Мой мир. часть 2

Ориентируясь по звуку, Сильвия довольно быстро нашла дорогу, а та привела ее обратно к городу. Солнце садилось и на улице начало холодать. Она нерешительно приблизилась к дому конюха. Сильвия неподвижно стояла у двери минут пять, прежде чем постучать. Ей открыла невысокая женщина лет сорока, на ней было надето простое синее платье и белый передник, волосы спрятаны под чепчик. В целом, вид у женщины был домашний и опрятный. Черты лица хозяйки отличались мягкостью, от нее словно веяло теплом. Хозяйка улыбнулась незваной гостье, и Сильвии пришлось сдержаться, чтобы не улыбнуться в ответ.
– Вы Сильвия, верно? – Вдруг спросила женщина.
– Да, как вы догадались?
– Меня зовут Ларин. Заходите, Питер пошел за дровами. Он скоро вернется. Он многое рассказывал мне о вас и ваше сходство очевидно. Думаю, на самом деле Питер пошел не за дровами, а чтобы разыскать вас с братом. Вот он обрадуется, увидев вас! Чаю?
Сильвия вошла и села за стол, ей стало немного не по себе в обществе этой женщины и хотелось уйти. Но вновь взглянув на улыбчивое лицо Ларин, она решила остаться.
– Давно вы познакомились с отцом? – Будничным тоном спросила Сильвия, беря в руки бокал с горячим чаем.
– Лет семь назад. Конюшни только перешли ко мне во владение, было тяжело. Ко мне очень навязчиво сватался один парень из города. Он угрожал, что спалить все дотла, если я откажу ему. Я-то знала, что никакая это не любовь, ему просто приглянулись мои деньги. Поэтому я, не задумываясь, отказала ему. В ту же ночь он пришел с двумя друзьями. Они заперли амбар, и полили его горючей смесью. Меня закрыли в доме, чтобы я смотрела. Наглец уже хотел бросить факел, но огонь внезапно потух, а потом я увидела незнакомца, появившегося, словно из воздуха. Завязалась драка, мой нежданный спаситель с легкостью уложил всех противников. Как ты уже поняла, этим героем оказался твой отец. Я влюбилась в него с первого взгляда. Месяц все было, как в сказке, а потом он исчез в первый раз. Я ждала, а когда он вернулся, не стала упрекать. Тогда Питер и рассказал мне обо всем. Я понимала, что его жизни там. Он не терял надежды наладить отношения с детьми. Карл так и не принял выбор отца. Потом родилась Мила. Нам стало расставаться все тяжелее, постепенно он понял, что в том мире для него не осталось ничего…
Сильвия хотела возразить, но сдержалась. В чем-то эта женщина была права.
– Я прошу тебя, останься с ним в эти последние дни, это очень важно для него. И если уж говорить начистоту, я не верю, что он сможет забыть собственных детей. Частичка его души всегда будет помнить, – убежденно произнесла хозяйка.
– Хорошо, я останусь, – согласилась Сильвия.
В этот момент дверь открылась, и Питер застыл на месте от удивления. Дочь повернулась к нему и заставила себя улыбнуться, хотя на сердце у нее по-прежнему было тяжело.
– Отец, мне нужна твоя помощь, – после недолгого молчания произнесла Сильвия.
– Да, конечно. Я сделаю все, что нужно, – проговорил он, входя.
– Я пойду, проверю как там Мила, – проговорила Ларин и ушла в соседнюю комнату, желая оставить их наедине.
– Что случилось и где Карл? – Спросил отец, садясь рядом с дочерью.
– Он хотел, чтобы мы заставили тебя вернуться в родной мир, но я отказалась. Мы поссорились и он исчез.
– Не думал, что все так будет, – с грустью произнес Питер.
– Карл говорил, что ты передал ему послание для меня. Что в нем было?
Он посмотрел ей прямо в глаза и тихо произнес:
– Прости, что не сберег нашу маленькую семью, что не был рядом, что все испортил. Пойми, я не хочу, чтобы Мила страдала, как ты. Она – мой шанс на искупление.
– Я понимаю, но мне все равно больно! – Проговорив это, Сильвия еле сдержала слезы.
Он придвинулся ближе и обнял дочь. Сильвии сразу стало спокойно, как в детстве, когда она плакала, пробудившись от кошмара. Они просидели так довольно долго.
– О  чем ты хочешь меня спросить? – Произнес Питер.
Сильвия отстранилась и поспешно вытерла слезы тыльной стороной руки.
