Королева

 Неинтеллигентная....
Почему-то это слово так обидно резануло. Хотя вовсе оно и не грубое. И даже не очень-то и обидное, даже наоборот. Она же помнит, как бабушка, глядя из окна на нарядного Борьку, неодобрительно замечала: фу-фу, интеллигент какой, галстук нацепил... У бабушки интеллигенты под подозрением были. Тая, маленькая совсем, сидела на подоконнике в бабушкином доме, в подол подсолнушки насыпаны, под ногами кошки ходят, утки, цыплята... Неинтеллигентная...
Она подошла к зеркалу. Красивая женщина смотрела на неё - стройная, высокая, с маленькой головкой на гордой шее, с копной ярких волос, белозубая, с тонкими чертами, только глаза грустные, но всё равно королева. Её так все и звали в деревне: Тайка, ну ты вообще королева...
Ну вот откуда они поняли, почему? Она и оделась, как надо: джинсы фирменные, свитер без блестяшек, это она со школы помнила, учительница Наталья Андреевна говорила: никогда не носите блестящее днём, только вечером, и Тая запомнила. И волосы не распускала, завязала сзади, а может зря, может надо было распустить... А может, надо было костюм бежевый надеть? Но Алиска сказала: немодно в костюмах ходить на собеседования, надо демократично одеться. Ну, Алиске виднее, она собеседований этих больше десятка прошла, устраиваться научилась. Тая её прислушивается, хоть и старше и мать семейства уже.
Неинтеллигентная...
Ну да, так оно и есть. Отец всю жизнь прошофёрил, мать уборщица. Только что муж красивый, ну а что толку, сам и трёх книг за жизнь не прочитал. Да и где он, муж-то, неизвестно... ясно только, что не в интеллигентах.
Она стянула тесные джинсы, надела лёгкое свежее платье, опять подошла к зеркалу. Платье памятное... она его часто надевала на работу... ох, какое памятное...
А как всё здорово тогда сладилось. Алиску по гроб жизни нужно благодарить за то, что место нашла и вытащила из деревни. "Профессорша, ой, такая приличная, начитанная, ой, Тайка, как тебе везёт..." И Тая в свои 32 года заробела, как школьница, перед хозяйкой, статной, седовласой, с палочкой...
Но всё так хорошо тогда сладилось, только попросили ходить дома в платье и приличном фартучке. Она этот красивый фартучек тогда по всем магазинам искала, не жалея ног. Вечером Алиске показала, сидя в её комнатёнке на расставленном для неё кресле-кровати, и девчонки обахались. Ну, Тайка, у тебя вкус... ну ты вообще королева...

И это рай был для неё - не ютиться в куче девчат, как Алиска, как многие, а жить в маленькой своей комнатушке, совсем отдельной, с выходом в коридор, никому не мешать, отдыхать, думать, планы строить. Тогда за зиму она и с долгами расплатилась, и оделась модно, и Петьку к осени в школу собрала, как принца, пошёл в шестой класс весь обвешанный девайсами.
Кто ж знал, что так всё выйдет. Вот кто знал? Когда в один прекрасный день из всегда пустой комнаты вдруг неожиданно вышел ей навстречу красивый молодой человек с густой гривой волос, подошёл близко, снял тёмные очки...
- Это мой внук, Лев. Будет пока здесь жить, он аспирант, приехал на сессию. А это Таечка, моя первая помощница. Лёвушка, покажи Таечке, как оплачивать наши счета.
И правда Лев: с этой гривой, с усами. А глаза добрые... Ну и вот кто знал, что так получится!..
Он тогда жестом подозвал её к компьютеру, жестом предложил сесть рядом. Жесты мягкие, приглашающие, руки красивые, тонкие, но мужские, и запах от него свежий и терпкий. От волос рассыпающихся... Лёвушка...
- Вы поняли? Давайте ещё раз. Вот так открываете кабинет. Попробуйте сами. Вы ведь умеете печатать?
Тая хотела было сказать, что вообще-то школу окончила на 4 и 5 и потом работала секретарём в администрации поселения, но почему-то только кивнула тогда. Сразу кивнула, про всё сразу и кивнула... про всё-всё кивнула...

                * * *

- Видите ли, Таисия Романовна, когда я вас нанимала, я не планировала делать вас членом нашей семьи. У меня никаких претензий к вашей службе и к вашей безупречной порядочности, но, к сожалению, вы должны оставить наш дом.
Ту жуткую тишину после этих слов Тая до сих пор помнит. Как после выстрела всё замерло. И в его комнате тоже тишина мёртвая стояла.
Лёвушка догнал её в подъезде, забрал чемоданы, усадил в машину.  Привёз её, окаменевшую, на квартиру, которую сам ей нашёл и оплатил первый месяц. Благородно...
Это Алиска так сказала. Ой, Тайка, ну как же тебе везёт. Так благородно... Королева ты всё-таки...
Алиска, что она понимает, девчонка на 10 лет моложе. Но она в беде не оставила, даже врача притащила из своих подружек. Таю слушали, мерили, стучали, считали, ничего не нашли. Сказали "стрессовое состояние".


