Все хорошо, что хорошо кончается

Восьмидесятые годы прошлого века. Если точнее - конец восемьдесят четвертого или самое начало восемьдесят пятого. Городской автобус в городе С. Он уже полон, когда в дверь влезает представитель местной флоры и фауны.

- Ну, кого первого резать будем? – скалится он как-то уж очень натуралистично.

Народ шарахается от него, но куда денешься?

Он пристает  к одной женщине,  к другой, потихоньку пробираясь в нашу с Галькой сторону. Пристает грубо, говоря всякие гадости, даже со стороны слушать тошно.

Я стою к нему спиной и всей спиной чувствую, что сейчас настанет моя очередь. Мимо меня он не пройдет…

Ну да...

- С раскинутыми волосами! – это обращение, понимаю, точно относится ко мне.

- Что вам нужно? Я вам, кажется, не мешаю… - лепечу  от нечего делать, от полной безысходности.

- Молчи, молчи, молчи!!! Лучше ничего не говори!!! – взвизгивает он с невесть откуда взявшимся надрывом.

Я молчу – больше ничего не остается. Он уже размахивает руками у меня перед носом. С какой-то стати его повело на философию:

- Вот ты, молодая, что ты знаешь о жизни?!! Ты ни-че-го не знаешь о жизни!!! Вот когда  ты родишь сына и он  просидит двадцать пять лет, вот тогда ты будешь знать, что такое жизнь!!!

Вдруг Галька тянет меня за рукав,  шепчет:

- Там муж нашей пионервожатой, давай подойдем к нему…
Мы двигаемся к знакомому, но он шарахается от нас в сторону.

- Отойдите от меня, - шипит, - я вам не защитник.


У Гальки вспыхивают щеки:

- Пойдем, а то еще получит из-за нас…

Не удерживается и добавляет тоже шепотом:

- Трус…

Автобус  тем временем подходит к конечной остановке, мы выходим в ужасе – если этот тип (его пока оттеснила толпа, но он крутит головой, ищет жертву)  опять привяжется к нам …

Вдруг на площади мы видим набирающее скорость такси. В отчаянии выскакиваем из толпы и машем руками. Такси неожиданно останавливается, хотя в нем уже есть пассажир, и мы плюхаемся  на заднее сиденье…

Переводим дух. Не верится! Спасены!

Почему-то не шофер, а пассажир интересуется, куда нам надо. Ухмыляется:

- На Северную улицу?

Галька, какая-то вдруг обмягшая, какими-то непослушными губами шепчет:

- Ты знаешь, куда мы попали? Кто это сидит?

Галька уже имеет в городе знакомых и в курсе местных дел.

- Это глава одной конторы…

Я знаю, что конторами в С. называют бандитские группировки. Их две – в старом городе, в новом городе, и руководят ими два брата.

- Мы вообще можем не доехать до дома…. Он может увезти нас куда  захочет…

Да уж, денек сегодня! Я наслышана про страшные происшествия, да и по приезде в С.  нас не раз предупреждали добрые люди: вечером на улицу лучше не ходить, если здоровье дорого…

Шофер смотрит на пассажира. Куда  едем?
 
Объясняются они какими-то кивками, взглядами…  Конторский глава, кажется, в очень хорошем  настроении. Поглядывает на нас в зеркало, но с улыбкой.

...До  Северной улицы  все-таки доезжаем… При виде наших кошельков глава снисходительно машет рукой:

- Не надо…

А мы, унося ноги,  даже не в состоянии порадоваться сэкономленному трешнику.
Рады только тому, что дома.
Все хорошо, что хорошо кончается!

***
Не так давно на всю страну сообщили о страшной аварии с человеческими жертвами на одной из шахт в этом городе. Как великое диво был подан и факт, что сын владельца этого предприятия ночь после аварии провел, развлекаясь в ресторане.

 Терзают смутные сомнения, не с  владельцем ли этой шахты мы ехали тогда в такси? Скорей всего...


Рецензии