Космос нараспашку. Глава 20. Протокол запущен

Влад захлопнул за собой дверь огромной машины. Два «Ягуара» представительского класса снялись с места и, мягко шурша колёсами, исчезли за углом солидного особняка, к парадному входу которого только что доставили Оператора с сопровождающими.
Домина, высотой этажей в пять, полностью из дерева. Ну или такая качественная облицовка. Несколько башенок, обшитых красной черепицей, взмывали ввысь почти на высоту старых корабельных сосен, что окружали территорию поместья, словно охраняя.
Причудливая старинная архитектура с резными наличниками на широких окнах напоминала позабытые детские сказки с царевнами и воеводами. Владислав даже задрал голову, изучая эдакое чудо в лучах полуденного солнца.
На широком крыльце рядком стояли три молодые женщины, одетые как официантки русского ресторана — белые приталенные жакеты со славянской вышивкой на груди и низкие ярко-красные юбки с бордовым орнаментом по канту. Только что кокошников не хватало.
Дамы кивками и дежурными улыбками поприветствовали приехавших гостей. Кроме майора Края, с Оператором прибыл ещё сам Виктор Петрович, глава Департамента. За их спинами маячил незаметный сотрудник Минэкономики и два крепких парня охраны.
Петрович, запахнув полы чёрного пальто, первым двинулся ко входу в особняк, опираясь на трость.
— Давайте, девчата, в дом, — скомандовал он, поднимаясь на крыльцо. — Не май месяц, поди.
Несмотря на яркую и солнечную погоду, на улице ощутимо сквозило. Февраль не собирался сдаваться так просто.
Стечко оглянулся на оставшийся за спиной сад со старыми могучими деревьями. Даже с голыми ветками выглядят солидно, как и всё вокруг. Хотелось бы здесь остаться и погулять с Настей, например. Но не получится, к сожалению.
Парень направился следом за всеми, уже скрывшимися в здании.
Внутри также всё отделано деревом, но тёмным и лакированным. Пахло как-то необычно. Владу вспомнилось слово «сандал». А так ли это на самом деле — не был уверен. Их с Краем провели в небольшую комна… скорее светёлку с дубовым столом, накрытым лёгкими закусками.
— Придётся немного подождать, — сообщил на бегу Петрович, перед тем как исчезнуть в причудливых лабиринтах резных лестниц и коридоров.
Так начался третий и последний визит Оператора к влиятельным друзьям Департамента. Его не представляли сильным мира сего — Влад просто «молодой специалист» из Центра. Что всех устраивало.
На первой встрече помог пожилой матери усталого и замороченного делами мужчины. Запустил у неё частичную регенерацию органов, убирая злокачественную опухоль и заражённые клетки.
Лекарям-псионикам, что последний год занимались дамой, поднял энергетический уровень на ступеньку. В богатой палате небольшой больницы где-то в лесах Подмосковья Оператор с майором Краем почти не задержались.
В отличие от второго визита. Олег, хозяин огромной трехуровневой квартиры на окраине Сочи даже чем-то понравился Владиславу. Такой большой и весёлый детина сорока лет с незамысловатым чувством юмора. Он заразительно хохотал, и чаще над самими собой.
Потребовал обращаться к нему по имени. Сыпал байками и анекдотами, хотя больше всего рассказывал о каком-то ралли внедорожников, где у него два «обалденных» экипажа.
Иногда из его глаз выглядывал зверь, и окружающие заметно нервничали, стремясь быстро выполнить все пожелания хозяина. Включать «альфу» Олегу почти не приходилось — помощники и так смотрели на него с обожанием.
Когда Оператор запустил у него владение огнём и первичную левитацию, то мужчина долго сидел в ступоре, гоняя огненный мячик между ладонями. А потом выскочил с диким воплем из плетёного кресла и бросила на Влада с объятиями. Оператор даже на секунду занервничал, опасаясь за свои рёбра.
Вырваться из гостей удалось только на следующий день. Пока первозданное счастье Олега не было многократно обмыто.
