Глава 22. Новый друг, скрытый враг

— Ну а Флюоритовую колонну куда дели? — мрачно спросил Громов, сцепив в замок на животе узловатые пальцы с пергаментной кожей.

Старик заметно вымотан — от усталости и бессонницы лицо совершенно серое, землистое. Взгляд, никогда не отличавшийся мягкостью, сейчас просто резал по металлу. По лбу в жёлтых пигментных пятнах пролегли морщины, собираясь торосами на переносице.

— Я перенёс её в другое место, — отозвался Влад.

— И куда же?

Но Оператор не ответил. Три человека за переговорным столом — двое взрослых мужчин и русоволосый юноша — молчали, слушая, как еле слышно гудит аппаратура в кабинете.

Говорить, по сути, было уже не о чем. Прошли минуты, когда полковник, хрипло кричал и хлопал ладонью по столу. Никакой реакции от майора с Оператором не последовало.

— А как же присяга, Иваныч? — устало спросил полковник. — Ты же ещё помнишь об этом?

Влад отметил, как в эмофоне майора Края тёмной волной поднимается гнев, приправленный кислотно-зелёными прожилками стыда, но лицо Кирилла Ивановича даже не дрогнуло.

— Я прекрасно об этом помню, Виктор Петрович, — доброжелательно ответил он. — Сейчас происходит настолько форс-мажорная ситуация, что я вынужден нарушить…

— Личное выше государственного? — ядовито спросил Громов, перебивая. — Это модно сегодня, Кирюш. Какие ништяки тебе пообещал Оператор?

Но Края не так-то легко оказалось сбить. Он пожал плечами и ответил:

— Интересы одного государства незначительны на фоне наших задач. И уж тем более мои проблемы с присягой большой роли не играют.

Кирилл Иванович спокойно посмотрел на руководителя Департамента, потом склонился к столу и раскрыл несколько инфопакетов на экране, быстро пролистал их и поднял голову:

— Так, раз эмоциональная программа закончена, то перейдём к делу. Мы, Анклав псиоников, хотели бы взять у России в пятидесятилетнюю аренду немного земли. Нас интересует территория ныне заброшенного посёлка Иультин на Чукотке, полуостров Шмидта. Вот картография… Нами подготовлен ряд документов, предметно описывающий наше дальнейшее сотрудничество. Там много пунктов.

— Значит, так, да? — спросил Громов, поставив локти на стол и наклоняясь вперёд. Но смотрел он уже на Владислава. — Нормально общаться больше не хотите? Ведь сотрудничали до этого, Стечко?

— Сотрудничали, — кивнул парень. — Но расскажите нам о протоколе «Забвение», пожалуйста.

Петрович откинулся на спинку кресла и закатил глаза:

— Да ересь это! Протокол разрабатывался миллион лет назад, когда никаким Оператором не пахло и не было первой активации Артефакта. Есть недалёкие люди в правительстве, что мечтают его запустить, но… Да, бред. А с Алико Харчилавой получилась накладка, но виновные уже найдены и будут наказаны по всей строгости закона.

А вот этим словам никто в комнате не поверил, даже сам полковник Громов.

— Хорошо, — после минутного молчания устало произнёс Громов. — Эти документы должны сначала изучить наши юристы.



* * *

При старте второй ступени Активации Оператор мог выбрать любую точку планеты, но выбрал природный спутник Земли. Серия недавних нападений на Центр псиоников и друзей Оператора только подчёркивали ту грустную истину, что люди, как безмозглая саранча, будут нападать и нападать на всё то, что выше их понимания, что они посчитают угрозой своему существованию, власти или доходам.

Нынешний социальный строй людей, поставивший во главу угла принцип «выживает сильнейший», дико не нравился Владу, но выходить с человечеством на ринг и доказывать свою силу не было его задачей.

Да, он с Командой спокойно может подчинить себе планету. Сейчас уже сил хватит. Но зачем? Менять мир нужно не дубиной, а примером. Чего стоят твои правильные слова, если в руке зажата граната?

Вторая Активация была запущена Владом сознательно. Он уже находился на том уровне слияния с Артефактом, когда полностью управлял всеми процессами внутри Зерна. Именно так называли Флюоритовые артефакты древние Сеятели, что и «высадили» их на Земле. Наконец-то пришло время узнать, что же вырастет из этого «зёрнышка».

