Полуостров Рыбачий. Часть 2

    Рыбалка и охота в Озерко.

    С полуостровом Рыбачий меня связывала практически большая часть моей жизни. Впервые я попал на Рыбачий в июле 1966 года на пароходе «Илья Репин»,   когда прибыл в Мурманск  курсантом ЛМУ - на годовую практику. Позже я ходил на  полуостров Рыбачий уже в штурманских и капитанских должностях на пассажирских судах ММП: пх «Илья Репин», тх «Петродворец», тх «Акоп Акопян», пх «Вологда», тх «Клавдия Еланская», тх «Канин» и тх «Поларис». Последнее посещение Рыбачьего у меня был на тх «Поларис» летом 2007 года, когда Рыбачий осваивался специалистами Мурманского пароходства, которые искали на полуострове нефть.    

    Полуостров Рыбачий, самая северная часть России, находится на Лапландском берегу Северного Ледовитого океана. Территориально он относится к Мурманской области.
     Не все знают, что Рыбачий на самом деле состоит из двух полуостровов: собственно Рыбачего и Среднего. Они соединены небольшим перешейком длиной около километра. И очень часто, если не требуется специальных уточнений, полуострова называют одним именем - Рыбачий.   Рыбачий, суровый и манящий край…

     От материка полуостров Средний отделяет ещё один перешеек, на континентальной части которого расположился хребет Муста-Тунтури. Средний представляет собой плато, которое круто обрывается в Баренцево море. Оно сложено известняками, песчаниками и глинистыми сланцами. Максимальная высота на полуострове – 334 метра.

     Длина Рыбачего от мыса Немецкого до Городецкого мыса составляет порядка 60 км. Ширина самой большой юго-восточной части полуострова – 25 км. Местные берега сложены из сланцевых черных скал, над которыми во внутренней части Рыбачего располагаются покрытые тундровой растительностью холмы и горы. Самая высокая из них называется Эйна, ее высота – 299 м. Омывающие полуострова воды Баренцева моря благодаря Нордкапскому течению не замерзают круглый год. В прибрежных водах много рыбы: мойвы, трески, сельди.

      Рыбачий и Средний я многократно обошел пешком и на лыжах, проехал на ГТС-ках и военных автомобилях и прополз на животе, можно сказать, вдоль и поперек. Всё-таки побывал я в этих местах не одну сотню раз, если не тысячу - за моё, более чем  40 летнее  пребывание на Севере и в этих  героических местах. Впервые я попал в Озерко летом 1966 года, а последний раз бывал там -  в 2007 году.

      Ходить по тундре одно удовольствие, - всё видно на многие километры вперёд и едва ли не на каждом шагу встречаешь что-нибудь необычное и разное, то экзотического зверя, то неразорвавшуюся мину, пролежавшую с войны. Вот буквально из-под ног выскакивает пёстренькая курочка-куропатка и, старательно притворяясь, что у неё не всё в порядке со здоровьем, начинает уводить тебя от своего выводка. Я, обычно, делая вид, что поверил, иду вслед за ней, держащей дистанцию, не удаляющейся, но и не подпускающей близко. Оборачиваюсь потом и вижу, как она, убедившаяся, что я на безопасном для её семейства расстоянии, громко попискивая, с обеих своих лап торопится назад – к детям.

     Рыба здесь тоже, разумеется, водится, - откуда было бы  взяться тогда названию – Рыбачий полуостров? А рыба эта -  истинно царская: кумжа, форель, голец, деликатесная сёмга.

     На всем Рыбачьем  сотни ручьев, рек и озер с этой прекрасной рыбой. Я постоянно рыбачил на Рыбачем во все времена года и  с большим успехом.

     Я уже много писал про полуостров Рыбачий в своих мемуарах, опубликованных на сайте ПРОЗА.РУ, но сегодня я хотел бы остановиться на особо ярких воспоминаниях, связанных с охотой и рыбалкой в этих прекрасных местах.

     Охотой я занимался ещё в родной Белоруссии, когда там жил и когда приезжал в отпуск из Ленинграда или Мурманска. Но особенно я полюбил охотиться и рыбачить именно в этих местах –  на полуострове Рыбачий и на  всем Кольском полуострове.

     Август 1966 г.  Моя первая вылазка на охоту недалеко от причала портопункта  Озерко, где стоял мой пароход «Илья Репин». Ружьё и патроны мне дал электромеханик Афанасий, или, как его все звали,  – Афоня. Он мне и подсказал, что сейчас много куропаток и  даже зайцев  можно настрелять в кустарниках у ручья, недалеко от водопада, где можно также хорошо половить форель и кумжу – настоящую красную рыбу.

      Взял с собой кое-какую еду для перекуса, а у причала, где были сараи – накопал десятка два червей. Можно идти на мою первую охоту и рыбалку.  Идти надо было всего  километра полтора-два. Вперёд!  Только я  перешел дорогу, отойдя  метров 200 в сторону ручья,  как увидел первую куропаточью жировку. Перезарядив ружьё  на дробь «пятерку», я стал осторожно подбираться поближе. Но птица поднялась в воздух  - пусто. А вон и вторая, а за ней вон и третья. Вторая - пусто, подхожу к третьей, и вдруг вижу прямо посреди жировки - распластавшаяся куропаточка! Осторожно поднялся на пригорок - и вот она, картина маслом! В 15 метрах от меня, как на блюдце затаились 10-12 куропаточек. Ну вот - как тут стрелять? Ведь  с одного выстрела можно было всю стаю положить. И не стрелять как-то совестно перед самим собой - на охоте все-таки! Крикнул громко  «БАХ!» -  куропатки вспорхнули, а я как-то неохотно, выпалил один раз сразу из двух стволов дуплетом. И попал. Упало в кустарник четыре куропатки, но нашел только три. Полазив по кустам, нашел и четвертую – раненую.  С чувством исполненного долга пошел дальше. Потом я еще раза три натыкался на стаи, но так и не удалось по ним выстрелить - улетали.  Да и мне дичи хватит для первого раза…

      Иду вдоль ручья к водопаду. Куропатки лежат в рюкзаке, а повариха наша, надеюсь, сумеет их приготовить.

      Достал свой острый охотничий нож, чтобы вырезать более-менее приемлемое удилище. Но это не Белоруссия, где на каждом шагу можно было  срезать длинные и тонкие ореховые удилища. Кое-как нашел кривую суковатую березку длиной метра 3. Срезал, почистил от сучков – вот и удилище есть. Леска, крючки, поплавки и грузила у меня были с собой. Через 10 минут я был готов к первому забросу. Не успел я забросить удочку – и моментальная поклёвка. Я даже опешил от неожиданности…  Эта была моя первая кумжа! Поклевка кумжи была такой непредсказуемой, как и сама эта рыба. А уж вываживание этой рыбы мне было трудно сравнить с какой-то другой рыбкой, которую я ловил раньше.

