Папин дядя Никита и мальчик на фото из Лондонского

   
Папин дядя Никита и мальчик на фото из Лондонского архива.

   На снимке слева - мужчина средних лет, "в самом расцвете сил", - красивый, породистый, холёный, - в крестьянской косоворотке, но с перламутровыми пуговицами. Взгляд его небольших глаз жёсток и кажется циничным. Губы - полные и кажутся сладострастными. Фотография сделана во время Первой мировой войны - в августе 1915 года - в городе Твери. Это - дядя нашего отца, очень - почти на тридцать лет - старший брат его мамы, - нашей бабушки Маруси.

   Что общего у этого мужчины с одним из младенцев на семейной фотографии Воронцовых-Шуваловых, снятой в Вене в 1870-х годах известным фотографом Виктором Ангелером, - а именно - с тем, что сидит  на стульчике рядом с одним из внуков Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой?..

   Ну, если приглядеться, то видно, что черты лица у мужчины и младенца схожи, - небольшие, с острым взглядом, глаза, прямой нос, полные губы. Волосы растут одинаково, - что один из самых характерных признаков, - расположение волосяных луковиц очень индивидуально.

   И вот интересно: второй год идёт мировая война, даже поэтов - Блока и Гумилёва, - призвали на фронт, а этот холёный мужчина в расцвете сил, - что он делает в тыловой Твери?..

   А вы ничего странного в этом мужчине не видите? Да, фотография до пояса; он, - по-видимому, -  всегда фотографировался до пояса, - по крайней мере, - у нас в семье нет других фотографий. Плечи его как-то странно наклонены, - как будто у него смещена точка опоры...

   Да, у этого мужчины не было ног. Хотя были вместо них хорошие, качественные, протезы, - на которых он ходил, как на своих собственных ногах. Папа рассказывал нам, как пугался в детстве, когда протезы эти  вдруг с грохотом падали среди ночи. (Они жили тогда вместе с дядей).
 
  Ног у него не было с рождения. Третий из тройняшек, - двух девочек и одного мальчика, - он родился с таким дефектом, - недоразвитым. Вы видите, у мальчика на стульчике - тоже нет ножек? Если б они были, они были бы видны. Вот она - главная примета - отсутствие ног! Под стульчиком мальчика - жуткая пустота. Уродство не спрятано, не закамуфлировано ничем; оно показано прямо и честно, - аристократически; что есть, - то есть, - и это надо принять.

   Отсутствие ног не помешало этому мужчине жениться - на скромной польской дворяночке Анне Ивановне Страковской; завести ребёнка - сына (кажется, его звали Игорь, - он погиб на Великой Отечественной), и стать при Советской власти директором Главного универмага города Твери (то есть, уже Калинина). Он - даже, - кажется, - заводил любовниц, - ещё при своей скромной, милой, преданной, Анне.

  Анна Ивановна умерла, не дожив до Победы, - вероятно,  - не пережив известия о гибели единственного сына. А он пережил, и пытался ещё - в семьдесят с лишним, - заводить молоденьких любовниц. Он потерял всегдашнюю осторожность, когда влюбился в одну прехорошенькую девушку. Она не смогла преодолеть физическую брезгливость, бежала от старого мужчины, когда открылись его протезы. Он кричал ей вслед: "да знаешь, кто я? Я - граф, - мне должен был достаться дворец в Алупке!" Девушка не останавливалась. Тогда он выдвинул последний аргумент: "я - правнук самого Пушкина!" Девушка бежала без оглядки - в милицию. Она сдала его.
 
  Это было ещё сталинское время - конец сороковых - начало пятидесятых. Папиного дядю посадили - не в тюрьму, - в сумасшедший дом. Там он вскоре умер.

  На папиной памяти,  этот его дядя жил не под своим - а под каким-то странным - именем - "Никита Никитич Никитин". Видимо, кроме имени, всё остальное - и отчество, и фамилия, - были придуманы.

  Ему удалось благополучно дожить до старости в СССР, - в самое страшное время. Он был сыном одного из богатейших людей прежней России, - Михаила Андреевича Шувалова, - но по всем официальным документам - у этого графа Шувалова не было ни жены, ни детей.

  В чём тут дело? Почему скрывали этот брак? Где он совершился? Кем была наша прабабушка, - по документам - Елена Дементьевна Шувалова? Почему Воронцовский майорат наследовал не этот единственный сын Воронцова
(пусть - инвалид, - но не на голову же...), а его тётка - Елизавета Андреевна Шувалова-Воронцова?..

  Не знаем. Здесь какая-то Великая Тайна.


* * *

  На обороте этой фотографии, найденной в "Лондонском архиве" семьи Воронцовых, написано, что это - дети Елизаветы Андреевны Воронцовой-Шуваловой. Но - среди её многочисленных детей не было тройняшек! А о том, что все дети - одного возраста (примерно около года),  - говорят бусы, висящие на их шейках, - это бусы, надеваемые при прорезывании зубов. Путаницу здесь вносит ещё имеющееся в наличие фото Александры Илларионовны Воронцовой - примерно в этом возрасте, в таком же младенческом платьице, с такими же бусами. Но фото это сделано в Мерано (Южная Италия) в 1871 году. А эта фотография  - в Вене, в Австрии; в фотоателье знаменитого венского фотографа Виктора Ангелера, и - думаем, - на несколько лет позже. По крайней мере, фасон детских платьиц здесь уже другой (У Александры - с открытыми плечиками).
Главное же, - то, что у всех детей четы Воронцовых с конечностями всё было в порядке (по крайней мере, они были в "полном комплекте"). А у ребёнка на стульчике явно нет ножек.

Ну, и здесь дети - явно тройняшки, - поскольку на всех надеты бусы, которые детки носили при прорезывании зубов. Прорезывание зубов происходит в примерно одинаковом возрасте.

Для справки, старшие дети Воронцовых-Дашковых:

Иван-1868 г.р.;
Александра - 1869;
София - 1870;
Мария - 1871;
Ирина - 1872.



Фото двух старших - Ивана и Александры - сделаны в 1871 в Мерано (Италия). Иван - получается, - в три года, - снят уже в "мальчиковом" костюмчике, а не в младенческом платьице.

Мария Илларионовна родилась: 6 сен 1871. Место: Merano, Bolzano, Trentino-Alto Adige, Italy. *

То есть, Елизавета Андреевна Воронцова-Дашкова была в Мерано с тремя старшими детьми - Иваном, Александрой и Софией, и на сносях - третьей дочерью - Марией. Всё это было - повторяем - в Южной Италии.

Ирина родилась в 1872 году уже в Петербурге.


*Справедливости ради, заметим, что курортное местечко Мерано до Первой мировой войны принадлежало Австрии. Но - находилось-то оно всё равно - в Южной Италии. И зачем, имея возможность фотографироваться там, "на месте", ездить ещё для этого в столицу?..


Рецензии