Серафим, Ефим

В молитве я попросил Серафима Саровского помощи в продвижении очереди на получение квартиры, так как проживал в общежитии. Случайно назвал его не Серафимом, а Ефимом. Он сильно обиделся, с искажённым от гнева лицом неистово ругался, яростно тряс кулаками. Я воспринимал это с удивлением, без боязни, зная, что  нахожусь в материальном мире, а он нет.

    Через день – второй я почувствовал, что теряю энергию. Ложусь спать усталый, назавтра просыпаюсь с ещё большей усталостью. После нескольких таких дней стало понятно, что Серафим забирает у меня энергию, чтобы я очутился перед ним в духовном мире для получения наказания. В духовной литературе это называется колдовством на смерть. Люди его не выдерживают более месяца. Тут я слегка испугался, но в моей практике был случай, когда я снимал колдовство. Оно слетало с меня как белое покрывало. Проведя руками над головой и по сторонам, убедившись, что всё чисто, страх стал больше. При повторном обследовании над чакрой сахасрара что-то обнаружилось. Двумя руками  начал подтягивать и передо мной появилось лицо с большими круглыми выпученными глазами, раздутыми щёками и бородой, за которую я и тянул. Здесь у меня уже появилась смелость. Держа одной рукой чудище за бороду, другой рукой, вытянув из ножен огненный меч, который у меня всегда висел на боку, я замахнулся, чтобы секануть между глаз, да призадумался. На ум пришло воспоминание подобного из Пушкина. То было поздним вечером. Решил подождать до утра. Я знаю, где злоумышленника искать, а рубанув, могу что-нибудь себе повредить.
   
    Утром проснулся бодренький, свеженький, как огурчик, никакой усталости. И меч не понадобился. Счастливо отделался. Но это было только начало. Последовало длинное продолжение.Через месяц, а может и больше Серафим подключился ко мне. Извиняющимся тоном начал просить разрешения воплотиться (родиться) моим сыном. Я, чувствуя себя обиженным, ему отказал и обратился к Высшим Силам сообщить, что будет, если я соглашусь. Мне рассказали, что после родов жена попадёт в психиатрическую больницу, я с ней разойдусь, ребёнка отдадут в приют,где он должен пройти суровое воспитание с многочисленными наказаниями.  Все знакомые и незнакомые будут показывать на нас пальцами и перешёптываться, какие плохие мы родители. Не хочу этого, утвердился я, и во всех дальнейших попытках уговорить меня, длившихся около двух лет, я стоял на своём. В последней из попыток Серафим недовольно высказал, что всё равно воплотится у моего племянника. Я не мог предположить у которого из племянников, ведь у меня их  десять.
    
    Через несколько лет жена Сергея родила мальчика и с послеродовым психозом попала в больницу и приказала вызвать меня к себе в Минск. Это он, догадался я. Вскоре Сергей сильно запил, поругался с тёщей, ушёл из дома и больше не возвращался. Бабушка Дениса, так назвали новорождённого, летом на даче упала с дерева и сильно травмировалась, едва не погибла. Всё обошлось более благополучно, чем предсказывали Высшие Силы. Мальчика в приют не забрали. Я иногда его посещал, так как прихожусь ему двоюродным дедом и часть его воспитания должна лежать на мне. Скоро Денис станет совершеннолетним, приходит пора посвятить его в тайну рождения, чтобы он не искал виновных, а занимался самовоспитанием и готовился к выполнению своего долга.
        Помни! Тебя послали на «повышение квалификации». Живи. Подчиняйся материальным законам. С любовью общайся с миром видимым и не видимым. Не рвись «Туда». Придёт время, тебя заберут, займёшь своё достойное место.
                ОЙ.  19.01.17.


Рецензии