Ангел с портфелем

Соседи по купе поглядывали на Еву с любопытством.

– Я вас где-то видел. Или ошибаюсь? – спросил пассажир в очках.

– По телевизору. У меня интервью брали.

– Точно. Лицо запоминающееся. А я режиссёр. Жду назначения на должность руководителя театра. И наш юный друг, – словоохотливый пассажир указал на верхнюю полку, – Артём. Студент.

Ева кивнула рыжему юнцу.

– Четвёртый, видимо, сядет позже, – предположил режиссёр.

Не успел он вымолвить эти слова, как поезд остановился, дверь вагона распахнулась, какой-то молодой человек заскочил в тамбур, и состав помчался дальше.

– Странно, – пожал плечами режиссёр. – Остановились посреди поля. Откуда там браться пассажиру? Чертовщина какая-то.

– Может, он спецагент? – пошутил Артём.

– Добрый день, – в дверях стоял тот самый непонятный молодой человек: серые джинсы, голубая футболка, единственная подозрительная деталь – чёрный портфель.

Режиссёр подвинулся к окну, уступая место. Ева откровенно рассматривала пришельца, пока тот размещал под столом поклажу.

– Я, наверное, прервал вашу беседу?

– Что вы, что вы, – успокоил руководитель театра.

– Чуть не опоздал, – неопределённо выразился новичок и встретился глазами с Евой. – Ого. А у вас философский взгляд на мир.

– Вы специалист по иридодиагностике? – спросила она с напускной серьёзностью.

– Неа. Кстати, где-то я вас уже видел…

– По телевизору, – подсказал режиссёр и протянул руку: – Вольдемар.

– Айвигр, – представился молодой человек, после чего стал казаться ещё непонятнее.

– Ева.

Студент на верхней полке отозвался тихим похрапыванием.

– Куда же вы едете, Ай…вигр? – полюбопытствовал режиссёр.

– Скажу так: если бы блага материального мира привлекали меня, я бы не сидел с вами в этом купе.

Вольдемар недоумённо моргнул.

– Наверное, вы точно знаете, что ищете? – спросила Ева.
– А вы? – в свою очередь спросил Айвигр.
– Ну… Я еду на кастинг. Бороться за место под Солнцем.
– Оу! Могу заранее вынести вердикт.
– Вы даже не знаете, что за конкурс…
– Не важно. Вы станете номером один.
– Там без нумерации.
– Хм… – задумался Айвигр и поправил на себе безупречно сидящую футболку. – Всё равно всех обыграете.
– Это не игра, – обиделась Ева на легкомысленного незнакомца.
– Это игра, – без тени сомнения настаивал тот. – Всё, что с тобой происходит – большой, большой кастинг.
– Какой вы…
– Не утруждай себя загадками. Они сами откроются.

Первое, что открылось перед Евой – купейная дверь.

– Чай будете? – кисло спросила проводница.

Через пять минут на столике стояли три стакана цейлонского. Студент по-прежнему отдавал дань крепкому сну.

– Я очень люблю чай, – призналась Ева.

Вольдемар одобрительно причмокнул.

– Что ещё ты любишь так же сильно? – спросил Айвигр.

– Так же сильно, как чай? М-м-м… – Ева решила соригинальничать. Впрочем, это было правдой: – Вкус чувств.

Режиссёр снова моргнул. Айвигр кивнул понимающе:

– Спроси своё сердце… неважно о чём… и прикоснись к груди.

Ева положила ладонь туда, где заканчивался вырез рубашки.

– Слышишь вибрации? Приятные означают «да», неприятные – «нет».
– Не могу понять…
– Приятные вибрации не перепутаешь и определишь сразу.
– Значит, ответ «нет»?
– Ты ещё не научилась слушать.

Вольдемар тоже пытался поговорить со своей чакрой, но ещё менее успешно, чем Ева.

– Боишься конкурса? – спросил её Айвигр.
– Угу. Знаешь о киевском балете Раду Поклитару? Это и есть моя мечта.

Тёплая, волшебная улыбка не сходила с лица Айвигра:

– Я хочу, чтобы ты поняла: твоя жизнь бесценна… из неё не нужно никуда уходить.
 
Вольдемар удивлённо взглянул на Айвигра, потом на Еву, сгрёб пустые стаканы и понёс проводнице.

– Кто ты? Обычные люди не останавливают поезд посреди поля, – шёпотом спросила Ева.

