Пророчество Авеля 1757-1831

Пророчество Авеля (1757-1831).
[статья из серии по истории пророчеств].

    Сегодня на счёт пророчеств иеромонаха Авеля существуют две абсолютно противоположные точки зрения.

    Первая гласит:
    Начиная с XIX-го века, существует довольно подробная биография иеромонаха Авеля (крестьянина Василия Васильева), который родился 18 марта 1757 года в деревне Акулово Тульской губернии. Василий с детства отличался набожностью и строил планы постричься в монахи, одновременно овладевая премудростями плотницкого ремесла.
    Сохранилось довольно большое количество предсказаний иеромонаха Авеля [правда, все они касаются исключительно Российской действительности]. Большинство своих прорицаний Авель высказал при тайной встрече с императором Павлом I. Каждый из последующих Российских императоров также удостоился от иеромонаха Авеля персонального предсказания.
    Особое внимание иеромонах Авель уделил Николаю II: фигура последнего императора представлена в качестве царя-искупителя, который своими страданиями и мученической смертью искупит грехи своего народа.
    Также иеромонах Авель предсказал две Мировые войны, установление в России безбожной власти, а также, [что вызывает наибольший ажиотаж среди современных пользователей Интернета], возрождение Монархии. Произойти это событие должно в начале XXI-го века, реставрация Монархии должна пройти мирно и по единодушному желанию большинства населения, а императором должен стать один из потомков династии Романовых.

    Вторая точка зрения утверждает:
    В действительности история о иеромонахе Авеле и его предсказаниях является весьма интересной и сложной исторической, публицистической и даже религиозной фальсификацией. То, что это фальсификация, для современных историков очевидно, ибо до сих пор не обнаружено ни одного документального свидетельства жизни иеромонаха Авеля, а также не найдено книг его предсказаний. Современные специалисты проследили историю предсказаний и выяснили, что начались они с журнала «Русская старина» от 1875 года, где были помещены несколько предсказаний без каких-либо конкретных данных о самом монахе (и без подписи автора статьи). Характерно, что тогда были явлены лишь те предсказания, которые касались Екатерины II, Павла I и Александра I.
    Затем тема иеромонаха Авеля всплыла в тридцатые годы XX-го века в русской эмигрантской прессе, где уже магическим образом появились предсказания Авеля о Александре II, о Александре III, о судьбе Николая II, о первой Мировой войне, о Гражданской войне и так далее.
    Третья волна интереса к иеромонаху Авелю вспыхнула в 1990-ые годы, после развала Советского Союза, когда многочисленные публикации запестрели уже добавившимися предсказаниями иеромонаха о Великой Отечественной войне, о судьбе СССР и, что самое важное, о грядущем возрождении Монархии в России. Итак, очевидно, что периодически предсказания обновлялись, то есть проходило определённое время и в «прорицания» включались уже случившиеся события.

    Итак, давайте попытаемся разобраться, что во всём этом есть вымысел, а что правда.
    Из всего множества изданий на эту тему хочется привести отрывок из «Жития преподобного Авеля прорицателя» за 1996 год, серия «Великие пророки мира». Редакторы дали сноску, что использовали довоенную рукопись советского писателя и историка Даниила Проэктора за 1934 год.
    В статье посвящённой Авелю говорится:
    «В Государственном архиве, бывшем «Архиве Тайной экспедиции», сохранился Протокол дознания по делу Авеля под заглавием:
    «Дело о крестьянине вотчины Льва Александровича Нарышкина Василе Васильеве, находившимся в Костромской губернии в Бабаевском монастыре под именем монаха Адама, а после принятия схимы названным Авелем, и о сочинённых им листках.
    Начато марта 9-го 1794 года».
    До нашего времени сохранилось только три первых листа этого удивительного дела и сопроводительный лист Костромского наместнического управления в Санкт-Петербург, а также «Высочайшее повеление» от 17-го марта 1794 года».
    [Причиной ареста авторы «Жития преподобного Авеля прорицателя» за 1996 год указывают будто бы: «однажды за столом Костромского губернатора Лумпа Авель во всеуслышание предсказал месяц и день кончины императрицы Екатерины II», или же: «находясь в местной Костромской ресторации в кругу дворян Авель объявил, что намерен поговорить с Павлом Петровичем о будущих путях России. Причём с такой поразительной точностью описал события до конца года, что это было похоже на предсказание пророка».
    К подобным литературным историческим заявлениям надо подходить весьма и весьма критически, ибо авторы их, по-видимому, очень мало знакомы с условиями жизни иеромонахов описываемого ими периода. Авель не просто принял постриг, но наложил на себя схиму, то есть удалился от суеты грешного мира. По существующим тогда правилам схимник не имел права покидать стены своего монастыря, разве что только по «Высочайшему повелению» для встречи царствующей фамилии. А это значит, что Авель не мог находиться за столом Костромского губернатора Лумпа и не мог быть в местной Костромской ресторации в кругу дворян].
    Далее авторы пишут:
    «Находясь в «Тайной  Санкт-Петербургской экспедиции», иеромонах Авель дал следующие показания:
    «Вопрос: Что за человек, как зовут, где родился?
    Ответ: В миру меня называли Василий Васильев, родился в марте 1757 года в деревне Акуловой в Алексинском уезде Тульской губернии.
    Вопрос: Кто отец, крещён ли, чему обучен, женат, холост, ежели женат, есть ли дети?
    Ответ: Родители крепостные крестьяне, занимались земледелием и коновальной работой. Крещён в веру греческого исповедания, женат, имею троих сыновей. Женат был противу воли, отец понудил, потому в своём селении жил мало.
    Вопрос: Обучен ли грамоте?
    Ответ: Обучен с семнадцати годов, опосля учился плотницкому ремеслу. Поняв, грамоту и ремесло, ходил по разным для работ местам.
    Вопрос: Когда и где принял постриг?
    Ответ: Пострижен был в Валаамском монастыре в 1785 году с именем Адама, где прожил год, вникая и присматривая всю монастырскую жизнь и весь духовный чин и благочестие.
    Вопрос: Когда и где принял схиму?
    Ответ: Через год после пострига, взяв благословение от игумена и отыде в пустыню, которая на том же острове, недалече от монастыря, и вселился един. В той пустыне начал прилагать труды ко трудам, и подвиг к подвигу. И явилось от того мине многия скорби и великия тяжести, душевныя и телесныя. Попусти Господь на мине искусы и едва в меру мне понести. Господь послал на мине многая, да искуситься теми искусами яко злато в горниле. Господь, видя раба своего такую брань творяща с бесплотными духами и рече ко мине, сказывая тайная и безвестная, что будет миру. Тогда же в 1787 году по благословению игумена, принял на себя схиму под именем Авеля. И с того, стал вся познавать и вся подразумевать.
    Вопрос: Где был взят под стражу?
    Ответ: В Николо-Бабаевском  монастыре Костромской епархии.
    Вопрос: Какое нёс послушание?
    Ответ: Послушание в обители состояло: в церковь и в трапезу, и в них петь и читать, а между тем писать и слагать, и книги сочинять.
