Нежно-розовые петунии на ярком солнце

Какая долгая московская зима! Кажется, она никогда не кончится. Терпеливо ждешь тепла, а его все нет. За окном февраль все кружит и кружит свои бесконечные метели. И охватывает тоска. Будто  вместе с Москвой весь мир погружен в  снег, сырость и темноту. Но вот,   что-то медленно неуловимо меняется. В воздухе появляется запах талого снега, за окном  начинает громко капать и тебя охватывают приступы бесконечного счастья. Душа поет, и в голове  почему-то всплывают сумасбродные мысли. И снова веришь, что жизнь прекрасна. Несмотря ни на что. И будет еще прекраснее. Именно так! Потому что иначе просто не может быть!
Из года в год с приходом весны переживаешь  это сказочное чувство. И с возрастом оно не проходит. Скорее наоборот, становится еще более пронзительным. До слез. Наше маленькое северное весеннее счастье!

Именно в такой день я ехала в офис на встречу с одной солидной дамой. Разговор, как я предчувствовала, тоже обещал быть солидным. Я хорошо оделась, привела себя в порядок и  поехала в центр. Встреча была назначена  в офисе одного из стеклянных небоскребов, выстроенных на Лесной улице. Пунктуальность - вежливость королей. Опаздывать нельзя и я выехала заранее.  На выходе из  метро мне пришло сообщение, что моя  собеседница задерживается, как минимум, на час. «Хорошо, я подожду» - ответила я. Такие дамы редко используют в разговоре слово «опаздываю». Это не их лексикон. Опаздывают рядовые сотрудники, подчиненные. Дамы более высокого  ранга, как правило, «задерживаются».   Я была к этому готова и не сильно расстроилась.

Передо мной простиралась небольшая площадь, выложенная серым гранитом у подножия небоскребов из бетона и стекла. Теплый солнечный денек привлек сюда много людей. В основном, молодежь. Возможно, работающая в этих стеклянных офисах и вышедшая  на улицу посидеть на солнышке в многочисленных кафе, разбросанных тут и там.
Слева  толстой струей  бил в небо  большой фонтан, одетый в круглый мраморный парапет. Какие-то девушки и дети прыгали вокруг и брызгались теплой водой. Напротив, недалеко от метро,  на невысоком   помосте  расположилось  небольшое кафе под открытым небом. Это была широкая терраса, окруженная по периметру кадками с  зелеными туями и между ними, в белых  длинных ящичках, тихо шелестели на солнце нежно-розовые петунии.   Я любила петунии. Они заполняли клумбы и газоны в начале лета и украшали этот большой шумный город вплоть до сентябрьских дождей.

До встречи у меня оставалось больше часа времени, погода была прекрасная - так  почему бы  не выпить кофе? Мягкие кресла, небрежно наброшенные на плетеные спинки пледы - все приглашало к приятному времяпровождению. Я заглянула в бумажник – там шуршали несколько небольших купюрок – ну что ж, на пару чашек кофе и на кейк мне хватит. Я поднялась по ступенькам на террасу и села в мягкое кресло. Ко мне плавно подлетел  молодой официант  и подал меню. На груди у него красовался бэджик  - молодого человека звали Никита. Я попросила  крепкий кофе и чизкейк. Никита исчез, а я, откинувшись на спинку кресла, подставила лицо мягкому весеннему солнцу. Справа от столика в белых контейнерах нежно кивали в  такт легкому ветерку розовые петунии.

Народу в кафе было немного. Напротив,  сидели двое мужчин и две очень красивые девушки. Мужчины были иностранцы, они разговаривали со своими спутницами по-английски.  Чуть дальше – недалеко от меня, пили кофе две женщины лет сорока. Одна вполголоса что-то эмоционально рассказывала своей подруге, а та кивала ей в ответ.
Никита появился также быстро,  как и исчез – он ловко поставил на столик  чашку кофе, чизкейк,  столовый прибор и пожелал мне приятного аппетита.
Я глотнула кофе – он был в меру горячий и крепкий. Аккуратно, ножом и вилкой, я разрезала чизкейк – от него шел легкий запах ванили. Наверное, это и есть счастье. Вот так, не думая ни о чем,  радоваться солнцу,  пить хороший кофе и любоваться на петунии.

Я разрезала чизкейк, подняла глаза и вздрогнула. Из-за веток туи на меня смотрела  чернявая  девочка лет  семи. Ее лицо было некрасиво и платье запачкано. Она жадно смотрела  то на пирожное, то на меня. Я не выдержала ее взгляд, достала кошелек и дала ей небольшую купюру. Маленькая грязная ручка мгновенно схватила деньги и исчезла. Мне стало не по себе. Я продолжала пить кофе, но радость бытия куда-то исчезла. Я не стала пересаживаться. Я медленно допивала кофе и думала о происшедшем.

