Космос нараспашку. Глава 26. Сверхгости

В виртуальном пространстве Артефакта стояла привычная тишина. У горизонта плавала золотая сфера для работы с кар-лайским искином. Прохладно и пусто. Всё как всегда.
Иногда вдали пролетали стайки модулей-кристаллов. Им было чем заняться — вся Станция галактической сети под их присмотром.
Влад же размышлял о будущей операции превентивного удара. Потому не сразу заметил, что на Станции появился гость.
В одном из дальних технических коридоров брёл Стас. Хотя назвать Коменданта человеком сейчас нельзя. Парень мягко шагал вперёд, глядя перед собой остановившимся взором. Лишь кончиками пальцев иногда касался небольших зелёных кустов, равномерно рассаженных в декоративных кадках вдоль стен.
Черты лица юноши неестественно утончились, приобрели некую режущую остроту. Чёрные пряди волос и вплетённые в них цветные нити мягко колыхались вокруг головы, словно змеи медузы Горгоны. Лёгкий шорох сопровождал плавные шаги Станислава.
Влад вздрогнул и изумлённо уставился сквозь пространство на друга, так разительно изменившегося.
— Что ещё за хрень? — спросил Оператор, теряя привычное самообладание.
В десяти метрах от Стаса из воздуха выскочил клон Стечко и раздражённо зашагал навстречу изменившемуся Коменданту.
Но подходя всё ближе, начал притормаживать, внимательно изучая лицо Стаса. Наконец совсем остановился и склонил голову, приветствуя старшего.

* * *
За всеми спецоперациями, разведкой и бесконечными тренировками Фёдору абсолютно не оставалось времени на музыку. А ещё парень скучал по своим ученикам, что остались в Центре. Ему серьёзно не хватало этих криворуких балбесов. Он мог только надеяться, что они не забросили бас-гитару и занимаются самостоятельно.
Прямой связи с Луны не было, но Федька ухитрился пару раз скинуть почтовые сообщения ребятам, когда его брали на Землю. Разок получил ответ. Совершенно дурацкий: «Федь у нас все хор! Ты когда к нам, а? Мы тут с бразерс подобрали один трек и готовим клип. Лови линчик. Чо как?»
На большее их не хватило… Даже «линчик» забыли прикрепить. Ну «хор», значит, «хор». Федька несколько раз перечитывал этот корявый текст и смеялся над детворой.
А вот сегодня выдался вечер пустой и мрачный. Настолько, что даже к басухе не тянуло. Всё валилось из рук. Парень сам не понимал, что так давит на душу.
Он весь вечер валялся на кровати и пялился на потолок, меланхолично наблюдая за плавающими рыбами.
Хорошая была идея — поместить комнату внутрь виртуального гигантского аквариума. Иллюзия получилась полная. Только со временем убрал подводные звуки — приелись эти пузырьки и присвисты косаток.
Спальня разрисована зеленоватыми колышущимися волнами отсветов и теней. Умиротворяет, усыпляет. Пол подсвечен тёплым жёлтым оттенком и усыпан цветными окатышами, напоминая океанское дно. Босиком шастать приятно, и Фёдор частенько так и делал.
Но сейчас… Сейчас музыкант хандрил. Он лежал тут, в своей комнате посреди жилого комплекса Галактической станции, затерявшейся где-то в западной части видимой стороны Луны около Океана Бурь и… просто хандрил.
«Зажрался ты, Федь», — попенял себе парень, но ничего не мог с собой поделать. Мысли крутились в голове только грустные. Понимал, что надо отвлечься, но пока не получалось.
Виной тому был приказ Оператора о разработке операции превентивного удара по военным базам Земли. В данный момент штаб уже плотно этим занимается. Задача — ударить один раз так, чтобы никакое из государств планеты больше не мечтало тронуть Анклав.
По сути верно, но… Но как-то неправильно, что ли. Нет, Фёдор не питал иллюзий насчёт военных властей планеты. Будь такая возможность, они бы давно растёрли в порошок и Оператора, и его людей. Конечно, вместе с Лунной станцией в придачу. От греха подальше, так сказать.