    Вопрос: Отобранныя у тебя пять тетрадей числом листов 67, писанныя полууставом, кто их писал?
    Ответ: Листы мудрыя и премудрыя написал я, хотя сам я простой человече, без всякого научения.
    Вопрос: Кто помогал в написании листков?
    Ответ: Никто, только глас.
    Вопрос: О чём писаны те листки?
    Ответ: Листки писаны о Царской фамилии.
    Вопрос: Кто видел эти листки?
    Ответ: После написания оных, листки отдал настоятелю на смотр, но никому, кроме него, сих листов не разглашал.
    Вопрос: С каким  намерением таковую нелепицу сочинил, которая  не может ни с какими правилами быть согласна? Кто к сему наставил, и что из сего себе быть чаял?
    Ответ: Означенные полууставные листки писал в пустыни, которая состоит в костромских пределах близ села Колшева, помещика Исакова, писал их наедине, и не было никого не советчиков, но вся от своего разума излагал.
    Вопрос: Когда сия крамола зародилась в тебя?
    Ответ: Девять лет, как понуждал миня глас. Посему я вздумал написать те листы и первыя две тетради сочинил в Бабаевском монастыре в десять дней, а последния три в пустыни.
    Вопрос: Откуда был глас и в чём он состоял?
    Ответ: Глас был из воздуха.
    Вопрос: Для чего внёс в свои крамольные листы такие слова, которые особенно касаются Ея Величества?
    Ответ: Был мине из воздуха глас: рцы Северная царица:  царствовать будет 40 годов. Сей глас, слышан мной в 1787 году в марте месяце. Я раб послан, чтоб возвестить всю сущую и истинную правду.
    Вопрос: Во втором крамольном листе сказано: «на Ея императорское Величество сын восстанет», как разумеешь сие?
    Ответ: Писал то, якоже рёк мне глас. Кротко царствование его, лютый конец его.
    Вопрос: Как смеешь ты раб глаголить такое?
    Ответ: Ни цари, ни народы не могут избегнуть обольщения и менять волю Божию.
    Вопрос: С кем вёл подобные сему речи о судьбах державы Российской?
    Ответ: В пустыни, кроме меня никого не было. Листы писал, находясь наедине с Богом. О судьбе же державы Российской в молитве откровение было о трёх лютых игах: татарском, польском и грядущем – безбожном […]».
    Протокол допроса на этом обрывается.
    Всё, никаких предсказаний дня и часа кончины императоров Павла и его сыновей Александра I и Николая I – нет. Нет и никаких намёков о предсказании прихода Наполеона в Россию и о пожаре в Москве.
    Сохранились ли в архиве другие материалы того дела – неизвестно?
    Где сейчас находятся 67 листов, написанные лично Авелем – неизвестно?
    Однако стоит ли верить данному документу?
    Многие серьёзные исследователи утверждают, что – нет, так как в реальной действительности история о иеромонахе Авеле и его предсказаниях является весьма интересной и сложной исторической публицистической фальсификацией.
*    *    *
    В «Православной энциклопедии» за 2004 год читаем:
    «АВЕЛЬ ПРОРИЦАТЕЛЬ – (Васильев Василий; до 7.03.1757, с. Акулово Алексинского уезда Тульской губернии – 29.11.1831, г. Суздаль Владимирской губ.), монах, автор рукописных книг. Как рассказывается в его автобиографии («Житие и страдания отца и монаха Авеля»), Авель был сыном крепостного крестьянина, в 1774 г. женился «против воли», в 1776 г. начал странствовать, через 9 лет поселился в Валаамском монастыре под началом игумена Назария (Кондратьева), где обрёл дар предвидения, затем перешел в Бабаевский Николаевский монастырь Костромской епархии. В 1796 г. предсказал кончину императрицы Екатерины II и был заключен в каземат Петропавловской крепости, после беседы с императором Павлом I был освобожден и возвратился в монастырь. Вскоре предрёк время и подробности кончины императора Павла I, был посажен в Шлиссельбургскую крепость, но, поскольку предсказание снова сбылось, выпущен на свободу императором Александром I. Спустя несколько лет предсказал Отечественную войну 1812 года и сожжение Москвы, снова попал в заключение, на этот раз в Соловецкий монастырь, вскоре был освобожден благодаря покровительству кн. А. Н. Голицына. Скитался по монастырям, 23 октября 1823 года поступил в Высоцкий Серпуховской монастырь, где предрек скорую кончину императора Александра I, восстание 14 декабря 1825 г., восшествие на престол императора Николая I и то, что он «проживет тридцать лет» (Давыдов, стр. 482). Опасаясь преследования, в июне 1826 г. покинул Высоцкий монастырь, был задержан в Тульской губернии и заключен в Евфимиев суздальский монастырь, где и скончался; погребен за алтарем ц. свт. Николая».
*    *    *
    Современные исследователи пророчеств  проследили историю предсказаний Авеля и выяснили, что начались они с произведения: «Сказание о монахе Авеле» [февральский номер журнала «Русская старина», № 2, 1875]. Однако произведение вышло без указания Ф.И.О. автора, и было размещено в разделе «Литературная Проза», рядом с другими рассказами о быте деревни XIX-го века. В этом произведение нет никаких предсказаний не о Александре II, не о Александре III, не о Николае II, не о падении Монархии дома Романовых в 1917 году.
    В данном случае, само слово «Сказание» в заголовке произведения, говорит о том, что это была не перепечатка «Жития и страдания отца и монаха Авеля», которая находилась в тот момент в архиве Оптиной пустыни, а «литературная», обработанная версия этого издания с добавлением «литературных сказаний» от лица неизвестного автора, которые касались, правящих лиц династии: Екатерины II, Павла I и Александра I. Именно по этой причине, статья и вышла без инициалов автора.
*    *    *
    Затем об Авеле (Василий Васильев, 1757-1841) упоминает «В открытых письмах» святитель Игнатий (Д.А. Брянчанинов (1807-1867), [ЧОИДР т. 2, Москва, 1875] и «Епископ Игнатий Брянчанинов» [в шести томах, т. 2, стр. 214, 1886]):
    «Монах Авель, предсказавший взятие Москвы французами, говорил, что наступит время, когда монахов сгонят в несколько монастырей, а прочие монастыри уничтожат. Важность – в Христианстве, а не в монашестве, монашество в той степени важно, в какой оно приводит к совершенному Христианству. И самые церковные бедствия без попущения Божия совершаться не могут […]».
*    *    *
    После сведения о провидце Авеле привёл богословский писатель С. А. Нилус (1862-1929), ссылаясь на рассказ отца Н. в Оптиной Пустыни от 26 июня 1909:
    «Во дни великой Екатерины в Соловецком монастыре жил-был монах высокой жизни. Звали его Авель. Был он прозорлив, а нравом отличался простейшим, и потому что открывалось его духовному оку, то он и объявлял во всеуслышание, не заботясь о последствиях. Пришел час и стал он пророчествовать: пройдет, мол, такое-то время, и помрет Царица, – и смертью даже указал какою. Как ни далеки Соловки были от Питера, а дошло всё-таки вскорости Авелево слово до Тайной канцелярии. Запрос к настоятелю, а настоятель, недолго думая, Авеля – сани и в Питер; а в Питере разговор короткий: взяли да и засадили пророка в крепость…
    Когда исполнилось в точности Авелево пророчество и узнал о нем новый Государь, Павел Петрович, то, вскоре по восшествии своём на Престол, повелел представить Авеля пред свои царские очи. Вывели Авеля из крепости и повели к Царю.
