Нежность

       Однажды в сказочном лесу на солнечной поляночке родилась Ёлочка. Зелёною, пушистою была. Редчайшая красавица. Её с рассвета до заката с небесной светлой высоты любви лучами золотыми ласкало Солнце ясное. И Дождик целебной влагой тёплою поил. Всё лето ей распевали песни пташки певчие. Затейник ветер, что юноша влюблённый, с ней лепетал мечтательно листвой осенней лёгкою. И даже Фея в наплыве нежных чувств самозабвенно восхищалась ею: «Бывает же на свете белом такое диво дивное! На Ёлочку взглянешь - и светятся восторгом очи»
       А Ёлочка жила себе привольно, поживала. Весною, летом, осенью печалей, горестей не знала. Да просто радовалась жизни. И всем на загляденье пригожею росла.
      
       Всё было хорошо и весело в том праздничном лесу. Но как-то так вот неожиданно, что было, то прошло. Вслед за тёплой осенью иное времечко пришло. И так произошло, как в сказках многих приключается. А дело в том, что в лес, в котором Ёлочка жила, однажды тёмной ноченькой явилась никем незваная Зима. Седая, вредная старуха. И с ледяною клюкой. Она приковыляла тропинкою глухой. И следом за собой попутчика, - Морозище трескучий привела. Зачем они приходят вместе, отлично знает детвора.
       И, как в подобных сказках водится, невидимый Морозище, как сумасброд свирепый, пустился вскорости скакать. И разъярённо сам себя стал по бокам хлестать да и при этом так кричать:
       - Скорей, скорей, морозь сильней кусты, зверей!
       Скрипел деревьями, трещал. Безжалостно морозил всё и всех. И превращал живые яркие цвета в густые серые тона.
       Ой, холодна была зима! Озябли пташки малые. Ручей недвижимо затих. Вокруг совсем неслышно стало голосов живых.
       И наша Ёлочка в тревоге от холода дрожит. Иголочки зелёные уж начали тускнеть. Невмоготу ей, беззащитненькой, самой себя согреть.
      
       А что Мороз? Мороз стращал, что будет вечен. Мороз трещал. А день клонился быстро в вечер, ведь натрудился и устал. День, как и Ёлочка, по солнцу, свету тосковал.
       Понятно же что Солнышко стремилось, что есть моченьки окутать Ёлочку, так сердцу его милую, светом живительных лучей. Но было видно по всему, что у Мороза лютого всё ж чары посильней. И что же здесь могло поделать Солнышко? Ведь жар июльский пламенный им отдано сполна, а остальное от него уж не зависело. На то оно, - Зима.
       И взволновалось Солнышко невинное. Огнём закатным заблистало. Всё оттого, что холодно друзьям его в лесу вечернем стало. И вот оно укрылось дымчатым плащом. И в забвенье сонное уплыло подремать. Чтоб завтра рано утречком вновь обновлённым Ёлочку обнять.
      
       Как только Солнышко за холмиком лучом последним догорело, тотчас в лесу стемнело. Померк последний свет. И наступила ночь. Сдавалось, нынче Ёлочке уж некому помочь. 
       И неизвестно чем бы это завершилось, если бы подмога не случилась. В это самое время по воле счастливого случая с неба звёздно-синего крылатая Снежинка опустилась. Она присела у старого большого дуба на макушке. Минуточку там посидела, поискрилась. Потом вокруг себя оборотилась, пространство осмотрела. И... и тут она узрела, что на поляночке до самих маленьких иголочек прозябла наша Ёлочка. 
 
       Снежиночка пушистою и благородною была, как чистый светлый Ангелочек. А не колючей и зловредною, как тот злодей Мороз. При виде Ёлочки сердечко замерло у маленькой Снежиночки. Ей стало жалко Ёлочку, - до белых снежных слёз. И, чтоб её спасти она была готова заменить собою Солнце летнее. Но хотя Снежинка и слышала о Солнце хорошего премного, да, тем не менее, стать Солнышком ей было не дано. А потому и не умела излучать она такое, как у него, тепло.
      