Новый сочинский псионик, возможно, оставит свои умения на уровне игрушки, но, судя по горящим глазам, всё же разовьёт во что-то более серьёзное. Если будет заниматься, конечно. Все инструкции и комплексы упражнений ему оставили. Кроме того, в Сочи на несколько недель отправят инструктора из Центра.
— Надеюсь, парни там не передерутся, кому ехать в Сочи? — смеялся Кирилл Иванович, выходя из телепорт-комнаты московского офиса.

К третьему визиту готовились дольше. В воздухе висело почти осязаемое напряжение. Всю дорогу Край с Громовым что-то полушёпотом обсуждали, бросая короткие взгляды на Стечко. Лишь подъезжая к особняку, примолкли, рассматривая поместье Большого человека.
— Министра зовут Виталий Евгеньевич, не забудь, — в тысячный раз повторил на ухо Владу майор Край, шагая рядом. — Вообще, он хороший мужик, патриот до мозга костей. Нашим экономическим чудом тридцатых обязаны только ему.
Гостей, после часового ожидания в «светёлке», наконец пригласили на приём к «хорошему человеку». Только что-то уж слишком все окружающие нервничали.
Но Владу, по большому счету, было всё равно — он выполнит свою работу, раз обещал. Тем более что его об этом так просили. И Край, и Настя… Даже Назин однажды снизошёл со своего Олимпа и вежливо попросил Оператора помочь Департаменту. Правда, с таким перекошенным лицом, что Владиславу захотелось смеяться.
Большой человек оказался реально большим. Влад только в кино видел таких тучных господ. Лысина министра сверкала почище тяжёлых хрустальных люстр под потолком. Но самыми запоминающимися были брови. Огромные мохнатые брови, похожие на двух зверьков. Они жили своей жизнью, то взмывая вверх, то собираясь у переносицы, когда их хозяин изволили серчать.
Виталий Евгеньевич в цветастой вышиванке восседал во главе бесконечного стола, уставленного полчищами блюд, тарелок и всевозможных розеток. Запотевшие графины в окружении винных бутылок пунктиром торчали среди всего этого великолепия.
Министр сосредоточенно ел и на приветствия вошедших в зал гостей из Департамента лишь двинул мохнатой бровью.
К столу тут же метнулись девушки из прислуги. Синхронно отодвинули несколько стульев, усаживая гостей.
Рядом с лысым гигантом уже сидел улыбающийся Петрович и что-то рассказывал, размахивая высоким бокалом с вином.
— Ну и кто у нас здесь суперпсионик? — с хохотком спросил министр, наконец обратив внимание на Влада с Кириллом Ивановичем.
Стечко вежливо кивнул мужчине, и вернулся к разглядыванию комнаты. Дерева здесь много. Даже слишком. Вся мебель, посуда, светильники и балки на потолке. Всё так или иначе содержит деревянные части. Что оператору нравилось — тепло от дерева шло почти осязаемое. Стены плотно декорированы картинами с деревенскими пейзажами, соломенными куклами и… В дальнем углу висела целая связка лаптей. Разных оттенков и размеров. Оператор даже заморгал озадаченно — впервые такое увидел.
— Какой-то он, мнем, дохлый, не? — спросил у Громова министр, вгрызаясь в копчёную куриную ляжку.
Влада аж передёрнуло. Он с детства терпеть не мог людей, что говорят с полным ртом.
— И на инопланетного колдуна совсем не похож. Те как-то пострашнее бывают, — Виталий Евгеньевич жизнерадостно заржал, хлопая огромной ладонью по столу. Да крепко так ударял, что зазвенела и стала подпрыгивать посуда на всём столе.
А Оператор в этот миг размышлял, как лучше послать эту свинью — вежливо или как получится?
— Смотри-смотри, — продолжал смеяться Большой человек, тыкая в сторону Влада обглоданной куриной ножкой. — Глазками-то как засверкал! Злиться, что ли? Бешеный тушканчик!
Из-за спины Влада показались две огненные змеи. Они заскользили по его плечам, рассыпая искры. Воздух вокруг Стечко слабо засветился, а в потолок ударил сноп тонких синих лучей, расходясь веером по морёным балкам.
