Космос нараспашку. Глава 27. Закатать рукава

— Следующий этап после строительства посёлка Анклава — объединение всей планеты в одно государство. У нас должно быть единое правительство Земли, единый базис моральных ценностей, схожее мировосприятие и общие взгляды на будущее. Это не произойдёт в один день, и даже через поколение мы не доберёмся к нужному уровню. Но как раз сейчас подошло время, когда пора ступить на эту Дорогу. Нам просто необходимо стать одним народом — землянами.
Влад рассказывал о планах уже больше часа, сопровождая слова галереями медийки и новыми программами обучения, что автоматически загружались на кристаллы Команды. Всё это ещё предстояло изучить и запомнить.
Иногда Лёшка Елисеев думал, что голова треснет по швам от обилия новой информации и постоянных тренировок. Но этот страх быстро проходил — разогнанные мозги поглощали знания без особых проблем. Что даже немного пугало. Вообще, Лёху многое пугало в происходящем. Но это словно готовишься спрыгнуть с парашютом — эдакий сладкий ужас с немеющими ногами.
Семь человек Команды Оператора напряжённо слушали Влада Стечко.
Они по привычке собирались в Убежище, сейчас немного заброшенном людьми — кроме дежурных техников здесь почти никого не осталось, потому как на соседней Станции возможностей на порядок больше. Там комфортнее, просторнее и что уж греха таить, интереснее. Телепорты, гравитационные колодцы, снующие везде флюоритовые кристаллы, дендрарий, бесконечная база знаний о галактике… и нет грустных воспоминаний о кошмаре, что когда-то произошёл в Убежище.
Так неожиданно центральный зал первого поселения людей с родной до боли панорамой Земли стал местом сборов ближнего круга Влада, его Команды.
Помещение постепенно обживали, заставляли креслами, диванчиками и застилали пол горками декоративных подушек. Несколько голографических экранов скользили в воздухе, обеспечивая моментальный доступ к базе данных Станции…
Алексею на медиа-линзы прилетел хмурый смайлик, грозящий пальцем. Это от Влада. Лёшка одёрнул себя. И правда — отвлёкся на свои мысли.
Сегодня важный день — Оператор решил огласить полную программу Анклава на обозримое будущее. Как он сказал между делом, «на ближайшие сто лет». И добавил с ехидной усмешкой: «Доживёте-доживёте!».
Потом эти встречи по субботам станут постоянными.
Никто посторонний на них не допускался. Сейчас в зале только девять человек — профессор Бриг, Рената, Стас-комендант, начальник охраны Сергей Викторович, Володя Мелех и младшие — Фёдор, Пашка Уртаев, да Алексей. Бонусом шёл Илья — Хранитель. Но он не сидел на месте — его всё время отвлекали проблемы на Станции. Настю в Команду больше не приглашали, а Юджин пока не заслужил такого доверия. Хотя бывший конклавовец и не стремился — после возвращения способностей он был счастлив и ни о чём большем пока не мечтал.
Пытался с ними посидеть мелкий Нурлан — кто ж его прогонит? — но вскоре заскучал и убрёл по своим важным делам.
— Вы там очень быстро говорили, — позже признался он Лёшке Елисееву, — как птички — чирик-чирик. Чтобы понять, надо обалдеть как вслушиваться, аж голова съезжает.
Он так и обозвал эти встречи: «субботние чирикалки».
А пока Оператор «чирикал» дальше:
— Существующие сейчас социальные институты несовершенны, экономики большинства развитых стран похожи на карточный домик с подпорками из спичек. Не говоря уже о странах послабее. Всё это неустойчиво в дальней перспективе. Мы это будем мягко, но полностью менять. У нас есть множество примеров решения этой проблемы в базе данных Артефакта — остаётся только адаптировать для нас.
Лёшка в очередной раз убежал мыслями в сторону: «Всю огромную планету объединить в единую страну?».
Мальчишка покосился на далёкую родную Землю, что красивым шаром зависла над лунным горизонтом, освещённая Солнцем, и сейчас занимала сразу три потолочных монитора.
«Мы должны… Должны будем объединиться, чтобы смог появиться сверхразум землян. Для контакта с другими цивилизациями, — немного заученно проговорил про себя подросток. — Для этого и существует Станция Галактической сети. Она является ретранслятором…»
Алексей чуть сбился с мысли и поднял руку, привлекая внимание Влада:
— А мы потом, как родится Сверхземлянин, останемся людьми? Или начнётся «Матрица» и люди будут как батарейки для… него?
В зале промелькнули улыбки, хотя у каждого где-то глубоко в душе ворочались сомнения насчёт концепции коллективного разума. Ну не насекомые же они?
— Постоянного включения в общий разум не будет. В этом нет необходимости, Лёш, — мягко ответил Оператор. — Для решения каких-то глобальных планетарных проблем, для прокола пространства и контактов с другими цивилизациями — да, всеобщее соединение будет происходить время от времени, и — да, в режиме «сверха» твоя личность растворится в общей, но лишь на время, скажем так, сеанса. Никакого принуждения — есть силы и желание, подключаешься, а не хочешь — занимаешься своими делами.
— Нам всё время придётся учиться и развиваться, — добавил задумчиво Павел, — Людей нужно расселять по Солнечной системе. Чем нас больше и чем мы… образованнее, что ли, тем сильнее будет становиться Сверхземлянин.
— Ты правильно уловил, — кивнул Влад. — И первыми у нас для контакта будут соседи…
— Ромбоиды, — мечтательно выдохнул Алексей.
Ближайшая к Земле цивилизация ромбоидов завораживала. Лёшка уже сотни часов провёл, изучая самых настоящих инопланетян.
Конечно, давно уже рядом искин кар-лайец, да и сам Оператор не до конца человек. Опять же, представитель Смотрящих Стас постоянно тут. Но они совсем непохожи на инопланетян — на вид такие же люди, как и все остальные вокруг. Скукотища! А вот ромбоиды…