    «Твоя, – говорит Царь, – вышла правда. Я тебя милую. Теперь скажи: что ждёт меня и моё царствование?»
    «Царства твоего, – ответил Авель, – будет все равно, что ничего: ни ты не будешь рад, ни тебе рады не будут, и помрешь ты не своей смертью.
    Не по мысли пришлись Царю Авелевы слова, и пришлось монаху прямо из дворца опять сесть в крепость… Но след от этого пророчества сохранился в сердце Наследника Престола Александра Павловича. Когда сбылись и эти слова Авеля, то вновь пришлось ему совершить прежним порядком путешествие из крепости во дворец царский.
    «Я прощаю тебя, – сказал ему Государь, – только скажи, каково будет мое царствование?».
    «Сожгут твою Москву французы», – ответил Авель и опять из дворца угодил в крепость…
    Москву сожгли, сходили в Париж, побаловались славой… Опять вспомнили об Авеле и велели дать ему свободу. Потом опять о нём вспомнили, о чем-то хотели вопросить, но Авель, умудренный опытом, и следа по себе не оставил: так и не разыскали пророка […].
    Так закончил свою повесть о. Н. о Соловецком монахе Авеле.
    О монахе Авеле у меня записано из других источников следующее: Монах Авель жил во второй половине XVIII-го века и в первой XIX-го. О нём в исторических материалах сохранилось свидетельство, как о прозорливце, предсказавшем крупные государственные события своего времени. Между прочим, он за десять лет до нашествия французов предсказал занятие ими Москвы. За это предсказание и за многие другие монах Авель поплатился тюремным заключением. За всю свою долгую жизнь, – он жил более 80 лет, – Авель просидел за предсказания в тюрьме 21 год […]» («На берегу Божьей реки», стр. 214-218. Впервые текст был опубликован в 1912, через 70 лет после смерти иеромонаха Авеля, поэтому нельзя сказать насколько он достоверен).
*    *    *
    Затем тот же С.А. Нилус (1862-1929) написал письмо к писателю Е.Н. Трубецкову (1863-1920) за 1914 год [копию снял Н. Кочнев (1905-1977)]:
    «… Я лично держал в руках письмо Авеля к Параскеве Андреевне Потемкиной, в котором Авель сообщал ей, что сочинил для неё несколько книг, которые и обещал выслать в скором времени.
    «Оных книг, – пишет Авель, – со мною нет. Хранятся они в сокровённом месте. Оные мои книги удивительные и преудивительные, и достойны те мои книги удивления и ужаса. А читать их только тем, кто уповает на Господа Бога, ибо в них есть Имя его, которому три кратно суждено прогреметь в истории Российской. Но пути его сызнова приведут на Русское горе. Дымом фимиама и молитв наполнится, оттого и пострадает она. Бедная Русь».
    Что касаемо «Житие и страдания отца и монаха Авеля», то я нашёл её в архиве Оптиной, напечатано оно было где-то в повременном издании, но по цензурным условиям в таком сокращенном виде, что все касающееся высокопоставленных лиц было вычеркнуто […]
    По «Житию» этому, монах Авель родился в 1755 году в Алексинском уезде Тульской губернии, ходил по монастырям, пока не был, в царствование уже Николая Павловича пойман по распоряжению властей и заточён в Спасо-Евфимиевский монастырь в Суздале, где, по всей вероятности, и скончался […]» [архив писателя и историка Церкви М.Е Губонина (1907-1971), машинописный текст].
    Из письма следует, что в Оптиной пустыни в архиве были письма Авеля к Параскеве Андреевне Потемкиной и некий документ «Житие и страдания отца и монаха Авеля», которые до нашего времени не сохранились, но которые могли читать и святитель Игнатий (Д.А. Брянчанинов), и богословский писатель С.А. Нилус. Также из письма следует, что в первом «Житие и страдания отца и монаха Авеля» никаких пророчеств, касающихся высокопоставленных лиц не было, по «цензурным условиям».
*    *    *
    В последние годы появились многочисленные публикации, в которых затрагивается тема пророчеств монаха Авеля, сделанных в царствование императора Павла I, и описывается посещение императором Николаем II Гатчинского дворца в марте 1901 года.
    [Ю.В. Росциус, «Синдром Кассандры?», «Знак вопроса», 1994, № 3;
    С. Фомин, «Россия перед вторым пришествием», (Материалы к очерку Русской эсхатологии), Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1994, стр. 146-154;
    В.Л. Попов, «Где Вы, Ваше Величество», СПб., 1996Э, стр. 50-59;
    Р.С. Белоусов, «Вещий Авель», М., 1999, стр. 187-189;
    В.В. Кузнецов, «Тайна пятой печати. Судьба царя – судьба России», СПб., 2002, стр. 562-563)].
    Причём, сведения, сообщаемые всеми современными авторами, основаны на книге С.А. Нилуса (1862-1929) «На берегу Божьей реки» [отрывок с участием М.Ф. Герингер появился в третьем переиздании, и впервые был опубликован в 1918], а также на «историческом сказании» «Вещий инок» другого писателя П.Н. Шабельского-Борк (1896-1952), писавшего под псевдонимами Кирибеевич и Старый Кирибей [Первая публикация: «Вещий инок. Историческое сказание», «Хлеб небесный», Духовно-нравственный православный журнал. Харбин. 1931. № 5].
*    *    *

     [Историческая справка.
    «Хл;бъ Небесный» – духовно-нравственный православный иллюстрированный журнал, издаваемый при Казанско-Богородицком мужском монастыре в г. Харбине (1926-1946). Периодичность – два раза в неделю, с 1928-го выходил ежемесячно. Публиковал статьи духовно-нравственного содержания, освещающие вопросы православной веры и жизни Русской Православной Церкви Заграницей (церковно-общественная жизнь, жизнь русских в Китае, вести из России, некрологи, поэзия, проза, Евангельские толкования, отделы для юношества и детей). Закрыт после декабря 1946-го]. 
*    *    *
    Обратимся, прежде всего, к книге С.А. Нилуса, который писал:
    «При особе Ее Императорского Величества, Государыни Императрицы Александры Феодоровны состояла на должности обер-камерфрау, Мария Феодоровна Герингер, урожденная Аделунг, внучка генерала Аделунг, воспитателя Императора Александра II во время его детских и отроческих лет. По должности своей, как некогда при царицах были «спальные боярыни», ей была близко известна сама интимная сторона царской семейной жизни, и потому представляет чрезвычайно ценным то, что мне известно от уст этой достойной женщины.
