,  торопились  за  ними.  Уже  на  перроне  прозвучала  команда:

-  Пять  минут!  Проститься  с  родными!

   А  когда  я  увидела  в  окне  вагона  стриженую  голову  сына, - такая  тоска  и  отчаяние  сжали  сердце!  Увозили  моего  мальчика!  Увозили,  неизвестно,  куда!   И  он  уже  был  не  моим,  им  командовали  совершенно  чужие  и,  наверное,  жестокие  люди!  Поезд  тронулся  и  все  поплыло  перед  моими  глазами…"               
   
                Из  романа  "Все  в  памяти  моей".               

   
    "30.06.85.  Здравствуй,  мама!  Здравствуйте,  мои  родные!  Уже  скоро  неделя,  как  я  на  службе  в  армии.  Привезли  нас  сразу  в  военный  городок  (адрес  на  конверте).  Живу  в  казарме.   Все  хорошо,  хоть  и  гоняют  здорово.  Но  уже  пообвык  немного,  и  команды   "подъем! становись! смирно! и  пр.  уже  не  так  бьют  по  мозгам.

   Я  не  танкист,  а  буду  санинструктором  в  звании  сержанта.  Служу  в  одном  взводе  с  Андреем  Роговым  и  Андреем  Ашкинадзе,  так  что  нас  тут  три  Андрея  из  одной  группы.  А  всего   из  АГМИ   здесь  семь  человек.

  Ма!  Не  волнуйся  и  не  слушай  никого, -  дедовщины  здесь  нет,  парни,  в  основном,  нормальные.  Тому,  что  гоняют,  только  рад, - меньше  думаю  о  доме.  Правда,  убеждаюсь,  что  мозгов  здесь  может  поубавиться,  вправляют  их  махом.  Кормят  так,  что  дома  и  нюхать  бы  не  стал,  а  здесь – мало!
 
  А  в  общем, - нормально.  Адрес  мой  на  три  месяца,  потом – в  часть. Боже,  как  надоело - "разрешите!",  скоро  без  него  в  туалет  не  сходишь…  Кажется,  что  после  всех  этих  команд  через  два  года  будешь  "гавкать",  а  не  разговаривать!  Пишите  мне  больше  и  чаще!  И  еще:  срочно  пришлите  подворотничков,  ваксу  и  щетку.  И  мозольный  пластырь   (прямо  в  письме!).  Срочно!  Целую  вас  всех.  Потрепите  за  меня  пса. Андрей."

    "11.07.85.Здравствуйте,  мама,  папа,  брат  и  псина!  Простите  за  молчание.  Когда  писал  первое  письмо,  я  только  распределялся  в  штабе.  Не  волнуйтесь,  я  здоров  и  много  ем!  А  учусь  я, как  и  говорил,  в  медроте.  В  другую  часть  отправят  где-то  до  ноября.
 
   Пишу  в  спешке,  в  строю,  пока  раздают  "парадку",  ведь  у  меня  14-го  присяга.

  Родные,  соскучился  по  вам  ужасно,  хочется  вам  писать  и  писать,  но  времени  нет,  поверьте, - гоняют  нас  - будь  здоров!  И  страшно  подумать,  что  увижу  вас,  в  лучшем  случае,  только  через  год!  Пишите  мне,  хоть  два  слова,  почаще! И  пришлите  подворотнички  и  немного  денег.

   А  так, - все  хорошо.  Если  придет  Татьяна, - ей  привет.  Я  еще  не писал  ей.

    Я  здесь,  по  сравнению  с  домом,  живу  "по- свински",  но,  как  ни  страшно, - пока  ничего  не  случилось. Ма,  не  пугайся, - просто  я  не  мылся,  как  уехал  из  дому…  Душ  не  работает,  и  воды  помыться  нет.  Здесь  это  в  порядке  вещей.  Но  ты  не  волнуйся,  главное,  чтобы  у  вас  дома  все  было  хорошо.  Закончится  учебка  и  у  меня  будет  "деревянный  дембель",  а  там, -  госпиталь,  медпункт  или  еще  куда,  но – медиком.  Ма,  еще  раз  прошу:  не  волнуйся.  Чтобы,  когда  я  приеду,  ты  была  еще  моложе,  чем  сейчас!  Наверное…  Фу,  черт…  сорвали  с  мысли…  вызвали  из  строя…  Все  таки  армия  тупит  мозги, - анатомию  по-латыни  уже  сейчас  не  все  сразу  вспомню.  Ну,  вот.  Пока  все.  Нам  дают  задания.  Жду  письма.  Целую.  Ваш  воин."



  "17.07.85…….
…Скорей  бы  началась  эта  учеба,  а  пока  такая  дребедень…  упаси  Боже!  Надоедает  быть  пешкой.  Не  помню  уже,  когда  читал  газету  или  заглядывал  в  книгу.  Глядишь,  и  говорить  нормально  разучусь.