– Я никогда не путешествовала одна, – призналась она. – Я не уверена, что смогу открыть проход в междумирье. Ведь сюда меня привел Карл.
– Не волнуйся, утром я покажу тебе простое упражнение, у тебя все получится, – ответил Питер и улыбнулся, желая приободрить дочь.
Из соседней комнаты выглянула Ларин и проговорила:
– Сильвия, я постелила тебе в боковой комнате. Хочешь сразу пойти спать или поужинаешь с нами?
– Надо признать, что я ужасно голодна, – призналась Сильвия. – А где Мила?
– Она уже уснула, – ответила хозяйка. – Дайте мне минутку, и я разогрею ужин.
Сильвия поела и еще сильнее захотела спать. Она мгновенно повалилась в сон, стоило ей лечь. Рано утром ее разбудил отец.
– Одевайся, Ларин собрала нам завтрак с собой, сможем перекусить на природе, – с улыбкой проговорил Питер.
– Дай мне минутку.
Сильвия бистро надела платье, и они отправились в лес. Питер шел впереди, он очень придирчиво выбирал место для тренировок.
– Меня всегда интересовало, как так получается, что мы всегда понимаем местный язык? – Спросила Сильвия, чтобы скрасить дорогу.
– Думаю, это знание передается нам в тот момент, когда мы проходим через ворота мира. Но мы не превращаемся от этого в полиглотов. Способности человеческого разума ограничены, и новые знания постепенно вытесняют старые, – Питер остановился и огляделся по сторонам. – Думаю, эта поляна нам отлично подойдет. – Заключил он.
Прежде всего, они устроились на пикник. Расстелили на траве плед и открыли корзинки с припасами.
– Отец, есть еще одна вещь, о которой я хотела спросить. Сейчас, теряя связь с родным миром, ты ощущаешь что-то особенное? Я спрашиваю не из праздного любопытства. Я всегда боялась путешествовать как раз из-за этого. Меня страшило, что я просто забуду о времени и даже не замечу, как оборвется связь, – на одном дыхании выпалила Сильвия.
– Не знаю, как объяснить, дорогая, – начал он, устремив взгляд в небо. – Когда времени останется мало, ты почувствуешь… Такое ощущение, словно пустота растет внутри тебя и становится одновременно больно и одиноко.
Сильвия придвинулась к отцу и взяла его за руку, желая поддержать.
– Не будем о грустном, - произнес он с наигранной улыбкой. – Поднимайся, начнем урок.
Они встали напротив друг друга и Питер произнес:
– Этот прием понадобится тебе только в начале, позже ты сможешь открывать дверь в междумирье усилием воли. Закрой глаза и представь свой родной мир, а затем рассеки воздух ладонью сверху вниз. Не спеши.
Сильвия проделала все в точности, даже сквозь сомкнутые веки она ощутила золотистое свечение. Когда она открыла глаза, перед ней был открыт волшебный проход. Вдруг женщина услышала какой-то шорох за спиной. Обернувшись, она увидела Карла, он словно появился неоткуда.
– Ты пришел, чтобы заставить меня уйти из этого мира? – Прямо спросил Питер у сына.
– Да, таков был план, – признался Карл. – Но сестренка отказалась мне помогать. Хотя, если разобраться, она не могла бы мне помочь больше, чем сейчас.
– Карл, не делай этого! Наш отец уже давно не ребенок и может сам решать за себя. Раньше я не понимала, но, познакомившись с его семьей, я готово понять и принять его решение.
Брат наградил ее долгим, тяжелым взглядом, а затем заговорил:
– Ты права сестренка, во всем права. Я действительно чувствую себя преданным и покинутым, я боюсь одиночества и, вместе с тем, ищу его. Сюда я пришел, чтобы проститься. Прости отец, мне не хватит сил, чтобы остаться с тобой до конца. Я не выдержу, если ты будешь смотреть на меня, как на чужого человека. Лучше уйти сейчас.
– Я… – начал Питер, но сын перебил его.
– Не нужно, не нужно оправданий. Спасибо тебе за то, что показал мне многообразие миров. И пусть я еще не научился жить ни в одном из них, я продолжу искать. Знай, я всегда буду любить тебя, даже тогда, когда ты забудешь, что я живу на этом свете, – дрогнувшим голосом проговорил Карл.
Питер подошел к сыну и обнял его. Затем Карл отстранился и заставил себя улыбнуться.
– Прощайте, – произнес он и вошел в портал, который открыла Сильвия.
Светящийся проход тотчас закрылся за ним.