* * *
Цивилизация ромбоидов подключилась к галактической сети относительно недавно и потому нам, землянам, будет проще найти общий язык с ними, чем с более старшими цивилизациями.
Пока что мы не можем с ними пообщаться, но в базе знаний Артефакта нетрудно найти массу материалов об этой расе.
Выглядят они как… металлические ромбики. Размером с ладонь взрослого человека, сантиметров двадцать в длину и десять в ширину. А вот толщины у них, можно сказать, и нет — они почти двумерны, там считаные микроны. Человеческий глаз не увидит, если ромбоид повернётся ребром в профиль.
У ромбоидов нет рук или ног. Да они им и не нужны — зачем иметь какие-то персональные отростки, если, объединившись с сородичами в многослойные живые структуры, можно образовать манипуляторы для абсолютно любого вида деятельности? Нужно куда-то попасть — быстренько складываемся в некое подобие многоножки и побежали. Требуется что-то переместить — формируем щупальца и — пожалуйста, поднимай предметы и неси, куда нужно.
Такие неимоверные гибкость и универсальность помогали ромбоидам выживать и адаптироваться к любым условиям. Серебристые «парни» постепенно стали доминирующей кремниевой формой жизни на собственной планете «Дом». Или «Рой», если переводить дословно.
Позже в процессе эволюции они развили в себе ряд псионических способностей, служивших для них защитой и ставших инструментом в познании и обживании окружающего мира.
Изучать цивилизацию «Роя» оказалось безумно интересно, и Алексей уже спал и видел, как он познакомится с ромбоидами лично. Ну, когда время придёт, конечно…
У них необычная культура и яркая специализация в галактическом содружестве — ромбоиды великолепно изменяют планеты под разные нужды разумных, корректируя всё — от недр до биосферы. Просто абсолютно всё.
Учились они на планетах собственной звёздной системы начиная с планеты–прародительницы. Свой родной «Дом» они переобустроили так, что он стал мало чем похож на прежний полупустынный шарик.
Вся поверхность материков покрылась ажурной сеткой узких глубоких каньонов — они используются как укрытие от палящего солнца, а также в качестве скоростных транспортных магистралей. По сложной системе прорытых в толще планеты тоннелей в любую точку подаётся нужный объём охлаждённого воздуха и доставляются необходимые грузы.
На многие километры над поверхностью возвышаются легчайшие, но невероятно прочные конструкции космических телескопов и станций межгалактической связи.
А вокруг «Дома» вращаются искусственные спутники, которые при необходимости используются в роли огромных транспортов для путешествий к соседним планетам их солнечной системы. Она, кстати, намного сложнее нашей.
«А чем же они питаются?» — вдруг пришло Алексею в голову. — «Или им это вообще не нужно? Надо будет этот момент уточнить… А размножаются как?»
Энциклопедия утверждает, что разделения полов у ромбоидов не существует — размножаются клонированием. Точнее, расслоением. Просто в какой-то момент ромбоид расслаивается на пару себе подобных. И каждый становится отдельной самостоятельной личностью.
Ну, не совсем так.
Личность появляется только при объединении с другими членами своего семейства. Да-да, именно семья — тот важнейший фактор, который когда-то давно позволил ромбоидам осознать свою разумность. Каждый ромбик в отдельности ничего из себя не представляет и почти ничего не может. А объединившись с родственниками в единый «организм», становится частью разумного существа, которое уже способно мыслить, принимать решения, обучаться и развиваться.
Вот такая интересная цивилизация эти ромбоиды.
Ну и естественно, что следующим этапом в их эволюции стала возможность соединять уже разумы этих мыслящих существ. И тогда у них появился свой Сверхразум, что дало им право построить галактическую Станцию и выйти в Большой космос.
После этого цивилизация ромбоидов невероятно рванула вперёд в своём развитии. Сейчас они уже целыми планетными системами жонглируют и, по всей видимости, останавливаться на достигнутом не собираются.
Но сначала, напоминала настойчиво база знаний — все разумные индивидуумы цивилизации должны научиться объединяться в Сверхразум…
То есть это как раз то, чему сейчас будем пытаться научиться мы.
«Ох, скорее бы уже!» — нетерпеливо заёрзал Лёшка. — «Так хочется туда!..»
И перед его мечтательным взглядом вновь во всех деталях возникла любимая электронная картина, что висит на одной из стен Лёхиной комнаты — на ней десяток панорам с планеты «Рой» сменяют друг друга: изящно-строгие пейзажи ромбоидных городов с чудными существами всевозможных форм и размеров и мелькающими меж них маленькими сверкающими «рыбками»…

