Конструктор Алексеев -4

Чем громче успех, тем больше желающих разделить его с победителем. После Cталинской премии и вокруг Конструктора закружились разные советчики-доброхоты. А он не гнал -  присматривался.
" - Про отца  говорили, что он не разбирается в людях, - вспоминает Татьяна Ростиславовна. - Ничего подобного: людей он видел насквозь. Но был у папы такой принцип: независимо от того, что представлял собой человек, дать ему шанс. И если тот прокалывался, отец рвал с ним без всяких сожалений."
А ещё Алексеев говорил,  что работа людей объединяет, а награды разъединяют. 
Хотя  говорил он всегда немного. Жена, Марина Михайловна Алексеева подтверждает:
-  Мало разговаривал, улыбался редко. Он за мной и не ухаживал почти  - нет, такие люди, знаете, бывают очень застенчивы. А чем привлекал! Вот этой неназойливостью,  серьезностью,  даже какой-то загадочностью...

Когда после его смерти в ЦКБ провели анкетирование,  один человек написал так: "Ростислав Евгеньевич жил в непрерывном поиске точки зрения по любому вопросу.  Но его постоянно от этого отвлекали."
 
А пока…  строились новые модели, делались всё новые расчёты, повторялись опыты. Группа Алексеева упорно боролась за признание своих  новых проектов — судов на подводных крыльях для речного  флота.
Против существа самой идеи никто и не возражал. Но рецензенты  научных учреждений высказывали  недоверие к схемам и расчётам сормовских конструкторов.
Снова  поверил и поддержал  завод. Партийный комитет  обратился в Министерство речного флота, и был получен заказ на  создание первого в нашей стране гражданского теплохода  на подводных крыльях. 
На  "Красном Сормове"  открывают экспериментальный  цех.  Начинается реализация проекта  корабля длиною в 24  и шириною в пять метров, с двигателем в семьсот лошадиных сил, рассчитанного на 66 пассажиров и с заданной скоростью - 60 километров в час. Рождается   "Ракета."
В 1957 году Алексеев, получивший личное согласие Хрущева,  сам привел первую "Ракету" в Москву на Всемирный  фестиваль молодежи и студентов. Путь от причала заводского затона в Горьком до речного вокзала в Москве занял всего 15 часов.
Белоснежный крылатый аппарат,  поражавший  самое смелое воображение, произвел полный фурор на Волге и в столице. И после того, как правительство страны с ветерком прокатили на крылатом судне,  всем начинаниям конструктора  была дана "зеленая улица."
25 августа 1957 года "Ракета-1"  начала регулярные перевозки на пассажирской линии Горький-Казань. Обычный теплоход преодолевал этот путь  за 30 часов,  "Ракета" -  за 8.  Теперь 25 августа -  "День скоростного флота России."
Начинается выпуск "Ракет" на нескольких заводах страны, и главным конструктором центрального конструкторского бюро по судам на подводных крыльях назначается  Ростислав  Евгеньевич.

Что может нормировать время творца? Только запас его энергии и страсти к творчеству.
Алексеев всю жизнь следовал жесткому режиму: не позднее одиннадцати  — отбой и ранний — в пять, пять тридцать — подъем.
Первым приходил на работу. Домой  в редкие дни возвращался  раньше десяти   вечера.
Никогда не бездельничал, то есть не сидел просто так. И отдых у него всегда  был активный. Помимо яхт   увлекался горными лыжами, прыгал с парашютом, автомобиль водил "с закрытыми глазами",  пилотировал корабли своей конструкции.
Его  такая жизнь  устраивала. Жену Марину Михайловну — нет.               
В период работы над крылатыми судами она сказала мужу, что ей стыдно узнавать о его успехах  не от него самого, а из газет.               
Тот пожал плечами: - Работа.  Её так много.               
На его постоянную сосредоточенность в семье  давно не обижались, во-первых, потому, что привыкли, во-вторых, потому, что это было бесполезно.  Все его мысли — корабли.
Сказать о том, что работа других конструкторов его бюро была тоже напряженной – ничего не сказать. В семьях   регулярно происходили конфликты, доходило и до разводов. Наконец Алексеев вынужден был смягчить условия и объявил… воскресенье выходным днем.
После "Ракеты" -  новый период поисков. И через два года начинается сборка морского   "Метеора". Работали  быстро.  Были  моменты, когда  конструкторы отправлялись в рабочие бригады, и шутники прикалывали к  дверям кабинетов   объявления: - Бюро закрылось, все ушли в цех!               

Но как ни торопились,   при малейших сомнениях или предположениях, что можно сделать лучше,  останавливали  сборку.   Снова начинались исследования, опыты.  И в результате получали  увеличение скорости или чуть  больший запас прочности корпуса. Проблема прочности при растущей скорости и длине судна была очень серьезна.

