О пьянстве с точки зрения языкознания

Словарь Вильяма Шекспира, по подсчету исследователей, составляет 12000 слов. Словарь негра из людоедского племени "Мумбо-Юмбо" - 300. Одна из героинь романа «Двенадцать стульев»     Эллочка Щукина легко и свободно обходилась тридцатью.     Однако трех десятков слов, фраз и междометий, придирчиво выбранных ею из всего великого, многословного и могучего русского языка, будет мало для того, чтобы передать разнообразные состояния человека, например, состояние опьянения.
Итак, как  могут упиться, насуслиться или  настаканиться    наши сограждане?..
Дворник – до синих веников.
Портной – в лоскуты.
Сапожник – в стельку.
Стекольщик – вдрызг.
Столяр – в доску.
Мельник – в муку.
Гробовщик – в гробину или  в усмерть.
Грузчик бывает пьян навынос.
Конюх – в уздечку, потому что пьет, как лошадь.
Мясник – в отруб.
Шофер – в пыль.
Дояр – в сиську.
Шахтер – в штыб.
Лесник – в дубину.
Электрик – в отключку.
Скотник – до свинства.
Официант может насосаться  в разнос.
Трубочист – в  дымину.
Железнодорожник – в дрезину или в рельсу.
Землемер – в косую сажень.
Маляр – в синьку или  до синевы.
Охотник – в дупель, в дребадан.
Парикмахер – на бровях.
Садовник - как шланг.
Лесоруб - в дрова.
Сварщик - в дугу, а то и в две дуги.
Старьевщик - в хлам.
До потери чего-либо пьют у нас такие товарищи:
• до потери сопротивления - девушки,
• ориентации – трансвеститы,
• бдительности – сторожа,
• человеческого образа – фотографы.
Футболисты - в аут.
Однако крепко   пьют у нас не одни только скотники и сторожа. Любят принять на грудь, остограммиться, снять стресс, закосеть, заложить за воротник и представители вполне интеллигентных профессий. Например, - медики.
Нарколог   налимонивается  до белой горячки.
Терапевт и реаниматолог – до утраты пульса или сознания.
Акушер – до опупения.
Патологоанатом – мертвецки. 
А глубокоуважаемый проктолог может быть пьяным, извините, в задницу.
В свободное от защиты отечества время славное офицерство тоже не прочь заглянуть на дно стакана. Военные, как известно, не пьют вполпитья, а потому могут насмаковаться или нахл*****ся  таким образом:
Танкист – в  клиренс.
Летчик – вдребезги.
Ракетчик - до отделения головной части.
Особо следует отметить работников доблестной милиции.  Некоторые стражи порядка не просто любят вмазать, а  просто-таки нарезаются  до форменного безобразия.
Увы, но без меры квасит-бутыльничает и наша   интеллигенция. Так, если дирижер симфонического оркестра только слегка бывает подшофе, то  музыканты в яме  насандаливаются  в трубу, а то и в дудку. Вокалисты тоже не любят драть горло насухую и потому могут напузыриться и налакаться до икоты.
Что касается нашего брата, то писатели нагружаются до ручки, а журналисты  – до точки.
Ученый  люд наклюкивается в умат, до умопомрачения и   до самозабвения.
Программисты - до зависания.
Химики - до потеpи pеакции или до выпадения в осадок.
Математики надудоливаются в ноль.
До положения риз может, возжаждав,  воскушать, наоловянить глаза, назюзиться и особа духовного звания, экстрасенс - до зелёных  чертиков, а милые дамы, прошу прощения, - до поросячьего визга.


Рецензии
психолог - до паранойи, офтальмолог - до потери зрения, или вполглаза, паталогоанатом - в усмерть, уборщица - вчистую, стекольщик - вдребезги,
гробовщик - до гробовой доски, философ - до потери сознания, поп - до положения риз и т.д. С уважением, С.Ф. Кузьмина.
Спасибо за блестящую филологическую работу!

Светлана Федоровна Кузьмина   21.08.2018 23:44     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.