Мой мир. часть 1

Сильвия сидела за письменным столом, напряженно вглядываясь в экран монитора. Перед ней лежал блокнот и ручка. Несмотря на технический прогресс, она все же любила именно записывать перевод. Сам процесс написания букв успокаивал ее, позволял лучше сосредоточиться. А в компьютер она вносила уже готовый результат. Такая практика давала хороший результат – Сильвия Максвелл считала одним из лучших переводчиков. Но сейчас работа давалась ей тяжело – это первый текст, за который она взялась после гибели матери. С момента аварии прошло чуть больше полугода, это время превратилось для женщины в сплошной кошмар. Сильвия сильно похудела, редко выходила из дома. Жених Майкл навещал ее каждый день, если бы не его визиты, Сильвия бы не смогла пережить это время.
От размышления ее отвлек стук в дверь. Женщина встала и пошла открывать. Посмотрев в глазок, она не сразу поверила увиденному. На пороге стоял молодой человек лет двадцати пяти, одетый в темно-синие джинсы и кожаную куртку. Коротко подстриженные вьющиеся темные волосы, пронзительные зеленые глаза, правильные черты лица выдавали в нем фамильное сходство.
– Ты откроешь, сестричка? – Не выдержав, спросил мужчина.
Сильвия открыла дверь, но не спешила впускать брата.
– Что тебе нужно? – Немного враждебно спросила она.
– Лучше поговорим внутри, – бесцеремонно произнес он и, практически оттолкнув Сильвию, вошел в дом.
– Карл, мне казалось, мы все сказали друг другу, – выпалила женщина.
– Ты о том, что не позвала меня на похороны нашей матери? – С напускной холодностью спросил Карл.
– Ты же знаешь, я не смогла с тобой связаться.
– А как же мысленный сигнал? Ах да, забыл, ты так ненавидела нашего отца, что не хотела ничему у него учиться.
– А ты бросил мать, как только тебе исполнилось восемнадцать.
– Конечно, она же обманом выиграла слушанье об опеке. Но я пришел поговорить не об этом. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной, иначе мы можем потерять и отца.
– Что? – Растерянно спросила Сильвия.
– Тебе приходило извещение, что его считают мертвым, поиски уже прекращены. Он ушел в горы и не вернулся. Отец нарочно сделал свое перемещение публичным, чтобы оборвать связи.
– Брось, он вернется через месяц.
Карл мерил шагами комнату, касаясь мебели кончиками пальцев. Внезапно его взгляд упал на изящную статуэтку балерины.
– Помнишь, как мастер специально изготовил ее для тебя? Неужели ты не любила наши приключения? – Вдруг спросил он.
– Игра и жизнь – разные вещи, – резко ответила она. – Родители расстались из-за того, что папа не мог отказать от своего «дара». Как можно жить с человеком, который сегодня рядом, а завтра в другом измерении.
– Но он старался, даже завязал лет на десять, когда ты родилась. Он всегда любил тебя больше, не смотря ни на что, – тихо, словно самому себе сказал Карл.
– Зачем ты на самом деле пришел? – Уже спокойно спросила сестра.
– Я знаю, ты считала дни. У нас осталась всего неделя, и мы потеряем его. Отец не вернется, он решил остаться в том мире, в идеальном средневековье. Поэтому мне нужна ты, чтобы уговорить его, а если не получится, то попрощаться.
– А это не уловка? Может, это хитрый план, чтобы я присоединилась к бесстрашным путешественникам между мирами? Если ты не заметил, у меня есть настоящая жизнь.
– Настоящая? – С вызовом спросил Карл.
Брат приблизился к ней и посмотрел на нее с вызовом.
– Что здесь настоящее? Эти стены всего лишь коробка, в которой ты прячешься от внешнего мира. Заботливый Майкл надежный и скучный. Его ты жалеешь, но не любишь, хотя знаешь, что на жалости не построить семьи. А о работе переводчика я вообще молчу.
– Как ты смеешь! – Сорвалась Сильвия и дала брату пощечину.
Мужчина машинально потер щеку и улыбнулся в ответ. Он достал из внутреннего кармана визитку и положил ее на столик.
– У тебя никого не осталось кроме меня и отца. Позвони мне до заката, если решишься. Я буду ждать тебя в кафе «у озера», что брать в дорогу ты знаешь, – спокойно произнес гость.