Пораженные тяжелым расставанием, они шли обратно в молчании. Чтобы как-то разрядить обстановку, по возвращении, Питер предложил дочери прокатиться с ним верхом. Ларин одолжила ей костюм более подходящий для верховой езды, чем платье. Он состоял из облегающих коричневых брюк и коротких сапог. Сверху надевалось короткое платье, с разрезом на юбки в передней части, когда леди сходи с коня, концы платья нужно было соединить. Такой костюм сочетал в себе удобство и практичность. Сильвия заплела волосы в косу, теперь она была полностью готова. Питер выбрал для дочери крепкую белую кобылу. Животное отличалось покладистым нравом и выносливостью. Для себя же он выбрал гнедого жеребца по клички Ветер.
– А как зовут мою лошадь? – Поинтересовалась Сильвия, садясь в седло.
– Дай ей имя сама, пока она наотрез отказывалась признавать свою кличку. Может, у тебя получится, – предложил отец.
– Тогда пусть будет Снежная, – решила женщина.
Белая лошадь тотчас заржала, словно понимая, что речь идет о ней.
– Почему Снежная? – поинтересовался Питер.
– Как снежная королева, такая же красивая и непреступная, – пояснила дочь.
– У тебя талант! – Одобрил он.
– Ничего подобного, просто в этом мире я лучше понимаю животных, – призналась она.
Они решили в этот раз совершить короткую прогулку до ручья и обратно. Стоило им выехать на главную дорогу, как перед ними промчался всадник. Он всем телом прижался к лошади и из последних сил пытался удержаться в седле. Они расслышали только слабое «помогите». Сильвия пришпорила своего коня и помчалась следом. Было понятно, что лошадь несчастного просто обезумела. Сильвия попыталась послать животному мысленный приказ, но конь не сбавил скорости. Тогда она приказала Снежной скакать быстрее. Через минуту женщина поравнялась с всадником. Волшебница протянула руку и дотронулась до головы взбесившейся лошади. Сильвия собрала все свои силы и громко произнесла:
– Остановись!
На этот раз животное просто не могло ослушаться. Лошадь замедлила бег, а затем остановилась. Всадник, осознав, что опасность миновала, ослабил хватку и буквально свалился с седла. Правда, ему удалось удержаться на ногах, он был чрезвычайно бледен и еле держался.
– Благодарю вас, миледи. Вы спасли мне жизнь, – тихо, но отчетливо произнес он.
– Ваш конь обезумел от боли, – ответила Сильвия, подходя к несчастному животному, которого удерживал на месте только ее приказ.
Она сразу заметила струйку крови, вытекающую из-под седла.
– Помогите мне снять седло, – попросила она.
В это время их догнал Питер, как раз вовремя, чтобы помочь дочери. Оказалось, что в седло был вмонтирован шип, который выдвигался, стоило всаднику сесть на лошадь.
– Судя по всему, кто-то хотел навредить вам, милорд, – заключила Сильвия после осмотра лошади.
–  Вы хотели сказать, что меня хотели убить, – поправил ее незнакомец. – Мое имя Ричард Паэр и я обязан вам жизнью, миледи.
Она была приятно удивлена его учтивостью, несмотря на обстоятельства. Сильвия приказала раненой лошади идти вместе с Питером на конюшню, а затем обратилась к Ричарду:
– Как вы себя чувствуете, милорд. Сможете идти? – С участием спросила она.
– Судя по всему, я не пострадал. Прошу дать мне пару минут, и я смогу последовать за вами, – ответил он.
Ричард сел на землю у обочины, пережитый стресс дал себя знать. Он только надеялся, что прекрасная спасительница не заметила, что у него дрожали руки. Он не привык показывать другим свою слабость. Как человек военный, Ричард привык командовать и управлять, не ожидая помощи от кого-либо. В мундире он чувствовал себя самим собой. Поэтому полководец очень удивился, когда император Юстиф включил его в состав дипломатической миссии, и назначил первым советником посла. В качестве места переговоров был выбран этот нейтральный город. Но все пошло не по плану, переговоры откладывались уже на два дня из-за того, что другая делегация до сих пор не прибыла.
Сильвия подошла к Ричарду и села рядом с ним, подсознательно она хотела поддержать его, но не знала как. С первых минут она прониклась симпатией к этому человеку. Ричард был среднего роста,  его нельзя было назвать красивым, но было в нем что-то притягательное. Темные вьющиеся волосы были коротко подстрижены, темно-карие глаза казались почти черными, прямой широкий нос, тонкие губы. В целом, он производил впечатление человека властного и отчасти сурового. Он повернулся к Сильвии и улыбнулся ей. От этого его лицо сразу преобразилась, словно маска суровости была стерта неведомым художником.