Лицо Оператора поплыло — глаза ввалились, нос загнулся крючком, кожа покрылась глубокими волосатыми складками и словно вшитыми полосками металла. Зашевелились волосы, словно червячки. Лоб треснул, выпуская два изогнутых рога с лепестками огня на концах.
Существо получилось настолько отвратным, что у стенки пискнула официантка, а Кирилл Иванович невольно отшатнулся.
— А так больше похож? — проскрипел Влад, щерясь в ухмылке синими губами.
Министр секунду рассматривал получившееся чудо-юдо, а потом резко заорал:
— Све-е-етка! Иди сюда, тута Шапито показывают! Светка, стерлядь! Иди давай…
Один из официантов за спиной Виталия Евгеньевича склонился к уху орущего хозяина и что-то прошептал.
— Нашла время на массаж! Ну сама виновата, дура плоская! — весело отрезал мужик, опрокидывая в пасть рюмку с водкой.
Потом замолчал, сверля Влада неожиданно тяжёлым взглядом.
— Посмеялись и будет, — произнёс мужик.
Вытер жирные губы белоснежным рушником и швырнул запачканное полотенце между пустыми тарелками. С его стороны что-то резко зажужжало, и министр выкатился из-за стола на огромном инвалидном кресле. Развернулся на месте и скрылся в дверях, услужливо распахнутых охраной.
Громов поднялся следом и поманил рукой Влада с майором. Дождался, пока те подойдут и хмуро двинулся в двери, где скрылся огромный министр.
— Мальчик, спокойнее. Держи себя в руках, — прошептал уголком рта Петрович, когда они вошли в соседнюю комнату.
Большое светлое помещение было уставлено огромным количеством диванов и журнальных столиков. Вдоль стен тянулись бесконечные стеллажи с книгами. Даже в простенках меж окон стояло по книжному шкафу.
В центре, где места побольше, расположился хозяин в своём кресле.
— Давай к делу, — скомандовал толстяк, изучая Оператора из-под кустистых бровей. — Потом Светку позовут.
Влад к тому времени уже вернул себе базовый облик. Сделал несколько шагов к хозяину и замер, внимательно изучая тучного мужика.
Секунда капала за секундой и ничего не происходило.
Министр начал багроветь от злости, с хрустом сжал пудовые кулаки на подлокотниках кресла. Такими кулаками можно в лёгкую стену проломить.
А Оператор изучал эмофон министра и прекрасно понимал, что вот именно этому человеку он никаких подарков делать не станет. Густая чернильная грязь в астрале просто укутывала всё тело хозяина особняка. Закручивалась воронкой над головой, плескала протуберанцами вокруг, всасывая любые доступные крохи чужой энергии.
Старый энергетический вампир собственной персоной. Давно уже «проснувшийся» и осознающий свою силу.
Хотя нет, подарок сделать можно — отключить у мужичка пси-способности. Он, безусловно, серьёзно заболеет, но окружающие вздохнут свободно.
— Вот ты урод! — рассмеялся министр, откидываясь на спинку кресла. — Не хочешь делиться со мной силой, а? Вижу, не хочешь! Боишься меня?!
Виталий Евгеньевич подъехал ближе к спокойно стоящему парню и наклонился вперёд, глядя в упор. Зашептал с кривой усмешкой:
— Не нужны тебе такие конкуренты, да, мальчик? Понимаю прекрасно. Закон выживания, дружок. Закон выживания, да?
И министр захихикал.
— Ничего, дружок, мне и того что есть достаточно!
Из огромного тела Большого человека в астрале вырвались несколько чёрных щупалец и ударили Оператора в грудь, вцепляясь в энергетическую оболочку. Впились змеями, пытаясь высосать всё, что можно.
Наверное, с кем-то из простых людей это и сработало бы, но Владислав лишь закатил глаза. Есть что-то глубоко извращённое, когда псионики нападают на него с помощью пси-сил. Нападают на создание Артефакта, что дал им эти умения. Ну, где дал, там и взял…
Щупальца разметало в стороны, и они разлетелись серой дымкой, пропали. Как пропали и псионические способности у министра Экономического развития России.