    В Гатчинском дворце, постоянном местопребывании Императора Павла I, когда он был наследником, в анфиладе зал была одна небольшая зала, и в ней посредине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец с затейливыми украшениями. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг ларца, на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый, красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ зрителю. Было известно, что в этом ларце хранится нечто, что было положено вдовой Павла I, императрицей Марией Феодоровной, и что ею было завещано открыть ларец и вынуть в нем хранящееся только тогда, когда исполнится сто лет со дня кончины Императора Павла I и притом только тому, кто в тот год будет занимать царский престол России. Павел Петрович скончался в ночь с 11-го на 12-е марта 1801-го года. Государю Николаю Александровичу и выпал, таким образом, жребий вскрыть таинственный ларец и узнать, что в нем столь тщательно и таинственно охранялось от всяких, не исключая и царственных взоров.
    «В утро 12-го марта 1901-го года, – сказывала Мария Феодоровна Герингер, – и Государь и Государыня были очень оживлены, веселы, собираясь из Царского Александровского дворца ехать в Гатчино вскрывать вековую тайну. К этой поездке они готовились, как к праздничной интересной прогулке, обещавшей им доставить незаурядное развлечение. Поехали они веселые, но возвратились задумчивые и печальные, и о том, что обрели они в том ларце, то никому, даже мне, с которой имели привычку делиться своими впечатлениями, ничего не сказали. После этой поездки я заметила, что при случае, Государь стал поминать о 1918-ом годе, как о роковом годе и для него лично, и для династии […]» [С. А. Нилус «На берегу Божьей реки». СПб., 1996. стр. 504-505].
*    *    *
    Журналист П.Н. Шабельский-Борк «расцвечивает и дополняет» сообщение С.А. Нилуса красочными подробностями «собственного сочинения». Согласно его литературной «фантазии», император Павел I распорядился доставить Авеля в Гатчинский дворец:
    «В зале был разлит мягкий свет. В лучах догоравшего заката, казалось, оживали библейские мотивы на расшитых золотом и серебром гобеленах. Великолепный паркет Гваренги блестел своими изящными линиями. Вокруг царили тишина и торжественность.
    Пристальный взор Императора Павла Петровича встретился с кроткими глазами стоявшего пред Ним монаха Авеля. В них, как в зеркале, отражались любовь, мир и отрада.
    Императору сразу полюбился этот, весь овеянный смирением, постом и молитвою, загадочный инок. О прозорливости его уже давно шла широкая молва. К его келлии в Александро-Невской Лавре шёл и простолюдин, и знатный вельможа, и никто не уходил от него без утешения и пророческого совета. Ведомо было Императору Павлу Петровичу и то, как Авель точно предрёк день кончины Его Августейшей Родительницы, ныне в Бозе почивающей Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны. И вчерашнего дня, когда речь зашла о вещем Авеле, Его Величество повелеть соизволил – завтра же нарочито доставить его в Гатчинский Дворец, в коем имел пребывание Двор.
    Ласково улыбнувшись, Император Павел Петрович милостиво обратился к иноку Авелю с вопросом, как давно он принял постриг и в каких монастырях был.
    «Честной Отец! – промолвил Император: о тебе говорят, да Я и Сам вижу, что на тебя явно почиет благодать Божия. Что скажешь ты о Моём царствовании и судьбе Моей? Что зришь ты прозорливыми очами о Роде Моём во мгле веков и о Державе Российской? Назови поименно преемников Моих на Престоле Российском, предреки и Их судьбу».
    «Эх, Батюшка-Царь! – покачал головой Авель. – Почто Себе печаль предречь меня принуждаешь? Коротко будет царствование Твоё, и вижу я, грешный, лютый конец Твой. На Софрония Иерусалимского от неверных слуг мученическую кончину приемлеш, в опочивальне Своей удушен будешь злодеями, коих греешь Ты на царственной груди Своей. В Страстную Субботу погребут Тебя... Они же, злодеи сии, стремясь оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят Тебя безумным, будут поносить добрую память Твою... Но народ русский правдивой душой своей поймёт и оценит Тебя и к гробнице Твоей понесет скорби свои, прося Твоего заступничества и умягчения сердец неправедных и жестоких. Число лет Твоих подобно счету букв изречения на фронтон Твоего замка, в коем воистину обетование и о Царственном Доме Твоём: «Дому сему подобает твердыня Господня в долготу дней...»
    «Осём ты прав, – изрёк Император Павел Петрович. – Девиз сей получил Я в особом откровении, совместно с повелением воздвигнуть Собор во имя Святого Архистратига Михаила, где ныне воздвигнут Михайловский Замок. Вождю Небесных Воинств посвятил Я и замок, и Церковь...»
    – Зрю в нём преждевременную гробницу Твою, Благоверный Государь. И резиденцией потомков Твоих, как мыслишь, он не будет. О судьбе же Державы Российской было в молитве откровение мне о трёх лютых игах: татарском, польском и грядущем ещё – жидовском.
    – Что? Святая Русь под игом жидовским? Не быть сему во веки! – гневно нахмурился Император Павел Петрович. – Пустое болтаешь, черноризец...
    – А где татары, Ваше Императорское Величество? Где поляки? И с игом жидовским то же будет. О том не печалься, Батюшка-Царь: христоубийцы понесут своё...
    – Что ждёт Преемника Моего, Цесаревича Александра?
    – Француз Москву при Нём спалит, а Он Париж у него заберёт и Благословенным наречётся. Но тяжек покажется Ему венец царский, и подвиг царского служения заменит Он подвигом поста и молитвы, и праведным будет в очах Божиих...
    – А кто наследует Императору Александру?
    – Сын Твой Николай...
    – Как? У Александра не будет сына? Тогда Цесаревич Константин...
    – Константин царствовать не восхочет, памятуя судьбу Твою... Начало же царствования сына Твоего Николая бунтом вольтерьянским зачнётся, и сие будет семя злотворное, семя пагубное для России, кабы не благодать Божия, Россию покрывающая. Через сто лет после того оскудеет Дом Пресвятая Богородицы, в мерзость запустения Держава Российская обратится...
    – После сына Моего Николая на престол российском кто будет?
    – Внук Твой, Александр Второй, Царём-Освободителем преднаречённый, Твой замысел исполнит – крестьян освободит, а потом турок побьет и славянам тоже свободу даст от ига неверного. Не простят жиды Ему великих деяний, охоту на Него начнут, убьют среди дня ясного, в столиц верноподданной, отщепенскими руками. Как и Ты, подвиг Служения Своего запечатлеет Он кровью царственною...
    – Тогда-то и начнётся тобою реченное иго жидовское?
    – Нет ещё. Царю-Освободителю наследует Царь-Миротворец, сын Его, а Твой правнук, Александр Третий. Славно будет царствование Его. Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведёт Он.
    – Кому передаст Он Наследие Царское?
    – Николаю Второму – Святому Царю, Иову Многострадальному подобному. На венец терновый сменит Он корону царскую, предан будет народом Своим, как некогда Сын Божий. Война будет, великая война, мировая... По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонной друг друга истреблять начнут. Измена будет расти и умножаться. Накануне победы рухнет Трон Царский. Кров и слезы напоят сырую землю. Мужик с топором возьмёт в безумии власть, и наступит воистину казнь египетская...