  Здоровье  у  меня  крепкое,  да  здесь  и  нечему  его  подорвать.  Едим  "варево"  и  кажется  вкусно. Дома  и  псина  Бор  это  есть  не  стал  бы.  Пишу  письмо  на  занятии,  пока  лейтенант  (добрая  душа)  сознательно  нас  не  проверяет.
 
  Мама!  Пиши  почаще,  чтобы  я  не  унывал…  Убивает  однообразие…

  Да,  о  присяге.  Ничего  особенного  и  торжественного  я  не  почувствовал,  может,  потом  осознаю…"

    "24.07.85.
    Здравствуйте,  мои  родные!  Дорогие  мои  мама  и  брат!  Получил  ваши  посылку  и  бандероль!!!   …Письмо  твое,  брат,  читал,  как  Джерома, - стиль, - что  надо…   Теперь  мне  все  нипочем.
 
  Самое  главное  и  грустное, - это  разлука  с  вами…  Мама,  не  болей  и  не  скучай.

  Медработой  пока  не  занимаюсь,  а  работаю  грузчиком,  красильщиком,  белильщиком,  мойщиком  и  т.п…

  … Ма,  не  переживай, -   в  выражениях  буду  поосторожнее,  но  все  равно  здесь  "дурдом"…  И  настроение  у  меня  отличное,  а,  значит,  таким  оно  должно  быть  и  у  вас.  Как  уже  писал, - офицеры  у  нас  хорошие,  просто  настоящие!  офицеры.  Ничего  нет  приятнее солдату, когда о нем  заботятся!!!...

  Брат!  Поклонись  родному  институту.

  …Скоро  у  меня  трехдневный  полевой  выход, - это  даже  интересно:  буду  бегать  в  атаку,  пешим  строем  пройду  километров  шестьдесят…  Зато -  на  природе  и  никакой  казармы!

  Хорошо,  что  после  учебки  расстанусь с  казармой, - это сто  лысых  мужиков!  Мертвого  доведет  до…

  …  Сейчас  лейтенант  разрешил  мне  с  двумя  ребятами  попрактиковаться  ставить  уколы  в  медпункте.  Это  уже  очень  хорошо!  Сам  себе  хозяин  и  над  голож…ми  тоже.

  Помните,  что  живу  я,  в  основном,  вами,  и  хочу,  чтобы  у  вас  было  все  нормально…

   Большая  поддержка  здесь – беседы  в  медпункте  с  медиками:  и  былое  вспомнишь,  и  реально  видишь  свое  армейское  будущее…

   Наш  поселок,  наверное,  сейчас  весь  цветет  и  пахнет.  На  дачу  бы  сейчас…  Почесать  "пузень"  на  солнышке,  влезть  в  свои  старые  джинсы  и  кроссовки!...  А  пока  моя  жизнь:  "равняйсь",  "смирно",  "шагом…  арш!"…

   …Крепко  вас  целую  и  обнимаю. (Пришлите,  пожалуйста,  руб.  5).  Ваш  любящий  воин  Андрей." 

    "1.08.85.  Итак, - здравствуйте,  мои  родные.  Пишу  на  политзанятии.  Только  что  получил  "отлично"  за  политинформацию.  А  мне  стыдно, - разучился  говорить. Первый  раз прочел  газету,  когда готовился. По  телевизору  смотрим  только  "Время".  Хорошо,  что  учебка  кончается,  можно    отупеть  до  безобразия.  Пока  меня  хвалят (не  захвалили  бы!).  А  у  меня  все  это  по  инерции,  с  гражданки,  как  приучили  дома  и  в  школе.

     Стал  находить  в  армии  приятное,  вернее, - полезное,  что  пригодится  и  на  гражданке:  научился  терпеть,  заставлять  себя  не  зависеть  от  своего  настроения,  стал  терпимей  к  другим…

   А  теперь  торжественная  часть:

      Пусть  я  далеко  от  дома,
      Но  не  надо  нам  серчать…
      С  днем  рожденья  поздравляю
      И  хочу  я  пожелать
      Счастья,  радости,  здоровья!
      Никогда  не  унывать!
      Ждать  приказа  м.  обороны,
       Но  при  этом  не  скучать!
       По  утрам  пробежки  с  Бором,
       Плотно  есть  и  крепко  спать,
       Позабыть  про  дистонию
       И  мне  в  армию  писать!

      Мам,  я  тебя  крепко  обнимаю  и  целую,  за  меня  можно  даже  чуть-чуть   "шаньпаньского"! Я  рядом  с  тобой  за  праздничным  столом.  С  праздником  тебя,  моя  родная!  Всех  вас  целую  и  обнимаю.  Ваш  Андрей."