Влад секунду изучал ошарашенное выражение лица гиганта-инвалида. Потом развернулся и пошёл прочь из библиотеки, бросив на ходу бледному Кириллу Ивановичу и непонимающе крутившему головой Громову:
— Здесь всё, идёмте.

* * *
— Нет! Поговорим об этом через четыре года, — спокойно произнёс Влад, сидящему рядом на диване брату.
— Но почему? — горько спросил мальчишка уже не в первый раз. — В классе есть ребята даже младше меня! У них всё нормально с силой — учатся управлять сознанием, тренируются, а я как неудачник какой. Тем более что мой брат… ты!
— У них способности проснулись спонтанно. То есть сами собой, подстёгнутые стрессом или инстинктом самосохранения, — терпеливо растолковывал старший брат. — Для них это очень рано. И у ребят не было никакого выбора. Спроси в классе, они хотели бы учиться здесь или остаться дома? С родными и близкими, но без суперспособностей.
— Но мои-то все здесь, — вставил Нурик. — Ну, кроме папки…
— Спроси, братишка, обязательно. Боюсь, ответы удивят. Какой бы расчудесной ни была наша школа, она всё равно остаётся интернатом. А у тебя есть возможность спокойно подготовиться, научиться управлять собственной психикой, телом. В итоге ты сам выберешь, что тебе интереснее всего. Обещаю. Может, к четырнадцати годам ты вообще не захочешь быть псиоником.
— Очень смешно, — надулся Нурлан и убежал из комнаты, показав на прощание Оператору язык.
Но если признаться, Влад просто не хотел, чтобы родные ещё больше оказались втянуты во всю эту историю с псиониками. И так уже... Мама устроилась в бухгалтерию Центра, бабуля часто пропадала в больничной зоне, подрабатывая нянечкой. Там ещё много пациентов, хотя уже и апрель подходил к концу.

А команда Оператора продолжала усиленно учиться. Занятия проводили только в Убежище. Первое время все, и молодые и взрослые, заметно нервничали, находясь там, но потом привыкли вроде бы.
Каждому из своих людей Оператор выделил несколько комнат для занятий, где они могли жить хоть круглосуточно. Но незаметно для руководства Центра этого сделать не удалось…
Оператор отвлёкся от размышлений — подали голос Стас и Рената. Фёдор тоже что-то пробурчал, носясь по полигону. Видимо, инструктор отошёл и музыкант готов к подмене. Как раз сейчас их очередь отправляться в Убежище. Оттуда надо будет забрать Павла, профессора Брига и Настю.
Стас-комендант деловито шагал к складам, позвякивая цепочками на чёрном бархате камзола. Зайдя за угол, он на долю секунды растворился в воздухе, но тут же проявился вновь, так же деловито шагая дальше. Первая замена прошла.
Рената с ехидной улыбкой скрылась в уборной, но почти сразу вернулась в лабораторию, вытирая руки:
— Девчата, обедать идём?
Помощницы радостно вскочили со своих мест. Вторая подмена.
Федька на полигоне и правда крутился в одиночестве. Сменить его на клон Оператора можно было без ухищрений для случайных свидетелей. Но всё же лучше перебдеть.
Уже второй месяц восемь человек занимались в так называемой школе Артефакта. Влад торопился, потому что реакция властей на выходку с министром пока не последовала, и что они там придумают даже не хотелось знать. Но необходимо.
Оператор серьёзно повысил уровень Насте Шпагиной как Говорящей с эгрегорами. Больше всего времени она отдавала этому направлению. Среди прочих дисциплин, понятно. Владу необходимо, чтобы Настя «прочитала» Москву. Нужно быть на шаг впереди своих врагов, а то, что министр ему не друг, не сомневался никто.
Как же ругался тогда Петрович, когда они возвращались из поместья, больше похожего на музей русского зодчества. Владу в какой-то момент показалось, что получит тростью директора по голове.
А вот майор Край, на удивление, отреагировал спокойно и произнёс только одну фразу: «Теперь всё будет намного сложнее».