    Горько зарыдал вещий Авель и сквозь слезы тихо продолжал:
    «А потом будет жид скорпионом бичевать Землю Русскую, грабить Святыни ея, закрывать Церкви Божии, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от Святого Царя. О Нём свидетельствует Писание. Псалмы девятнадцатый, двадцатый и девяностый открыли мне всю судьбу Его...
    «Ныне познах, яко спасе Господь Помазанника Своего: услышит Его с небес святаго Своего: в силах спасение десницы Его» (Псал. 19,7).
    «Велия слава Его спасением Твоим, славу и велелепие возложиши на Него» (Псал. 20,6).
    «С Ним Я в скорби; изм Его и прославлю Его, долготою дней исполню Его и явлю Ему спасение Мое» (Псал. 90,15-16).
    «Живый в помощи Вышняго, возсядет Он на Престол Славы. А брат Его царственный – сей есть тот, о котором открыто Пророку Даниилу: «...И возстанет тогда Михаил, Князь Великий, на защиту народа Своего» (Дан. 12,1).
    Свершатся надежды русские. На Софии, в Царьграде, возсияет Крест Православный, дымом фимиама и молитв наполнится Святая Русь и процветёт, аки крин небесный...»
    В глазах Авеля Вещего горел пророческий огонь нездешней силы. Вот упал на него один из закатных лучей солнца, и в диск света пророчество его вставало в непреложной истине. Император Павел Петрович глубоко задумался. Неподвижно стоял Авель. Между Монархом и иноком протянулись молчаливые незримые нити.
    Император Павел Петрович поднял голову, и в глазах Его устремленных вдаль, как бы через завесу грядущего, отразились глубокие царские переживания.
    Ты говоришь, что иго жидовское нависнет над Моей Россией лет через сто. Прадед Мой, Пётр Великий, о судьбе Моей рёк то же, что и ты. Почитаю и Я за благо о всём, что ныне прорёк Мне о потомке Моём, Николае Втором, предварить Его, дабы пред Ним открылась Книга Судеб. Да ведает праправнук свой крестный путь, славу страстей и долготерпения своего...
    Запечатлей же, преподобный отец, реченное тобою, изложи все письменно, я же вложу предсказание твое в нарочитый ларец, положу мою печать, и до праправнука моего писание твое будет нерушимо храниться здесь, в кабинете Гатчинского дворца моего. Иди, Авель, и молись неустанно в келье своей обо мне, Роде моем и счастье нашей Державы.
    И, вложив представленное писание Авелево в конверт, на оном собственноручно начертать соизволил: «Вскрыть Потомку Нашему в столетний день моей кончины.

     II – часть.
    11 марта 1901 года, в столетнюю годовщину мученической кончины державного прапрадеда своего, блаженной памяти Императора Павла Петровича, после заупокойной литургии в Петропавловском соборе у его гробницы, Государь Император Николай Александрович в сопровождении министра Императорского двора генерал-адъютанта барона Фредерикса (вскоре пожалованного графским титулом) и других лиц Свиты, изволил прибыть в Гатчинский дворец для исполнения воли своего в Бозе почивающего предка.
      Умилительна была панихида. Петропавловский собор был полон молящихся. Не только сверкало здесь шитье мундиров, присутствовали не только сановные лица. Тут были во множестве и мужицкие сермяги, и простые платки, а гробница Императора Павла Петровича была вся в свечах и живых цветах. Эти свечи, эти цветы были от верующих в чудесную помощь и предстательство почившего Царя за потомков своих и весь народ русский. Воочию сбылось предсказание вещего Авеля, что народ будет особо чтить память Царя-Мученика и притекать будет к Гробнице Его, прося заступничества, прося о смягчении сердец неправедных и жестоких.
    Государь Император вскрыл ларец и несколько раз прочитал сказание Авеля Вещего о судьбе своей и России. Он уже знал свою терновую судьбу, знал, что недаром родился в день Иова Многострадального. Знал, как много придется ему вынести на своих державных плечах, знал про близ грядущие кровавые войны, смуту и великие потрясения Государства Российского. Его сердце чуяло и тот проклятый черный год, когда он будет обманут, предан и оставлен всеми...
    Но вставала в державной памяти Его другая, отрадная картина. В убогой монашеской келлии пред Богосветлым Старцем Саровским сидит двоюродный державный прадед Его, Александр Благословенный. Перед образами ярко горят лампады и безчисленные свечи. Среди образов выделяется Икона Божией Матери Умиления. Благодать Божия почивает на келлии. Как никогда, легко и отрадно на душе Благословенному Царю. Тихо, как лесной ручеек, льётся пророческая речь Святого Старца о грядущих судьбах Российских:
    «Будет Царь, Который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечёт за то, что восстанут против этого Царя и Его Самодержавия; все восставшие погибнут, а Я Царя возвеличу»...
    Ещё не был прославлен пока Преподобный Серафим Саровский, но Синодом уже велись подготовительные к тому работы, и горячее желание Благочестивейшего Государя было близко к осуществлению.
    Настало покушение 6-го января 1905 года. Близко просвистела картечь, как топором, срубило древко церковной хоругви над Царскою головой. Но крепкою рукой успевает протодиакон подхватить падающую хоругвь и могучим голосом запел он: «Спаси, Господи, люди Твоя...»
    Чудо Божие хранило Государя для России. Оглянулся Государь, ни один мускул не дрогнул в Его лице, только в лучистых глазах отразилась безконечная грусть. Быть может, вспомнились Ему тогда предсказания Богосветлого Серафима и Авеля Вещего об ожидающем Его крестном пути.
    О том же крестном пути Ему говорит в своей келлии и великий подвижник наших дней, Старец Варнава Гефсиманский, предрекая небывалую еще славу Царского Имени Его:
    «В устах их нет лукавства; они непорочны пред Престолом Божиим...» (Откр. 14,5).
    То, что не было видно куриному оку людскому, было прозреваемо Его царскими очами. И знал Он, проходя по залам Зимнего Дворца при объявлении войны Германии, что начинается крестный путь Его с Семьей, что кровавый мировой паук расправляет уже на бедную Россию свои кровавые щупальцы. Возбужденные, все кидаются к Нему и Государыне, обступая Их кольцом, целуя руки Им Обоим и подол платья Императрицы, у которой по бледному, как мрамор, лицу катятся крупные жемчуга. Площадь Зимнего Дворца, запруженная народом так, что нельзя дышать, оглашается единодушным, могучим «Боже, Царя храни». Как один человек, все на коленях. Так некогда встречали Христа Спасителя при Входе в Иерусалим, с пальмовыми ветвями сыны Израиля, постилая свои одежды и восклицая: «Осанна Сыну Давидову!», чтобы через несколько дней яростно кричать Понтинскому Пилату: «Распни, распни Его!».
    Это Его, Самодержца Всероссийского, торжественный Вход в Иерусалим, преддверие Его царственной Голгофы.
