Хавьер - снежный шторм

Выезжая пятнадцатого марта в город по делам, старик забросил в багажник машины снеговую лопату и подумал. – Не забыть бы в городской суете заправиться.

Накануне по телевизору в новостях много говорилось о последствиях снегового шторма по имени «Хавьер», парализовавшего Европу на пару суток.

 Глядя на двухметровые сугробы в странах, где снега почти не бывает, застрявшие в них машины, он думал. – А что же будет здесь? Ведь шторм идет к нам. Может отложить поездку?

Но ехать надо было позарез – закончились лекарства, без которых он не мог обходиться, посему решил быстро все дела в городе завершить и постараться засветло вернуться. Он уже несколько лет жил на хуторе, который приобрел, выйдя на пенсию. За продуктами и в аптеку приходилось регулярно ездить в город, для чего служила подержанная иномарка, которую он заботливо досматривал. На зиму «переобул» ее в зимнюю резину с хорошим протектором, позволяющим ехать по довольно глубокому снегу – не должна машина подвести.

- Ну, с Богом! Все будет хорошо, - сказал он себе, садясь за руль и с опаской поглядывая на низкое темное небо, из которого ни на минуту не прекращал сыпаться снег.

До города доехал без проблем, но в городе сложилось не все так, как планировал: пятница, снегопад, пробки, движение по улицам крайне замедлилось и он по этим причинам потратил на свои дела значительно больше времени. К моменту выезда из города совсем стемнело, ветер стал штормовым, снегопад усилился, резко ухудшая видимость. Простояв в пробке около часа, он наконец подъехал к заправке и залил полный бак бензина. До дома было порядка пятидесяти километров и он, с учетом состояния дороги, предполагал максимум за пару часов туда добраться. Однако, «человек предполагает, а Бог располагает». Пока медленно ехал в потоке машин по республиканской трассе, все было нормально и он не сомневался, что доедет, но когда повернул в сторону хутора, в душе зародились сомнения. Дорога была засыпана толстым слоем свежего снега, по которому переднеприводная иномарка с трудом продвигалась вперед. Было очевидно, что по ней уже давно никто не ехал.

- По краям дороги лес, негде разгуляться ветру, поэтому слой снега равномерный и нет переметов и сугробов, а впереди поле. Что будет там? – с тревогой думал человек.

Обледеневшие дворники плохо очищали стекло, пляшущие в свете фар снежинки не позволяли толком рассмотреть дорогу и, как он не вглядывался во тьму, но выезд из леса в поле прозевал, о чем сразу напомнила пурга. Машина, теряя ход, преодолела один перемет, другой, а водитель, надеясь проскочить, добавлял газ, пока фары не уткнулись в высоченный, как бархан, снежный сугроб, над которым метель тянула свои белые шлейфы.

- Не доехал, -  с досадой проговорил старик, попробовал сдать назад, но колеса буксовали в рыхлом снегу, не сдвигая машину с места.

Не глуша двигатель, он включил «аварийку» и попробовал выйти из салона. С трудом открыв дверь, старик сразу выше колена погрузился в снег, обошел сзади машину и убедился, что без посторонней помощи из снежного плена не выбраться. Пурга набирала силу: поземка несла параллельно земле огромные массы снега. В считанные секунды снежный шторм покрыл лицо ледяной коркой, оно онемело, стекла очков залепило снегом.

- Похоже, влип, - подумал он, доставая буксировочный фал и лопату из багажника. – Может, кто-нибудь будет ехать и меня выдернет. Надо размотать фал и надеть петлю на фаркоп.

Сделав это, он взялся за лопату и попробовал отбрасывать снег от колес и капота, но ветер немедленно заполнял образовавшуюся пустоту снежной пылью. От работы тело под одеждой взмокло и ледяной ветер, забирающийся под полушубок, заставил вернуться в машину. Подергав для очистки совести передачей машину вперед-назад, он убедился, что застрял мертво.

- До дома несколько километров, до ближайшей деревни еще дальше – пешком по такому глубокому снегу не дойти. Придется ночевать, если никто не выручит, а надежда на это малая – редко по этой дороге ездят. Хорошо, что заправил полный бак, хоть не замерзну. Должны же дорожники все-таки чистить…

Эти мысли старика прервал яркий свет фар сзади – впритык к багажнику остановился, громыхающий музыкой, здоровенный внедорожник. Старик вышел из машины и подошел к водительской двери.

- Что, дед, засел? Куда тебя, старый осел, понесло в такую погоду? Ты знаешь, что я на тебя чуть не наехал? – разинул рот откормленный бритоголовый «браток», типичный представитель дельцов, сколотивших капитал в смутное время и считавших, что взяли Бога за бороду.

- Не груби, - ответил старик, отвернулся и пошел к своей машине.

Он хотел попросить водителя выдернуть машину из сугроба, но напоровшись на хамство, решил этого не делать.

- Ишь ты, какой гордый! Ну и сиди здесь всю ночь, мерзни! – крикнул «браток», поднимая стекло и нажимая на газ.