     За рыбой в 80-е – 90-е годы не нужно было далеко идти. Я ловил ее и в Корабельном ручье, и в Полтыне,и в Выкате, и в Ростое, и в Эйне с их хрустальными и холодными  водами. Рыбу было видно прямо с берега. Если тропические острова называют кокосовым или  бананово-лимонным раем, то Рыбачий - это, несомненно, рай рыбно-морошечно-чернично-грибной. Чтобы набрать грибов на жарёху или ягод на варенье, нам не нужно было  отходить дальше, чем на 200-250 метров от причала, где стояло ошвартованным судно – грибов и ягод было великое множество.  А уж если комбриг Виктор Викторович выделял мне машину, то грибов было столько, что на себе их просто было не унести. На сыроежки обращали внимание только в самом начале грибной поры, пока не пошли  подберёзовики, но и они тоже перестали интересовать, когда на свет божий выползли и сразу в таком количестве, что «хоть косой их коси», крепкие красноголовики-подосиновики.

     Я знал  места, где в изобилии росли и белые грибы, но, разумеется, я их никому старался не выдавать. А кто знает северный женьшень? По долинам ручьёв, среди камней, иногда прямо на отвесных скалах  и растёт наш северный «женьшень» - радиола розовая, или, по-простому – «золотой корень». С ним мне приходилось встречаться не раз -  до  моих ближайших плантаций  было с четверть часа неторопливого хода от причала. У золотого корня в лечебных целях используют корневища и корни, заготовленные во второй половине июля—первой половине августа только с крупных, имеющих не менее 2 стеблей, экземпляров. Корневища и корни растения содержат тирозол, гликозид радиолозид, эфирные масла, дубильные вещества, антрагликозиды, яблочную, галловую, лимонную, янтарную, щавелевую кислоты, лактоны, стерины, флавонолы (гиперазид, кверцетин, изокверцетин, кемпферол), сахара (в основном глюкозу и сахарозу), липиды. Сушеный "золотлй корень" у меня есть и сейчас в большом запасе.

    Фармакологические исследования установили, что экстракт из корневищ на 40 % спирте обладает не только стимулирующим и адаптогенным действием, аналогичным препаратам женьшеня и элеутерококка, но и повышает артериальное давление.

     Лес на Рыбачьем и Среднем - ольха и берёза - растёт только по долинам ручьёв, где ветры не так сильны, но и тут они заставляют деревья причудливо изгибаться. В августе склоны покрываются лилово-пурпурным иван-чаем. Осень начинается в сентябре, тундра становится бардово-красной, поспевает брусника, приходящая на смену чернике и голубике, морошка отходит ещё раньше, в середине августа. В октябре брусника уйдёт под снег, дабы куропаткам было чем поживиться весной, - у всемогущей Природы на этот счёт всё продумано.
   
    За десятки лет хождения на рыбалку, я хорошо  изучил повадки таких хищных рыб, как форель, кумжа, голец, сёмга, хариус и др.

      Кумжа населяет практически все озера, реки и ручьи полуострова Рыбачий. Внешний вид и размеры рыб, обитающих в разных водоемах, очень сильно различаются. Это зависит от площади, глубины водоема, от кормовой базы и состояния грунта на дне. Кумжа — хищная рыба, и рацион ее питания очень разнообразный. Излюбленным объектом ее питания являются насекомые в различных стадиях их развития. Именно поэтому для нахлыстовика она представляет наибольший интерес. Но кроме того она может поедать улиток, живущих на подводных камнях, гольянов, молодь налима, сига, хариуса, гольца, своих мальков. Нередко объектом ее питания может быть молодь семги. Сама же кумжа чаще всего становится добычей крупной щуки, а также крупных особей своего же вида, которые, достигая определенных размеров, становятся меньше «мухоедами» и больше «рыбоедами». По виду, цвету, размерам и упитанности рыбы можно судить о водоеме и его кормовой базе. Наблюдая все это разнообразие, невольно начинаешь думать, что это совершенно разные виды рыб. В больших озерах кумжа часто имеет серебристый цвет и очень похожа на морскую. В реках цвет пойманных рыб очень различается. Это может быть коричневый, желтый, пурпурный, желто-зеленый и другие цвета. В ручьях, соединенных с болотами или вытекающих из них, нередко можно поймать кумжу почти черного цвета. Растет кумжа в холодных водах Мурманской области очень медленно. Самую большую кумжу я поймал на спиннинг  в 1972 году в  Дроздовке на реке Варзино. Её вес был более 7 килограмм. Это была морская кумжа.

     Поклевки кумжи такие же непредсказуемые, как и сама эта рыба.  Вываживание кумжи трудно сравнить с другой рыбой.

      Много раз мне приходилось ловить и царь-рыбу – сёмгу. Приведу вот такой случай, который произошел в 1974 году и когда я чуть не погиб.

    Ниже водопада в скале находился огромный колодец – отстойник семги, где рыба отдыхала и набиралась сил, перед тем, как начнет преодолевать сам водопад. Иногда в этом колодце собиралось до нескольких десятков семжин, в том числе и огромных – до 15-20 килограммов весом. Брать ее можно было голыми руками, так как рыбе некуда было деваться. Я как-то чуть не утонул в этом колодце в 1972 году. Повел меня за семгой диспетчер Усов. Он хромой, а я молодой был. Он меня и послал в колодец за семгой. Поймал и вытащил я кое-как две семги, предварительно оглушив их деревянной колотушкой. Умаялся я так, что сил нет. Сидим с Виктором Усовым на обрыве у колодца, курим, отдыхаем.  Семгу рядом с собой положили. А каждая кило по двадцать будет. Думаем, как нам эту рыбу дотащить до судна, чтобы еще и  на рыбинспекторов не нарваться. Да и идти далековато, а у Виктора еще и нога одна короче другой, хотя мужик он жилистый был.  Решили рыбу выпотрошить и начинать двигаться. Только Виктор взялся за нож, а семга  встрепенулась, да как даст мне хвостом по ногам, что я с высоты метра три полетел ласточкой в этот каменный  колодец, наполненный живым серебром рыбы. Что тут-то началось - не передать. Видимо семга от испуга приняла меня за нерпу, своего главного врага, то ли еще что-то в ее голове произошло, но все стадо рыбы просто обезумело и начало так метаться по колодцу, что я не успевал подняться на ноги, как меня рыба сбивала снова и снова в воду.  А Виктора наверху смех одолевает, наблюдая за моим барахтаньем среди семги. Еще и шутки отпускает в мою сторону. Тут мне уже не до шуток стало. Кричу Виктору снизу:  «Помоги! Веревку брось!».  Тут и он понял, что мне долго не протянуть среди взбесившейся рыбы. Быстро бросил он мне конец веревки, и я кое-как  выбрался из колодца. Вот такой он водопад. Говорили люди, что в этом колодце несколько человек утонуло. Ну, а мне, слава Богу, повезло. Больше я туда не ходил. А моя семга потянула на 18 кило. Нормальная рыбка была, а не искусственная – норвежская…

       Больше всего я любил ловить ручьевую форель и кумжу. Форель и кумжа - однозначно лучшие рыбы для ловли поплавочной удочкой. Ловил эту небольшую рыбку (от 100 до  200-250 гр.) постоянно в многочисленных ручьях, речках и озёрах. Наиболее многочисленна на Кольском полуострове, особенно в районах Рыбачего, прилегающих к побережью Баренцева моря, - черная форель (или озерная кумжа). В озерах, соединяемых ручьями и речками с морем, попадалось много морской форели (или морской кумжи), входящей в пресную воду и отличающейся серебристым цветом и большей массой. Реже встречается форель-пеструшка, обитающая в небольших речках и ручьях. Она меньше размером, имеет более развитые плавники, прогонистое туловище и чрезвычайно пестро окрашена.

