Главы из повести Парусник Маака. Жемчуг и жень-шен

ЖЕМЧУГ И ЖЕНЬ-ШЕНЬ

— Это моя лаборатория по выращиванию культивированного жемчуга, — с гордостью сказал Маак, когда мы с ним вошли в комнату, заставленную двумя рядами больших стеклянных аквариумов, на дне которых лежали какие-то ракушки размером с ладонь взрослого мужчины.
Как я уже успел заметить, Ричард Карлович, начиная рассказ о каком-то своем исследовании, внешне преображался — это уже был не дряхлый старик с потухшим взором и тихим гласом, а мужчина в расцвете лет со сверкающими глазами и львиным рыком. Он с энтузиазмом продолжал:
— В притоках реки Уссури во множестве водится раковина lanceolaria, этот моллюск замечателен тем, что из него добывается жемчуг. Внутренняя поверхность створок раковины покрыта тончайшим слоем перламутра — твердого вещества белого цвета с переливчатой радужной окраской. Что такое жемчужина? Это сферическое образование из перламутра. Жемчужины попадаются далеко не во всех особях lanceolaria. Почему так? Тело моллюска очень нежное, и если внутрь раковины попадает инородное тело, lanceolaria начинает слой за слоем обволакивать его перламутром, пока не образуется жемчужина размером от булавочной головки до перепелиного яйца. Но песчинка или другая твердая частица попадает в раковину крайне редко. Чтобы добыть одну жемчужину, надо достать со дна реки сотню, а то и более, раковин. А крупная жемчужина попадается итого реже — одна на несколько тысяч раковин. Поэтому жемчуг и ценится как драгоценный камень.
В Китае промысел жемчуга для простонародья запрещен под страхом смертной казни. Жемчужины добываются только для императорской семьи. Каждое лето, с мая по сентябрь, на Уссури отправляются артели из солдат солонского происхождения (местная народность). Каждый водолаз за сезон должен добыть две обыкновенные или средние жемчужины (одна самая крупная жемчужина идет за пять обыкновенных, а пять самых мелких жемчужин — за одну обыкновенную). За излишнюю добычу солдатам и их офицеру выплачивается премия, а за невыполнение задания полагается порка плетью. Таким образом, Пекинский двор за год получает около 1000 обыкновенных жемчужин.
Изучив природу образования жемчуга, я пришел к выводу, что искусственным путем можно повысить вероятность проникновения в раковину  lanceolaria инородного тела до 100%.
Надо разомкнуть створки раковины, внести в нее частицу затравки и ждать, когда образуется жемчужина — в зависимости от многих условий, этот срок варьируется от 5 до 8 лет. При этом не потребуется тяжелый труд водолаза — раковины-жемчужницы будут помещены в корзину, поднимаемую из воды посредством веревки. 
— Просто, как и все гениальное! — не удержался я от комплимента.
— Не все так просто. При насильственном размыкании створок жемчужницы повреждается ее замыкательный мускул. По моим наблюдениям, более половины моллюсков  после этой операции гибнет. Сейчас я провожу опыты по кратковременному воздействию на мускул жемчужницы электрическим током от гальванического элемента и получаю очень обнадеживающие результаты — выживает 8-9 особей из десяти.
— Мне можно написать об этом вашем изобретении? — попросил я дозволения.
— Пишите, почему нет, — разрешил Ричард Карлович.
— Так ведь сопрут идею! — выразил я опасение.
— Об этом я уже подумал, — с грустью в голосе сказал Маак. — Согласно действующего "Положения о привилегиях на изобретения и открытия", выдача охранительного свидетельства возложена на соответствующего министра по принадлежности.
Представьте, батенька, в нашем правительстве не нашлось департамента, ведающего добычей речного жемчуга! Благодаря нашим чиновникам-бюрократам, я лишен возможности зарегистрировать свое первенство в изобретении метода искусственного внедрения в раковину моллюска затравки для образования жемчужины.
Так что, молодой человек, я даже заинтересован в скорейшем обнародовании моего новшества посредством публикации этого интервью.
Да и, откровенно говоря, было бы просто невозможно контролировать применение моего изобретения даже в пределах Российской империи, не говоря уже о территориях других государств. А для китайцев наличие у меня патента на выращивание искусственного жемчуга и вовсе не будет каким-то препятствием.
Мировая история изобретений полна примерами громких краж. Начало в этом неблагородном деле положили сами же цивилизованные европейские народы. Производства чая, шелка и фарфора были изобретены китайцами,  и долгое время держались втайне от внешнего мира. И что же мы видим. Англичане украли у китайцев чай, французы — шелк, а германцы — фарфор. Но час расплаты, кажется, уже пробил.
С этими словами Ричард Карлович вынул из жилетного кармашка источник приятного уху перезвона — серебряные часы на цепочке, и откинул их крышку.
— Погрешность — всего 5 секунд в сутки, — похвастал он.
— Умеют в Женеве хорошие хронометры делать, — поддакнул я.
— Изготовлено в Шанхае, — пояснил Маак. — Разобрали до последнего колесика, подсмотрели устройство и клепают на коленке точь-в-точь такие. Правда, без гарантии, зато в пять раз дешевле.  И попомните мои слова — в будущем не останется ни одного пользующегося спросом европейского товара, который предприимчивые китайцы не воспроизведут у себя для продажи самим же европейцам.