Спустя минуту красные «габариты» исчезли в снежной круговерти и старик остался один. Эта минутная встреча никак не шла из головы.

- Как портят деньги людей… Небось, совсем недавно был нормальный парень, но повезло разбогатеть и вот результат: высокомерие, апломб, раздувание щек по любому поводу, «понты» - дорогие часы, перстни, машины, коттеджи. «Успешный человек», «хозяин жизни» - снаружи блестящая мишура, а внутри пустота – ноль: ни интеллекта, ни образованности, ни культуры. И не создает он ничего полезного: обыкновенный «купи-продай», никогда на Руси не пользовавшийся уважением у людей. Разговор сразу на «ты», пренебрежительно-насмешливый, как с неполноценным, и оскорблять старика не стыдится…

Заглушив мотор, он послушал завывание вьюги снаружи и включил радио. Оказалось, что таких, как он по области много и «Альфа-радио» организовало горячую линию помощи потерпевшим. Позвонил и старик туда, не особенно веря в то, что помощь окажут. На радио записали его координаты, уточнили наличие топлива и пообещали помочь, но честно сказали, что не в первую очередь: было много звонков от реально замерзавших людей, даже с детьми, оказавшихся в заснеженном поле в машинах без топлива.

Автомобиль уже по крышу занесло снегом и старик изредка отбрасывал его от водительской двери, чтобы можно было выйти, но, в основном, слушал радио и дремал, периодически заводя мотор и прогревая салон. По радио непрерывным потоком шли сообщения о том, как и где кого-то спасли, благодарности спасенных, назывались координаты тех, кого надо было выручать в первую очередь, просили помочь горячим чаем и бутербродами стоящим в многокилометровых пробках по основным трассам, и люди отзывались, помогали, выручали, кормили и отогревали застрявших в пути.

- Какие, все-таки, молодцы! – думал старик. – Как разгул стихии мобилизовал и объединил наше, столь разношерстное общество. И ведь без команды сверху. По собственной инициативе!

Вдруг кто-то постучал в стекло водительской двери.

- Дед, пусти погреться. Я тоже застрял и солярка кончилась. Еле тебя нашел в этой пурге, - совсем иначе заговорил бритоголовый водитель внедорожника, одетый в легкую кожаную куртку. Видно было, что он здорово промерз.

 У старика было желание послать его подальше, после того, как он с ним поступил, да подумал, что не по-людски будет оставить человека мерзнуть снаружи. Решил, что пошлет его, но попозже.

- Возьми лопату, отгреби снег от дверей и залезай. Топливом не выручу – у меня бензин, - ответил старик. – И перестань мне тыкать.  Я тебе в отцы гожусь.

- Извините, - сказал «браток», отбросил снег, забрался в машину, пробовал еще что-то говорить, но у старика совершенно не было желания с ним общаться; он сделал вид, что дремлет и собеседник замолчал.

В тишине, под завывание вьюги, просидели в дреме еще несколько часов, и ближе к полуночи опять сзади возник свет фар. Что-то очень громоздкое двигалось через снежные заносы по дороге. Поспешно покинув машину, мужики вышли навстречу свету. Мощный погрузчик с ковшом на огромных колесах остановился рядом с ними.

- Не зря я выехал среди ночи. Так и думал, что кому-то нужна помощь, - с улыбкой сказал молодой водитель погрузчика, вылезая из кабины и здороваясь.

- А кто тебя послал? Руководство колхоза? – спросил старик.

- Руководство уже седьмой сон досматривает. Я послушал радио и решил прокатиться. А вдруг и на нашей дороге кто-то замерзает?

- Молодец! Спасибо тебе! Ты настоящий мужик, - с чувством сказал старик.

Мощный трактор, откопав машину, пошел вперед, расталкивая ковшом сугробы по сторонам дороги, а старик потихоньку поехал следом за ним. Добравшись до внедорожника, оживили его топливом из погрузчика, выдернули из снежного плена и «гуськом» доехали прямо до ворот хутора, где, напившись чаю с коньяком, завалились спать.

К утру Хавьер ушел. Уехал на работу и водитель погрузчика. «Браток», собираясь отъезжать, стал хвалиться своим достатком, связями: казалось, его прямо распирает от самодовольства.

- Так что, если у вас будут проблемы, обращайтесь. Все порешаем, - подытожил он свой монолог.

- Пошел ты… - ответил старик и, не оборачиваясь, вернулся в дом.


Рецензии
Александр Георгиевич, Добрый День!
Как всегда - хорошо! К сожалению - достаточно жизненно в наши дни. Это перекликается с сюжетом "Ворошиловский стрелок". Помните, как его там, прокурора вроде, герой Михаила Ульянова - "Гавнюк!". И это для них ещё ласково.
С уважением - Виктор Ардашин

Виктор Ардашин   19.03.2018 16:55     Заявить о нарушении
Благодарю за внимание к моим опусам и отзыв. Удачи в творчестве!

Александр Георгиевич Гладкий   19.03.2018 19:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.