     Часто, в летнее время, я ходил на ближайший от причала  ручей Полтын и шел по ручью от самого устья до озера Паккас, где  ловил уже не пеструшку, а преимущественно озерную форель. Все виды форели обитают в водоемах с богатой кислородом прохладной водой. Форель постоянно держится в понравившихся ей местах водоема, но при неблагоприятных условиях их покидает. В частности, когда в теплые безветренные дни вода в небольших озерах прогревается, форель перемещается в более глубокие места или по ручьям переходит в озера с более холодной водой. Способностям крупной форели передвигаться по еле заметному, журчащему среди камней, часто закрытому мхом ручейку можно удивляться. Услышав шаги, она прячется среди камней, и ее выдает только колеблющийся на течении хвостовой плавник.

     Места постоянного обитания форель покидает и во время нереста в осенние месяцы. Нерестится она на каменистых перекатах с не особенно сильным течением.
Форель кормится круглый год. Основной пищей являются мелкие ракообразные, насекомые и их личинки, черви, икра рыб. Крупные форели поедают в основном мелкую рыбешку. Голодная форель разыскивает пищу весьма активно. Замаскировавшийся рыболов может видеть, как она живо перемещается у поверхности около находящихся в воде камней и растительности. В полярный день воздушные насекомые - самая лакомая пища форели. Когда хотят убедиться, что в водоеме обитает форель, бросают на поверхность воды кусочки листьев или травы, и рыба сразу же обнаруживает себя. Особенно активно форель питается после схода льда, примерно в конце мая, в период массового вылета насекомых и перед нерестом.

      Условия обитания форели на полуострове Рыбачий очень разнообразны. Это и речки и мелководные ручьи с перекатами и водопадами. Это озера, соединяющие русла рек, непроточные или изолированные озера. В разных озёрах обычно и разная температура воды и насыщенность ее кислородом. В иных местах отсутствует древесная  растительность на берегах или наличие ее у самой воды, везде разная кормовая база и др.  Однако могу охарактеризовать поведение форели в определенных районах с примерно одинаковыми условиями и описать приемы ее ловли, выработанные моей  практикой.

     Форель осторожна и пуглива, но, вероятно, это приходит к ней с опытом. Выходя на дальние озера соединенные между собой речкой Скорбеевкой, можно видеть спокойно плавающую форель, которая как бы разглядывает тебя. Но стоит ей познакомиться с удочкой и сопутствующими рыбалке шумами, как она начинает вести себя по-другому, ни в чем не уступая своим уже напуганным, сородичам. Форель пугают сотрясение почвы от шагов рыболова, тени от него,  размахивание удилищем, шумное вываживание пойманной рыбы. Озерная форель менее пуглива, чем речная, особенно  во время  активного поиска пищи. В сумерках на вечерней заре она довольно близко подходит к берегам и к впадающим в озера ручьям. Речная форель на порожистых участках и вблизи водопадов шума не боится, так как к нему привыкает. Напуганная чем-то, форель покидает место своей стоянки и укрывается неподалеку.

      Для ловли форели поплавочной удочкой  необходимо длинное и легкое удилище, оснащенное пропускными кольцами и легкой катушкой с леской диаметром 0,15-0,2 мм, окрашенной в светло-голубые тона. Когда ожидаются поклевки   крупной рыбы, то леску надо брать толще. Замечено, что увеличение диаметра лески на 0,1 мм заметного влияния на клев форели не оказывает. Крючок обычно один, среднего размера на длинном поводке. Оснащение удочки двумя крючками, располагаемыми на расстоянии 20 см друг от друга, целесообразно при ловле на озерах с илистым или заросшим травой дном, когда насадка может погрузиться в ил или затеряться среди растительности. Поплавок самый маленький, светло-серой окраски, устойчивый на волне. Грузило - небольшая дробинка. В тихую погоду и при отсутствии течения на озерах можно ловить и без грузила, используя привлекающее свойство медленно погружающейся насадки. Форель ловят одной удочкой, что позволяет свободно перемещаться в поисках рыбы и сосредоточить внимание на одной снасти.

      Когда моему сыну Игорю стало  лет  десять,   я  уже брал его с собой на судне в рейсы на Рыбачий  – надо было приучать его к рыбалке, сбору грибов и ягод. 

     Помню, как летом 1984 года, я взял его  с собой в рейс на Озерко.  Чтобы Игорю было веселее в рейсе,  я взял с собой и его друга - Диму Лебедева. Из Озерко нас отвезли на реку Эйну на военной машине и пообещали забрать обратно часов через шесть. Тогда впервые Дима  и Игорь почувствовали на себе, что такое настоящая рыбалка.

     Я в этом речке и  в озере, куда Малая Эйна впадала, часто рыбачил с боцманом Юрой Троховым. Идешь обычно вдоль небольшого ручья  и каждую минуту вытаскиваешь очередную форель или кумжу. В этот раз я застрял  с ловом форели и кумжи на одном месте, отойдя всего метров сто от озера, где до этого никогда даже не останавливался, проходя мимо.  Игоря с Димой я послал идти ловить рыбу вверх по течению. Дело в том, что именно  недалеко от озера, я нашёл это место в узком, но очень глубоком ручье (до 2-3 метров), где на расстоянии всего лишь с десяток метров, я вытащил одну за другой, более 30 форелей и кумж, которые собрались здесь на отстой на глубине с прохладной водой. Вообще, вверх по течению,  глубина ручья не превышала и одного метра, а здесь была как бы настоящая форелевая яма, где рыба отдыхала. Место было узкое – всего лишь около двух метров шириной. Удочка моя была длиной около 4 метров, поэтому  ловить и вытаскивать рыбу с этой узости,  было очень неудобно. Пришлось использовать лишь часть удочки, благо она была раздвижная…

     Пока я таскал одну за другой довольно крупную форель и кумжу (до 300-350 гр.)  Игорь с Димой ушли далеко и скоро скрылись за изгибом ручья.А я всё таскал и таскал рыбку за рыбкой.  Наконец-то, я вытащил последнюю рыбу…  Клёв прекратился.  С собой я всегда на рыбалку брал купленную в Ленинграде рулетку-безмен -  решил взвесить и посчитать свой улов. Оказалось, что  32 форели и кумжи потянули на 8,5 килограмма – полное 12 литровое ведро!  Такого удачного улова на одном месте у меня больше никогда не было… Это было какое-то чудо.