Но вот уже заканчивался апрель, а репрессий пока не последовало. Такая невнятная ситуация совсем не нужна Команде.

Когда Оператор заскочил в Убежище, чтобы забрать утреннюю смену, навстречу вылетел взъерошенный Пашка Уртаев:
— Мы нашли! Древние! Тоннели!
За спиной подростка дурашливо закатила глаза Настя:
— Прям древние. Ну нашли какие-то норы. Вроде бы искусственные — мало ли предки копались в земле.
— Она тренировалась с эгрегорами, а тут близко никого нет, как ты и говорил, — зачастил Павел, с воодушевлением рассказывая. — Но есть древнючие тоннели! Настя их чётко ощутила. Правда? Пошли туда сходим! Интересно же! Я читал про подземные города — может, определю, чьи это.
Влад же задумался. Здесь по умолчанию не могло быть ничьих построек. Ни древних, ни новых. Только их Убежище на многие тысячи километров.
В зал отдыха, ставший общей комнатой, вошёл профессор Александр Аронович и потрепал Павла по макушке:
— Меньше ажитации, юноша. Наша планета хранит много тайн. А вот отличите ли вы шумерские постройки от ацтекских, что-то я сомневаюсь.
— Да лех-хко! Ну, в сети, если что посмотрю, — подпрыгивал на месте Уртаев.
— Сначала я всё сам разведаю, — отрезал Стечко. — А вам пора домой возвращаться.

* * *
Настя на прощание довольно подробно описала, что ощутила и увидела в толще камня. Дала приблизительное направление. Потому Оператор не плутал в пустотах — на странную сеть коридоров наткнулся сразу.
Аккуратно шагнул на глянцевый пол. Темно и совершенно нет воздуха, что неудивительно.
Стечко подкинул над головой несколько осветительных кубиков. Светлячки разгорелись, многократно отражаясь в зеркальных стенах и сводчатом потолке коридора.
Влад разделился на двоих клонов, и каждый осторожно пошёл в свою сторону в сопровождении стайки огоньков.
Это строение рядом с Убежищем ему совершенно не нужно. Легче всё засыпать, но сначала надо изучить неожиданную находку.
Влад аккуратно двигался вперёд, иногда касаясь руками гладкого камня стен, чем-то похожего на гематит. Периодически встречались высеченные неприхотливые узоры, но чаще в облицовочном покрытии попадались просто трещины. Много трещин — тоннель явно очень старый.
Вторая копия Оператора наткнулась на завал в своём конце коридора. Влад изучил там всё, что возможно и развеял клона.
Стечко, двигаясь дальше, ощущал, что этот коридор далеко не единственный здесь. Часть их разрушена, но и целых достаточно. Тот ещё лабиринт. Вот не было печали!
Владислав медленно шёл вперёд, пока не упёрся точно в такой же завал, что и на другом конце коридора. Оглянулся, сканируя камень вокруг, в поисках ближайшего подобного тоннеля.
Через секунду он вышел в коридоре-близнеце несколькими метрами правее. Запустил светляков и уже привычно потопал в темноту. Но шёл недолго — замер, заметив впереди невнятное шевеление. Влад погасил освещение и крадучись двинулся дальше. Коридор плавно заворачивал вправо.
В трёх метрах от Оператора на полу копошилось странное существо, больше похожее на краба. Крупного такого краба, с голову взрослого человека. Чёрный панцирь мерцал зелёными звёздочками. Такие же были на кончиках многочисленных лапок существа. Он деловито скрёб камень, не замечая гостя в темноте.
Влад осторожно зажёг один светляк над головой, словно сообщая о себе.
Краб замер и стал медленно поворачиваться вокруг своей оси на источник света, пока на Оператора не уставились две чёрные бусины глаз на длинных стебельках.
Заметив человека перед собой, существо испуганно дёрнулось и неожиданно плюнуло в Оператора сгустком слизи. Потом подпрыгнуло вверх, разворачиваясь в воздухе, взмахнув лапками. Хлопнулось на брюшко и шустро рвануло в сторону от визитёра по коридору, изредка пробуксовывая.