– Я готов вернуться в город, – произнес он, поднялся и подал ей руку.
Сильвия коснулась его руки и ощутила неясное волнение, ее испугало это новое чувство.
Назад они шли не спеша, хотя Ричард и старался делать вид, что ничего не произошло, было понятно, что нужно больше времени, чтобы оправиться от такого потрясения.
– Что вас привело в наши края, сэр Ричард? – Спросила Сильвия.
– Я прибыл сюда с посольством, – ответил Ричард. – Нам предстоит решить вопрос о спорной области Пьетро. Полагаю, я был включен в делегацию, чтобы подчеркнуть решительность намерений императора, ведь я являюсь генералом империи. Но судя по сегодняшнему происшествию, переговоров не будет.
– А что же будет? Война? – Взволнованно спросила она.
– Это решать не мне. Если в двухдневный срок не пребудет делегация короля Ионима, мы покинем город.
– Мне жаль это слышать, – проговорила женщина. – Ваша лошадь сильно пострадала, думаю, отец сможет вам предоставить нового скакуна.
– Вы слишком великодушны, – отозвался Ричард.
Словно прочитав мысли дочери, Питер подготовил новую лошадь к приходу Ричарда. Садясь на коня, сэр Паэр пообещал:
– Я завтра же вернусь к вам, чтобы расплатиться. Даю слово!
Он держался из последних сил, но нужно было спешить. Другим членам посольства тоже грозила опасность, нужно было их предупредить.
Питер перебинтовал лошадь Ричарда, жизни коня ничего не угрожало, требовалось только время. Сильвия вызвалась помочь Ларин по хозяйству. Ей было необходимо чем-то занять себя, чтобы отогнать мысли о будущем.
На следующий день, рано утром к ним пришел мальчик-посыльный, он передал кошелек с деньгами Питеру, как плату за лошадь, и письмо для Сильвии.
– Госпожа, мне приказано дождаться ответа, – отчеканил слуга.
– Хорошо, я сейчас вернусь, – ответила женщина и пошла в дом, в надежде найти укромный уголок.
В конверте она нашла небольшую брошь в форме розы, выполненную из необычного белого сплава. Затем она распечатала письмо и начала быстро читать:
«Белая роза – символ моего рода. Я почту за честь, если вы примете от меня эту маленькую безделушку. Я хотел подарить ее лично, но обстоятельства не позволяют мне покинуть товарищей. Угроза оказалась серьезнее, чем мы думали.
Прошу вас только об одной милости – разрешите писать вам. И я буду безмерно счастлив, если вы сообщите мне свое имя.
Ваш покорный слуга, Ричард Паэр».
Сильвия не могла скрыть улыбки, читая его письмо, но затем печаль снова омрачила ее лицо.
«Нельзя забывать, кто я такая и что через несколько дней меня уже не будет в этом мире. Я пришла проститься с отцом, а не заводить знакомства. К тому же у меня есть жених! Даже если отмести все эти доводы, то разве может дворянин всерьез заинтересоваться дочерью конюха? Или он понял, что я использовала магию и хочет использовать меня?» – от последнего предположения она поспешно отмахнулась.
В глубине души ей хотелось верить, что он искренне заинтересовался ей. Женщина долго собиралась с мыслями, а затем написала:
«Мне лестно ваше внимание, сэр Поэр, но я ясно вижу различие, которое существует между нами. Дочь конюха не может рассчитывать на внимание знатного сеньора. Если ваши намеренья чисты, вы верно поймете меня. Вы говорите, что обязаны мне жизнью, я снимаю с вас этот долг, и желаю вам  благополучного возвращения в родную страну.
С уважением, Сильвия Максвелл».
Она сложила письмо и потянулась к броши, ее нужно было вернуть. Но в последний момент Сильвия передумала и вместо того, чтобы положить подарок в конверт, приколола ее на ворот платья. Когда она отдала письмо, ей от чего-то стало очень грустно, словно она разорвала невидимую нить, связывающую ее с Ричардом.
– Тебе понравился сэр Ричард? – С сочувствием спросил отец.
– Нет, конечно, нет, – ответила Сильвия чуть более резко, чем следовало бы. – Моя жизнь не здесь, дома меня ждет Майкл, все говорят, что мы отличная пара.