Колонну разместил в глубине Рифейских гор, растянувшихся почти двухсоткилометровой грядой на юго-западе видимой стороны Луны. Недалеко от Убежища, которое пряталось под Океаном бурь, и точно поверх древнейшей постройки цивилизации Кара-ла. Именно её не так давно обнаружили ребята из Команды и позже внимательно исследовал Влад.

Хотя для изучения уже мало чего осталось — руины, да и всё. Интереснее была встреча с управляющим кара-лайским искином, которого хозяева оставили на Луне для наблюдений за человечеством.



* * *

— Первые столетия здесь появлялся Смотритель, но уже двадцать три местных тысячелетия полная тишина. Бросили меня, как понимаешь. Что стало с цивилизацией создателей — не знаю. Я постоянно отправляю запросы, но впустую.

По каналу связи пролетел ощутимый вздох с образом грустного старичка.

Оператор наладил общение с искином через ремонтного дрона, которого первым встретил в разрушенном коридоре. «Краб» сам нашёл Влада после нескольких часов, что Оператор бродил по подземным руинам инопланетного комплекса.

Стечко для разговора просто устроился на полу, а робот замер напротив, мерно подсвечивая полумрак коридора световодами на спине и лапах. Так они и провели в разговоре часов десять. Общались, понятно, на русском. Хотя скорости обмена информацией позавидовали бы любые суперкомпьютеры человечества.

— Знаю об этой планете всё. Столько даже они сами о себе не знают. Можно сказать, хранитель землян! Но скорее архивариус, — хвастался древний электронный разум, сопровождая слова образом самодовольного кота. — Я тут с самого зарождения нынешней цивилизации. Прошлые не застал, понятно. Не настолько я стар, — Древний хихикнул. — Но даже я выдыхаюсь, вся база постепенно умирает. Постоянно ремонтирую, но… Дроны тоже не вечны. Даже самовоспроизводящиеся. Пылевые колонии наноботов уже давно рассыпались, а какие шустрые были…

Да, комплекс кара-лайцев постепенно приходил в негодность. Искин честно сражался с разрухой, но за все годы лишился уже больше шестидесяти процентов строений. И каждое столетие продолжал терять сектор за сектором. Последним ударом стал недавний обвал, что чуть не раздавил Убежище землян.

— Да это уже мелочи — сектором больше, сектором меньше. Я как-то чуть вообще всё не уничтожил, — доверительно рассказывал искин. — Когда начал понимать, что постепенно появляются проблемы с психоматрицей личности, то создал свою копию с отдельным разумом. Мы со Вторым честно поделили управление и хорошо общались, пока…

«Краб» в этом месте задрожал, нервно полыхая огоньками.

— …Пока не поссорились. Представь? С самим собой разругался. И началась у нас война, — снова развеселился искин. — Мы в виртуале рубились за управление сетями комплекса, а в коридорах развернулось настоящее месилово дронов. Это было великолепно! Давно я так не веселился, но в итоге, — искин вздохнул, — пришлось стереть Второго. Слишком уж наглый был, гадёныш. Многое тогда разрушили, и половина роботов полегла. Да-а-а…

Кибер-разум замолчал на несколько секунд, погрузившись в воспоминания, а потом встрепенулся:

— Веселее стало, когда у людей появилось радио и телевидение. Мне на саму планету доступа-то нет. Но была пара космолётов-дронов. Хотя с ростом НТР землян включился запрет на посещение. Ну ты знаешь эту директиву, да? Легче стало, когда спутниковый интернет появился. Не так скучно.

— Ты в сеть вышел? — спросил с удивлением Влад.

— Ну, чуть-чуть, по информационным просторам прошвырнуться, — настороженно ответил искин. — Законы я знаю. — И тут же постарался сменить тему: — Короче, Склифосовский, бери меня на работу.

Владислав от удивления даже вывалился из режима диалога.