Но тогда чем они, псионики Команды, отличаются от вояк? Чем они лучше? Что дальше? Начнётся конфликт? Начнётся ведь, сто процентов. Не открытый. Кто же с распахнутым забралом пойдёт на врага такой силы? Будет тихое противодействие. Когда нож в спину. Когда все новостные сайты расписывают псиоников отморозками и мутантами, и вообще «они младенцев жрут». А сколько пострадает простых псиоников, что ни сном, ни духом об этом конфликте?
«Неужели Оператор не понимает, что нельзя так в лоб? Нельзя силой. Что потом? Ну поставим всех в «неудобную позу» и что? А как в дальнейшем сотрудничать? Кто будет с нами добровольно общаться? Опять силу применять? Потом снова и снова, пока не сломаем?» — задавал себе парень вопросы и боялся ответов. — «А хватит ли силёнок сломать семь миллиардов человек?»
В дверь энергично постучали, и хозяин комнаты дал добро на вход гостя, даже не поинтересовавшись, кто пришёл. Тоже мне великая тайна.
— Федь, здоров, — в комнату почти вбежал Пашка Уртаев и обессилено рухнул в кресло у стола. Вообще, это было любимое Федькино кресло, но Павел на такие мелочи внимания не обращал.
— Слушай, — сразу начал друг с порога, — надо же наших родных забирать, да? После операции с ударом я своего деда в Питере не оставлю. Ещё навредят как-нибудь. И отца надо бы забрать. Блин, голова кругом. Что делать, Федь?
Уртаев последнее время строил из себя крутого военного. Постоянно затянут в камуфляж, на ногах тяжеленные берцы с высокой шнуровкой.
Иногда нацеплял разгрузку с тысячей карманов, но быстро понял, что это перебор — и так уже странновато выглядел. Худощавый подросток до сих пор не набрал мышечного веса за последние пару лет пребывания в Центре. Только вверх вытянулся. Военная форма смотрелась на нём забавно.
Хотел коротко подстричься, но не смог. Долго вздыхал над своими цветными лохмами, но в итоге только обновил краску.
— Паш, думаешь, мы одни такие умные? — отозвался Фёдор. — Всё это учтут. Скорее всего, заберём всех родных сюда. А куда ещё? Посёлок только в проекте, а тут места вроде достаточно…
Сказал и внутренне поморщился. Ситуация, когда рядом поселятся его громогласная бабка со своей вредной сестрой, немного пугала. Две эти ведьмы поставят на уши всю Станцию. Укорот на них есть только в лице бати, но за старух обязательно вступится мама.
Парень будто наяву услышал крики и вопли, когда три женщины налетают на отца, и его передёрнуло. В своё время он был счастлив вырваться из дома именно по этой причине.
«К вам можно?» — на линзы пришло сообщение от Ильюхи. Вот и искин Станции не заставил себя долго ждать. Он точно знал, кто где на Станции и знал, что происходит во всех комнатах.
«Сейчас ещё подтянутся Лёшка с Нурланом и весь малый круг Команды будет в полном составе», — с усмешкой подумал Фёдор, отбивая Илье приглашение.
Мальчишка тут же выскочил из воздуха, хлопнув кроссовками по морской гальке. Радостно улыбнулся, пожимая руки парням. Он, наверное, единственный в мире ещё придерживался такой архаичной формы приветствия.
— Как же у тебя здорово, — восхищённо протянул Илья, усаживаясь прямо на пол по-турецки.
Задрал лохматую голову, разглядывая мир виртуального аквариума, как будто видит впервые, а не помогал это всё настраивать и программировать. Но каждый раз, появляясь у Федьки, замирал на пару секунд, наблюдая загадочную жизнь рыбёшек всех окрасов и форм. Подставлял восхищённую мордаху под зелёные блики волн.
Вообще, пристрастие кар-лайского искина к земным морям и океанам казалось странной вещью… Но, положа руку на сердце, на Станции есть хоть один нормальный человек?
Как и все в команде, Илья затянут в белый комбинезон. Сейчас среди них только Пашка — белая ворона…
«В смысле, камуфлированная», — Фёдор моргнул от парадоксальной мысли и фыркнул себе под нос.
— Пойдём полетаем на поверхности, а? — весело попросил Илья, отрываясь от созерцания потолка. — Что вы тут сидите и киснете?
«Программа у него, что ли, какая-то заработала психологическая?» — подумалось Фёдору. Двигаться вообще никуда не хотелось. Надо бы понять и разобраться в том, что ждёт их всех в будущем.