– Не отвлекайся на такие вопросы, – тоже шёпотом ответил Айвигр. – Время течёт. У нас его очень мало.

– Неужели ты ко мне клеишься? А как всё начиналось: сердечная чакра, вибрации…

– Нет мужчины, который смотрит на твои ноги и не думает о тебе как о женщине. Но я действительно не стремлюсь ни к чему такому, что ты могла бы отнести в разряд пошлости. Душа прикоснулась к душе. Ты же это почувствовала?

Еве стало стыдно за свои подозрения, и она как бы невзначай спрятала коленки под стол.

Вернулся Вольдемар, опытным взглядом оценил ситуацию.
– Покурю, – и тут же исчез.

– Кто ты? – настаивала Ева. – Только не говори, что психолог…

– Хорошо, – согласился Айвигр и провёл ладонями по джинсам, будто разглаживая швы. – Я ангел.

Ева засмеялась:
– Нарцисс.

– Хочешь, о тебе скажу? – не обиделся парень. – Руки твои – лебеди, ноги – песни, а душа – птица. Гордость твоя – королевский бриллиант.

– Молодец! Я сразу себя узнала! – Ева спрятала улыбку: – А зачем тебе портфель?
– Думаешь, я – шпион? – рассмеялся Айвигр.
– Имя у тебя странное…
– Завоёванное в драках.
Ева поняла:
– У меня тоже есть ник – литературный.
– Пишешь?
– Немного…
– О любви?
– Нет.
– Хм… Пытаюсь понять, совпадают ли наши чувства?
– Я ничего не чувствую, – отмахнулась Ева.

Дверь заскрежетала, и на диванчик рядом с Айвигром сел будущий руководитель театра.

– Курить вредно, Вольдемар, а вам особенно, – сказал ангел.

В ответ режиссёр только виновато вздохнул.

– Честно говоря… – для Евы уже не существовали никакие Вольдемары. – Я ощутила что-то странное, когда ты вошёл… Но мне стало светло.

– Мне тоже: ты показала, как нужно правильно работать. Я ведь лузер.

Ева прислушалась к мыслям, которые крутились в голове: «Как он узнал, что я хотела умереть? И что выиграю кастинг?.. Хо-хо! Какие вибрации я сейчас ощущаю? Ой, ну их, вибрации. У ангелочка, между прочим, ширинка оттопырена! Самец…»

– Ребятки, не пора ли ужинать? – очень кстати нарушил паузу Вольдемар.

Они разбудили студента и засуетились вокруг столика. Айвигр достал из портфеля хлеб и копчёные крылышки.

– Можно? – попросил студент. – Это куриные?
– Крылышки падших ангелов, – уточнил Айвигр.
– Гы! Прикольно.

Ева тоже захотела крылышко.

– Угощайся, – улыбался ей в глаза ангел. – Сам охотился и готовил.
– Ну и шутник же вы, молодой человек, – покачал головой режиссёр.
– Юмор, как и всё остальное, создан Богом. Почему бы не пошутить, Вольдемар?
– Шутите, шутите ради Бога, а я пока тоже стяну у вас одно крылышко.
– И мне пора отужинать… – Айвигр достал из портфеля пакетик кошачьего корма. Вид при этом у него был совершенно серьёзный.

Рука Вольдемара с крылышком застыла в воздухе.

– Гы… – прыснул студент.

Ева не спускала с Айвигра глаз. «Он, наверное, шизофреник...»

К счастью, сумасшедший ангелок подкрепился человеческой пищей, а «Whiskas» со словом «шутка!»вернул в портфель.

Сон сморил Еву незаметно. Когда она проснулась, сиял рассвет.
На соседнем диванчике похрапывал режиссёр, полка студента была пуста, полка Айвигра тоже. Ни в коридоре, ни в тамбуре его не было. Ева заглянула под стол. Чёрный портфель отсутствовал. Она рухнула на свою полку и закрыла глаза. «Этот юморист даже не попрощался… Господи… Он вышел ночью, и я никогда не узнаю, кто он на самом деле… Может, и к лучшему…» – утешала себя Ева, но непонятная странная обида грызла её сердце.

Проводница сказала, что ночью вышел только один парень, конопатый.

– А в другой вагон никто не переходил?
– Девушка, я не в карауле стою. Я проводник.
– Простите… Куда же девался пассажир с портфелем?
– Какой такой пассажир с портфелем?
– В голубой футболке…
– Сколько таких в футболках ходят.
– Да наш пассажир, из шестого купе!
– Девушка, что вы заладили?! Сдавайте постель! Приехали!

