Ассирийская сказка

Древние люди жили безмерно - триста, четыреста им не придел,
Так и Хнанышу- старик ассирийский,  Бог только ведал  сколь прожил он лет.
Так бесконечны порой были годы, сам человек уставал от бытья,
Но наш Хнанышу  жизнелюбивый, старый  снаружи, в душе был дитя.

Часто казалось, что смерть обходила   эти места  в горах стороной,
В этом селе стариков забирали  смерть принимать  на вершине скупой.
Сын  плёл корзину, сажал в него старца и уносил умирать  вдалеке
Слишком уж тяжким был труд  с ним возиться, если по сорок лет он лежит.

Бедный старик чувствовал  в тягость детям и внукам своим
Руки давно отказали  и малость, ноги свои волочил.
Ложку ко рту поднести невозможно, суп  с подбородка течёт.
Смотрит невестка на сына с упреком, время  - Корзину плетём!

Старец поник, больше он не смеётся,  наш весельчак перестал говорить,
Смотрит на солнце до слёз и  от боли, боли душевной не стал он ходить.
Раннее утро. Корзина готова. Люди пришли попрощаться для всех,
Эта традиция  с юности норма, плакали, но принимали как смерть.

Всё неизбежно старость и немощь. Ждёт она всех от неё не уйти.
Это сейчас умирают  так рано, внуков порой, не увидев своих.
Сын положил старичка  и в корзине  был он как малый зверёк.
Жалкий и робкий, кости и кожа. Только глаза в них так много - без слов!

Двинулся в путь старший сын. Как же ноша, ноша  его тяжела!
Дело не в весе. Старик как пушинка! Ноги сплетает душа.
Сын так прошёл три  версты. Вдруг, услышал жалобный вой за спиной.
Снял он корзину. Присел у обрыва. Папа, ну, что же с тобой?
Ты же герой столько войн  отстоял ты. Славны победы твои.
Как же ты плачешь? Боишься? Вернусь я? Хочешь, ещё поживи!
-Нет, уноси меня сын. Не хочу жить! Тяжкий я камень. Обуза тебе!
Дома жена загрызёт тебя глазом, даже  не думай! Неси!

-Что же ты плачешь?
-Сынок, я кручинюсь! Плачу я сын по тебе!
Вон на висках твоих вижу, седые блещут, уже, волоски.
Так и тебя очень скоро, быть может, сын твой сюда принесёт.
Время летит как стрела, это больно! Жизнь незаметно пройдёт!

Сын обомлел. В самое сердце ранил словами отец.
Как же он прав! Как жестко!  Как можно? Кожей он всё ощутил.
Взял он корзину и двинулся к дому.  Думает: «Как же жена!?»
 Снова упрёки и одолженья. Стал, он молится тогда.

Богу угодны эти молитвы. Малыш  перед  домом   играл.
 Столько соломы осталось   с корзины. Что – то он в кучу сплетал.
Так засмотрелась невестка на сына.
-Вот, молодчина! Что ты плетёшь?
- Это корзина. В ней тебя мама скоро  и мы  понесём.
Села невестка. Прямо на землю. Тихо слеза потекла.
Смотрит, с дороги муж  идёт грустный. Сразу  к нему подошла.
- Что ты за сын! Возвращайся кА в горы!
Быстро отца принеси! Что за пример для детей, как ты можешь?
Диву дивился старик.
С этой  поры  изменилось всё в доме.
В ласке, заботе отец.  Нет ни упрёков. Обычай  тот канул.
Это не сказка, а быль!


Рецензии
!!!
спасибо
!!!!!!!!

алаверды:

Восточная притча

1. Погонщик мулов
к мудрецу
пришёл,
вопрос, измучивший,
он задал,
содрогаясь:

2. - Скажи, мудрейший, есть ли… есть ли
Бог? –
он произнёс, дрожа,
и запинаясь.

3. Вопрос вдруг встречный
прозвучал,
4. И так ответил
аксакал:

5. - А ты бы как хотел,
дружок?

6. Чтоб не был – иль чтоб был бы
Бог?

7. На мула уронивши плеть,
признался тот, что
умереть
8. хотел бы, если Бога
нет…
И услыхал такой
ответ:

9. - Сын, с миром в путь смелей
ступай,
10. Бог есть. Есть мир, родной твой край,
11. И счастье будет впереди...
12. Лишь не сверни с Пути.
Иди!

........
С уважением,-от старого травника
...Р.А.

Андрей Рябоконь   19.07.2017 11:50     Заявить о нарушении