«А этим пацанам лишь бы развлекаться... Нет, не будет сегодня покоя от них».
Хотя полетать в «каплях» на поверхности было бы здорово. Это вам не по коридорам Станции носиться, рискуя кого-нибудь сбить.
Поначалу им зарубили идею с вылазкой наружу, но, когда вмешался Оператор и заверил старших, что в индивидуальных флаерах-шарах подросткам ничего не угрожает от слова «вообще», то их со скрипом отпустили наверх. Всё-таки постоянно находиться под землёй тяжело для формирующейся психики.
Выбраться на лунный грунт разрешили только в сопровождении старших. Крайним «старшим» неожиданно стал Володя Мелех. Роль няньки для подростков его совсем не обрадовала. Но это пока сам не устроился внутри белого шара и не включил форсаж. Дальше в нём проснулся счастливый ребёнок, который с воплями и уханьем рассекал по кратерам и плато Луны.
— Ну, давайте, ребят, — заканючил Ильюха, подпрыгивая на полу. — Ну чо вы как тормоза?
Фёдор порой с трудом мог воспринимать Хранителя Станции в качестве древнего инопланетного искина — перед ними был всё тот же хамоватый Ильюха, которому частенько хотелось отвесить подзатыльник.
Но чего не отнять — пацан всегда умел поднять настроение окружающим. Потому сопротивление оказалось бесполезным, и через десяток минут ребята шагали в сторону зала-ангара с «каплями».
В коридоре царил вечерний полумрак, под самым потолком пролетали ремонтные дроны и обслуживающие кристаллы. С десяток камней с тихим звоном рванули к Илье, словно ожидая команд. Феде показалось даже, что он уловил моментальный диалог между модулями и Ильёй. Всё-таки не зря его натаскивают в хакинге электронных систем. Но, может, ему и показалось. Хранитель же совсем по-человечески отмахнулся от флюоритовых кубиков и резво потопал дальше.
— Лёшка с Нурланом уже чешут сюда, — трещал Илья. — Мелех пока ругается для вида, но тоже придёт. О! А может, Стаса позовём?
Фёдор с Пашкой синхронно хмыкнули. Стаса? Покататься на «каплях»? Смешно, да.
— Он просто здесь недалеко, — проговорил Хранитель. — Может, и согласится. Сами смотрите.
Ребята прошли несколько шагов и повернули в ответвление коридора, где в небольшом тихом уголке среди тёмно-зелёных кустов и высоких разлапистых растений в полной тишине стоял Стас, а напротив него Оператор, замерший с опущенной головой.
— О, парни, вы чего тут?! — воскликнул весело Ильюха и вприпрыжку рванул к друзьям. Но на полпути замер. С диким взглядом оглянулся. — Стоп! Не подходите…
Чем только заставил парней напрячься, и они пошли быстрее.
— Стойте, сказал! — Илья повернулся вполоборота к ребятам, выставляя перед собой ладонь.
Голос у него неожиданно огрубел, появились взрослые басовые обертона. На ребят глянул древний искин. Тут не спутаешь — этот взгляд не принадлежал дурашливому мальчишке.
Молодые псионики замерли, совершенно не понимая, что происходит.
— Тихо, — уже спокойнее произнёс кар-лайец и снова глянул на Влада и Стаса. — Какие у нас гости, обалдеть… — Помялся и сказал чуть громче: — Мы уже уходим и мешать не будем. Просим прощения.
Хранитель медленно попятился. А Стас-комендант спокойно поднял голову, глянул на подростков сквозь чёрную длинную чёлку и… коротко кивнул, словно принимая извинения.
Искин чуть ли не пинками выгнал подростков обратно за поворот коридора. Потом взял обоих за руки. Довольно жёстко взял и почти бегом потащил парней подальше от Стаса.
Федька вдруг понял, что даже в берсерк-режиме вряд ли смог бы тягаться в силе с обновлённой версией Ильи.
— Ну? Что это? Что это было? — спросил Пашка, не выдержав скачки по коридорам. — Куда мы бежим? Да отпусти же ты руку, а?
— Я не знаю, могу ли говорить об этом, — отозвался искин. — Надо спросить у Оператора, а он сейчас занят. Эм… — хмыкнул Илья.
Ребята выскочили в небольшой холл, и Хранитель Станции всё же остановился, отпуская ладони спутников.