На перроне не было никого в голубой футболке. Прошёл мужчина с портфелем. Коричневым, из крокодильей кожи.
Ева ощущала себя, как астронавт на Луне: всё было не так. Что не так? Почему?
Приложила руку к сердцу и ничего не услышала, кроме вокзального шума.
В подземном переходе мелькали оранжевые, жёлтые, зелёные футболки. И вдруг – голубая.
Ева рванулась к прохожему, но обожглась о колючий бородатый взгляд.

***
Она прошла кастинг. Вечером, уставшая, плюхнулась на скамейку в парке, открутила крышечку пластиковой бутылки, отпила глоток воды. Выиграла… выиграла… выиграла…
Если так, то по всем законам вероятности сейчас на дорожке покажется человек с портфелем…
Она прикрыла веки. Сразу поплыли картинки с танцорами: босые ноги, руки, прыжки, катания по полу, опять прыжки…
Не открывая глаз, Ева сделала ещё глоток. Что-то мягкое и влажное уткнулось в её руку, лежащую на скамье.
Она знала, что он придёт, знала… И потому не спешила открывать глаза. Пусть сначала что-то скажет. Про душу, например, или крылышки.

– Мааауу…

На скамейке сидел кот. Когда-то белая шерсть сейчас уныло свидетельствовала о суровых буднях бродяги.

– Ты кто?

– Мааау.

– На, – Ева достала из сумки недоеденный бутерброд.

Кот уволок его под скамью.

Ева грустно улыбнулась:
– Я тебя узнала…

– Мау.

До отправления поезда оставалось полтора часа. Ева приложила ладонь к груди. Какая чушь эти вибрации… Ничего не слышно.
Она шла к метро, оглядываясь. Кот плёлся следом. Один раз Ева даже топнула на него ногой – опасно ведь на проезжей части. Но кот шёл бесстрашно, словно был не из крови и плоти.

Садясь в вагон, Ева последний раз оглянулась. В толпе промелькнула голубая футболка.

– Поторопитесь, девушка, – проводник подсадил её за локоть.

Она ещё минут десять смотрела в запылённое окно.
Провожающие и пассажиры сновали с багажом вдоль перрона.
Наконец поезд тронулся. Сердце Евы кольнуло, и она невольно схватилась за грудь.
«Душа прикоснулась к душе. Ты же это почувствовала?»
 


Рецензии
Самое важное в этом рассказе даже не то, что Ангел-человек это или ангел-кот, а то, что душа чувствует родную душу. Это очень хорошо рассказано. Обычно объёмные рассказы я не читаю, но этот дочитала, всё же заинтересовало меня, что будет в конце. Это хорошо, значит автор умеет удержать читателя.

Елена Чази   01.09.2017 17:42     Заявить о нарушении
Спасибо, Чази, за терпение, интерес и поддержку.

Тереза Пушинская   01.09.2017 21:42   Заявить о нарушении
Всё никак не выходит из головы твой рассказ, перечитывала сейчас его, он мне всё больше и больше нравится. Особенно нравится момент, когда Айвигр начал рассказывать про Еву, а она ему: "молодец, сразу узнала себя":))) Здорово получилось! На самом деле, этот рассказ я смогла прочувствовать, понять, прожить, остальные твои пока мне трудно так...Не знаю как объяснить...Это первый рассказ, после прочтения которого я могу сказать:"да, да, это то самое! понимаю! знаю о чём ты!". Пока не могу сказать, что до этого могла сказать так, не то, чтобы остальные произведения были слишком космические для меня, нет, но чувствуется, что в них много подтекста, смысла, который я ещё не могу разгадать до конца. Ты как настоящий писатель никогда на тарелочке не предложишь этот смысл, пусть читатель потрудится. Но в этом рассказе мне как-то было впервые не как в космосе, где немножко грандиозно перед бездной тёмной, а наконец светло.

Елена Чази   04.09.2017 11:58   Заявить о нарушении
Я в целом говорила о впечатлении от прочитанного у тебя,....... именно про твоё творчество:)

Елена Чази   04.09.2017 12:04   Заявить о нарушении
Спасибо, Чази, что так хорошо всё объяснила, дала знать - что чувствуешь.
Мне, конечно, важно понимать твои ощущения, мой чуткий читатель)

Тереза Пушинская   05.09.2017 09:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.