«Краб» напротив него присел на брюшко, поморгал огнями раздражённо и снова протянул переднюю лапку, прося о контакте. Оператор взял конечность дрона в руку…

— Ну а чего такого дикого? — Тут же раздалось ворчание кара-лайца в голове. — Я за тобой давно наблюдаю, парень, и ждал, когда появишься на Луне. Зерно-то без искина? Там только ты, так? Ну так бери меня, а? Может, я и старикашка, но пригожусь тебе… Хм… внучек…

А за образом хихикающего хитрого дедка по каналу прошла волна одиночества и тоски. Искин уже давно стал полноценным разумным существом, а не управляющей надстройкой компьютера. Но инстинкт служения никто ему не отключал. Он хотел работы, настоящего дела…

— Ты понимаешь, что Артефакт должен будет полностью проверить все твои императивы и закладки хозяев? Готов открыться Зерну?

Древнее существо ощутимо поёжилось, но мешкало недолго:

— Да, это разумно.

— Хорошо, давай координаты твоего основного носителя, и я размещу поверх Зерно. Поглотим остатки твоей базы, и ты сам станешь частью…

— Ты галакту уже разворачиваешь? — перебил Влада любопытный искусственный интеллект. — В смысле, станцию галактической сети? Обалдеть!

— Да, — кивнул Оператор, не сдержав улыбки.

Кара-лайский искин оказался забавным существом. Непосредственным и смешливым.

— Я тогда своих смогу найти, наверно, — мечтательно пробормотал древний. — Давай, разворачивай уже быстрей! Чего задумался?



* * *

Флюоритовый артефакт спокойно и беззвучно крутился в глубине Луны. Тёплые блики света скользили по стенкам небольшого шарообразного зала, завораживая медленным танцем фиолетовых и оранжевых всполохов. Колонна крутилась вокруг своей оси, словно тибетский молитвенный барабан. Но так продолжалось недолго — скорость вращения понемногу нарастала, блики на стенах заскользили быстрее, постепенно сливаясь в цветные полосы. Колонна мелко задрожала, наращивая скорость. Мгновение-другое и она превратилась в столб огня. Во все стороны плеснули веером светящиеся нити и закрутились вместе с ней.

Висящий в виртуальном пространстве Артефакта Влад сосредоточенно смотрел перед собой, иногда шевеля губами. Вокруг ни одного кубика-модуля — просто бескрайнее голубое пространство до самого горизонта. И только на пределе видимости синь растворялась в белом тумане.

Наконец Оператор сжал побледневшие губы и резким движением раскинул руки в стороны.

В ту же секунду Флюоритовая колонна мощно взорвалась в реальности.

Шрапнелью во все стороны брызнули маленькие кристаллы-кубики. Они впились в грунт, и понеслись дальше, как масло прошивая толщу пород на многие километры во все стороны. Одни умчались далеко, а какие-то из модулей резко остановились на полдороги.

В итоге кубики-кристаллы создали плотную сеть, равномерно нашпиговав собой в горизонтали всё пространство вокруг в радиусе пяти километров.

В зале, теперь похожем на чайное ситечко, вместо привычного Артефакта в центре медленно вращался большой монокристалл с еле читаемой фигуркой Оператора внутри, замершей в позе эмбриона.

Модули в толще лунного грунта стали набухать, словно их изнутри накачивали воздухом. Росли по-разному — одни просто увеличивались в размере до десятка метров в ребре. Другие превращались во что-то невнятное, оплетённое кучей стеклянно-прозрачных или мутно-фиолетовых труб, и все вместе словно обрастали корневой системой. Всё это сцеплялось в странные конструкции, многократно соединяясь между собой, выплетая биоэлектронную пряжу.

Большинство модулей на западе от Артефакта трансформировались в вереницу огромных белоснежных шаров и соединились боками.

Флюоритовые кубики-семена разбухали, превращаясь иногда в нечто совершенно непонятное для стороннего наблюдателя.

Только Влад понимал, что происходит. Процесс предстоит долгий. Вырастить из Зерна-артефакта Станцию галактической транспортной сети — это дело почти на месяц.

Участия Оператора требовалось постоянное — он был проводником всей программы развёртывания комплекса. Пока что регламент выполнялся без нарушений. При сбоях ему придётся быстро корректировать происходящее.