Один миг, и существо, заполошно моргая огоньками на спине и лапах, скрылось за очередным изгибом тоннеля.
«И что это было?» — растерянно спросил сам себя Влад, счищая с одежды едкую дрянь.

* * *
После Нового года Владимир Мелех добился того, о чём мечтал — его взяли в группу псиоников при Кремле. Теперь жизнь молодого парня чётко регламентирована — работа, сон, отдых. Все контакты с внешним миром записывались на медиа и уходили в глубины Службы безопасности.
Молчи и делай. Быстро, чётко и максимально вежливо. «Вьючный ослик» должен быть немым и послушным, а то отнимут морковку. Солидную, даже по меркам семьи Мелеха.
Да, всё оказалось не так весело, как представлялось Володе раньше, но быть допущенным в святая святых страны — к её первым лицам! О чём ещё можно мечтать?
А вот отец новость о назначении воспринял плохо.
— Не лез бы ты туда, Вовчик, не лез, — с глубоким вздохом сказал он, когда сын примчался к родителям с радостной вестью.
Но Владимир уже давно не ребёнок, которому можно что-то запретить. Хотя об этом отец иногда забывал.
В день приходилось совершать чёртову уйму прыжков и чаще по каким-то занюханным мэриям и местечковым «белым домам», но даже с разрушенным распорядком дня (сдёргивали в любое время суток) вымотанный Мелех был счастлив. Он чувствовал нужность своей стране. Работа у него полезная. Да, большие начальники его подчас даже не замечали. Кто он для них? Один из обслуги. Ну и ладно.
Телепортер вежливо прикасался пальцами к предплечью «пассажира». Плотнее нельзя — охрана бдительно за этим следила. Прыжок, и спина очередного бодигарда оттирает его на край телепорт-площадки.
Но недавно счастливая картинка мира подёрнулась тенью. Министры и их помощники, советники или другие важные господа часто на ходу болтали о своих делах.
Тут хочешь не хочешь, но что-то да услышишь. Это нормально. Не зря Володя подписывал кипу бумаг о неразглашении. Потому пропускал их разговоры мимо ушей. Крепче сон будет.
Но тут мелькало слово, там фраза, и неожиданно из этих пазлов стала складываться довольно неприятная картинка. Володю даже пробил озноб, когда он осознал, что происходит.
Никому Мелех не озвучивал свои выводы — он ещё не сошёл с ума. Но слушать стал на порядок внимательнее. Всё оказалось ещё паршивее, чем предполагал вначале.
Надо срочно попасть в Центр около Куюмбы.
Тут судьба ему улыбнулась, или усмехнулась криво — пока не ясно. Мелеха отправили в Центр с дедом Алико.
Володя с радостью встретил дедушку-грузина. Часто сопровождал его в прошлой жизни, ещё до Кремля. Уважаемый Алико также с улыбкой пожал руку знакомому молодому парню, но мыслями явно был где-то в другом месте.
В Центре старик вежливо раскланялся с Мелехом и быстро ушёл по своим делам. А Володя набрал на смарте номер Стаса-коменданта. Ни для кого не секрет, что юноша-гот — один из друзей Оператора. Вот он и поможет донести до Стечко нужную информацию.
Мелех осознавал, что этим поступком убивает сейчас карьеру на корню. Возможно, и отцовскую тоже. Скорее всего, Володе светит тюрьма или… более плотное знакомство со Стирателем. Но другого выхода не видел.
Стас появился в комнате отдыха через полчаса. Всё это время Владимир серьёзно нервничал, хрустя пальцами.
— Здравствуйте, Стас, я звонил вам, — с места в карьер начал парень, вскакивая с дивана навстречу и пожимая руку. — У меня есть информация для Оператора. Как можно с ним поговорить?
Гот секунду поизучал широкоплечего телепортера, размышляя. Наконец, принял решение.
— Сейчас узнаем, — сказал комендант и выудил из кармана смартфон. — Влад, загляни ко мне, пожалуйста.
Из воздуха тут же вышагнул паренёк в белом комбинезоне. На фоне высокого Мелеха выглядящий как подросток. Только вот взгляд у парня совершенно иной — усталый и немного давящий.