— К нам пожаловал… эм... — замялся Илья, — назовём его Смотрящим. Всё равно я точно не обозначу его суть. Вы же изучали устройство нашей галактики и основные расы? О цивилизациях Наблюдателей в курсе? Их ещё можно назвать Галактическим Контролем… Упрощённо…
Парни покивали, всё так же пристально глядя на мальчишку-искина и ожидая продолжения.
— И всё! — развёл руками Ильюха. — Чем вызван интерес к нам, не знаю. Ещё слишком рано говорить о каких-то значимых результатах. Они, по идее, должны появиться только перед полным запуском Галакты… Ну, нашей станции…
Как ребята знали, в галактике несколько сотен цивилизаций разумных. У каждой из них своя специализация. У землян тоже когда-нибудь такая будет.
Большинство социумов даже в космос ещё не вышли. Но кроме них есть и очень мощные цивилизации. Они старые, даже древние по меркам землян.
Занимаются они чаще тем, что ухаживают за молодыми ростками разума в галактике. Среди них Сеятели, Наставники… И ещё многие-многие. Иерархия довольно сложная.
Над всеми структурами стоят Смотрящие или Наблюдатели. Очень древние расы. На грани перехода на другой план Бытия. И это нормально — в определённый момент любая цивилизация покидает нашу реальность, переходя в совершенно иную форму существования.
Древние приглядывают за «малышнёй». Следят за соблюдением общих законов Галактического содружества.
— И что будет? — тихо поинтересовался Фёдор. — Смотрящий может нашу планету уничтожить, если ему что-то не понравится?
Илья неожиданно прошептал:
— Я не знаю, правда… Он может всё. Самое время помолиться, если вы верите в богов, ребят. Хотя это он и есть — бог, — натянуто рассмеялся кар-лайец. — Ну, чо уставились баранами?!

* * *
— Ты не Оператор, — припечатал мысленно Смотрящий, окружённый плавающими прядями волос.
Влад не мог даже пальцем пошевелить, скованный мыслью сверхгостя.
— Оператор образуется слиянием искина Зерна с человеком. После этого ни тот, ни другой отдельно существовать не могут. Без личностной составляющей человека Влада Стечко ты просто искусственный интеллект. Помнишь об этом? У тебя нет прав на управление Станцией и на подготовку вхождения жителей Земли в сеть, — угрожающе говорил гость. — Не для того проводился долгий отбор землян, чтобы так просто отмахнуться от личности человека. Теперь говори…
— Но у землянина начались серьёзные проблемы с психикой, стресс и нервный срыв. При принятии важных решений он подчас не опирается на логику, а исходит из каких-то эфемерных эмоциональных привязанностей и переживаний, — быстро заговорил искин-Оператор в теле Стечко. — Он психологически совершенно незрелый. Почти ребёнок. Для Оператора основа признана неудачной.
— Если не устраивает эта личность, останавливай проект и начинай подбор нового человека, — медленно произнёс Смотрящий, в упор глядя в глаза искина. — Но подумай, неужели Сеятели ошиблись, создавая Зёрна и запуская механизм отбора? И ты, маленький искин, проспавший тысячелетия в камне, так быстро во всём разобрался? Правда? Так кто у нас незрел, кто настолько неразумен? Выход в Большой космос и подключение к галактической сети — это решение самих землян, а никак не разума извне. Это ИХ выбор! И их исполнение. Мы можем только помочь и подсказать… Ты берёшь на себя слишком много, принимая решения за человека.
Искин-Оператор внутренне поник. Он посмел спорить со Смотрящим? Но останавливать проект именно сейчас нельзя. Столько людей, человеческих судеб и земных надежд положено на алтарь проекта. Да, земляне совершенно невозможные разумные — всё у них через всплески эмоций, много бестолковых поступков, как у слепых щенят. Порой у очень жестоких щенят. Но… Остановить всё сейчас?
Видимо, человеческая составляющая Оператора оказалась не совсем загнана в небытие, потому как искину стало реально грустно от представившейся перспективы. И стыдно за своё решение…
Он покраснел и исподлобья глянул на Стаса. Хотя не Комендант стоял перед ним. Тут нет гота — сейчас с искином говорили одновременно около квадриллиона существ, объединённых в один коллективный разум — сверхразум. Древний разум Смотрящего.