* * *
Лёшка с трудом вернул мысли в зал Убежища, где Владислав всё продолжал говорить:
— Мы с вами выбрали несколько путей развития Анклава псиоников. И попробуем их все, нащупывая самые действенные. Возможно, какая-то их часть со временем окажется тупиковой. Но не ошибается только тот… Ну вы знаете…
Оператор с улыбкой оглядел комнату.
— Во-первых, демонстрационное поселение. Наш посёлок Анклава на Чукотке. Он покажет, что такое «мир псиоников». Это будет реалистичная модель будущего социума Земли. Эдакий полигон и обкатка. Дальше мы создадим подобные городки по всей планете.
Размах и правда впечатлял. Особенно зная, что это далеко не всё. Одновременно с посёлком заработают два центра…
— Второе. Параллельно запустим два научных института — медицинский и технологический. Они станут основой посёлка. Потом их филиалы откроем везде, где возможно. Выпускаем в мир технологии антигравитации и защитных полей. Профессор, не морщитесь, — рассмеялся Влад. — Запускаем потихоньку сеть бесплатных клиник с широким спектром медицинских услуг. Исключением на первое время, возможно, будет косметология, но это нюансы.
Рената переглянулась с профессором Бригом и оба тяжко вздохнули. Эти институты лягут на их плечи.
— Третье. Запускаем волну медиа-контента о будущем планеты, предлагаемом нами мироустройстве и псиониках вообще. Книги, музыка, сериалы, онлайн-игры, сказки для детей и подростковая фантастика. Эдакий информационный вал.
Влад сделал паузу, изучая Команду.
— Четвёртое. Запускаем большое количество совместных проектов с Российским правительством. Самое важное — участие в космических программах Роскосмоса. Здесь я жду, что наш Малый круг, то есть Алексей, Павел и Фёдор будут вовлечены во все проекты. По максимуму. В этом им поможет Илья «Россыпь символов».
Лёха упал бы со стула, если бы не сидел на полу. Что-что? Он переглянулся с такими же ошарашенными друзьями.
— Да не пугайтесь, — улыбнулся Оператор. — По сути, Солнечная система довольно маленькая и в астрономическом плане не самая сложная. По сравнению с нашей Галактикой — это просто песчинка на берегу океана. Осваивайте её рядом с учёными и космонавтами, изучайте до последнего камешка и льдинки. Да-да, вы не подготовлены к такой работе — я прекрасно знаю. А кто из нас подготовлен? — насмешливо развёл руками Влад. — Вот, ловите обучающие курсы на свои кристаллы. Там, кстати, есть данные по космогонии, которые земным учёным знать пока не нужно. Закрытые разделы отмечены. Разберётесь со временем. Тем более что Илья рядом — подскажет. Не зря же он всё это и собирал.
— Ну и пятое, — после секундной паузы продолжил Влад, дождавшись, пока подростки перестанут возбуждённо шептаться. — В некоторых городах России мы планируем поработать над обратной связью от эгрегора к людям. Выясним, насколько возможно влияние, купирование негативных эмоций, ментальная помощь и так далее. Здесь у нас будет задействована Анастасия Шпагина. Так… Ну, по основным проектам пока всё. Начнём, понемногу? Теперь вопросы…