После взаимных приветствий Володя заговорил:
— Вы что-нибудь слышали о протоколе «Забвение»?
Оператор и Стас синхронно пожали плечами, внимательно глядя на телепортера.
— Сейчас в мировой политике творится чёрт знает что, особенно в десятке ведущих стран. Всем нужен доступ к артефакту. Вы это знаете, так? Вопрос сейчас настолько болезненный для страны, что на самом верху решили…
Владимир чуть замялся, морща нос.
— Решили расформировать Центр. Никаких иностранцев сюда никто пускать не собирается. Делиться тоже ни с кем не хотят.
— Было бы чем, — усмехнулся Стас, но тут же замолчал под взглядом Оператора.
А Мелех быстро продолжил, словно чувствуя, как утекает время:
— Большинство псиоников сейчас тихо увозят отсюда под разными предлогами и раскидывают по стране. Где-то на Дальнем Востоке проснулся мужик с умением, похожим на ваше, Влад. Он может стирать пси-способности у людей. Чем Стиратель сейчас и занят.
Мелех судорожно сглотнул.
— Протокол уже запущен, насколько я понял, и… Не знаю точно, но кажется те, кто имеет мирные способности или не сильно лоялен к власти, лишаются силы. Началась тихая чистка по всей стране. Не могу подтвердить на сто процентов, это просто мои выводы из обрывков разговоров… В Кремле работаю.
Оператор заметно потемнел лицом. Это же как далеко увозят людей, что он не чувствует такие выверты?
— И при тебе, псионике, вот так спокойно обсуждали такие вещи? — с недоверием спросил Стас и сложил руки на груди.
Мелех криво усмехнулся:
— Да если бы! Просто я слышал обрывки разговоров, мелькали те или иные слова. Там недомолвка, здесь что-то пробормотал человек в телефон. Это как мозаика — огромная такая россыпь непонятных кусочков. Они копились у меня в голове, копились… А потом щёлк-щёлк и начали складываться в единую схему. Я не понимаю, как это получилось. Но картинка стала чёткой и ясной, хоть на стену вешай.
— Что-то это щёлк-щёлк напоминает, — комендант глянул с усмешкой на Оператора.
Тот же, чуть наклоня голову к левому плечу, с любопытством изучал стоявшего перед ним телепортера.
А Мелех продолжил:
— Как-то они собираются лишить вас помощников. Знают обо всех, насколько я понял. Потом планируют отсюда всех увезти, а Артефакт замуровать в саркофаг, экранирующий пси-поле. Тут вроде бы Конклав подсуетился и продал нам технологию. Деталей не знаю, как понимаете. Сам Центр будет уничтожен, обрушен…
— Они реально думают, что Оператор будет сидеть и спокойно на это смотреть? — рассмеялся Стас.
— Тут нужно найти более точную информацию, я собирал… — начал Володя.
— Стоп, — вдруг дёрнулся Оператор. — Что-то случилось в столовой. Ждите здесь!
И Стечко растворился в воздухе.
— Вот же, — выругался комендант.
Потом повернулся к обалдевшему Мелеху.
— Где столовка помнишь? Прыгаем?
И протянул тонкую ладонь Владимиру.

Они оказались на месте через пару секунд. Заозирались оба, оценивая обстановку.
У большого панорамного окна, выходящего на Лесную пещеру, стоял явно взбешённый Оператор. Напротив него с разведёнными в стороны руками замер дедушка Алико.
Старый грузин явно парализован, хотя пытается дёргаться. У его ног сломанными куклами лежали тела полноватого подростка и тонкой девушки-брюнетки. То ли без сознания, то ли… Додумывать мысль Владимир не захотел. Между столиками краем глаза заметил ещё тела. По полу рассыпана еда, валяются бумажные стаканы. Тройка микроботов-уборщиков уже суетится около мусора.
У дверей замерли небольшие группы подростков. Не очень вежливо расталкивая их плечами, в столовую просочились около десятка охранников со взведённым оружием.
— Старик, ты с ума сошёл? — тихо спросил Оператор.


Рецензии