Неожиданно отдельным потоком засквозила ещё одна горькая мысль:
«А Стас оказался представителем Смотрящих, да? И сколько столетий он рядом с Артефактом? А я не разглядел, не перепроверил. Снова ошибся? Но когда мы были единым целым с Владом, то ошибок случалось намного больше! В этом задумка Сеятелей и Смотрящих? Не понимаю».
— Два условия для продолжения твоей работы, — произнёс сверхгость, после долгого молчания. — Первое: буди человека. Он уже достаточно отдохнул. Второе: никакой агрессии в сторону землян. Вообще никогда и никакой — ни к отдельным их представителям, ни к правительствам. Это против наших законов. Против самого существования разумных. Вы можете остановить драку, отобрать оружие, если его направили против вас, временно парализовать нападающих, но никакой агрессии и ударов в ответ. Только пассивная защита…
Смотрящий усмехнулся и продолжил:
— Хотя, как проснётся Влад, он подкорректирует твои идеи. У вас очень много работы, Оператор, чтобы заниматься вознёй в песочнице и драками на совочках… О, вижу. Влад, здравствуй!
— Привет, Стас, — грустно произнёс Оператор, встряхнув головой, и вяло помахал рукой. — Ты теперь уйдёшь, да? Мне тебя будет очень не хватать.
Смотрящий неожиданно улыбнулся. Чуть наклонил голову:
— Я-то уйду, но Станислав останется. Как оказалось, за тобой ещё присматривать надо, Оператор… Но Смотрящий должен идти дальше. Ты ведь не единственный, кого нужно уберечь от ошибок… Мне пора, прокол пространства поддерживать даже нам трудно. Сам поймёшь, когда подберётесь к этому этапу.
— Надеюсь, — ответил Оператор чуть повеселевшим голосом. — Мы постараемся больше не ошибаться.
— Да-да, — тихо рассмеялся сверхгость. — Фантазёр. Разум ошибается постоянно. Но всегда возвращается на Дорогу. Оступившись, встаёт и идёт дальше.
— Спасибо, сэнсей, — неожиданно для себя дурашливо поклонился Владислав. — Я выжгу ваши слова на скрижалях своей души.
— Пришёл в себя, — хмыкнул Смотрящий, — и тут же страх потерял. Ладно, мальчик, я прощаюсь. Надеюсь, мы скоро увидимся. При запуске Галакты, например.
— О, это будет нескоро, — сник Влад. — Сначала нужно объединить планету, потом коллективный разум этот... Знаю, что это такое, но, даже глядя на вас, не могу до конца осознать. Потом… Простите, кому я это перечисляю? Дел ещё лет на сто где-то.
— А ты оптимист, — отозвался с улыбкой Смотрящий. — Думаешь, за сотню лет управишься?
Стас неожиданно замолчал. Плававшие вокруг головы волосы опали вниз, жалобно звякнули цепочки на одежде, и Комендант повалился на пол, потеряв сознание. И упал бы, если бы не Влад, подхвативший друга.

* * *
— Потянет ли Алексей такое вмешательство в коррекцию событийных цепочек? — устало спросила Рената, раздражённо дёргая себя за красную прядь волос. — Мы не знаем, да? Мы ещё не нащупали те законы, когда реальность начинает активно сопротивляться коррекции. Его участие лучше бы снизить до минимума. А вдруг снова блок в самый неудобный момент? Надо разработать несколько вариантов схем. Сначала чистка основных точек… Нет, чёрт, нам не хватает людей. Такая операция займёт не один год.
Ри поморщилась и откинулась на спинку кресла. Никому из присутствовавших в рабочем кабинете Станции вся эта ситуация не нравилась, но какая альтернатива? Люди только надеялись, что Оператор знает, что делает. Но вот уже долгое время в комнате царило глубокое уныние.
Профессор Бриг о чём-то вполголоса говорил с Сергеем Викторовичем. Вокруг них плавно летали карандаши, небольшой блокнот с исчирканными страницами и старенькие медиа-очки.
Володя Мелех тасовал по экрану стола различные тактические схемы, не зная, как собрать этот пасьянс в единое целое. Рядом с ним что-то напряжённо высчитывал Юджин, иногда подключая к работе своих помощников.
— Сергей Викторович, — позвал Мелех начальника охраны. — А курсанты скоро к нам переберутся? Очень уж не хватает специалистов. Меня одного, к слову, пугает участие в операции детей?