    Тихо на площади. Знает Царь, что ждёт Его и Россию, но верит Он, что Россия победно пройдёт беды. Чудятся Ему в ярко сияющем летнем солнце лучи Его грядущей нетленной славы, победа над тёмными силами и освобождение народа русского от ига жидовского. Страшный враг у ворот России, ещё более страшный, чем враг внешний. К небу поднимаются ясные очи царские и, широким крестом осенив Себя, на удивление всем, твёрдо произносит Пресветлый Свою Державную клятву:
    «Не положу Моего оружия до тех пор, пока хоть один враг останется на Земле Русской...»» (Кириб;евичъ, «Хл;бъ Небесный», Духовно-нравственный православный иллюстрированный журнал, Изданіе Казанско-Богородицкаго мужского монастыря, № 5, Харбинъ, Собственная Монастырская Типографія, стр. 28-31, 1932).

    [Историческая справка.
    Пётр Николаевич Шабельский-Борк (настоящая фамилия Попов, 1893-1952) – офицер, правый публицист, участник покушения в марте 1922 в Берлине на лидера кадетов П.Н. Милюкова. Родился в дворянской семье в Кисловодске. Впоследствии как литературный псевдоним взял фамилию своей крестной матери Е.А. Шабельской-Борк.
    До 1917 состоял в крайне-правых организациях Союз Русского Народа и Союз Михаила Архангела. В конце 1918 года эмигрировал в Германию, в Берлине вместе с Винбергом издавал журнал «Луч света».
    После Второй мировой войны эмигрировал в Аргентину. Сотрудничал с «Владимирским вестником» В.Д. Мержеевского]. 
*    *    *
    Таким образом, если суммировать приведенные отрывки из С.А. Нилуса и П.Н. Шабельского-Борка, выявляется следующая картина: то ли 11, то ли 12 марта 1901 года в Гатчинский дворец то ли из Александровского дворца, то ли из Петропавловской крепости приехал император Николай II с супругой Александрой Федоровной, где познакомился с пророчеством монаха Авеля, которое было положено в ларец то ли императором Павлом I, то ли его вдовой императрицей Марией Федоровной.
    Легко заметить, что, совпадая в главном (посещении Николаем II Гатчинского дворца), в деталях С.А. Нилус и П.Н. Шабельский-Борк сильно расходятся. Отметим также, что все современные авторы, писавшие на эту тему в последнее время после 1991 года, либо цитируют, либо пересказывают информацию журналиста П.Н. Шабельского-Борка, не внося ничего нового. Причем, некоторые авторы, дословно списывая текст С.А. Нилуса, ссылаются на мемуары М.Ф. Герингер (1859-1905), хотя на самом деле, у С.А. Нилуса речь идёт только об её устном рассказе.
*    *    *
    Далее, для того чтобы проверить приведённые высказывания обратимся, прежде всего, к официальным документам: камер-фурьерским журналам за 1901 год.
    Запись за 11 марта гласит:
    «11 марта. Воскресенье.
    Присутствие Их Величеств в Александровском Царскосельском дворце.
    По утру Государь Император прогуливался в саду.
    11 часа утра в присутствии Их Величеств, великой княжны Ольги Александровны и сменившегося флигель-адъютанта великого князя Сергея Михайловича совершалась литургия в походной церкви, поставленной в угловой гостиной Александровского дворца.
    По окончании богослужения Его Величество принимал принца Константина Петровича Ольденбургского.
    В 12 час [зачеркнуто] К завтраку Их Величеств в 12 ч. приглашались великий князь Сергей Михайлович, великая княжна Ольга Александровна, статс дама княгиня Голицына, фрейлина кн. Орбелиани, в. д. шталмейстера Жуковский, протопресвитер Янышев, дежурный флигель-адъютант гр. Шереметев.
    В 4 часу Их Величества катались в экипажах и затем прогуливались в саду.
    В 8 часов за обеденным столом и Их Величеств кушали Государь Наследник, великая княгиня Ольга Александровна, принц Петр Александрович, дежурный флигель-адъютант гр. Шереметев» [РГИА. Фонд 516, Опись 1 (219/2728), дело 12, лист 217].
    Обращает на себя внимание пометка на полях страницы журнала:
    «Столетие со дня кончины в Бозе почивающего Императора Павла I. Никаких распоряжений со стороны Высочайшего двора не было и повесток о панихиде не рассылалось.
    При литургии присутствовали свитские дамы Ее Величества, проживающие в Царском Селе и дежурный флигель-адъютант» [РГИА. Фонд 516, Опись 1 (219/2728), дело 12, лист 217-217 об].
*    *    *
    Запись за 12 марта также весьма лаконична:
    «12 марта. Понедельник.
    Его Величество изволил принимать с докладами в 10 часов утра дворцового коменданта генерал-адъютанта Гессе, а по возвращении с прогулки Его Высочество генерал-адъютанта великого князя Алексея Александровича с управляющим морским министерством Тыртовым, министра земледелия и государственных имуществ Ермолова и великого князя Николая Николаевича.
    В 11-м часу Ее Величество принимала с докладом в д. гофмаршала гр. Бенкендорфа.
    В 12 часов имели счастье представиться государю императору по прилагаемому списку [список в деле отсутствует].
    В 1 ч. За завтраком у Их Величеств кушали: Дежурный флигель-адъютант Государь, Наследник, Великий князь Алексей Александрович, Великий князь Николай Николаевич, Великий князь Николай Михайлович, Великая княгиня Ольга Александровна.
    В 4 часу Их Величества выезд имели кататься, по возвращении Государь Император прогуливался в саду.
    В 8 часов за обеденным столом у Их Величеств кушали Государь Наследник, Великая княгиня Ольга Александровна, принц Петр Александрович.
    Во время обеда играл придворный струнный оркестр» [РГИА. Фонд 516, Опись 1 (219/2728), дело 12, лист 218-218 об].
*    *    *
    Таким образом, согласно камер-фурьерскому журналу Николай II ни 11, ни 12 марта в Гатчине не был.
    Равно, как не было Высочайшего присутствия на литургии в Петропавловском соборе.
     Официальные данные камер-фурьерского журнала мы можем проверить по дневнику императора Николая II, который сохранился в Государственном архиве Российской Федерации.
    Приведем полностью записи за эти дни:
    «11-го Марта. Воскресенье.
    Такая же дивная погода.
    Ходили к обедне в 10 в красную гостиную, где стояла наша походная церковь. Завтракали: дамы, Сергей, Жуковский, Янышев и Дмитрий (деж.).
    Гулял и катал Аликс и Ольгу в санях. Занимался до 8 час.
    Обедали: Петя и Дмитрий.
    12-го Марта. Понедельник.
    Серый день, шел снег при ветре. Завтракали: д. Алексей, Николаша и Николай. Поехали покататься в санях, но погода для катанья была неприятная. Вечером наслаждались игрою нашего оркестра» [ГА РФ. Фонд 601, Опись 1, дело 242, лист 171-172].
*    *    *
    Как видим, в дневнике императора Николая II также нет никаких упоминаний о посещении Гатчины 11 и 12 марта 1901. Как, впрочем, нет их и в течение всего марта 1901.