Не дожидаясь ответа, он вышел и хлопнул дверью. Сильвия вздрогнула от резкого звука, опустилась в кресло, закрыла лицо руками и заплакала. Ее словно охватило какое-то странное оцепенение, но постепенно осознание действительности начало возвращаться к ней. Если все было так, как описал Карл, то она была обязана пойти с ним. Дело в том, что если путешественник проведет в чужом мире больше месяца, он полностью ассимилируется и при этом забудет, кем он был. То есть через неделю ее отец забудет ее и будет помнить только легенду, роль, которую он придумал себе в ином мире. Карл прав – это равносильно смерти, такое не должно произойти.
Сильвия поднялась и вытерла слезы. Она пошла наверх и стала собирать сумку. Прежде всего, она сложила всевозможные лекарства. В свое время женщина прошла курсы медсестер и могла почти профессионально оказать первую помощь. С одеждой было сложнее, у нее в гардеробе оказалось всего одно простое длинное платье и то скорее подходило для светского вечера. Пришлось заехать в магазин и арендовать на неделю подходящую одежду. На работу она позвонила, сказавшись больной, и предупредила, что ей понадобится больше времени для перевода. Брату Сильвия послала сообщение, что придет. Осталось самое сложное – что-то сказать Майклу. По телефону ей врать не хотелось, она считала это бесчестным, поэтому женщина попросила жениха встретиться с ней в кафе во время обеденного перерыва. Он сразу уловил в ее голосе недобрые нотки. Как только он вошел в кафе, она увидела, что он встревожен. Майкл подошел к ней, быстро поцеловал в щеку и сел напротив. Он был милым, заботливым, даже симпатичным. Круглое лицо, пухлые губы, прямой нос, серо-голубые глаза, классическая стрижка, слегка склонен к полноте, всегда носил классический костюм, даже вне работы. Он был для Сильвии олицетворением всего, что она мечтала обрести в жизни: стабильности, семьи, простого счастья. Но  иногда то, о чем мы мечтаем и то, что нам по-настоящему нужно – это разные вещи. Сильвия никогда бы не призналась в этом, но она ничего особого не чувствовала, когда Майкл целовал ее или касался руки. Но женщина полагала, что доверия и уважения достаточно для хорошего союза, а его люблю хватить для двоих, как часто повторял Майкл. Да, он знал о ее чувствах, но верил, что нужно лишь немного времени и любовь придет.
– Что случилось, дорогая? – С нотками беспокойства в голосе спросил он.
– Ко мне сегодня приходил брат.
– Карл? Я думал вы в ссоре. Чего он хотел?
Сильвия опустила глаза, ей было тяжело врать жениху.
– Мой отец пропал в горах, пошла уже третья неделя. Его перестали искать. Но Карл думает, что вдвоем мы справимся. Я уезжаю с ним, сегодня же.
– Что? Это безумие! Где вы будете искать? Вы сами пропадете!
– Не удерживай меня, мне нужно попытаться. Помимо всего прочего, это мой шанс достучаться до брата, – она встретилась взглядом с Майклом и заплакала. – Прости, что все так внезапно.
Он хотел обнять  ее, но боялся показать свои чувства на людях. Вместо этого он взял любимую за руку.
– Не извиняйся, все хорошо, я понимаю. Только не пропадай, ладно? Звони мне почаще.
– Там не будет связи, я позвоню, когда вернусь. Думаю, меня не будет пару недель.
Повисло тяжелое молчание, Майкл все не выпускал ее руки. Сильвия перевел взгляд на часы, которые висели на стене.
– Перерыв закончился, тебе пора, – произнесла она.
– Да, конечно, – произнес он немного смущенно.
Поднявшись, он добавил с наигранной легкостью:
– Хорошо тебе съездить. Люблю тебя.
– Спасибо за понимание, Майкл, – ответила она.
Он улыбнулся ей, но затем тень беспокойства легла на его лицо.
– Если хочешь, я все брошу и поеду с тобой, – решительно произнес он.
– Нет, мне нужно разобраться в отношениях с братом. В твоем присутствии это будет почти невозможно.
– Я понимаю, – с нотками грусти отозвался Майкл. – Ты…
– Да?
– Нет, ничего… удачи тебе, – поспешно добавил Майкл, поднялся, быстро поцеловал ее и вышел.
Эта странная поспешность была связана с тем, что он боялся наговорить лишнего. Червь сомнения всегда глодал его. Даже сейчас, где-то глубоко внутри, он боялся, что истинная причина ее отъезда в том, что она хочет бросить его.