На седьмом часу работы из глубин Луны вырвались наружу три серебряные пирамиды. Внушительные получились — почти километровой высоты. Сверкая гранями, они рванули в сторону Солнца. Это маяки нашей системы, привязывающие земную станцию к транспортным порталам Галактики.

На границе короны нашей звезды они разлетятся в стороны и зависнут там равносторонним треугольником — заякорятся, так сказать.

Позже следом полетит ещё несколько сотен таких же пирамид, но те попроще будут и помельче — всего лишь энергосборщики. Пока они будут работать на трёх-четырёх процентах мощности — не время ещё раскрываться полностью, а для функционирования Станции этого более чем достаточно.

Влад усмехнулся, представив, какой сейчас переполох начался у астрономов и военных на Земле. Посторонняя мысль чуть не привела к сбою. Оператор сосредоточился, привычно гася любые эмоции, сам становясь неким компьютером. Мозг напряжённо работал, отслеживая всё происходящее с модулями, пропуская, процеживая сквозь себя информационный поток.

Трёхъярусную жилую зону земного типа завершил глубокой ночью по внутреннему времени Лунного Убежища. Она оказалась самой простой — рассчитана по умолчанию на тысячу человек, проживающих довольно комфортно. Рекреационная зона, медицинская, детская, рабочая… Лаборатории, бассейны, полигоны…

Универсальные зоны, трансформирующиеся под любую из основных рас Галактики, росли намного дольше. Да и не сильно Влад форсировали их разворачивание — когда ещё до нас доберутся другие разумные. Пусть созревают тихонько.

На Станции многое было на вырост. Как, например, четыре огромных прямоугольных портала, с клубящейся звёздной дымкой в центре, что окружили Куб-артефакт с Владом. Из-за этих высоких «дверей» Флюоритовый гигантский монокристалл почти и не видно. Их можно было не запускать, но Оператор счёл необходимым показать Команде что их ждёт дальше.

Словно почки на деревьях раскрывались бутоны рабочих мест разных служб станции. Прозрачные мониторы шевелящейся листвой покрывали стены. Из пористого покачивающегося пола проклёвывались кресла.

Нигде нет острых углов — чистая бионика в очертаниях. Растительные мотивы были в каждом предмете — от декоративных панелей освещения до всей архитектуры Станции. Временно всё в белых тонах — люди позже сами настроят окрас, который им по душе.

Но даже то, что сейчас строилось на многокилометровой глубине под Океаном Бурь — лишь малая часть финальной Станции. Всё остальное Влад вырастит или позже, или это сделают его люди. К примеру, исследовательские лаборатории имели многоступенчатое развитие — запускать каждый шаг будут сами их хозяева. Случится это, когда человек овладеет достаточными знаниями и практикой для активации следующего «улучшения».

По бесчисленным коридорам и вереницам комнат и залов понеслись стайки кристаллов-модулей, проверяющих изнутри состояние выращенных помещений, коммуникаций и пригодности для жизни людей. После осмотра подземный мегаполис с яростным шипением и пронзительным свистом заполнился прохладным земным воздухом.



Если посмотреть на раскрывшуюся Станцию сверху, то можно увидеть некое подобие морской звезды, что раскинула свои пять лучей во все стороны. Вцепилась ими в Луну, словно толстыми пальцами.

В конце северной части образовался зимний сад, занимая гигантский зал, сравнимый с Лесной пещерой в Центре псиоников на Земле. Только местный набор растений был в разы сложнее. Среди деревьев и кустарников к вспыхнувшему под потолком искусственному солнцу потянулись совершенно экзотические растения.

Тонкие красные лианы медленно двигались в своём ритме, то скручиваясь в спирали, то распрямляясь почти до самого потолка. У их подножия толстостенные зелёные чаши, покрытые шевелящимся ворсом с белым налётом пыльцы, плевались горстями жёлтых шариков.

Между корнями зажурчали роднички, в воздухе загудели крупные насекомые — в массе своей простые шмели и пчёлы, но встречались и диковатые подобия «богомолов» с веером слюдяных крылышек, что вертолётным винтом с гудением вращались над их головой.

Гармоничное соединение земной и инопланетной флоры и фауны было той ещё задачей, но Влад мог гордиться собой. Определённой цели у этого садового эксперимента не было, просто Оператору захотелось попробовать свои силы. Да и помощникам стоит привыкать к экзотической жизни.