    Согласно камер-фурьерскому журналу в 1901 Николай II впервые посетил Гатчину 4 февраля, когда он выезжал на охоту.
    Этот выезд находит отражение в дневнике императора:
    «4-го Февраля. Воскресенье.
    Ясный нехолодный день.
    После обедни отправился с Ерни и другими охотниками в Гатчину. Охотились в фазаннике. Я убил: 51 штуку, 9 куропаток, 41 фазана и беляка. Всего убито 291.
    Вернулись в город в 5 1/2 ч.» [ГА РФ. Фонд 601, Опись 1, дело 242, лист 145-146].
*    *    *
    Следующий же раз, согласно камер-фурьерскому журналу, Николай II посетил Гатчину, причем вновь выехав только на охоту без посещения дворца, в ночь с 6 на 7 апреля.
    Этот факт также находит отражение в дневнике императора Николая II:
    «7 го Апреля. Суббота.
    В 2 ч. Ночи отправился в Гатчино на мой глухариный ток. Пели они отлично. Я убил одного, кот. токовал на земле. Много снега лежало в лесу. Вернулся домой в 6 ч.» [ГА РФ. Фонд 601, Опись 1, дело 242, лист 189].
*    *    *
    В Гатчинском дворце первый раз в 1901 император Николай II побывал 8 апреля.
    Запись в камер-фурьерском журнале гласит:
    «В 7 час. 15 мин. Их Величества изволили проследовать по железной дороге в Гатчину, кушали за обеденным столом у императрицы матушки» [РГИА. Фонд 516, Опись 2, дело 138, лист 27 об.].
    В дневнике императора Николая II за это число читаем:
    «Поехали к обеду в Гатчино, куда Мама только что переехала. Провел с нею весь вечер» [ГА РФ. Фонд 601, Опись 1, дело 242, лист 190).
    Кроме того, в апреле 1901 император Николай II, как следует из камер-фурьерского журнала, посетил Гатчину еще четыре раза: 12, 15, 19 и 27 числа. Все эти сведения подтверждаются записями в дневнике императора Николая II.
    Таким образом, в «пограничный» период к интересующим нас датам (11-12 марта 1901) можно отметить семь случаев посещения Гатчины Николаем II. Все они зафиксированы как в камер-фурьерском журнале, так и в дневнике.
    Поэтому крайне маловероятно (вернее, вообще невероятно), чтобы посещение 11 или 12 марта не нашло бы отражения в камер-фурьерском журнале и дневнике императора, или хотя бы в одном из этих источников.
    Следовательно, сведения, приводимые С.А. Нилусом со слов М.Ф. Герингер, ошибочны. Что же касается журналиста П.Н. Шабельского-Борка, то к его «историческим сказаниям» вообще не следует относиться как к серьезной исследовательской литературе по Отечественной истории пророчеств, поскольку этот автор с неимоверной лёгкостью обращается с историческим материалом и «даёт полный простор своей фантазии».
    Именно перу Шабельского-Борка принадлежат такие «высказывания», а не как не Авелю:
    Павлу I: «коротко будет царствие твоё, и вижу я лютый конец твой, […] от неверных слуг мучительскую кончину примешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями».
    Об Александре I: «Француз Москву при нём спалит, а он Париж у него заберет и Благословенным наречется. Но невмоготу станет ему скорбь тайная, и тяжек ему покажется венец царский, и подвиг царского служения заменит он подвигом поста и молитвы […]».
    О Николае I: «Начало правления Николая дракой, бунтом вольтерьянским начнётся […]».
    Об Александре II: «Царём-Освободителем преднаречённый […] крепостным он свободу даст, а после турок побьёт и славян тоже освободит от ига неверного. Не простят бунтари ему великих деяний, «охоту» на него начнут, убьют среди дня ясного в столице».
    Об Александре III: «Миротворец истинный. Славно будет царствование его. Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведет он. А только не долго царствование будет […]».
    О Николае II: «Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную […] На венец терновый сменит он корону царскую […] Война будет […] По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут. Накануне победы рухнет трон царский. Брат на брата восстанет… власть безбожная будет бичевать землю русскую […]».
    О последствиях Октябрьской революции:
    «…будет жид скорпионом бичевать землю русскую, грабить Святыни ее, закрывать Церкви Божии, казнить лучших людей русских […]».
    Насколько широка фантазия Шабельского-Борка читатель сможет убедиться, ознакомившись с историческим исследованием В.А. Семенова «Клии страшный глас…» («Михайловский замок», СПб., 2001. стр. 167, 259 [прим. здесь речь идёт об очерке П.Н. Шабельского-Борк «Павловский гобелен»]).

    Отметим ещё одно обстоятельство: 4 марта 1901 года вдовствующая императрица Мария Федоровна из Аничкова дворца отбыла в Копенгаген, откуда вернулась только 29 марта. Конечно, этот факт сам по себе ничего не доказывает. Однако весьма странно, что императрица-мать, наверняка зная о столь важном предстоящем событии для императорской семьи, уезжает не только из Петербурга, но и из России. Это тем более странно в связи с тем, что, согласно историческим документам, после смерти императора Александра III Гатчинский дворец в неизмеримо большей степени был резиденцией Марии Федоровны, чем Николая II.
*    *    *
    Обратимся теперь к другой стороне проблемы.
    В распоряжении современных историков имеется целый ряд описей Гатчинского дворца, составленных в XIX-ом веке. И ни в одной из них не отмечено наличие запечатанного ларца, стоящего на пьедестале и содержащего какие бы то ни было таинственные послания. Описи в то время составлялись довольно тщательно, поэтому наличие в Гатчинском дворце подобного ларца маловероятно. Тем более, что 28 марта 1872 в Гатчинское дворцовое правление поступило письмо из канцелярии великого князя Николая Константиновича, в котором говорилось о его пожелании иметь список вещей, принадлежавших императору Павлу I и хранившихся в Гатчинском дворце. В связи с этим была составлена подробная опись, включавшая 1035 предметов [РГИА. Фонд 491, Опись 2, дело 886].
     В этой описи никаких упоминаний о ларце также нет.
*    *    *
    Что же могло послужить источником информации для М.Ф. Герингер и, соответственно, могло дать толчок возникновению легенды?
    В последние несколько лет было высказано несколько версий.
    Лично мне нравится версия В.А. Семенова:
    «1 марта 1901 исполнилось двадцать лет со дня гибели императора Александра II, когда в высочайшем присутствии действительно проходила поминальная служба в Петропавловской крепости. Это событие нашло отражение, как в камер-фурьерском журнале, так и в дневнике Николая II, который записал:
    «20 лет прошло с того ужасного события. В 11 час. поехали в крепость на заупокойную обедню».
    Быть может, впечатления от этого события врезались в память М.Ф. Герингер, и произошло определенное смешение событий.