     Таскать с собой такую тяжелую поклажу я уже больше не хотел, поэтому остался у ручья – благо рядом было большое морошковое болото. Ведро из пластика под рыбу я брал с собой всегда, на случай сбора ягод или грибов. Недалеко от ручья я нашел крапиву. Переложил рыбу в рюкзаке крапивой, взял ведро и пошел на болото за морошкой.

     Через  полтора часа  я увидел,   что в мою сторону  двигаются мои рыбачки – Игорь и Дима, которые еле переставляли ноги. Их рюкзачки были полными рыбой – форелью-пеструшкой и небольшой кумжей. Глаза светились радостью, а чувства их переполняли с избытком. Игорь поймал 113 рыб, а Дима -  90. Это был их первый большой улов. Как они восторгались, рассказывая мне все подробности, чуть ли не каждой подсечки и вытаскивания рыб, - просто не передать. Вот он настоящий рыбацкий задор!  Позже я Игоря приучил ловить кумжу и гольцов на подледный лов. Были случаи, когда он и меня даже облавливал… Это уже была его рыбацкая удача!

     Лучшей приманкой на ручьях Рыбачего признаются навозные черви, и чем они краснее, тем лучше. Но заготовка червей сопряжена с большими трудностями. Земляные и навозные черви водятся не везде. Это я всегда учитывал и копал червей заранее в совхозе Полярный, где работала жена Толи – Тамара Абгарян. Червей надо было обязательно  брать с собой. Сохранял червей я обычно в холодильнике на судне на нижней полке в большой банке с землей и навозом, подкармливая их кашей и чаем.

     Мелкая и средняя форель не особенно разборчива в качестве червей, и ее я ловил обычно на полчервя или на  часть червяка. Для крупной форели нужен обычно только целый и подвижный червяк. Червяка на крючок насаживают любым способом, но так, чтобы жало было спрятано. В качестве насадки можно применять даже небольшие кусочки мяса и рыбы, или похожие на червяков куски рыбьих кишок, личинки насекомых, но клев на червяка все же самый лучший. Однажды, когда у меня кончились черви, я насадил кусочек сала. И что вы думаете? Сразу же поймал горбушу килограмма на два.

      Поплавочной удочкой форель лучше всего ловится, когда нет летающих насекомых. Это бывает сразу после освобождения водоемов ото льда и в осеннюю прохладную погоду. Лучшее время ловли - утренние и вечерние часы полярного дня. На зорях клев усиливается с наступлением темного времени. В пасмурную со слабым ветром погоду клев в течение дня более равномерен. В туманные прохладные осенние зори клев на червяка бывает особенно активным.

     Клев форели активизируется и при слабом ветерке, когда появляется рябь, возможно, потому, что улучшаются условия маскировки рыболова. Усиливается клев и при южных ветрах, особенно если небо закрыто облаками и изредка выпадает мелкий дождик. Во время сильных северных и северо-восточных ветров клев бывает слабый, а если ветры наносят тучи с дождем и со снегом, что бывает часто, то прекращается совсем. Характерно, что на озерах, даже близко расположенных друг от друга, активный клев форели по времени не совпадает.

     Один раз, накануне первых заморозков, мы решили с подшкиперов Сергеем, между делом поставить на озере Подкова  пару сеток с ячеёй на 36. Поставили сети вдоль берега в месте впадения ручья в озеро,  решив их проверить через два дня – к следующему заходу судна в Озерко. Когда мы пришли снова в Озерко и пришли к озеру,  то еще на подходе к сетям увидели, что сети плотно забиты рыбой – это была кумжа весом  до килограмма. Рыбы было столько, что мы её выбирали из сетей больше двух часов.  Кумжа была, как говорят, одна к одной. А всего рыбы было больше 60 кило.  А нам до судна  идти надо было больше 10 километров, да ещё и нести пойманную рыбу. Решили всю рыбу выпотрошить, головы и хвосты отрезать и засолить в ведрах, оставив их в камнях до лучших времен. Сети снова поставили на прежнем месте. Но, наш следующий приход  в Озерко был только через три дня. Но,  уже на второй день в тундре  ударил мороз до минус 15-20 градусов… И наши сети все вмёрзли в лёд, который стал толщиной до 2-3 сантиметров.  Часа три мы с Сергеем разбивали лёд и вытаскивали сети. Но в сетях не было ни одной рыбы…  Вот такие были у нас рыбалки. То густо – то пусто!

     При ловле форели поплавочной удочкой решающее значение имеет правильный выбор места. Осторожная форель на озерах постоянно держится вблизи укрытий и лишь в поисках пи¬щи поднимается с глубины на открытую воду. Вблизи таких мест и следует забрасывать удочку. Это каменистое дно с ямами, россыпи подводных камней, под¬мытая волнами кромка торфянистого берега с нависшими над водой ветками кустарников и деревьев, подводная растительность и т. п. На речке хорошие места находятся сразу же после порожистых участков и небольших водопадов на тихих плесах. Бывает, что и в глубоких ямах на довольно быстром течении стоит крупная форель. Вообще же, на горных речках ловить форель поплавочной удочкой трудно, и большее удовольствие доставляет ужение ее в местах впадения речек и ручьев в озера. Там можно разнообразить способы ловли, используя затихающие течения и спокойные участки воды на границе быстрых потоков.

     Когда клев слабый, насадку следует опускать до дна. Хорошо, когда легкий ветерок сносит поплавок вместе с насадкой в сторону. Полезно и самим рыболовам периодически менять положение насадки, не перебрасывая удочки. Движущуюся насадку форель быстрее замечает.

     В разных местах и ловить надо по-разному. Я обычно иду по ручьям, редко где забрасывая наживку несколько раз – максимум 2-3 раза. Забрасываю второй раз,  и если нет поклёвки – иду дальше.  Обычно форель хватает наживку моментально. Если еще пару раз забросил в этом месте, а форель не взяла – значит,   больше никого нет. Перебрасывать удочку надо как можно реже. Делать это  надо бесшумно, быстро и не вставая на другое место. Опускать конец удилища в воду тоже нельзя. После заброса оно должно оставаться неподвижным, для чего следует иметь подпорку для руки, производящей подсечку.  Клёв у форели довольно уверенный. Поплавок несколько раз подпрыгивает и затем уходит в глубину. Подсекать надо с началом погружения поплавка не особенно сильно, но резко и обязательно быстро. Почувствовав неладное, форель немедленно выбрасывает насадку. При правильной подсечке она редко сходит с крючка, сопротивляется довольно упорно, и в это время леску ослаблять нельзя. Вытаскивать из воды форель надо быстро и решительно, перебрасывая ее через препятствия в виде камней и травы. С крупной форелью иногда приходится по¬возиться, пока она не утомится. После этого лучше сразу переменить место. Испуганная форель долго не будет клевать.

      Крупная и средняя форель при хорошем клеве отличается настойчивостью. Если она не подсеклась и не напугалась, то попытается завладеть червяком со второго, а то и с третьего захода, что наблюдалось у меня не раз.