Для каждого члена Команды готовился свой рабочий сектор. Влад надеялся, что учёл всё, но это уже решится на месте, когда люди станут обживаться на Станции.

Пока же последние дни все, кто пошёл за Оператором, безвылазно жили в Убежище.



* * *

После увеличения способностей телекенетика профессор Бриг ходил по Лунному Убежищу в облаке мелких предметов. Кириллу Краю даже казалось, что Александр Аронович этого не замечал. Вокруг его головы, как планеты вокруг Солнца, крутились различные мелкие предметы — флэшки разных форм и цветов, пара небольших планшетов, карандаши и разъёмы непонятно от чего.

Сейчас же майор следил краем глаза за небольшой пробиркой, закупоренной резиновой пробкой. Стеклянный сосуд вился недалеко от самого Края и сильно отвлекал. На вид абсолютно пустой. Мужчина изредка косился на стекляшку и лениво размышлял, что же там внутри может быть такое.

В общей комнате старшие Команды торчали уже с час. Над головой всё так же мерно крутился земной шар на фоне издырявленной звёздами чёрной пропасти космоса. Поселенцы попросили Влада не отключать трансляцию. Теперь комната отдыха больше напоминала обсерваторию. Неожиданно всем понравилось отдыхать под звёздами. Здесь же проходили общие встречи поселения или вот такие рабочие совещания руководителей.

По времени Убежища уже далеко за полночь, но хотелось хотя бы начерно разобраться с проектом посёлка Анклава, что будет возводиться в Иультине на Чукотке — предварительные договорённости с властями достигнуты.

— Каким образом мы будем проверять людей? — задал закономерный вопрос начальник охраны Анклава Сергей Викторович. — У нас нет доступа ни к большинству личных дел псиоников, ни к базам ФСБ, а люди пойдут разные…

— Возможно, Влад, поставит новичкам какой-то ментальный ограничитель на ненападение, непричинение жителям и Анклаву вреда, — подал голос Стас-комендант, накручивая чёрную прядь волос на палец. — А как только человек докажет свою полезность, да и мы на него посмотрим, соберём карту личности, то можно и снимать…

Мужчины за невысоким столиком подняли головы и синхронно посмотрели в сторону Оператора.

Парень с ногами сидел у стены в огромном глубоком кресле и находился в рабочем трансе, прикрыв глаза. Он сейчас занимался разворачиванием Станции и просил не дёргать его по пустякам.

— Я слышу… Секунду… — тихо отозвался Влад. Потом заговорил с небольшими паузами. — Со второй активацией у меня добавилось возможностей… Секунду… Психоблоки не понадобятся… Могу сразу отсканировать человека на ментальные закладки, отложенные приказы, маячки и прочую дрянь, что так любят военные и террористы… Подождите…

Оператор надолго замолчал, только ресницы дрожали. Майор Край уже решил вернуть коллег к прерванной беседе, как Влад вновь заговорил, не открывая глаз:

— Но личностные качества — это уже без меня. Я постепенно всех просвечу, чтобы быть уверенным за чистоту… секунду… чистоту помыслов, вот как в вас уверен…

Влад неожиданно замолчал и распахнул глаза. Внимательно посмотрел на Кирилла Края.

Майор даже отшатнулся от непривычно тяжёлого взгляда воспитанника и с нервным смешком спросил:

— Влад, что? Ты меня пугаешь…

— Кирилл Иванович, а вы в курсе, что у вас… Как бы это сказать… Что вас двое?

У Края аж губы онемели. Он ждал, что Влад сейчас расхохочется, признаваясь в шутке. Но Оператор молчал, сверля пожилого поисковика взглядом.

Майор беспомощно оглянулся на мужиков за столом. Заметил, что Серёга, начальник охраны, напружинился, словно перед прыжком. Тощий Стас тоже напрягся весь, набычился.

— Да бред, — хрипло произнёс майор Край и потерял сознание...



…Очнулся, казалось, через секунду. Но уже на полу, придавленный Сергеем. Тот сидел на майоре, при этом вцепившись в руки Края.