    Гатчинский дворец. Парадная опочивальня. Кроме того, в анфиладе парадных залов Гатчинского дворца действительно был предмет, который с некоторой натяжкой мог быть назван пьедесталом. Речь идет о тумбе, находившейся в начале XX-го века в Парадной опочивальне Центрального корпуса дворца. Эта тумба хорошо видна на фотографии опочивальни в выпуске журнала «Старые годы», посвященном Гатчине. Правда, стоял на ней не ларец, а ваза, и не было никакого шнура вокруг. Но, тем не менее, она явно бросалась в глаза (в первую очередь своим несоответствием интерьеру зала) и, наверное, запоминалась посетителям.
    Быть может, впечатления от этого события и от посещений Гатчинского дворца, где М.Ф. Герингер наверняка бывала, оставили свой след в ее памяти, а стремление к «чуду» и фантазия писателей довершили остальное […]» (Исторический журнал, «Гатчина сквозь столетия», 2013).
*    *    *
    Вот такая история. В дальнейшем у Шабельского-Борка в Российской Федерации появилась масса последователей, особенно после 1991 года. Однако, к Отечественной истории пророчеств весь их «литературный труд» не имеет никакого отношения.
    А это значит, что из всех пророчеств иеромонаха Авеля (1757-1831) до нас дошло только одно его предсказание:
    «Оных книг, со мною нет. Хранятся они в сокровённом месте. Оные мои книги удивительные и преудивительные, и достойны те мои книги удивления и ужаса. А читать их только тем, кто уповает на Господа Бога, ибо в них есть Имя его, которому три кратно суждено прогреметь в истории Российской. Но пути его сызнова приведут на Русское горе. Дымом фимиама и молитв наполнится, оттого и пострадает она. Бедная Русь».
    Вот так:
    «есть Имя его, которому три кратно суждено прогреметь в истории Российской. Но пути его сызнова приведут на Русское горе. Дымом фимиама и молитв наполнится, оттого и пострадает она. Бедная Русь», то есть в истории России есть Имя, с которым связана большая беда. Имя, связанное с хаосом и кровью, со смутой, погромами, грабежами и смертью.
*    *    *
    Начало «Смутного времени» (1600-1614) на арене Российской политики видим три имени: Борис, Дмитрий и Михаил сменили друг друга на Московском престоле в жестокой борьбе за власть.
    Первое имя:
    Борис Годунов (1552-1605), первый Соборно избранный русский царь с 1598 года: развал государства Рюриковичей, начало периода «Смутного времени», гражданская война, интервенция поляков, гибель трети населения. Двадцать процентов территории Московского государства были отторгнуты от страны.
    Борис Ельцин (1931-2008), первый всенародно избранный президент РФ (1991-1999): развал СССР, потеря половины населения, потеря пятой части территории, великое разграбление страны.
*    *    *
    Второе имя:
    Дмитрий Донской (1350-1389), великий князь Московский с 1359 года. Трагичной была судьба москвичей, выдержавших первую, смертельную схватку с Ордой. Московское ополчение понесло огромные потери на поле Куликовом в 1380. Вернувшиеся к домашним очагам ратники в большинстве погибли на стенах и площадях Москвы в 1382, когда столица Великого княжества была сожжена ханом Золотой орды Тохтамышем, в результате потеряна четвёртая часть княжества.
    Дмитрий II, русский царь (1605-1606), взошёл на престол после убийства сына Бориса Годунова – Фёдора. В период «Смутного времени» Москва в 1610 году была сожжена польскими войсками, при попытке освобождения её народным ополчением.
*    *    *
    Третье имя:
    При Российском императоре Александре I (1800-1825) страна пережила нашествие армии Наполеона Бонапарта в 1812, в ходе которого Москва была сожжена во второй раз, с момента как стала в 1480 столицей Русского государства и III-им Римом.
    Был в истории Российской и ещё один персонаж – Александр Керенский (1881-1970) – адвокат, лидер фракции трудовиков в IV-ой Государственной Думе. С марта 1917 вступил в партию эсеров, занимал министерские посты во Временном правительстве, с 8 июля 1917 – министр-председатель, глава Временного правительства, а с 30 августа ещё и Верховный главнокомандующий. В дни Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде без особого сопротивления передал власть большевикам и сбежал, бросив правительство и страну на произвол судьбы, на хаос и кровь, смуту, погромы, грабежи и смерть.
*    *    *
    Четвёртое имя:
    При Российском императоре Николае I (1826-1855) страна потерпела сокрушительное поражение в ходе Крымской войны (1853-1856) от англо-франко-сардинско-турецкой коалиции и в первые в период империи лишилась части своей территории.
    При Российском императоре Николае II (1894-1917) страна потерпела сокрушительное поражение в ходе I-ой Мировой войне. Произошёл первый раздел империи и гражданская война, которая принесла населению хаос и кровь, смуту, погромы, грабежи и смерть.

    [Анализируя каждую кандидатуру, примите во внимание, что иеромонах Авель провёл в заключение более 20-ти лет при «просвещённых» монархах, как говорят нам историки. Если бы это были имена Димитрий или Борис (прежних монархий Рюриковичей или Годуновых) наши чиновники врятли стали его держать в тюрьме столь длительное время, а вот если он назвал имена правящей династии Романовых, вот тут государственная машина Правосудия могла бы и заработать, – за это могли и посадить].

    Правда наши мысли – это не промысел Божий.
     Поэтому, любопытства ради, можете ознакомиться с составом нашего правительства, какие должности занимают названные имена и прикинуть, кто из них из-за своих личных политических или финансовых амбиций в 2018-2020-х пойдёт путём Бориса Ельцина, и в один прекрасный день Российскому обществу объявят из всех средств массовой информации:
    «Дорогие соотечественники!!! Россияне!!!
    Договор «О создании Российской Федеративной республики» и все последующие конституционные акты Российской Федерации с такого-то числа считаются недействительными и недействующими.
    Впереди нас всех ждёт светлое и великое Будущее.
    Радуйтесь!!!».
    И прости нас матушка Россия. На наших глазах тебя в третий раз осудят и приговорят к смерти. Жестокие и беспощадные судьи заплюют твоё величие и не найдут в тебе ничего доброго. Всё сольётся в те дни в один вопль: «Распните её, распните!!!».
    И тебя матушка Россия, распнут в третий раз под пьяный хохот и звон стаканов или бокалов.
    И снова Российское общество наступит на одни и те же грабли, как в 1917-ом и в 1991-ом, потому что согрешили и не покаялись.
    Потому что «есть Имя его, которому три кратно суждено прогреметь в истории Российской; но пути его сызнова приведут на Русское горе, дымом фимиама и молитв наполнится, оттого и пострадает она. Бедная Русь», и никто этого пока ещё не отмолил.
*    *    *
ДТН.


Рецензии
Типично тилигентская т.з. Даже читать мерзко. Ежели не найдена бумажка, значит - всё фальшиво. Христос не оставил после себя письменных свидетельств. Вся эта библиберда от людей. Попробуйте вякнуть что против Библии. Сразу мокрые трусы. Это не выгодно, поэтому не тилигентно. А вот про Авеля, ату его! Шабельского!

Алексей Николаевич Крылов   08.03.2017 16:23     Заявить о нарушении