Бурные споры вызывала и архитектура нового корабля, как бы  соединяющего   две среды: воздушную и водную —  "Метеор" больше "Ракеты", и его корпус выше поднимается над водой.               
Художники  делали первые эскизные намётки общего вида судна и для того чтобы яснее ощутить их в объёме, тут же лепили из пластилина макеты будущих кораблей.
Никто не хотел идти по пути полной аналогии с авиацией.   Корабль, даже летящий по воде, не подобен воздушному лайнеру. На реке есть берега. И потом, пока  судно не выйдет на крылья, оно плывёт по реке, как обычный теплоход. И всё-таки крылатые корабли уже стали походить на корабли воздушные больше, чем на речные.
Осенью 1959 года начались  ходовые испытания. Решили  провести корабль до Волгограда, оттуда по Волго-Донскому каналу пройти в Дон, затем спуститься в Азовское, а из него в Чёрное море.
Ростислав   Евгеньевич  стоял у руля.  Он имел  удостоверение почетного капитана судов на подводных крыльях, позднее прошел полный курс летной подготовки  и    мог грамотно управлять экранопланом.
Всегда управляя    своими кораблями  при  испытаниях,    старался первым убедиться в их надежности.  А министерское начальство  уже обвиняло строптивого конструктора  в  высокомерии и  недоверии к другим. Правда, пока властвовал  Хрущев, нечасто и без выводов. 
Благополучно пройдя Волгу и Дон, на  Азовском  море «Метеор»  попал в  шторм и выдержал.  "Метеоры" пошли в серию.
Пятнадцать лет две тысячи человек под руководством Алексеева  ежегодно проектировали, строили и испытывали по пятнадцать -двадцать  моделей.
Главный  считал, что критерием истинности для инженера является серийное производство его изделия,  и один за одним на  реки и моря выходили "Метеоры", "Ракеты",  катера "Волга", "Комета", "Спутник", "Буревестник" и "Восход" -  по формуле "В год — пароход!", и каждый из них — лучший, а нередко единственный в мире в своем классе
Модель "Ракеты" и катер "Волга" были представлены на Всемирной выставке "Человек и прогресс" в Брюсселе, где им была присуждена Золотая медаль.
Высокие эксплуатационные качества "Ракеты" были подтверждены выдачей сертификата английского Министерства торговли.

В 1961 году десять сотрудников во главе с "Главным"  за создание скоростных судов  на малопогруженных подводных крыльях стали лауреатами Ленинской премии. 
Вскоре Ростиславу Алексееву присвоили ученую степень  доктора технических наук. Теперь его уважительно называли не только    "Адмиралом" и "Главным", но и  "Доктором."
" На вечеринку, посвященную высокой награде, папины друзья принесли торт, на котором кремом было написано "Слава — Славе!" и... коробку, - вспоминает дочь конструктора. - Там находится самый точный измерительный прибор", - сказали ему.  Когда открыли коробку,  оттуда выскочил кот по кличке Атом.
В ЦКБ было принято первым на новое судно запускать кота. Конструкторы считают, что животное всегда ляжет на то место, где есть какие-то недоработки и неполадки."
Имя его было засекречено многие годы. В 1966 году  под чужой фамилией и по "левому" паспорту  конструктор побывал  в Англии, на выставке достижений судостроения. Там  захотел "порулить"  аппаратом на воздушной подушке, а когда не разрешили,   положил свои руки на руки водителя. И  понял, как управлять судном.

Свои идеи обычно проверял  на окружающих. "Мысль должна овладеть массами", - повторял он известный лозунг и разъяснял преимущества  задуманного судна... уборщице или вахтеру.  Если они  не понимали, значит,   "идея  "сырая",  надо думать еще."

    ...Скоростной барьер  судна на подводных крыльях  – около ста километров в час.  Алексеев решил идти дальше.
А ведь можно было остановиться. Всё есть.  Слава, деньги. Награды. Статус.   Зачем бросаться в риск и неизвестность?  Но  скорость  давно стала его idea fix .    Разве он мог остановиться?

                Продолжение:http://www.proza.ru/2016/12/26/65 
               


Рецензии
Доброе утро, Милочка.
Побольше бы таких целеустремлённых людей! Читаю с интересом. спасибо.
Удачного дня1

Лариса Малмыгина   12.01.2017 08:15     Заявить о нарушении
С наступающим тебя. Милочка!
Будь счастлива!

Лариса Малмыгина   13.01.2017 14:18   Заявить о нарушении
Спасибо, Ларочка!
Со старым Новым! Счастья!!!

Людмила Лунина   14.01.2017 09:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.