     У зашедших с моря в реки морских форелей постепенно идет смена серебристой окраски на темную, у самцов на нижней челюсти перед нерестом появляется клык. В это время отличить внешне морскую форель от ее пресноводных форм почти невозможно. После нереста морская форель может снова уйти в море, а может на всю жизнь остаться в реке или озере и приобрести окраску озерных форелей.

     Молодь форели – пестрянки, может окатываться не только в море, но и в большие озера, достаточно богатые пищей и, подобно морю, являющиеся прекрасными местами для откорма рыб. У нас к таким озерам можно отнести озера прилегающие к губе Зубовка, Скорбеевка, Малая Волоковая, реки Цып-Наволок и ряд других. В озерах, как и в море, форель быстро растет, приобретает серебристую окраску, а став половозрелой, идет на нерест в реки и ручьи. Только в отдельных исключительных случаях форель нерестует в озере. Эту форму кумжи принято называть озерной форелью. Размер и вес ее находятся в прямой зависимости от состава и количества потребляемой пищи, величины водоема с его сложившимися физико-химическими, гидрологическими и другими факторами. В наших озерах форель достигает веса 5 кг и более. Кстати, в Онежском озере вес ее доходит до 8 кг, в озерах Европы - до 10-15 кг, иногда до 25 кг и больше. Живет форель до 20 лет.

     Молодь форели по тем или иным причинам может на всю жизнь оставаться в реках и ручьях. В этом случае растут пестрянки довольно медленно, так как пищи в реках и ручьях сравнительно мало. Приспособившуюся к таким условиям среды пресноводную форму кумжи называют ручьевой форелью. Размер ее не превышает 47 см и вес - 1,185 кг при возрасте 17 лет. Есть данным Берга, в Германии форели могут достигать веса 12 кг. Но молодь ручьевой форели, скатившись в озеро, может остаться жить здесь и превратиться в озерную форель. Скатившись в море, ручьевая форель может превратиться в морскую проходную форель - морскую кумжу.

      Хочу остановиться  ещё на одном виде рыб полуострова Рыбачий – гольцах. В моих  уловах преобладали небольшие гольцы весом от 300 граммов до килограмма, но встречаются и значительно крупнее.

    В тех же водоемах, куда заходит проходной голец, обитает и его озерная форма - палия. Она крупнее своего сородича - достигает порой 9-10 килограммов. Палия попадается изредка при ловле гольца. В некоторых озерах обе рыбы внешне очень схожи, даже опытные рыболовы не всегда могут их различить. Я ловил палию не более 3 кг, но это было не на  Рыбачем,  а в районе Дроздовки, куда мы регулярно заходили на пассажирских судах  ММП. Это, пожалуй,  самая красивая рыба из семейства гольцов, которых я видел в жизни. Красота палий неописуема. На палию хочется не смотреть, а созерцать её. Когда я впервые поймал ярко-алую палию, я её вообще не хотел выпускать из рук. Красавица неимоверная!

     Во многих Кольских водоемах встречается кумжа. Мне не доводилось ловить речную кумжу крупнее четырех килограммов, хотя известно, что в больших озерах и водохранилищах она достигает и 12 килограммов.
 
     Крупная кумжа похожа на семгу, но имеет темную окраску: темно-коричневая спинка, светло-бронзовые бока, светлое брюшко, плавники темные, хвостовой плавник с прямым обрубом. По телу разбросаны темные круглые пятнышки. В некоторых озерах окраска кумжи почти черная, в других - светлая, как у семги.

     Кумжа питается молодью других рыб, рачками, личинками. Однажды в желудке крупной кумжи, пойманной на живца, я обнаружил большое количество мелкого мотыля.
 
     Как и гольца, кумжу зимой ловят с «подблестком», насаживая на крючок земляного червя.   Уловистыми считаются латунные или бронзовые шестигранные блесны, которые я  делал сам. Но, самые уловистые мои блесны я делал из старинных серебряных ложечек, которые жене достались еще от её бабушки. Ложечки я раскатывал на рельсах под проходящими тепловозами у железнодорожного вокзала Мурманска. Когда жена узнала, что три из шести ложечек я уже раскатал и готовился такое же сотворить с тремя остальными, она меня чуть не убила… Но, об этом  лучше промолчать... Сейчас у нас осталась одна серебряная ложка. Две другие были подарены дочери Оле и сыну Игорю. Кстати, Игорь то и побил все мои рекорды по ловле гольца, вытащив однажды из одной лунки 62 небольших (100-150 гр.)  гольца. Это его рекорд по сей день.

 
     Поклевка у гольца, как и у  кумжи резкая, иногда удочку просто вырывает из рук и утаскивает под лед. В случае если рыба сошла, надо быстро поправить насадку и продолжать ловлю: как правило,  голец и кумжа не уходят со своего места и могут вторично схватить приманку.

     Хорошо берет кумжа на живца, особенно на гольяна. Снасть для такой ловли устроена довольно просто. К основной леске диаметром 0,4 миллиметра привязывают все тот же «подблесток», одновременно выполняющий роль грузила. К его нижнему колечку крепят поводок длиной 15-20 сантиметров с двумя крючками № 6-8: один крючок привязан на конце поводка, второй свободно скользит по леске, продетой сквозь его ушко. В 20-30 сантиметрах выше «подблестка» укрепляют верхний поводок с крючком, на который насаживают червя. Живца цепляют крючком за нижнюю губу, а скользящим - под спинной плавничок.  Рыбка при этом долго остается живой и своим движением шевелит «подблесток», привлекая хищников. На заданной глубине (50-60 сантиметров от дна) оснастка удерживается поплавком, на льду оставляют запас лески около 50 сантиметров.

      Летом я иногда ловил кумжу, форель и гольца спиннингом, редко - водяным змеем, а в основном, конечно, поплавочной удочкой.

      В заключение, хочу сказать, что рыбалка на полуострове  Рыбачий и на Кольском полуострове была частью моей жизни. Воспоминания об этих незабываемых днях, месяцах и годах свежи в моей памяти и по сей день. Сейчас я рыбачу только в Боровичах и окрестностях этого славного старорусского города, где рыбачили такие знаменитости, как Бианки В.В., Шишков В.Я., Засодимский П.В., Некрасов Н.А. и другие.

     Очень долгое время  я работал на линии Мурманск – Озерко на теплоходе «Акоп Акопян». Делали мы  в месяц 8-9 рейсов. Приходили  мы в Озерко в 08 утра и стояли там почти сутки. Времени было для охоты и рыбалки было у меня достаточно много, зайцев и лис было ещё больше. Ловил я зайцев и капканами, и силками с петлями и даже в рыболовецкие сети. Ну, а ружья тогда были почти у всех судовых охотников. Некоторые зарисовки охоты на зайцев я опишу ниже.