Сильвия немного помедлила, а затем тоже покинула кафе. Ей нужно было спешить. Женщина вернулась домой, взяла сумку, отключила электричество и закрыла дом. До кафе «у озера» она добралась минут за десять. Войдя, Сильвия сразу заметила брата у стойки и подсела к нему.
– Я готова, можем идти, – произнесла она вместо приветствия.
– Хорошо, моя машина припаркована у входа, – сказал он и направился к выходу.
Она последовал за ним. Карл сел в черный внедорожник. Сильвии хотелось спросить, откуда у него деньги на такую машину, но потом подумала, что такой вопрос может вызвать только очередную ссору. До места они доехали в молчании. Карл выбрал для перемещения ближайший заповедник. Внедорожник они бросили на тропе в лесу. Карл кому-то позвонил и попросил забрать машину. Они же пошли глубже в чащу.
– Подожди, я хотела тебе сказать что-то важное, – окликнула брата Сильвия.
– И что же это? – С плохо скрываемым раздражением спросил он.
– Мама простила тебя. Она  не винила тебя ни в чем. И только надеялась, что ты найдешь свой собственный путь.
Карл застыл, молча глядя на сестру, в его глазах заблестели слезы.
– Спасибо и спасибо, что согласилась пойти со мной. Я знаю, тебе было нелегко решиться, –произнес он после продолжительного молчания.
– Ты не оставил мне выбора, – улыбнувшись, ответила сестра.
Карл приблизился и обнял ее. В это мгновения Сильвия почувствовала радость и в то же время грусть. Между ними уже не было той духовной близости, что раньше, но Карл все же оставался ее братом.
– У меня есть кое-что для тебя, – произнесла она, отстранившись.
– И что это?
Женщина достала из кармана серебряную цепочку, на которой висел кулон. В центре украшения находился прозрачный темно-зеленый камень, обрамленный причудливым узором серебряных нитей, который складывался в подобие слов.
– Я нашла это в вещах дедушки – кулон путешественника между мирами. Отец всегда считал его простой побрякушкой, но так или иначе – это фамильная ценность и она должна быть у истинного путешественника.
– Ты уверена?
– Как ни в чем другом.
– Спасибо, - произнес карл и надел амулет на шею. – Пойдем, уже недалеко.
Когда они поднялись на вершину холма, брат остановился.
– Это идеальное место для перемещения, – заключил он. – Осталось переодеться и можно отправляться в путь.
– А как ты узнал, что он именно в том мире?
– Он прислал мне мысленное послание через энергетический импульс. Такие заряды оставляют заметный след в пространстве, он и привел меня к нему. Проще сказать, я почувствовал, где он.
– Что было в послании?
Карл на секунду опустил глаза, словно оценивая, какую правду ей сказать, или просто вспоминая.
– Он прощался и хотел, чтобы я передал тебе его слова, но это не важно. Он сможет сказать тебе все лично, – твердо произнес Карл.
Сильвия хотела расспросить его подробнее, но, встретившись с ним взглядом, поняла, что это ни к чему не приведет.
– Хорошо, ты прав, – согласилась она и начала доставать свой костюм.
Сильвия зашла за куст, чтобы переодеться. Ей повезло, что это было не настоящая средневековая одежда, иначе ее было бы не так легко надеть. Платье было из простой ткани, но зато хорошо сидело по фигуре. А темно-зеленый цвет материи подчеркивал красоту глаз Сильвии. Вырез платья и рукава были отделаны изящной вышивкой, выполненной желтой атласной нитью, а плетеный кожаный пояс хорошо дополнял образ. В качестве обуви женщина выбрала простые тряпичные туфли на низком каблуке в цвет платью. Волосы Сильвия завязала в пучок. В таком образе она вполне могла сойти за зажиточную горожанку.
Карл же выбрал не такой скромный костюм. На нем были узкие брюки, заправленные в сапоги с высокими голенищами, черный камзол с искусной серебряной вышивкой и короткий черный плащ с серебряным подбоем, заколотый на одно плечо. На боку у него висел изогнутый меч, эфес которого украшал причудливый орнамент. В таком костюме он был похож на знатного дворянина, не хватало только коня.
– Ты прекрасно выглядишь, сестренка, – с улыбкой произнес он.
– Но ты лучше, настоящий принц.
– Скорее самозванец. Ты готова к телепортации?
– Да, – твердо произнесла она, пытаясь скрыть волнение.
– Возьми меня за руку, я буду тебя направлять.