* * *
К большому облегчению Алины к концу осени всевозможные силовые структуры от неё отстали. Понятно, что наблюдение продолжалось, и вся её жизнь, в реале или сети, для них прозрачна. Но не мозолят глаза и не дёргают с повестками — всё счастье…
Работу нашла непыльную — занималась рекламой выставок робототехники, участвовала в организации круглых столов и конференций по стартапам. Всё привычно и отработано до мелочей — толстые дядьки делают деньги на фонтанирующей энергией молодёжи, готовой пахать за идею.
Свободными вечерами, если такие выдавались, девушка торчала в сети.

The Times: «В Сибири создана сеть фильтрационных лагерей, куда перевозятся все иммигрирующие в Россию псионики. Больше их никто не видел».
Bloomberg: «Луна, похоже, стала полигоном для игр русских. Уже несколько месяцев в Океане Бурь астрономы наблюдают перемещения белых объектов двухметрового диаметра. Их количество уточняется».
The Guardian: «Вблизи Солнца обнаружены три пирамидальных объекта примерно километрового размера. Для их дистанционного зондирования будет запущена орбитальная лаборатория».
Kurier: «После обширных исследований псионических проявлений британские учёные выяснили, что причиной этого заболевания являются патогенные паразиты, вывезенные из африканской сельвы русскими туристами».

— Нет, такое читать совершенно невозможно! — вслух выругалась Алина, сворачивая новостную ленту.
Побродив по социальным сетям и Скаю, наткнулась на обсуждение сайта какого-то Анклава псиоников. Сегодня таких проектов в сети много. Наверно, очередная секта развлекается. От нечего делать ткнула в ссылку http://www.psionics.space/.
— Ну, здравствуй, Баламошик, — хмыкнула девушка, изучая фотографию Влада на заглавной странице сайта.
Пробежала глазами по тексту и ссылкам:

«Анклав псиоников приглашает тебя!
Наш город строится на Крайнем Севере, на Чукотке.
Суровый климат, вечная мерзлота, огромные безлюдные пространства,
покрытые снегом. Казалось бы — чего искать в таком месте?
Но здесь кончаются твои проблемы — ты будешь среди своих.
Нам не важно, сколько тебе лет, твоя национальность или вероисповедание.