— Ребят ещё кликните, хотя бы Мелеха там, — рычал мужчина. — А, вернулся… Кирюх, ты только не дёргайся, лады? Лежи тихо…

Один глаз у начохраны заплывал здоровым синяком. Он посмотрел куда-то вправо:

— Влад, справимся сами, не прерывай работу… Всё, он пришёл в себя… — И уже Кириллу: — Ни черта себе ты драться умеешь, брат! Какие таланты…

Рассмеялся и тут же поморщился, сплюнул кровь из разбитой губы.

Майор лишь ошарашенно моргал, пытаясь осознать, что произошло.

«Значит, это правда? У меня подсадка чужого разума?»

Всё это время Кирилл был… Был опасен для людей, что ему доверяли! Для детей в Центре! Почему-то сразу ему вспомнился эпизод, когда он привёл Влада с мелким Ильёй к Артефакту… Он оказался… Врагом? Это известие ударило так, что аж сердце заболело. О подобных опытах наложения личностей он слышал, но в реальности не сталкивался.

«Ха! Вот и встретились», — пронеслась горькая мысль.

Откуда-то сверху показалось оцарапанное лицо Стаса в обрамлении растрёпанных волос.

— Кирилл Иванович, мы сейчас вас зафиксируем, ладно? А потом спокойно разберёмся с вашей подсадкой, хорошо? Сейчас Сергей Викторович отпустит ру…

Конца фразы Край не услышал, снова проваливаясь в темноту…



…Возвращение обратно оказалось ещё муторнее. Майор не сразу понял где он, но в итоге сообразил, что в коридоре. Притом зажат в углу на повороте. И не стоит на полу, а подвешен под потолком. Спиной вдавлен в щель. Мощная подушка давит на грудь, руки и ноги как прибиты.

Хрип… Кто? Это… Это он хрипит, пытаясь дышать…

Тяжело. Воздух с трудом получается втянуть внутрь…

Болят рёбра слева и нога… Сломана?

Внизу, в отдалении, стоит мокрый от напряжения профессор Бриг с поднятыми руками и кричит что-то… С двух сторон по коридору медленно приближаются несколько молодых парней из техников и охраны, подчинённых Серёги… Напряжённые…

— Не удержу, парни, не удержу! Он же огромный! — кричит проф, запалённо дыша. — Силы кончаются. Не тормозите… Только не стреляйте ничем. Не стреляйте! О! Кирилл вернулся… У вас две минуты, пока «скрытый» приходит в себя…

— Дышать, — прохрипел Край.

— О, да… Прости, — дёрнулся Бриг. — Сейчас чуть ослаблю. И… спускаю вниз. Парни, готовность...

А Кириллу стало вдруг так хорошо от хлынувшего в лёгкие прохладного воздуха, что он чуть не прослезился. Давление на грудь уменьшилось, и майор мягко сполз вниз. Ноги не удержали большой вес, и он стал заваливаться вправо. Упал набок со стоном.

Но на это плевать.

«Я враг… враг… И сколько лет я предаю страну? Команду? Сколько лет я кукла? А чья, к слову? А не по хрен?! Нет, я так просто не дамся, сука! Я не дам тебе испортить всё!»

У лица лежал один из карандашей профессора Брига. Видимо, тот не удержал, когда поймал майора. Чуть дальше валялись цветастые флэшки. А в стороне — знакомая пустая пробирка.

«Интересно, а что там всё-таки?» — неожиданно подумал Край, но тут же забыл о ней. Он почувствовал, что сейчас снова отключится — дрянь внутри него снова брала верх, отбирая контроль над телом.

«Нет! Не бывать этому! Я сильнее, гадина! Я сильнее!»

— Я силь-не-е-е!.. — прохрипел майор и потерял сознание, роняя голову со стуком на пол.

Тут же дёрнулся и распахнул глаза, уставившись на карандаш рядом… Самый простейший. Жёлтые грани местами потёрты, но грифель остро заточен…

Кирилл медленно подтянул левую руку и крепко его схватил.

— Осторожно! — рявкнули голоса где-то далеко за горизонтом.

Кир секунду смотрел на остриё грифеля. А потом, с кривой усмешкой глянув на людей вокруг, с силой вогнал карандаш себе в глаз.

Яркая вспышка в голове!

И волна темноты… Окончательной.


Рецензии