– Если бы это было так, ты бы сейчас сказала, что любишь Майкла, а не что кото-то считает вас хорошей парой. Твое место в том мире, но это не значит, что твое место рядом с Майклом. Обещай мне подумать дважды, прежде чем выходить за него.
– Обещаю, – произнесла Сильвия. – Как ты себя чувствуешь, папа? – С волнением спросила дочь после непродолжительно молчания.
– Я чувствую, что все случится завтра. Я бы хотел с утра прогуляться с тобой и Ларин…
– Да, конечно, мы так и сделаем.
Сильвия старалась каждую минуту проводить с отцом. Они часто вспоминали прошлое и их совместные приключения.
– А помнишь, как мы поймали розовых слоников и катались на них? – Смеясь, спросила Сильвия.
– Без тебя бы я не справился, тебе даже не пришлось применять свою магию, они сразу приняли тебя за главную. А Карл так их боялся, что наотрез отказался приближаться к ним! – Подхватил Питер.
– Да, а я нарочно за ним гонялась, – хихикая, произнесла она.
– Здорово было, – вдруг лицо Питера стало серьезным, и он добавил. – Присматривай за Карлом.
– Скорее он будет присматривать за мной. Кстати, а какая у него способность?
– Он способен проникать в сознание живых существ. Также он может ставить силовые барьеры. Такие способности были бы опасны в других руках, но Карл отлично справляется.
– Да, я до конца не верила, что он сможет принять твое решение.
– Мне повезло с детьми, – ответил Питер.
Вечерок к Сильвии опять пришел мальчик-посыльный и передал письмо. Она положила послание в карман и сказала, что ответа не будет. Утром Сильвия, Ларин и Питер пошли в лес. Питер привел их к ручью, они сели на шелковую траву. Почувствовав приближение решающего момента, Питер обнял Сильвию и прошептал:
– Я люблю тебя, моя крошка.
В следующий миг он почувствовал острую боль. На секунду Питера охватило золотое сияние, а потом оно исчезло. Мужчина отстранился от Сильвии, он смотрел на нее так, словно видел впервые. Дочь знала, что так и будет, но все равно не до конца была готова к этому.
– Кто вы? И почему я плачу? – В недоумении спросил Питер.
– Это моя племянница, дорогой, – вмешалась в разговор Ларин. – Она приехала к нам в гости на недельку. А еще у тебя в последнее время появилась аллергия на пыльцу желтоцвета, поэтому ты и плачешь. Пойдемте домой, не хочу долго оставлять Милу с соседкой.
– Конечно, – согласился он.
На обратном пути он поравнялся с женой и шепотом спросил:
– Прости, а как зовут твою племянницу?
– Сильвия.
– Красивое имя, я всегда хотел так назвать свою дочь, – заметил Питер.
Вернувшись на конюшню, Сильвия начала собирать вещи. Когда сумка была упакована, женщина машинально сунула руку в карман и обнаружила там нераспечатанное письмо. Сильвия закрыла глаза, набираясь решимости, и распечатала конверт.
«Не знаю, чем я заслужил вашу немилость. Надеюсь, вы не считаете меня врагом только потому, что я служу другому государю. Сейчас я думаю, что если бы вы знали, кто я, то не стали бы спасать.
Я никогда не считал себя выше остальных людей. Моя симпатия к вам искренняя, мне тяжело осознавать, что я не заслужил даже вашего доверия. Завтра утром посольство тайно покинет город. Я буду ждать вас сегодня в девять часов, в городском саду около статуи Флоры. Дайте мне шанс все объяснить, прошу вас!
Преданный вам, Ричард Паэр».
На глазах Сильвии выступили слезы, она корила себя за то, что не прочитала письма раньше. В сердце словно воткнули иголку.
«Я должна была с ним встретиться. Должна!» – Снова и снова твердила себе она. – «Они выехали утром, я не сильно опоздала… нужно только разведать дорогу и взять быструю лошадь».
Сильвия расспросила Ларин. Какую бы дорогу они не выбрали, путешественники должны были двигаться на север, чтобы попасть в земле императора. Сильвия призвала на помощь свою магию и взяла под контроль сокола, парящего неподалеку. Таким образом, она смогла осмотреть местность глазами птицы. На северной дороге она увидела поваленное дерево, а перед ним перевернутую повозку и следы сражения. Пять человека были убиты, двое из них, судя по всему, были рыцарями, а трое других больше походили на бандитов. Ей стало дурно от запаха крови, женщина с трепетом присмотрелась к убитым, Ричарда среди них не было. Вдруг невдалеке раздался человеческий крик. Волшебница приказала соколу лететь на звук. Она очутилась прямо в лагере разбойников. Они, видимо, ничего не опасались, раз решили сделать привал так близко от места нападения.
