39. Апология 2

            Из сборника "от синуса до минуса"

Гнев, о, богиня, покрой же Виктора Степанова сына,
Вровень с богами дернувшего стать на Олимпе отныне,
Зевса подвинув и ставший творцом как Пракситель.
Пламя творенья впустивший в простую обитель,
Некогда праздной души. Теперь же душой окрыленной
Он обречен навсегда отойти от покоя:
Дикую глыбу словес - что доселе теснились гурьбою -
Ныне, исполненный грёз, он легко из небес извлекает,
Так же  легко отсекая  излишнее нечто проворно,
Что предъявляется взорам виденье чудес рукотворных.

О дивный дар, так легко обращаемый в пользу
кою от всякого жаждет сообщество граждан,
изнемогая от скверны, легко пожирающей будни!-
Где же блуждает сейчас твоё светлое око,
что занимает тебя среди череды наших буден?
Светлый и мудрый душой - почто пребываешь в молчаньи?
Тотчас ответь, оборви ожидание наших предчувствий.

Что – вопрошаете вы? Ну, так слушать извольте!

Ласточка к сирым домам возвращается в лето
Прежде не знавшая, что обрелось запустенье
Некогда щедрых усадеб хозяев беспечных,
Живших доселе в трудах на стезе благотворной.
Как и она, добывая прокорм малым детям.
Минуло всё. Заросло серой пылью подворье.
Стих детский смех и мычанье скотов крутобоких.
Так и гнездо, от печали иссохнув, упало,
В пышную пыль и на фрагменты разбилось,
(Так рассыпается шрифт уже набранной книги,
Разом единым прощаясь с щедротами смысла.)
Кончено всё. Но осталась лишь малость -
Самая жизнь, заставляя нас снова и снова,
К тяжким трудам обратяся, начать всё сначала.
Клювом своим уже тащит комок красной глины
Ласточка в избранный угол пустого сарая,
Щедро слюною своей лепит один ко другому,
Сызнова строя гнездо (так поэт сочиняет поэму).
Так и она, презирая стенанья, проворно
Дело своё совершает покорно велению рока
Смотришь - и голос птенцов раздался недалёко
Новых, не знающих бед, что промчались над нами.
Где-то остались они, словно, как и ни бывало.

(Так растворяется  тяжкая ночь в заре освежающе алой.)

День да грядёт нам сейчас и счастливый, и звонкий,
Снова неся собой благо, как новую песню,
Новым вином наполняя сосуд, прежде скорбный,
Чтобы, окончив труды, мы могли обратиться,
К кубку и песне своей, своё начиная застолье
В круге друзей  уж готовых легко согласиться
С тем,  то что радость - сейчас, то что было - прошло,
То, что будет  - пока только мнится!

И это всё называешь ты плодом радений поэта?!
Выдумку зряшную нам выставляя за правду
Жизни,  которой отнюдь нет ни капли.
Где ты узрел своих птиц, егда автомобилей
Больше теперь, чем мошки перед бурей?
В дикость зовёшь нас своим испражнением дури –
Сам же, порою, укромный фаянс обнимаешь
Тучным от пищи седлом – антиподом главы хитроумной,
Вместо того – как пристало – на диком просторе
Быстро от скверн разрешиться – но способом древних обычий.
Нет же. Живёшь, припеваючи в чувственной неге,
Сам же блуждая бог весть где,
Но только не в круге забот актуальных.
Баста. Не будем читать это всё и отыдем печально
От самозваных затей, оказавшихся тенью порока.
9:14   19.05.06


Рецензии