Она надела походную сумку и подошла к брату. Стоило их рукам соприкоснуться, как она почувствовала поток теплой энергии. Ее охватил восторг и радость, а затем Сильвия ощутила толчок. Все вокруг заполнил лучистый золотой свет. В этом свете можно было различить белые сгустки, подобные облакам. В каждом из этих энергетических узлов находилась дверь в новый мир. Обернувшись, она заметила, что они оставляют отчетливый след, который ведет в их родной мир. Этот след испаряется со временем, если он исчезнет до того, как путешественник вернется, откуда пришел, связь с родным миром будет утрачена, а все воспоминания из прошлого потеряны. Сильвия, как не старалась, не могла отличить один мир от другого, но Карл с легкостью ориентировался в пространстве и вел ее вперед. Наконец, он остановился, протянул руку и коснулся облака. От его касания оно трансформировалось в подобие открытой двери. Мужчина смело шагнул в проем, увлекая за собой сестру.
Они оказались на залитой солнцем поляне. По небу бежали редкие облака какого-то нереального золотистого цвета. Трава под ногами казалась изумрудным ковром. В первую секунду у Сильвии даже перехватило дыхание. Она никогда бы не призналась в этом даже самой себе, но в глубине души ей очень не хватало таких путешествий.
– Где мы? – Спросила она.
– В получасе ходьбы от города Синфин, где посилился наш отец, – ответил Карл, указывая направление.
Женщина любовалась открывающимися пейзажами. Постепенно она начала ощущать, что магия возвращается к ней.
Почему так происходило, никто точно понять не мог, но, приходя в другой мир, путешественник получал какую-нибудь сверхспособность. Их дедушка полагал, что в междумирье они заряжаются особой энергией, которая позволяет им возвращаться, она же будит скрытые способности. Но увлекаться этой игрой опасно. Если путешественник истратит слишком много сил, он не сможет вернуться домой.
– Я чувствую, как ко мне возвращается способность управлять животными. Я ощущаю их присутствие и словно перенимаю их взгляд на мир, – вслух произнесла она.
– Не увлекайся, сестренка. Ты знаешь цену, – предостерег Карл.
– Кстати, ты никогда не говорил, каким талантом обладаешь ты.
–- Это не важно. Я все равно не собираюсь им пользоваться.
– Что случилось с нами? Раньше у нас не было друг от друга секретов, – с грустью проговорила Сильвия.
– Мы выросли. Ты осталась с матерью, а я ушел на поиски других миров. Мы изменились, – с нотками грусти ответил он.
Внезапно лес отступил и перед ними открылся вид на город. К нему вела широкая дорога из желто-бордового кирпича. Из этого же материала были сложены защитные стены. Вокруг города был выкопан ров, правда, он давно потерял свою оборонительную функцию, а подъемный мост буквально врос в землю. Ворота никто не охранял. Дело в том, что город Синфин находился в самом сердце процветающего княжества Торн. За пределами оборонительных стен уже успели вырасти маленькие приземистые домишки. Неподалеку хлопотали рабочие, они начали возводить новую стену, чтобы оградить и эти новые строения. Это было странно, возможно, этот край стал менее мирным, чем его помнил Карл.
Рядом с подъемным мостом располагался дом конюха. Незамысловатая вывеска и знак подковы давали понять всем окружающим, какой именно мастер здесь живет. Рядом с домиком располагался просторный загон для лошадей. Именно туда направился Карл с сестрой. Внутри они увидели высокого мужчину в белой рубашке с подвернутыми рукавами, поверх была надета простая коричневая жилетка, образ завершали потертые брюки. Он расчесывал гриву лошади и что-то тихо напевал себе под нос. Сильвия сразу узнала его.
– Папа, – робко позвала она.
Конюх обернулся и замер. Целый спектр эмоций отразился на его лице: удивление, радость и печаль.
– Здравствуйте, мастер Питер Максвелл. Не ожидали нас увидеть? – Холодно спросил Карл.
– Как? Как вы нашли меня?
– Пусть этот вопрос сейчас тебя не тревожит. Важно другое. Ради чего ты решил бросить меня? Ради жизни в глуши? Лошадей? Пасторальных пейзажей? – Зло отчеканил Карл.
– Сынок, ты не так все понял.
– Да, ты прав, я не понимаю тебя, – с этими словами Карл резко развернулся на каблуках и вышел.
Сильвия не ожидала такого поворота событий, она попыталась догнать брата, но он словно растворился в воздухе. Ей не оставалось ничего другого, как вернуться на конюшню.