Научная работа Анклава
Нам всегда нужные умелые руки и умная голова!
Если у тебя инженерное образование, учёная степень в области естественных наук или медицины, то тебе даже не обязательно быть псиоником.

Мы рады каждому!
Если ты телепортер, то воспользуйся графической меткой ниже —
она приведёт тебя к нам напрямую.
Или же заполни анкету — мы с тобой свяжемся».

— Ну, кто так пишет, а? Что за примитивизм?! — простонала девушка, набирая номер Владислава по Скаю.

* * *
Старый заброшенный посёлок Иультин давно мирно спал, заметаемый первой осенней позёмкой. Покинутый человеком и промороженный насквозь. Редкие невысокие деревья тихо перестукивались голыми ветками под вой колючего ветра.
Но сегодня посёлку поспать не удастся.
Темноту чукотской ночи взрезали яркие прожектора откуда-то из-за низких туч, и на площадку около бывшего Дома Культуры упало четыре белоснежных шара, мягко затормозивших у самой земли.
С почти неразличимым на ветру шипением в боках «капель» прорезались щели и оттуда на мёрзлый бетон выскочили несколько человек в белых комбинезонах, слегка фосфоресцирующих в мощных лучах света.
Один из мужчин резко взмахнул руками вверх, и от него во все стороны рванули десятки микродронов, сверкая цветными огнями. Боты рассыпались по пустому посёлку, сканируя местность. Некоторые нырнули в землю, буравчиками вкручиваясь в вечную мерзлоту, другие скрылись в окнах заброшенных домов.
Вся подготовительная работа давно уже сделана на Луне. Инженеры финально проверяли собранную информацию, сверяя данные. Выверяли возможные астральные возмущения. И заодно усыпили сторожей на соседней автобазе у зимника.
Через полчаса дроны стали возвращаться к площадке. Ничего существенно не изменилось со времён последнего замера — можно работать.
Невысокий, плотный человек в белом поднёс к посиневшим от холода губам смартфон, прокашлялся и отчитался начальству.
Тут же рядом с ним из воздуха вышел Влад. Огляделся, удивлённо хмыкая. Давно он тут не бывал. Где-то здесь валяется забытый миллион лет назад фонарь «Сивуч».
— Н-да. Парни, отлетите подальше к сопкам. Я начинаю.
Через пару мгновений белые шары рванули в темноту, оставив Стечко в одиночестве.
Он постоял немного, дыша морозным воздухом. Потом вызвал в памяти схему нового посёлка, что ему предстояло заложить.
Первым делом нужно очистить площадку. Влад глубоко вздохнул и раскинул руки в стороны, запрокидывая голову к небу.
Окружающие постройки с грохотом и стоном медленно полезли из земли, словно дурной великан принялся выкорчёвывать столетние пни. Из домов сыпался мусор, звенели, разбиваясь, остатки оконных стёкол, а над трескающимися стенами обваливались внутрь верхних этажей шиферные крыши.
Влад с напряжённым лицом упорно тянул древние двухэтажные бараки из промороженной почвы. Рядом просвистел ободранный безносый бюст Ленина.
Доски, камни, кирпичи и бетонные балки в крошеве шифера медленно всплывали в полной темноте в воздух. Пыль поднялась неимоверная. Даже северный низовой ветер с ней справиться не смог — попробовал и сдался, затих где-то неподалёку.
Перекосившиеся дома и сарайчики величественно поднимались в небо, словно души умершего города.
Оператор дождался, пока в земле ничего лишнего не осталось и резко свёл руки над головой, хлопнув ладонями.
Вся каменная масса рванула в одну точку, в ста метрах выше парня, и с оглушительным взрывом исчезла, словно и не было её никогда. Только огромное пылевое облако осталось висеть над Иультином.
Владислав взмахом рук отправил клубящееся облако ещё выше, где злые ветры моментально разорвали его на куски и растащили в разные стороны.
— Теперь котлован, — сказал сам себе Оператор.
Похрустел пальцами, примеряясь с чего лучше начать.


Конец первой книги

Москва, декабрь, 2016
© Аркадий Рэм


Рецензии