     Пошёл я как-то в марте месяце на зайца и лису в сторону полуострова Средний. Шел на лыжах. Погода отличная – минус 5-7 гр. мороза, солнечно. Зайца и лису с сопок видно за полкилометра.  Иду уже час. А зайцев так и нет, грустно как-то. Не за тем я шел. Полез на соседнюю сопку, которая виднелась  невдалеке.  Лезу через заросли березняка и ивняка - там сам черт ногу сломит, все глаза себе выхлещешь... Поднялся на гору, за ней озеро замерзшее видно. По краю отвала все лисами утоптано, пошел по лисьей тропе. И вот оно чудо! Среди лисьих следов каким-то чудом разглядел русачиный след! Пошел по нему, потом второй, потом третий! Стал тропить. По пути разобрался, что это идут два зайца, временами один из них возвращается назад, кормится. Второй идет, вообще не останавливаясь. Вот оба зайца  стали спускаться с сопки, вышли к  озеру, пошли по озеру. Иду дальше, а боковым зрением замечаю на склоне сопки вроде как следы, и вроде бы  как заячьи даже. Решил проверить. Подхожу - вижу жировка! Нутром чую, заставляю себя - поднимись наверх, иди верхом! Но след как магнитом тянет! Прошелся низом, все-таки решил подняться, поднялся - и вот он - гонный след! А за ним – норка.  А из норки,  в 10 метрах от меня, выскочил здоровенный зайчина. Ружьё навскидку - и бах! Почти в упор! Всю шкуру испортил.  Постоял я, поматерил сам себя...  А ведь знал, знал же,  что заяц должен был подняться! Обошел я кругом всё и понял, что заяц здесь, видимо,  трое суток  автономно на пятачке в 30 метров жил после метели, пока я его не выгнал. А вес у зайца оказался четыре кило.

      Прошел озеро и решил повернуть домой – в сторону Озерко.  Иду к дороге - и тут сметка в ближайшие кустики.  Пошел вдоль кустов, и как раз к косому пришел. Заяц вылетел в 10 метрах от меня и понесся кустами. Первым раз смазал, а вторым выстрелом – попал вроде бы, хотя стрелял через куст наугад. Попал или нет - не видно! Быстро перезарядился ружьё, выскакиваю за кусты - и вот он зайчишка, вертится, доходит! Есть! Пока подходил, зайчишка дошел. Небольшой, этого года, но все равно – дома дичь будет!

     Пошел искать следующего зайчишку. Нашел ещё один гонный след. Но в такие дебри ушел, не пролезешь, стал обходить. Один раз крутанул – заяц ушел прямо под носом, второй раз так же! Выжал его я  из кустов и заяц слетел с сопки. Встал я на краю, высматриваю. Ага, вон он несется, вылетел на нижнюю дорогу, ведущую в Озерко, замер, посидел немного, а потом – раз и тааакая сметка! шмыг в заросший овраг и скрылся там. Я пулей вниз, и иду тихонько вдоль оврага, но зайка не дурак,  - меня услышал и удрал своим ходом. Бросил я его, одному не взять, да и за спиной уже два зайца есть – большой  и поменьше. Был бы  я хоть с Толей Абгаряном вдвоем - махом бы крутанули, а одному  крутить тяжко, больше удача, чем искусство.

     Пошел искать других зайцев. Поднялся опять на сопку, смотрю - след. Стал его тропить,  как вдруг поднялась из кустов довольно приличная стайка куропаток, перелетела недалеко. Решил, что все-таки надо хоть одну сегодня я должен взять. Перезарядился патрон  на пятерку, стал скрадывать. Куропачи испытывать не стали судьбу, слиняли метров за 35. Выпалил дуплетом, но ни одна куропатка не упала. Стою, горемычно наблюдаю за полетом стаи... И уже метров где-то через 200 вдруг одна куропатка сворачивается в полете и тряпкой падает в кусты! Бля.... в самых дебрях! Делать нечего, полез искать. Все излазил, все до последнего куста - нету! Около часа лазил - так и не нашел. Пришлось плюнуть и идти дальше.

     Передохнул, пошел дальше. Не прошел и 200 метров, как поднял еще одну стайку куропаток. Стрелять не стал, так как в стволах единица. Куропатки оттянули метров на 200 и упали в кусты. Перезарядился, стал скрадывать. Тут уже подходил очень тихо, высматривал в кустах. И вдруг вижу, как одна, видно самая нетерпеливая куропатка решила удирать бегом через кусты, и ведь несется как ракета, быстрее пули! Я быстренько подстроился, и стал ловить ее между кустов. Как только она выбежала из-за куста, я накрыл ее пятеркой «в бег». Куропатка распласталась на снегу, остальные не вылетели, ждут подъема самого нетерпеливого. У самого нетерпеливого терпение быстро кончилось, и он вылетел из-за куста. Видел его смутно, поэтому стрелял почти наугад через куст. После второго выстрела поднялась остальная стая в полтора десятка голов. Подобрал первую, зашел за куст и довольный увидел здоровенную воронку в снегу от врезавшейся в него сбитой мной куропатки. Приятно! Аккуратно уложил обеих куропаточек в рюкзак, перезарядился, пошел дальше. Солнце уже серьезно стало клониться к закату, но время еще оставалось. Нашел жировку еще двух русаков, но времени распутать их уже не осталось, пришлось бросить. Хватит! Два зайца и две куропатки уже есть. Удачно сходил на охоту.

    Хочу рассказать про  свой новый охотничий опыт. Решил как-то прогуляться по своим угодьям. Октябрь. Тишина, красота, лист желтый, на моём болоте морошки просто джунгли было в августе – набрали тогда  с женой шесть 12-литровых ведер.  Теперь же закат ясный, заморозком веет. Стою, воздухом дышу, тишиной наслаждаюсь. Из птиц только куропатки  вдалеке. На душе светло и радостно - зима скоро, настоящая охота скоро начнется! Прошелся по берегу залива, по самой кромке - весь берег утоптан тропками ног чаек и каких-то уток. Ради спортивного интереса стрельнул по одной - метров с 20: смачный шлепок дроби, и утка легла на бок, а потом кверху пузом - ну вот, один селезень  отмучился. Больше я не стал стрелять…  Волной, вскоре мою  утку прибило к берегу. Оказалось, что это гага. Решил идти обратно на судно, обратной дороги еще 4 км. А дома положу эту гагу в кастрюлю и замариную   в аджике, а потом потущу-ка её с капустой в сухом вине. Уже делал так я  не раз. Очень даже ничего получается. Вот только шкуру с гаги надо снимать вместе с перьями. Если гагу не вымочить и не замариновать, то она сильно рыбой  будет пахнуть. Но это уже, как говорится, на любителя.

     Отошел от залива на сто метров, вышел на дорогу, и что-то взгляд упал на песок, упал и замер - след. Присмотрелся - русачиный, неторопливый такой. А дождик только вчера был, значит, ночной. Окинул взглядом дорогу и встал в удивлении - вся дорога исполосована русачиными маликами! Следы четкие, словно по снегу, каждый пальчик виден. Несколько раз в этих местах и примерно в это же время суток я уже натыкался на уже поднявшихся и праздно шатающихся русаков. Один русак год назад буквально в 200 метрах от этого места вылетел прямо мне в лоб. Посмотрел на меня, и дал дёру, пролетев буквально в полуметре от меня. В общем, взвесив все за и против, я решил, что лишние полчаса роли не сыграют, а моей гаге в маринаде, зайчик  не помешает. Оглянулся, нашел приличный бугорок, на котором рос большой  куст  ивняка, как раз на фоне заката, то есть, пробегающий заяц меня ну никак не увидит. Залез тихонько на бугор, примостился, стою, любуюсь обзором. Замерил на глаз приблизительно дистанцию. Самая дальняя из возможного -  метров 70. Нормально. Шансы конечно минимальны, но всякое же бывает! Именно тем и интересна наша охотничья доля, что никогда не знаешь, чем закончится твоя охота и что с тобой приключится.