Как зыбко счастье! Вот так, среди ничегонеделанья и яркого солнца мелькнуло чье-то неблагополучие и невежество - и волшебство мгновенно исчезло. Так что  же такое счастье? Почему оно так хрупко и неуловимо? Почему оно не может быть везде и всегда? Даже, казалось бы,  в такой  прекрасный весенний день? И даже если навсегда сбежать  в его  блаженный  мир, где светит ослепительное  солнце и шепчутся нежные петунии, отгородиться от всего удручающего - все-равно, там, на другом конце мироздания,  обязательно появятся  обездоленные люди, вынужденные бороться с нищетой и обстоятельствами. И ты не сможешь существовать отдельно от них – как ни старайся. Белое не может существовать без черного. Это закон человеческого бытия.  Я закрыла глаза, и  яркий солнечный свет на мгновенье померк.
Через пару минут девочка появилась снова. Она смотрела на меня исподлобья черными глазками, и я опять дала ей купюру. Я допивала кофе. Ребенок подходил ко мне еще раз и не дать ей денег я не могла. Я оставила себе  минимум, чтобы расплатиться  за кофе. Я не была разочарована своим отдыхом, просто стало немного грустно.

Я попросила пролетающего мимо с подносом Никиту  принести счет. Через полминуты он лежал у меня на столе. Я стала отсчитывать деньги и, к своему ужасу, поняла, что у меня не хватало пятидесяти рублей. Видимо, я не рассчитала, когда давала деньги нищей девочке. Какой позор! Этого еще не хватало. Это меня сильно расстроило. Я неуверенно отсчитывала купюры, когда рядом со столиком появился Никита. Я замешкалась, не решаясь рассказать ему о своей проблеме. Меня могли принять за попрошайку или аферистку. Не зная, как себя вести, я попыталась взять официанта  за руку, чтобы, глядя ему в глаза,  деликатно объяснить  свою ситуацию. Но молодой человек резко  отдернул руку и посмотрел на меня с вызовом. Кажется, я, вдобавок ко всему,  еще  и нарушила  этикет. Мне захотелось с треском провалиться сквозь помост террасы. Я собралась с духом и четким голосом описала официанту свою ситуацию. «Извините» -  холодно ответил он - «эти вопросы решает менеджер» - и он удалился в сторону кафе. Через пару минут из стеклянных дверей вышла молодая, очень  ухоженная женщина  с безупречно доброжелательной улыбкой. Все еще чувствуя себя не в своей тарелке, я снова объяснила ей ситуацию. «Ничего страшного» - дружески улыбнулась она в ответ. «Мы рады, что вы пришли в наше кафе. Вам понравился кофе? Пусть эти пятьдесят рублей будут вам бонусом за то, что вы к нам пришли. Приходите еще. Мы будем ждать» - и она снова  улыбнулась мне  ослепительной улыбкой.

Я медленно спускалась с террасы кафе. Ну вот, я осталась должна  пятьдесят рублей. Мелочь, конечно, но досадно. Я не любила долгов и точно знала, что постараюсь вернуть эти деньги при ближайшей возможности.
Так и получилось. Через несколько дней мне снова пришлось быть на Лесной. Но это был совершенно иной день. Погода испортилась. Было холодно.  Шел дождь и по небу метались свинцовые тучи. Ледяной  ветер нещадно полоскал  палатки торговцев, срывал головные уборы с пешеходов и безжалостно трепал сжавшиеся от холода петунии.

Терраса кафе была пустая и мокрая. Я вошла через стеклянные двери внутрь. Народу было много. В центре зала  у столика с посетителями  я увидела Никиту. Мне не хотелось к нему подходить. Я уверенно направилась к стойке с пирожными, за которой стоял высокий официант. Вкратце рассказав ему  о своем    долге,  я положила на стойку пятьдесят рублей. Парень криво усмехнулся и многозначительно  посмотрел  в зал, где стоял Никита. Я поняла, что Никита  успел поделиться с коллегами историей о полоумной даме, схватившей его за руку и не заплатившей пятьдесят рублей за кофе.
«Ну вот, дорогая, кажется, ты успела стать местной знаменитостью!» - весело сказала я себе.  Меня это не расстроило. Я вернула долг и остальное меня не интересовало. У стеклянных дверей я достала зонтик. На улице хлестал ливень, но мне было все равно. Я знала, что пройдет несколько дней и тучи рассеются. Выглянет яркое солнце  и в его ослепительных лучах  снова будут  беззаботно шептаться нежно - розовые петунии.


Рецензии
Кто как расценивает Ваш поступок, читая рецензии, но главное, каждый поступает по указаниям своего внутреннего мира и чем сложнее и благороднее этот внутренний мир тем труднее жить в современном обществе.

Владимир Просвиркин   31.03.2019 10:26     Заявить о нарушении
Нерадостные перспективы:))

Вера Красавина   31.03.2019 18:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.