       И всё ж Снежинке хотелось сильно-сильно Ёлочку озябшую обнять, утешить, обогреть. Но как ей в этом преуспеть? Подумала, подумала она, решила: «Давай-ка в помощь я позову своих подружек - воздушных тоненьких Снежинок, дружелюбных милых душек»
       - Быстрей на помощь! - она взывала. - В лесу беда! - подружек звала.
       И подруженьки не остались равнодушными к несчастию чужому. Возможно, благодаря тому, что имели все свойства драгоценные души людской. В отличии от таких людей, которых пока ещё доводится встречать порой. Людей, у которых их души огрубелые - ледяшек холодней.
       Меж тем Снежинки искренне обрадовались возможности бескорыстно добро своё другим дарить. Откликнулись на зов без колебаний. Не думая ни мало, они как к своему родному, пустились, отважные и нежные создания, в далёкий путь с безбрежно-бледной высоты парить. Ведь истинное добро великих не страшится расстояний.
       Всю ночь они летели и летели, друг друга ободряя. В воздушных платьицах с эфирным кружевом, в сапожках белоснежненьких, они порхали хороводом, кружились в неудержимом танце, кувыркались. И мягко Ёлочке на ветви опускались, чтобы её собой не раздавить. Ведь Ёлочка была ещё довольно маленькой, а Снежинок собралось хоть отбавляй. И продолжали они ещё-ещё без устали кружить. 

       А утром Солнышко взошло раньше обычного. На Ёлочку взглянуло. И... И от удивления сердечной радостью блеснуло. Оно не верило очам своим. Не может быть такого! Сколько разных Ёлочек видало на веку, но такой красавицы ему ещё не доводилось видеть. И Солнышко было растрогано до слёз. От радости чуть даже не всплакнуло.
       Ведь Ёлочка его любимая - преобразилась! Она избавилась от вчерашней тусклой серости тонов. И исцелилась. Она, как по мановению волшебной палочки, воскресла к новой светлой жизни. Теперь она сверкала, блестела вся и ликовала вновь. Переливалась в своём очаровательном убранстве. Сдавалось, будто бы сама лесная Фея в чудесном царстве каждую иголочку её, каждую веточку с особою любовью нарядила. Как к Новогодним торжествам. И хотя на ней не было ни одной ёлочной игрушки, зато все-все искристо-белые Снежиночки бриллиантами причудливо сияли тут и там.
       И Ёлочка в молодой воскреснувшей красе была прекрасна! Погружена в гармонию и радость новой жизни, сродни Принцессе в платье подвенечном, она серебром да золотом переливалась. И Солнцу ясному, счастливая, любовью улыбалась.
      
       А что ж Мороз, и где Зима, вы спросите меня? Так вот, старушка матушка-Зима, забыв про все мирские зимние дела, в стороночке тихонечко стояла. И радостью за Ёлочку дышала, потому как и сама её всю ночь по-матерински нежно украшала. А её попутчик верный дедушка-Мороз, слегка свой приморозив нос, невдалеке смиренно службу нёс. На карауле он стоял, лес от бессмертного Кощея охранял, и улыбался. И хоть от своего же холода Мороз совсем продрог, да и в его-то годы морозную давно он службу бросить мог, но всё ж - старался. И всей душой ей отдавался.
       Такой вот всем урок. Надеюсь - впрок.
       И Солнышку тот час понятно стало, что Снежинки хотя и были малюсенькими и холодными, и не имели тёпленьких лучей, а всё же вопреки всему Ёлочку смогли согреть. Потому что согревали её так, как они умели - нежностью своей!
       И Солнце нежной радостью во всю свою силёнку засияло. И от того в лесу ещё теплее стало. И веселее.
       А вы, друзья хорошие, вы тоже поняли, наверное, что Нежность - самого сурового мороза посильнее?      
   


Рецензии
Прекрасное порханье слов чудесных о Ёлочке меня накрыло Вашей нежностью. Прекрасен в Ёлочке полет Вашей чудесной души, полет мастерства Вашего. Спасибо Вам.

Юрий Сычев 2   11.02.2019 16:37     Заявить о нарушении
Юрий, согласна с вашим мнением.

Ольга Дорофеева 7   20.02.2019 20:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 74 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.