– Он так похож на меня в молодости, даже слишком. Ведь он специально ушел, чтобы оставить нас наедине. Хотя, его ярость, к сожалению, не была притворной, – грустно произнес Питер, заводя коня в загон.
– Я рада возможности поговорить с тобой начистоту. Тебя никогда не было рядом… и этот уход в горы. Как ты мог сделать такое и не попрощаться? – При этих словах на ее глазах заблестели слезы.
– Я хотел, но у меня не хватило духа, – признался отец. – Поэтому я попросил Карла передать тебе послание от меня. Я ожидал, что он-то должен понять, почему я это сделал.
– Я тоже не понимаю, расскажи мне, почему ты бросаешь нас, отрекаешься от родного мира и хочешь все забыть! – Надрывно произнесла Сильвия.
Вдруг, позади послышались торопливые шаги, и в амбар вбежала девочка лет пяти.
– Папа, мама зовет тебя домой, – проговорила малютка.
– Мила, передай маме, что я сейчас приду.
– Хорошо, – произнесла девочка и убежала.
– Здесь у меня снова появилась семья, – после минутного молчания произнес он. – Я не хочу повторять своих ошибок. Я и раньше пытался отказаться от своего дара, но здесь это будет сделать проще. Достаточно забыть и искушения больше не будет.
Это открытие поразило Сильвию до глубины души. Разумом она понимала, что отец, возможно, прав, но все внутри нее клокотало. Она чувствовала, что он предал ее… опять.
– Не мне тебя судить, – машинально произнесла она и направилась к выходу.
– Не уходи, пожалуйста! Я не хочу, чтобы мы расстались так, – крикнул Питер ей вслед, но Сильвия не обернулась.
Она бежала, не разбирая дороги, слезы душили ее. Вдруг, нога зацепилась за корягу, и женщина упала на колени. От боли и переполнявших ее чувств, она горько заплакала. Вдруг она почувствовала, что кто-то наклонился к ней и протянул руки, чтобы помочь подняться. Это был Карл. Он помог ей встать и крепко обнял. В его объятьях Сильвия быстро успокоилась.
– Прости, что не рассказал всего. Я надеялся, что твое появление заставит его передумать, – виновато проговорил он.
– Вернее, ты надеялся, что мои слезы заставят его передумать, – тихо произнесла она.
– Не совсем, но теперь ты знаешь, что другого выхода нет. Нужно увести его отсюда.
– Что? – В замешательстве спросила она.
– Пойми, сестренка, я мог бы забрать с собой обитателя этого мира, но наш отец не простой человек. Он будет сопротивляться и, чтобы подавить силу сопротивления, нужны как минимум два путешественника.
Сильвия высвободилась из его объятий и отстранилась.
– Так вот зачем я тебе понадобилась! Ты с самого начала хотел меня использовать! – Гневно произнесла она.
– Использовать? Я был уверен, что с радостью поможешь мне, – парировал Карл.
– С чего ты взял, что он мне нужен в нашем мире после всего, что я сейчас узнала?
– Потому что он наш отец!
– Я не буду тебе помогать, – твердо заявила она. – Признайся хотя бы самому себе, зачем все это? Ты просто боишься остаться один в своих путешествиях. Вечный скиталец, одинокий и нелюбимый.
Эти слова прозвучали для Карла как пощечина. Сильвия сразу пожалела, что сказала такое, но ничего исправить уже было нельзя.
– Прости, я не это хотела сказать, – поспешно произнесла она.
– Прощай, Сильвия. Я больше тебя не побеспокою. Надеюсь, ты без труда сможешь найти дорогу в свой мир. Желаю удачной совместной жизни с Майклом, – холодно произнес он, развернулся и зашагал прочь.
– Карл, подожди! – Крикнула Сильвия.
Она попыталась пойти за ним, но неожиданно наткнулась на невидимый барьер.
– Карл, не уходи! Сними чары! Прости меня! – Из последних си закричала она.
Женщина со всей силы ударила ладонью по невидимой преграде, но не в ее власти было ее разрушить. Только когда Карл исчез из вида, барьер исчез.
Внезапно Сильвии стало страшно. Она совершенно забыла, как путешествовать между мирами, к тому же, она никогда не делала этого в одиночку. Выход был только один – попросить помощи у Питера. Ей не хотелось возвращаться к отцу, но и застрять в этом мире навек не входило в ее планы.


Рецензии