    "8.08.85.  …Пишу  после  утренней  уборки.  У  меня  все  хорошо,  помаленьку  работаю  в  медпункте.  Одно  неприятно:  халаты  здесь  грязные  и  как  из  ж…  После  распределения  вышлите  мне  один  мой.  Сегодня  круглая  дата:  50  дней  до  приказа,  до  первого  "дембеля",  а  завтра  у  мамы  день  рождения.  Одни  праздники.  Читаю  ваши  письма  и  твердо  верю,  что  все  это  быстро  кончится.  Себя  считаю  счастливчиком,  ведь  я  медик.   Жалко  только  два  года.  Ну,  ничего,  скоро    уже  официально  полгода  моей  службы,  хотя  в  армии  я  чуть  больше  месяца.   Служу,  как  лейтенант  после  института.

   Здесь  уже  дожди.   Представляю  осень  у  нас  на  Алтае, - картины  писать  можно.
 
   Получил  письмо  от  бабушки.  Она,  как  подпольщица,  в  письме  прислала  мне   5р.

  Не  волнуйтесь,  что  пишу  реже.  Здесь  много  суматохи  и  неразберихи, - урываю  свободные  минутки.

  Как  там  наш  "гросс-фатер"?  Наверное,  днюет  и  ночует  под  машиной?  Как  Бор?  Сочувствую  тебе,  мама,  но  эта  юла  не  даст  тебе  скучать….

  …Получил  по  уху  за  то,  что  сплю  на  политзанятии…

  Как  там  уже  взрослая  жизнь  у  брата  на  новом  месте?..."


    "20.08.85.
   … Па!  Я  получил  от  тебя  письмо  и  по  достоинству  оценил  твой  подвиг…

   …  Будете  в  городе,  посмотрите  железненькие    эмблемы  в  гарнизонном  для  медиков, - такая  чаша  со  змеей,  пожалуйста.  Я  работаю  фельдшером…

    …Если  все,  о  чем  вы  пишете,  было  раньше  для  меня  малой  частичкой  моей  жизни,  то  сейчас  это  для  меня, - как  воздух!

       А  это  вам:
   
      Мы  едины  и  знаю  я, -
      В  дни  удач  и  любую  пургу
      Вы  не  можете  жить  без  меня, -
      Я  без  вас  прожить  не  могу!

           Пока  все.  Крепко  целую."
 

   "15.09.85…
     ...Ура-ура-а-а!  Осталось  две  недели  до  экзамена!..

   …Получил  уже  третье  письмо  от  брата  Серго.  Пусть  не  хандрит.  Брат  у  меня – что  надо.  Я  раньше  только  мог  предполагать,  как  он  мне  дорог,  тосковал,  когда  его  не  было  дома.  Сейчас  я  только  осознал,  что  он  для меня  значит.  Грустно,  что  долго  его  не  увижу,  но  его  успехи, - это  и  моя  радость.  И  пусть  не  канючит, -  инженер  по  ТБ  это  его  не  последняя  ступень,  а  только  начало. У  него  выигрыш  во  времени, - в 22  уже  инженер.  А  я  начну  в  26  (ух,  какой  старый  буду!).

   Да,  мам,  дальше  Сибирского  округа  меня  не  пошлют.  И  одет  я  уже  по-зимнему.  Нам  выдали  по  два  комплекта  теплого  нательного  белья,  так  что  я  упакован,  как  танк…

  Я,  наверное,  очень  счастливый  человек, -  у  меня  есть  вы  и  брат…

   Заходила  ли  Таня,  я  ей  давно  не  писал...

   Все-таки  хорошо,  что  я  медик  (студент).  В  большей  мере  это,  мама,  плод  твоей  тонкой  политики  и  я  тебе  очень  благодарен.  В  отличие  от  многих  ребят, -  жизнь  моя,  в  основном,  уже  расписана  и  нет  никакой  неопределенности,  хоть  какая-то  почва  под  ногами.  Очень  хочется  учиться.  Готовьте  учебники…  А  пока  работаю  в  медпункте  (на  чирьях  и  мозолях)  и  хожу  каждый  день  на  технодром,  и  дежурю  там,  как  фельдшер  (хоть  выспаться  там  можно)…

 Крепко  вас  целую. "
 

   "20.10.85. …
   … Пишу  вам  из  медпункта.  Работы  по  горло:  я  дезинфектор,  фельдшер  на  стрельбищах  и  медбрат  в  перевязочной.   Отдыха  почти  нет. Можете  меня  поздравить  с  первым  правильным  диагнозом:  парень  растянул  и  сильно  ушиб  ногу.  Я  так  и  сказал.  Меня  обсмеяли:  мол,  там  перелом, -  и  повезли  парня  в  госпиталь  на  рентген.  И  я  оказался  прав!...

   Да!  Сдал  все  экзамены  на  "отлично".  Жду:  куда  пошлют?..."