— Ну, ты уж не перегибай. Наши парни не деточки, — тут же отвлёкся от разговора Сергей. — А Курсантов Журавлёва решили пока не дёргать. На время переговоров с Правительством пусть посидят в Центре, чтобы не нагнетать лишнего. Но, думаю, придётся это решение пересмотреть. О, Стас! Куда ты запропал? Мы тут уже все мозги расплавили!
— Простите, — с улыбкой отозвался Комендант, входя в комнату и устраиваясь на своё место. — Что я пропустил? Ребят, заходим-заходим…
Следом за ним в кабинет вошли Фёдор с Павлом, потом тихонько просочился Алёшка Елисеев, которого весело подпихивал в спину Илья.
Подростки молча уселись на привычные места. Зашушукались, бросая странные настороженные взгляды на Стаса.
— Прям все собрались, — хмыкнула Рената. — У нас объявили общий сбор? Ну хоть отвлечёмся чуток от планирования операции, — она похлопала по столешнице рукой. — Так понимаю, сейчас и Оператор появится?
— Правильно понимаешь, — сказал Влад, уже со своего месте во главе стола. — Всем здравствуйте!
В комнате повисло почти осязаемое молчание. Команда в упор разглядывала… улыбающегося Оператора. Это настолько было непривычно, что вогнало псиоников в лёгкий ступор.
— Что у нас с разработкой операции превентивного удара? — весело спросил Владислав, оглядывая команду.
— Если честно, Влад, то полная задница, — отозвался Сергей Викторович, слегка скривив тонкогубый рот. — У нас не хватает людей, недостаточно специалистов нужного уровня. Есть шанс забрать сюда небольшой взвод курсантов-псиоников, что ты инициировал первыми ещё на Земле. Но всё это кошкины слёзы!
Рената посмотрела на добродушное выражение лица Влада и решила высказать всё, что думает про эту операцию. И гори оно огнём.
— Вся эта задумка — просто полная хрень, Влад. Оставим в стороне моральный аспект. Считаю, что мы такой масштаб не вытянем. Если в самом начале ещё сработает эффект неожиданности и успеем обработать некое количество целей, то потом начнёт лавинообразно нарастать сопротивление. И с каждым шагом всё больше и больше, понимаешь? — Рената, нервничая, уже чуть ли не в узел завязала прядку волос. — Всё это выполнимо, только если у тебя в рукаве затесался какой-то козырь. Больше мы вариантов не видим.
— Ну и отлично, — кивнул ей Влад. — Для хрени у нас нет ресурсов и времени, потому этим мы заниматься больше не будем. Разработку сворачиваем. Спасибо вам за труды!
В комнате все затихли, выжидающе глядя на Оператора. Что он снова задумал?
— Не смотрите на меня так, — рассмеялся Влад. — Операцию отменяем. По разным причинам, но главная из них — я ошибся с этой идеей. Хорошо, что мне помогли разобраться.
И Оператор мельком глянул на Стаса-коменданта.

* * *
Курсанты прибыли на Луну ближе к середине осени 2034 года. Их телепортацией занимался лично Володя Мелех, уже без усилий создававший портальные окна на Землю. Надо было видеть его гордое лицо, когда в открытый проём зашагали хмурые парни и девушки в военной форме.
Молодёжь проходила не торопясь, солидно, как подобает крутым воякам.
Встречал их почти весь состав Команды. Чуть в стороне просторного холла Оператор вполголоса болтал с младшим братом Нурланом, при этом бдительно следя за работой телепортера. Готовый в любой момент помочь, если что-то пойдёт не так.
Последним из портала вышел лопоухий Даня Журавлёв и с улыбкой зашагал в сторону Оператора.
А нет, не последний. Последним… последней в зале появилась Настя Шпагина и настороженно заоглядывалась, словно кого-то ища.
Мелех облегчённо выдохнул, закрывая портал за девушкой.
Влад же, пожав ладонь старлея Журавлёва, медленно двинулся к Насте.
— Привет! Только ничего себе не выдумывай, — сразу расставила точки над ё девушка. — Я лишь по работе. Что ты там писал про сеть эгрегоров и обратную связь с жителями городов?
— Я ничего и не выдумываю, — пожал плечами парень, смущённо улыбаясь. — Здравствуй, Настя!


Рецензии