– Стэн, мы упустили посла, его не было среди них, – доложил молодой бандит, со страхом смотря на вожака.
– Ничего, держу пари, наш пленник знает, в чем дело. Хорошо, что мы его не убили. Теперь сможем потешиться и узнать все, что нужно. Ну, благородный генерал Паэр, расскажи, где посол Столк, и твоя смерть будет быстрой, – с хищной улыбкой произнес Стэн.
Трое пленников были привязаны толстыми канатами к деревьям, двое из них безвольно повисли на веревках, их тела были сплошь утыканы стрелами. Ричард отлично понимал, что будет следующим, его согревала только мысль о том, что Кларенс Столк смог вырваться из города. План был прост, Ричард должен был сесть в карету и с официальным эскортом отправиться по главной дороге, в то время как посол, переодевшись торговцев, уехал по западному тракту. Этот путь был дольше, зато виделся более безопасным. Ричард надеялся, что с четырьмя проверенными бойцами сможет справиться, если их будет ждать засада, но он не мог предположить, что против них выступить отряд из тридцати человек. Бандиты отличались организованностью и слаженностью действий, генерал даже начал подозревать, что это могли быть переодетые солдаты. Они явно появились здесь по чьему-то приказу, и точно знали на кого нападают.
– Начинай говорить, генерал, – угрожающе произнес главарь и натянул тетиву.
– Можешь сразу убить меня, – резко бросил Ричард.
– С радостью, но сначала ты помучаешься, – с улыбкой ответил главарь и  выпустил стрелу.
Стрела пронзила левую руку Ричарда, он не выдержал и вскрикнул.
– Я хорошо стреляю. Куда сейчас? Может, в ногу? – С усмешкой спросил мучитель, и снова натянут тетиву.
Вдруг совсем близко послышалось сдавленное рычание. В тот же миг в лагерь ворвалась стая волком. Самый большой зверь, видимо вожак, бросился на Стэна. Тот не успел даже вскрикнуть, когда зверь перегрыз ему горло. После этого начался настоящий хаос. Большинство разбойников побросали все как есть и побежали со всех ног, как не странно, звери не стали их преследовать. Волки сосредоточились на тех, кто решился защищать себя с оружием в руках. Действия стаи были расчетливыми и слаженными, словно ими руководил коллективный разум. С противниками волки расправились довольно быстро, Ричард уже подумал, что настала его очередь, запах крови должен был их привлечь. Но звери не обращали на него никакого внимания, они рассредоточились по периметру лагеря и застыл на своих постах.
В этот момент появилась Сильвия. Она подошла к одну из убитых и забрала у него нож. Затем, приблизилась к Ричарду, и разрезала путы.
– Вы сможете идти? – Обеспокоенно спросила она.
– Да.
– Тогда надо уходить, скорее.
Каждый шаг отрывался сильной болью в раненой руке, но Ричард молчал и старался не отставать. Она вела его вглубь леса, в самую чашу, пока впереди не показалось что-то на подобии пещеры. Когда они приблизились, стало понятно, что это медвежья берлога, она была достаточно большой, Ричарду даже не пришлось нагибаться, чтобы пройти внутрь.
– Мы пришли, теперь нужно заняться вашей раной. Сядьте, – приказала Сильвия.
Она села рядом с ним и достала из сумки какие-то диковинные приспособления.
– Я сделаю вам укол обезболивающего, а потом займусь стрелой. Но все равно советую вам закусить эту палочку. Будет больно, – предупредила она.
Сильвия сильно волновалась, но старалась сохранить невозмутимый вид. Поплакать она сможет и потом, а сейчас нужно было действовать. Женщина делала все машинально, сами собой вспомнились все навыки и уроки. По счастью стрела не задела артерий или кость, ей удалось довольно быстро ее извлечь. Затем Сильвия обработала и зашила рану, наложила повязку.
– Вам нужно отдохнуть, – произнесла женщина, закончив с раной. – Я схожу за всем необходимым в город, в мое отсутствие вас будут охранять.
– Спасибо, – только успел произнести Ричард.
Сильвия мысленно позвала к себе Снежную, нужно было спешить и запастить всем необходимым. Она вернулась меньше чем через час. Ричард был в сознании.
– У нас мало времени, сэр Ричард, – напрямую заявила она. – Есть ли место, где вы могли бы попросить о помощи?
– Ближайшая застава находится в пяти днях пути отсюда.