... Прошло минут 10, солнышко скрывалось за горизонтом, все окрасилось в ярко рыжие тона. Резко похолодало. Прошла примерно ещё минута, вожу взглядом туда-сюда. И тут замечаю в траве, слева, всего в 10 метрах – уши торчат! Такие белесые уши с черными кончиками. Заяц вылез из-под кустика практически на голом месте (видать специально лег там, чтобы на солнышке днем понежиться), и тут же скрылся за кустиком. И все, и не видать! Смотрел-смотрел – нету зайца! Ага, вон он. Вылез метрах в 5 на дорогу и не спеша покатил по ней. Поймал в прицел, веду... И так эта сволочь даже и не остановилась, не стал стрелять. Отбежал метров 200, сел, осмотрелся, свернул на полянку и давай кормиться - мне его хорошо видно, да никак не взять! Минут через 10 таким же макаром прокатил по дороге второй заяц, следом за ним еще один. Последний сел на самом дальнем рубеже - на 70 метров, Поймал я его в прицел, взял поправку... полюбовался, стрелять не стал, хотя сердце заходилось и гулко бухало в уши. Побоялся в сумерках сделать подранка. Заяц посидел, и скатился за бугорок жировать. Вот так я стоял, любовался закатом и жирующими русачками, которые то тут, то там, показывали свои бока. Красота! Вдали раздался до боли знакомый,  встревоженный цвиркающий скрежет - стая сереньких куропаточек, голов в 15, выпорхнула из темноты, плюхнулась прямо передо мной, буквально под ноги. Старый, мудрый петух презрительно посмотрел на меня, и увел всю стайку ручейком в траву. Ну, вообще красота! 

   ... Сумерки сгустились настолько, что мелкие детали уже не различить. На небе зажглись первые, яркие звездочки. Тихонько собрался и пошел на судно. В 23 часа, взяв на борт пассажиров,  ушли из Озерко в Мурманск

      На второй день уже дома поставил тушиться замаринованную гагу и двух куличков, сбитых за два дня до этого, залив в скороварку бутылку сухого вина.  А через час у меня был просто восхитительный ужин! Под вторую бутылку вина селезень гаги превзошел все мои ожидания и был просто великолепен!

     В 1988 году, когда я работал капитаном теплохода «Канин» у меня  была наверно самая короткая охота в этом сезоне. Очередная стоянка в Озерко.  После обеда решил сходить поохотиться. Только отошел полкилометра от причала - смотрю вроде как набегано в низинке зайцем. А ни входа, ни выхода не видно – мне с небольшой горки хорошо все обозревается. Встал, собрал ружье, зарядился двоечкой, стал подходить. Смотрю - точно заяц! Пара прыжков и жировочка, пара прыжков и жировочка, и так на пятачке в 30 метров. У меня аж сердце забухало от близкого ощущения зверя. Точно знаю - тут он где-то, зарылся. Тут он и был еще перед метелями, вот вчера видно только вылез из-под снега, пожировал на пятачке и опять зарылся. Тихонько обхожу по кругу следы, уже почти обошел, а зайца все не видно. Уже стал оглядываться - не прошел ли случайно мимо, чтобы не наколол меня косой. И тут вижу вроде как продушина в снегу в паре метров от меня - я к ней. Смотрю - вошкается заяц под снегом! Я его ногой выпнул, хотел прижать, да тот увернулся. Вылетел из-под снега,  как летучий голландец из-под моря - как ракета! А вот бежать зайцу трудно, снег глубокий, рыхлый. Я положил его на мушку - думаю, отпущу маленько.  Отпустил его на 15 метров и бумцкнул ему по ушам, тот и свалился. Вот и вся охота. Тут же положил его в рюкзак и на судно пошел. В  общем,  и полчаса не охотился.

     На снежной глади иногда появлялись реденькие заячьи следы. На них мы и сосредоточили свои охотничьи усилия. Для постановки капканов приходилось уходить очень далеко от судна – на другую сторону залива Озерко. Снег был высокий и рыхлый, и каждый поход на постановку капканов на зайцев и петель на куропаток, превращался в подвиг –  далеко и тяжело идти. Ходили мы ставить и проверять капканы и петли  обычно с подшкипером Сергеем с приходом в Озерко, обычно это было через три дня, но они были часто пусты, а зайцы продолжали весело скакать по ночам в безопасных местах. За  первую зиму мы с Сергеем поймали всего трех зайцев, и то почти случайно. Одного зайца я поймал сам и принес его домой живого.

     Этот заяц попался мне 28 декабря 1991 года. Покровитель неудачливых охотников достаточно испытал нас на прочность пустыми неделями и, наконец-то,  выдал  мне к новогоднему столу подарок…

     Я никогда до этого не охотилась и не ловила зверей капканами, поэтому слабо представляла себе, что это и как. Сергей расставлял капканы под снег, заметал еловой веткой следы, закреплял капкан к поваленной крупной ветке или стволу дерева. Но он не говорил, что мы можем найти, когда заяц, наконец, попадется… Не хочу вспоминать об этом. Это было страшно…После того случая я был убежден, что охотник обязан быть умелым настолько, чтобы убивать добычу мгновенно, с минимальными для зверя предсмертными муками…

     Как бы ни было, а на нашем новогоднем столе были пельмени из зайчатины, которую я вообще попробовала впервые. Мясо зайца я нарезал на мелкие кусочки – очень хлопотное и долговременное занятие. Но результат был великолепен – пельмешки были нежные, сочные и очень вкусные.

     С Нового 1992 года снег долго  валил не переставая, а потом сильно похолодало. Когда погода наладилась, и чуть потеплело, мы с Серегой  опять вышли на охоту за зайцами, но до самой весны наши усилия были тщетны. В марте у зайцев начался гон и их хаотичные передвижения по лескам около залива приобрели некоторую закономерность. Мы поймали еще одного молодого зайца и зайчиху. Итого – три зайчика.

     А наши с Сергеем усилия по ловле куропаток в силки и петли,  обычно терпели фиаско. В места, где мы ставили петли,  поводилась ходить то ли лиса, то ли росомаха. Нам оставались только перья…

      Запомнилось мне, как мы  ходили на охоту с Толей Абгаряном – пассажирским помощником капитана и моим лучшим другом. Толя был также как и я,  заядлым охотником и рыбаком. Много раз мы с ним и рыбачили и охотились. Всё и не упомнить.