Мы снова перешли в кабинет, и Ричард Карлович продолжил свой занимательный рассказ о животном и растительном мире Уссурийского края.
— В бассейне реки Уссури произрастает много реликтовых растений, и одно из них — многолетняя трава семейства Аraliaceae, корень которой по виду удивительно похож на фигурку человека и может достигать веса ; фунта (1 фунт — 453,6 г). За это внешнее сходство китайцы и назвали ее словом из двух иероглифов: «жень» — человек и «шень» — корень. Стебель, листья, соцветие и плоды этого растения никакой ценности не представляют, а настоящий клад его зарыт в земле. Корень женьшеня — самое ценное лекарственное сырье в Поднебесной. Сыны Неба, принимая экстракт этого корня, омолаживаются и продлевают свое долголетие, их способность каждую ночь удовлетворять в постели по нескольку жен и наложниц — также благотворный результат от приема сего чудесного снадобья. Простого смертного, уличенного в заготовке корня женьшеня, еще недавно лишали за это головы, а сейчас бьют бамбуковой палкой и заковывают в колодку. Цинское государство держит монополию на сбор, скупку и переработку корня Panax ginseng. Правда, для народа сделано послабление — лучшие экземпляры корня, отобранные дворцовыми лекарями, закупаются для императорской семьи, а мелкие и поломанные поступают в общую продажу.
— А сколько стоит корень женьшеня? — поинтересовался я.
— Корни, предназначенные для богдыхана, идут на вес золота. А выставляемые на продажу, в зависимости от разряда, стоят от 400 до 100 лянов серебра за один лян корня (1 лян — 31,25 г).
Маак взял с полки шкафа маленький пузырек темного коричневого стекла и подал мне.
— Возьмите на память о нашей совместной работе. Употребляя это снадобье, вы, мой юный друг, уподобитесь в мужской силе китайскому богдыхану, — сказал он и добавил, мило улыбнувшись: — Про омоложение в вашем возрасте заботиться еще рано.
Этот неожиданный поворот темы в нашем разговоре меня сильно заинтересовал. Полезное новшество, коим, бесспорно, является публичный дом, наконец-то дошло и до нашей дальней окраины. Раз в месяц, надев рыжий парик и синие очки и сгорая от стыда быть узнанным кем-то из соседей или сослуживцев, я мужественно посещал сие заведение и снимал там нумер на час. И всякий раз мне было жаль переплаченных денег. Самая первая моя атака в амурной баталии завершилась, так и не начавшись, салютом, а все последующие хоть и оканчивались взятием ложементов, но были слишком скоротечными. Подняться в атаку во второй, тем паче, в третий раз у меня уже не было сил. 
— Принимать до или после еды? — уточнил я.
— Перед вошествием в альков! — рассмеялся Маак. — Но, заклинаю вас, не пейте женьшеневой настойки более пяти капель в день, дабы не причинить ущерба своему здоровью. Рarvis doses – medicamentum, et magnam – veneno (Малые дозы — лекарство, а большие — яд). — Мой бывший хозяин, пароходчик Сомов, большой любитель женского полу, так он хлещет это зелье водочными рюмками, — вспомнил я.
— Это потому, что похотливец употребляет экстракт из корня сеяного женьшеня, а то бы давно уж преставился от апоплексического удара, не успев причаститься, — ответил мой собеседник. — Только вряд ли эликсир такого скверного качества поможет вашему Казанове.
— Он говорит, что содержанки от него в восторге, Сомову все благовещенские купцы завидуют.
— Так и вы, батенька, говорите — язык-то без костей, — отмахнулся Маак и продолжил свою лекцию: — Билеты на копание корня женьшеня выдаются императорской дворцовой канцелярией в ограниченном количестве, дабы не истощить его природный запас. Из-за тяжелых лишений и многих опасностей при его добыче — копщик может заблудиться в сопках и помереть с голоду или сам угодить на обед к тигру — у некоторых сборщиков возникает искушение рассевать женьшень в легкодоступных местах. Чтобы заготовители так не поступали, в Китае издан закон о строгом запрете сеяния женьшеня. Опасаюсь, что в Российской Империи, к которой теперь отошло правобережье Уссури, такого закона не будет принято, и китайцы, да и русские, начнут культивировать корень женьшеня, как простую морковку или редиску.
— И что же в этом плохого? — спросил я, уже успев живо вообразить, как по возвращению в Благовещенск устрою на своем огороде женьшеневую плантацию, которая станет приносить нашей семье изрядный и стабильный доход от продажи чудо-корешков местным китайцам. —  Человек-корень сам выбирает в лесу место, где ему произрастать. Минеральный состав почвы, соседствующие деревья и травы — все это влияет на его качество. В природе одна особь Panax ginseng не растет вблизи другой. Женьшень, выращенный на огородной грядке, не будет иметь и сотой доли тех полезных свойств, за которые его так ценят в китайской медицине, — разрушил мои планы легкого и скорого обогащения Маак.
«Ну вот, и помечтать не дал!» — с огорчением подумал я, не теряя при этом восторга от общения со знаменитым на всю Европу натуралистом.


Рецензии