– Хорошо, я смогу отправить туда птицу с письмом, если вы дадите мне четкое описание ориентиров и напишете послание.
Она достала из сумки листок бумаги шариковую ручку. Ричард с удивлением посмотрел на странный предмет, но все-таки решился испробовать его в деле. В качестве посыльного Сильвия призвала белого сокола, эта птица отличалась поразительной скоростью. Когда послание было отправлено, женщина помогла Ричарду устроиться поудобнее, и сама села с ним рядом. Пережитый стресс взял свое, и раненый погрузился в тяжелый сон.
Сейчас, когда первая опасность миновала, женщину захлестнул страх, она буквально поверить не могла, что сотворила все это. Как простая переводчица смогла натравить стаю волков на бандитов? Такое в голове не укладывалось. Когда она увидела, что Ричард в беде, то начала действовать незамедлительно. Не было никаких сомнений, только уверенность, что нужно сделать все, чтобы спасти его.  Сильвия больше всего боялась, что не успеет дождаться спасательного отряда, она потратила слишком много сил на это сражения, а значит, срок ее пребывания в этом мире значительно сократился.
Когда раненый проснулся, она накормила его горячим бульоном, после чего он снова погрузился в сон. Уже на следующий день ему стало значительно лучше. Она принесла ему простую одежду, чтобы он мог переодеться.
– Это были вы? Вы контролировали тех волков? – Спросил Ричард, когда они вечером сидели у костра.
– Да. Не спрашивайте, я сама не знаю, откуда взялась моя способность. Но за все нужно платить, я должна очень скоро покинуть эти края.
– Вы же пойдете со мной? Я обещаю, что ничего не расскажу о вашем даре. В землях империи вы найдете новый дом. Вы сможете поселиться при дворе или где-то на окраине, по своему желанию. Обещаю, вы ни в чем не будете нуждаться.
– Благодарю, милорд, но я не пойду с вами, – тихо произнесла она.
В его глазах отразилось непонимание и боль, а может ей просто показалось?
– Почему? Почему вы не хотите принять мою помощь? Я так противен вам? Но зачем вы тогда дважды спасали мою жизнь?
– Я спасла вас, потому что не могла поступить иначе. Разве, увидев человека в беде, вы бы поступили по-другому? – Стараясь сохранить спокойный тон, ответила она. – У нас разные пути, милорд. Я возвращаюсь домой к своему жениху, вы же вернетесь в свою страну.
Ричард пристально посмотрел на собеседницу, пытаясь понять ее истинные чувства. В этот момент он заметил брошь в форме розы, которая была приколота к ее платью. Это вселило в него надежду.
– Мне не верится, что ваш любимый мог отпустить вас одну в столь далекое и опасное путешествие. Ваши чары и эти странные предметы, которыми вы владеете… я чувствую, что за этим скрывается нечто большее. Что на самом деле мешает принять вам мое предложение? Вы можете мне доверять.
Сильвия была поражена его проницательностью, но продолжила настаивать на своем:
– Прошу вас, милорд, не ищите загадок там, где их нет. Я сказала вам правду, мне нет смысла обманывать вас.
– У вас действительно есть жених? Вы любите его?
– Да, – ответила женщина после минутного молчания.
Сильвия больше не могла выдержать этого разговора, она поднялась и вышла из берлоги. Когда она вернулась, он уже спал или претворялся спящим.
«Какая неведомая сила свела нас вместе? Если бы выбор был только между безрассудным приключением и спокойной жизнью с Майклом, я бы без колебаний выбрала Ричарда. Почем в жизни все так непросто?» – С досадой подумала она.
Сильвия села рядом с Ричардом, пытаясь запомнить черты его лица. Была ли это зарождающаяся любовь или просто мимолетная симпатия, у нее не было ответа и не было времени, чтобы это узнать. В груди появилось ноющее чувство, она знала, что ее время в этом мире подходит к концу. Ей так хотелось разбудить его и рассказать всю правду про себя, про другие миры. Но что бы это изменило?
На следующий день Ричард вел себя предельно вежливо и не касался больше опасных тем. Он весь день стоял в дозоре, хотя в этом не было никакой необходимости, звери бы предупредили Сильвию об опасности. Но она понимала, что это даем ему возможность побыть одному. Ему действительно было что обдумать, он старался рассчитать план действий по возвращении на родину, это помогало ему отвлечься от мыслей о прекрасной колдунье. Ричард даже не заметил, как она стала столь важна для него, не последнюю роль играло чувство долга. Он дал себе слово, что сделает все, чтобы убедить ее уехать с ним, хотя бы ради собственной безопасности.