    Снова Озерко. Зима. Идём мы с Толей в сторону Среднего. Только перешли  дорогу, которая была негласной чертой  - делила грань посёлка Озерко и наших охотничьих угодий, как я увидел заячий след: пришел след сбоку и вышел на лыжню - и все. И куда пошел - никак не могу  понять. А Толя уже ушел метров на 200 вперед и левее.  Встал я, стою - чешу репу. Думаю, если заяц где-то  свернул - я его увижу. Пока суть да дело уперся в самые дебри, где проверил капканы на зайца и лису - пусто, даже и следов не видно. Проверил приваду - лисы почему-то не подходят. Однако заяц мне покою не дает. Думаю - сейчас снег рыхлый, и его много. Значит, заяц выходил со своей жировки, где до этого пасся: и скорее всего он не по лыжне в лесок ушел, а вернулся обратно на дорогу, а с нее - на свою жировку, где ему все знакомо и спокойно! И как я только сразу так не догадался! Ладно, время есть еще теорию на практике проверить. Дошел до выходного следа и пошел ему в пяту. Не прошел и 200 метров как наткнулся на шикарную жировку! Кругом норы, лежки, веточки погрызенные над лежками: Ага, тут он был! И через все это эльдорадо след тянется в соседние кустики! Точно, так и есть: вышел на дорогу, с нее сметнулся и пошел в соседние кусты жировать через свою старую жировку.

      Заяц тем временем вылетел на мой след  и понесся по нему. Делать нечего, пошел и я следом. Прошел метров 100, потом давай думать. Так, след полным кругом идет. Думаю - ну беги, а я тебе навстречу пойду. Перешел на встречный след и пошел ему на встречу. Заяц же меня услышал, сделал сметку, и спрятался в кустах, когда я стал подходить - удрал обратной стороной: И так 3 раза!!! Поднимаюсь с низинки на бугорок, и ОПА! Вот он! Сидит в 20 метрах впереди и соображает, куда же ему дальше бежать после сметки. Заметил меня, и явно надеясь, что я его не заметил, прижался к снегу и стал уходить мелкими прыжками, почти пластом. Я резко сорвал ружье с плеча, русак рванул как ракета. Ну, уж хрен тебе, второй раз я тебе шанса не дам! Первым выстрелом дал ему поперек, заяц вылетел на лыжню и полетел по ней. Вторым уже бил уходящего, прямо по спине. Выстрелы получились красивыми, гулкими, особенно почему-то второй, аж ветки посыпались с кустиков! Падай зверь, ты убит!  Хороший оказался зайчишка – на 4 кило.

     Я пошел искать Толю и узнать об его успехах. Поднявшись на соседнюю  сопку, я увидел,  что Толя стоит на вершине сопки и держит за уши зайца.  Заяц верещит как резаный и дёргает во всю задними ногами. Минут через 15 я подъехал к Толе с его добычей в руках. Зайчишка был еще жив, но дергался все слабее и слабее. Оказывается, что Толя ходил за этим зайцем довольно долго – тот не подпускал его ближе 200 метров. У Толи была с собой еще и судовая мелкокалиберная винтовка. Видя, что заяц его близко не подпускает, Толя решил стрелять по зайцу из мелкашки метров за 200 метров. И с первого выстрела он попал!  Но, что за чудеса? Заяц заверещал как резаный и крутился на попе на одном месте. Он даже никуда не убежал, когда Толя подъехал к нему вплотную,  и взял за уши. Он только «плакал» и дергал задними лапами. Оказывается Толя, как настоящий ворошиловский стрелок, пулей попал зайцу в его заячье достоинство и отстрелил ему яички напрочь! Вот такие чудеса бывают на охоте.

      Последняя моя охота была в 1993 году в октябре месяце. Пассажирскую линию закрывали навсегда, основные войска убирали с полуострова, шел полнейший разгром всех воинских частей,  и наша прекрасная жизнь на полуострове Рыбачий заканчивалась

    В последний раз я пошел на охоту по своим родным уже охотничьим угодьям.  Зайцы еще не были белыми, т.е. не поменяли свой окрас на зимнюю шубку. Это была самая быстротечная  моя охота на зайца, которая продолжалась не более 10 минут. Видимо, так оно и должно было быть. Больше я уже никогда не охотился на Рыбачем…

      Русак вылетел на поворот лыжни, понесся по ней! Я выстрелил двоечкой по ушам убегающего зайца  почти не целясь..  Нет уж, не мог я  остаться без добычи в своей последней охоте.  Перезарядил еще раз ружье на двойку и пошел по следу, смотрю - ага, двоечка великолепно легла, точно заряд  должен был зацепить… Заглядываю за поворот лыжни и - вот он, прямо на лыжне и лежит! Ага, есть! Русак заметил меня, попытался сгруппироваться, но силы оставили его, и он завалился на спину. Достал свой  фотик - так и запечатлел моего последнего зайца,  лежащего прямо на лыжне.

     Прислонился спиной к небольшой  березе. Солнце медленно скрывалось в туманной дымке... Всего в полукилометре от меня своей полузамерзшей жизнью жил поселок Озерко. Мимо тихо проплывали в вышине свинцовые облака… идущие на свою ночевку. По моей  спине, между лопаток медленно бежал холодеющий ручеек пота. Холод медленно пробирался по спине. Зима наступает и мне почему-то очень грустно. Деревья уже  стоят вокруг заснеженные, весь лес заиндевел и замер в предчувствии морозной ночи. Как-то стало немного грустно, как-то неожиданно все кончилось. Стою довольный, опустошенный и удовлетворенный. Взял в руки русака, погладил, потрепал по кудлатой спине. Шикарную он мне охоту подарил, и как это он так опростоволосился в самом конце - уж пусть будет на его совести. Но я ему очень благодарен за сегодняшний день. Засунул русака в свой рюкзак. Собрал ружье в чехол, и еще минут 10 просто стоял, наслаждаясь тишиной, лесным духом и розовым закатом. В душе умиротворение и благодарность, дрожь в теле постепенно угасла, сердце перестало учащенно биться и пришло в норму. Закинул рюкзак за спину, через плечо ружьё в чехле и потихоньку поковылял усталым шагом к моему дому – «Канину».  С 01 ноября 1993 года пассажирскую линию Мурманск – Озерко закрыли навсегда. И закончилась охота для меня тоже навсегда...








 


Рецензии
Уважаемый Вячеслав Васильевич, доброго вдохновения в любой час суток.
Совершенно прошедший мимо меня охотничий и природоведческий сегмент жизни моряков пасс-флота прочитал с большим интересом. Помню аналогичные рассказы Валентина Викторовича Кононова. Достойно Джека Лондона. Конкретно, упруго и достоверно написано.
Взамен шлю интересный угол зрения на Рыбачий. Думаю, зная ваш интерес к истории, прочитаете с удовольствием. Не одни зайцы на полуострове жировали, но и хищников запустил на Рыбачий Великий Кормчий...
Уважением
Богдан

http://www.e-reading.club/chapter.php/1017219/8/Kovalev_-_Arkticheskie_teni_Tretego_reyha.html

Навигатор2   01.03.2017 00:43     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.