Затейник

Затейник

       Павел Матвеевич  Загоруйко с утра был в плохом  настроении.  Причина тому – широко распространенная на Руси хвороба, правда, быстро проходящая при умелом лечении. Болезнь  эта – похмелье.  У  Павла Матвеевича она носит  регулярный характер, вызванный его бурной  профессиональной деятельностью.  Есть такая уникальная профессия – смешить и развлекать людей, быть записным тамадой на юбилеях, свадьбах, корпоративных датах и вечеринках. Вот кормящая и горькая нива нашего героя.
   Павел Матвеевич хоть и работал на веселом фронте, был человеком мрачным, желчным. Спасал его карьеру огромный багаж «творческих находок»,  собранных с миру по нитке, и поразительная похожесть  на известного актера Сергея Филиппова. В этом образе, как говорится, достаточно на  сцене появиться. И успех есть!
     Павел Матвеевич принял «лекарство», подтянул пояс халата и мрачно заходил по квартире, ожидая целебных перемен  в подорванном очередным юбилеем  организме. Жены не было – на работе. Не зная чем занять себя, он подошел к большому зеркалу и принялся  тщательно рассматривать свою персону.  Удовлетворения не было.  Взлет к вершине славы и народного признания не состоялся. И публика, и педагоги не смогли, а может,  не захотели  рассмотреть  грани его могучего таланта. Захотелось тряхнуть стариной, вспомнить студенческие годы в институте культуры.
   -Так как я в одном лице  совмещаю директора своей фирмы,  продюсера, бухгалтера, кассира, отдел труда, а также прокурора и судью  и прочих, то вправе провести  рабочее совещание,- величественно  начал он, покачиваясь с носок на пятки.- Текущая деятельность нашего предприятия имеет как положительные, так и отрицательные моменты. Клиентов – пруд пруди, а вот доходы – расходы…. И все же за положительный баланс хотелось бы выразить  благодарность руководителю предприятия. И по итогам полугодия премировать двумя, нет, не будем мелочиться, тремя окладами.  Главбух согласен, кассир открывает сейф….- Павел Матвеевич потянулся к книжной полке и извлек из ее недр  пачку купюр. Она  ловко нырнула в карман халата.-  Ах, не надо этой бюрократии – ведомости, подписи. Свои же люди!
  - Материальное поощрение облагораживает, обрамляет  моральное. Что бы мне себе, любимому, торжественно вручить?.. Почетную грамоту? Была. Благодарственное письмо?...Мелковато для мастера разговорного жанра такого калибра, - он капризно оттопырил нижнюю губу, поднял подбородок… - Орден бы не помешал, но он не в моей компетенции!.. А как бы хорошо смотрелся!  Или, на крайний случай, звание  Заслуженного артиста России. Как бы звучало имя, выросли гонорары. В газетах пишут, Пугачева за концерт  50 тысяч зеленых берет.  Я бы и на пару тысяч согласился. Не дают, мерзавцы…
  Павел Матвеевич принял  еще  фужер  коньячка, закружил по комнате, мечтая. Лекарство действовало все более эффективно и благотворно. Захотелось пожаловаться на  жестокую, неблагодарную судьбу. Снова подошел к зеркалу, трагически поднял руки:
  -Ведь по 10-12 вечеров в месяц провожу!  Трачу талант, энергетику, душевные силы, здоровье!.. Публика ревет,  стонет  и плачет от восторга!..  Какие необыкновенные, искренние, идущие от сердца слова я нахожу для людей. И что в ответ? Жалкая плата, упреки, претензии, унижение, -  смахнул пальчиком якобы набежавшую слезу.- А ведь чертом  крутиться приходится, из кожи лезть. Говорить витиеватые, кошмарные тосты, здравицы. Пить на брудершафт – с кем!  Да с некоторыми в одной камере сидеть стыдно. Улыбаться и слушать, как осовевшие гости врут юбиляру в три короба.  А тот млеет… Говорить о прелестях невесты, которых нет и в помине…Превозносить гениальные  решения владельца какой-то скобяной лавки из новых и наглых русских… Боже мой!- Он затих, уныло, безнадежно глядя на себя. Но выпрямился, развернул плечи, бросил  взор в беспристрастное зеркало:
- А я им  всем  в ответ, как директор процветающей фирмы, в виде поощрения,  продвину себя по службе, обеспечу бурный карьерный рост! Стоп, куда мне дальше двигаться – то?..  И так директор…  Может, улучшить себе жилищные условия? Куда уж лучше, двухэтажный особняк имею. Или отправить  себя с супругой в виде премии бесплатно на далекие заморские острова? Например, на Фиджи, к каменным истуканам.  Навечно! – И хохотнул от неожиданного  предложения.-Сам там идолом станешь…   Н-да… Помру я там без соленых огурцов, грибочков, селедочки… И ведь стопку никто не поднесет!...
    Бокал с золотистым напитком  вновь совершил дугу, опорожнился.
  -Надо остановиться – вечером на службу, - он поморщился. - В Содом и Гоморру. А там ангелы не водятся. Народ больше  земной, грешный, лукавый… Ухо востро надо держать. За стол сядут людьми, а потом -  Господи Иисусе, спаси и сохрани… Но вернемся к нашему производственному совещанию, господа!  В нашей жизни имеют место быть такие негативные явления, язвы на  здоровом теле фирмы, как пьянство на работе. Раз!  Скандалы на этой почве. Два!  Срыв договорных обязательств – вел встречу не по сценарию, перепутал родню. Три! Шашни, мешающие творческому процессу. Четыре! Про опоздания на работу и говорить не буду…. Есть примеры просто вопиющие, порочащие доброе имя фирмы. Это наш сотрудник рассказывает непристойные анекдоты на свадьбах, запевает лагерные песни на юбилеях. Какое вам дело, что клиент сидел!? Что, публика просит!?  Она что, просит и стулом на гостей замахиваться? Самооборона, самооборона…Галстук-бабочку ему сорвали! Вести себя надо соответственно!-  Павел Матвеевич перевел дух. Резкая, самообличительная речь ему понравилась. Душа негодовала, требовала кары. Даже крови. Коньяк ударил в голову. Он  вошел в раж.  Захотелось продолжить в лицах, меняя голос, интонацию.
 -Кадровая служба, в связи с вышеизложенным, какое вынесем наказание?
 -Так как  наш сотрудник на хорошем счету и впервые  обсуждается в таком кругу, предлагается ограничиться предупреждением.
 -Да вы смеетесь, что ли!? От его фокусов все давно устали! Это издевка – предупреждение! Профсоюз, я так понимаю, согласен?  Ладно. А что скажет  э-э-э… управление труда?
  -Выговор и лишение премии.
  - Лишение премии – это чувствительно, это правильно,- Павел Матвеевич достал из кармана  халата пачку купюр и сунул ее обратно меж книг.  – А выговор… Их у него, как говорил классик, словно блох у хорошего кобеля. Не поможет!   Судья, ваше высокое мнение?
  -Размахивание стулом классифицируется  как мелкое хулиганство с административным наказанием. Он ведь никого не ударил, имущество не испортил. Так, напугал… В состоянии аффекта. Штраф.
  -Пожалели, значит… Прокурор, тебе слово.
  -Выгнать его к чертовой матери от греха подальше! Сумасброд! Псих! Он не контролирует свои действия! Выгнать, а то хлебнем мы с ним горя!
  -Но если его выгнать – фирма прекратит свое существование. Быть может, прислушаемся к голосу общественности, его несчастных родных, – захныкал Павел Матвеевич. – Он встал на путь исправления. Давайте выговор с последним   предупреждением?  Все согласны? Так и запишем. А я сам себя возьму на поруки.
     Пришедшая вечером жена нашла мужа спящим. На столе лежала записка: «У меня сегодня свадьба. Разбуди. Твой Пашутка».


Рецензии
Рассказ понравился. Очень жизненный персонаж. Не хватило "творческих находок" в его творческой профессии ТАМАДЫ. Если строить рассказ на его находках можно их использовать забавно: тост тамады -и короткая история, связанная с этим. И эту благодатная тему -ТАМАДА! можно расширить.

Эмма Гусева   13.02.2019 21:09     Заявить о нарушении
Спасибо. Была задача --написать кратко. По=газетному, не растекаясь мыслью...

Алекс Шампа   15.02.2019 20:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.