   "2.11.85.  Здравствуйте,  мои  дорогие!  Вот  уже  второй  день  я  в своей  части,  и  не  в  Абакане,  а  еще  дальше, -  в  Кызыле.  Работаю  в  медпункте,  вернее,  вообще  не  работаю,  только  расписываюсь  в  столовой  части  за  санитарное  состояние  и  качество  пищи.  И  срочно  жду  вашей  посылки:  мне  нужны  "подшивки",  мыло,  паста,  лезвия,  конверты.  И  немного  денег,  чтобы  привести  себя  в  порядок…

   Жизнь  здесь  спокойная,  почти  лежачая.  Телевизор  есть,  радио – есть,  гири – есть,  даже  книги  есть!  Жалко,  Кызыл – дыра.  Зато  баня  гражданская,  с  парной, - класс!...

   …Пейзажи  здесь!  Вокруг  голые  сопки,  пока  еще  без  снега,  а  вдали – Саяны.  Это  красотища,  какой  я  еще  не  видал…  Если  приедете  ко  мне, - увидите  сами…"

    "28.11.85…
     …Уже  почти  месяц  служу  в  части,  а  до  дембеля  еще,  как  до  Шанхая  на  карачках…  Дела  мои  нормально. Ремонтирую  свою  санчасть, если до  дембеля  не  закончу, ( а  работы  здесь!...  и  никому  это  не  надо,  просто  мне  противно  работать  в  свинарнике),  закончат  после  меня, - в  армию  еще  молодняк  будут  призывать…  Об  отпуске  ничего  сказать  не  могу.  Начальник  мой,  мягко  говоря,  далек  от  идеала.  Так  может  быть  только  в  анекдоте,  но  уже  какой  раз  я  получаю  по  голове  за  своего  начальника!  Сержант – за  майора!  Оригинально…  Устаешь  от  этих  армейских  взаимоотношений  ужасно.

   Спасибо  за  посылку  и  деньги. Я  теперь  богатенький  Буратино,  и  питаюсь  хорошо,  здоровой  и  качественной  пищей,  как  и  положено  старослужащему…

   Меня  собираются  агитировать  в  Академию. Я  пока  думаю…  Ма!  Отговаривать  от  поездки  тебя  не  хочу.  Решай  сама.  И  еще:  срочно  вышли  мне  мой  свитер,  что  ты  связала,  (он  без  ворота),  теплые  носки  и  варежки,  желательно  меховые.  Предстоят  вояжи  на  полигон  в  Саяны,  а  зима  ожидает  быть  суровой.  Заранее – спасибо.  Крепко  целую  и  люблю  вас…"

  "22.12.85.  …Родные  мои!  Простите,  что  не  писал.  Занят  был  по  самое  никуда  в  связи  с  авиа-  и  автоналетом  высокого  начальства.  Но  все  закончилось  хорошо:  моя  санчасть  получила  оценку  "отлично".  Много  волнений  и  нервотрепки,  но  все  позади.  Теперь  опять  ухожу  на  прорыв  в  очаг  болезней  и  болячек,  один  на  сто  человек  на  полигоне…"


  "15.03.86.  Здравствуйте,  мои  дорогие!  Пишу  вам  с  полигона,  куда  сослали  меня  еще  в  январе  на  три  месяца.   В  Кызыле  еще  холодно,  а  здесь  уже  весна.  Красотища,  хотя  снег  еще  почти  не  тронут.  А  птицы  уже  поют  во-всю.  Здесь  бывает  всякое.  Но,  в  основном,  все  хорошо. Сам  себе  хозяин.  Оборудовал  в  каптерке  кабинет – медпункт…  С  командирами  у  меня  отношения  хорошие.  Да  и  сами  они,  как  люди,  очень  порядочные, -  если  помогают,  то  искренне.  И  ты  для  них  сделаешь  все  без  задней  мысли.   Так  что  за  меня  не  волнуйтесь.  Осталось  всего  ничего, - год  с  небольшим, -  и  я  буду  с  вами.  Дома!  В  родном  институте!  Крепко  обнимаю  и  целую  вас  всех.  И  очень  скучаю!  Ваш  Аника – воин."


  …  Все  хорошо…  Настроение  отличное…

     А  мама  умела  читать  между  строк…  И  торопила  время, - "Афган"  был  еще  в  самом  разгаре  и  Горбачев  пока  громко  говорил  о  перестройке,  гласности  и  демократии,  но  никому  не  нужную  войну  еще  не  собирался  прекращать…
 
     Мама  ждала  сына.

 
 Примечания: -   о  вояже  мамы  в  Саяны  см.  "Все  в  памяти  моей",  часть5,  гл.34. Тува.  Кызыл.
               
             -  АГМИ – Алтайский  Государственный  медицинский  институт.
   


Рецензии