– Расскажите мне о себе, – попросила Сильвия, когда они сидели рядом после ужина.
– Я происхожу из древнего, но обедневшего дворянского рода. Я был младшим из трех братьев. Все что у меня  было – это славное имя. Чтобы оплатить наше обучение, матери пришлось заложить поместье. Но это окупилось, каждый из нас смог занять достойное место в обществе. Старший брат, Яков, стал торговцем, хотя это занятие не красит дворянина, но только благодаря ему мы не потеряли имение. Средний брат, Фрэнсис, нашел должность при дворе, именно он помог моему первоначальному продвижению по службе. Я знаю, вы не верите в мою искренность, и жалею лишь о том, что у меня нет времени, чтобы убедить вас.
– Не нужно, мы из разных миров, – грустно ответила Сильвия.
– Возможно, но именно это поразило с первого взгляда, в вас есть особая внутренняя сила, – с нотками восхищения проговорил он, а затем отвел взгляд. – Простите, миледи я забылся. Я знаю, что мне не переубедить вас, но я хочу, чтобы вы знали, что всегда можете рассчитывать на мою помощь.
– Благодарю, милорд, - ответила она. – Я не сомневаюсь в вашей искренности и в вашем слове.
– Хорошо, не будем больше об этом. Расскажите мне, что привело вас в эти края? – Спросил он, желая перевести разговор на более мирную тему.
– Я с братом приезжала проведать отца. Он страдает редким заболеванием, которое приводит к избирательной потере памяти. Буквально несколько дней назад он не смог узнать меня, это больно, – призналась она.
– Мне жаль. Неужели ничего нельзя сделать? – С участием спросил Ричард.
В этот момент он чувствовал себя совершенно беспомощным, он хотел ее поддержать, но не знал как.
– Ему нужен покой и забота. К счастью, и то и другое ему дает его новая семья. Ларин замечательная женщина.
– Ларин не ваша мать?
- Нет. Иногда любовь не выдерживает испытаний… отец уже давно ушел от матери. Брат чаще приезжал навестить его, а я собралась только сейчас. Но оказалось слишком поздно, слишком мало времени! – Сильвия сама не заметила, как высказала все, что мучало ее эти дни.
Ричард подошел к ней, сел рядом, но так и не решился обнять. Она стерла слезы и улыбнулась.
– Ничего, все наладится, – произнесла она, и почувствовала болезненный укол, времени становилось все меньше.
Следующие несколько дней прошли спокойно. Сильвия все время была на стороже и в одну из ночей вестник, наконец, прилетел. Белый сокол опустился рядом с ней, женщина тотчас проснулась. Это значила, что отряд с подкреплением уже совсем близко. Она хотела разбудить Ричарда, но затем передумала. Вместо этого, Сильвия сняла брошь в форме белой розы, положила рядом с ним и вышла из укрытия. Воспользовавшись птичьим зрением, она определила, где именно находится отряд. Он был похож на обычный торговый караван, только двигались они в очень странном направлении, точно так, как было сказано в письме. Сильвия пошла им навстречу. Странно, она совсем не чувствовала страха.
–Добрые люди, вы случайно не заблудились в этих лесах? – Крикнула она.
Вперед вышел светловолосый мужчина средних лет, видимо, командир.
– Нет, миледи, – отчеканил он.
– А к вам случайно не прилетал на днях белый сокол? Я могла бы рассказать об этой птице намного больше.
– Белый сокол? Это вы послали весть, что генералу Паэру удалось спастись? – Взволнованно спросил командир.
– Да. Я провожу вас к нему, если вы назовете пароль из этого письма, – заявила женщина.
– Бурый медведь стережет белую розу, – без запинки ответил собеседник.
– Хорошо, следуйте за мной.
Она привела их к укрытию и поспешила уйти. Сильвия боялась, что вот-вот на нее накатит приступ боли, и она забудет, кто она такая. Женщина закрыла глаза и сосредоточилась. Образы родного мира возникали один за другим, затем она рассекла воздух рукой и тотчас ощутила золотистое свечение. Волшебница шагнула в портал, и проход закрылся за ней. След был еле различим, но все же он четко указывал верное направление в междумирье. Дойдя до нужного портала, она поспешно вошла в него.
– Ты припозднилась. По моим подсчетам, ты должна была вернуться неделю назад, – беззаботно произнес Карл, выходя их палатки.
– Как я рада тебя видеть! – Ответила Сильвия и обняла брата.


Рецензии