 Королева Тайка десять дней пролежала, как раненая. Сердце разрывалось. Вставала только к окну - вдруг едет, вдруг подъедет, вдруг... а вдруг...
Никто не ехал... один снег в окне...
А через две недели вездесущая Алиска дозналась через соседей: уехал Лёвушка. Досдал свои экзамены в Университете и уехал к родителям в Ахтубинск.
И стала Тая дальше жить, как жила. Словно не было в её жизни короткой сумасшедшей любви, пронизанной страхом разоблачения, словно не было в ней объятий тайных на синеющей зимними сумерками кухоньке, словно не ей руки целовали, словно не ей шептали: Таис... королева моя... ты по дому ходишь, словно по лесу... Я смотрю на тебя и думаю: сейчас наклонится - цветок сорвёт, сейчас наклонится - морошку найдёт... - Лёвушка... ну какая ж у нас морошка.., нет у нас никакой морошки... - А что, не растёт разве здесь морошка?... - Господи, глупый ты какой... морошка - сибирская ягода... - Ты сама как ягода в этом платьице... Таис славянская...
    Не было этого ничего. Во сне приснилось. Только внутри словно пулей прострелили. Ну да пройдёт, если работа есть. Работы Тая не боялась, да и как её забоишься, если Петьку поднимать, и у матери копейки одни, у уборщицы-то.
До лета хорошо заработала, заменяла декретницу в магазине, и уже новое место на парфюмерном складе присмотрела денежное, Таю обещали подождать.
В общем, совсем было в себя пришла, и новое место приглянулось, запах там необыкновенный, а приёмщицы рассказали, что начальство разрешает некондиционный товар себе забирать по дешёвке. Тая планы королевские настроила, как в деревню подарков навезёт, помады и туалетные воды - флакончики разрешали брать, если коробочки были испорчены в дороге, помятые или протекло. Ну а чем они хуже без коробочек-то, всё равно её выбрасывать, коробочку эту...
В общем, время взялось её лечить.
Как вдруг - взрыв среди ясного лета - знакомое лицо в рассыпающейся гриве волос...
В толпе магазина, в народе. Тая так и замерла среди банок и кульков. Стояла и смотрела сквозь полки на свой сон. Загорелый, видно с моря приехал, бабушку проведать... Она и забыла, что купить собиралась, всё смотрела тайно, в той же жгучей печали, в том неизбывном страхе, смотрела, как он смеялся, как шёл к кассе, как вышел на улицу. С девушкой под руку, тоже загорелой...
Так и вышла на улицу ни с чем, с пустой сумкой.
Да правильно всё. Не её эта судьба. Она ж на 9 лет старше, на целую жизнь. А про Таис славянскую Алиска сказала, что это крем такой лечебный. Ну и ладно...
После того случая словно солнце отвернулась от Таи. Как перебили ей удачу. Декретница на работу вышла раньше времени, склад вдруг закрыли за махинации, хозяйка с квартиры стала гнать - дочка замуж выходит, нужно жильё...
  Алиска наволокла газет, начались походы по конторам. Алиска учила в деревню не ехать, жильё здесь искать. А Тая уже и не против домой. Сколько можно по офисам бегать. Да и с чем? С одной красотой без образования? Последний раз чуть не в лицо сказали: неинтеллигентная...ну, конечно, не в лицо, в спину. Но Тая услышала уже в дверях.
  Алиска дух поддерживает, билет притащила в театр. Тая пошла. Последний раз по-городскому пожить - и домой, в глушь. Платье надела самое нарядное - чёрное с искрой. Королевское, да.
После театра пошла гулять, вечер тёплый, хоть и осень, листья летят красиво. Села на скамейку последний раз подумать, лист прямо на колени упал. Словно привет из дома, от кленовой посадки вокруг школы. Она его в руки взяла. Вспомнила вдруг мужа, как они листьями такими бросались в девятом классе... Глупые были… думали, любовь навек…
- Миледи, я за вами уже квартал иду!
Она даже вздрогнула. Как с неба упал человек с седым ёжиком. А глаза молодые, весёлые и движения скорые.
- Мне вас судьба посылает, похоже. Вы, конечно, меня не помните, а я вас замечательно запомнил у Морозовой. Можно присесть? Вечер прекрасный.
- Можно, - а сама думает, кто такая Морозова. С кем-то её перепутали...
- Я ещё тогда подумал, что вам надо длинные платья носить. Вы же королева. Кстати, от Морозовой звонка не ждите, там уже взяли девочку.
Ах, вот оно что. Ясно. Это там её обозвали...
- Поняла теперь. Спасибо что сказали. Ну что делать, не пришлась ко двору, неинтеллигентная я...
- И слава богу! Слава богу! - замахал он руками. - Слушайте, я за вами квартал тащился, как школьник. Вы по городу идёте, как по лесу. Не спеша, по-королевски... Залюбовался. В общем, у меня к вам есть предложение. Только давайте куда-нибудь покушать завернём. Вы не против чебурек умять? С утра голодный ношусь. Как раз и обсудим предложение.
- Предложение?... Но я уезжаю. Домой, в деревню.
- Даже и не думайте! И не думайте! Зря что ли я целый час за вами бегал. Кстати, моя фамилия Горячкин. Андрей Палыч. Вот, возьмите визитку, а то скажете, что маньяк какой-нибудь... Ну? Идём? Я хоть на старости лет пройдусь с красивой женщиной. На зависть врагам и друзьям. Пошли! Да вы не бойтесь, я личность известная, если что, найдут в два счёта. Вперёд!
И руку подаёт. Как королеве.
И Тая вдруг руку в ответ подала. Встала со скамейки. Глаза у него и правда горячие, живые, весёлые. Да и чебурек можно, почему нет... прямо сразу и захотелось чебурек хрустящий свежий съесть, чаем душистым запить... захотелось сидеть рядом с этим весёлым человеком посреди осени, слушать, что он там за предложения напридумал. И даже неизвестно, что на уме у этого горячего Горячкина, а уже как-то весело стало и легко, словно весна пришла.
 И ей вдруг показалось: какая-то страница её жизни закрывается. А новая, совсем-совсем новая - открывается. И совсем не страшно эту новую страницу открыть. Она же чистая совсем. И сама она в неё напишет, что пожелает. Как королева. Сама своей рукой начертает, что хочет...
И она вздохнула легко и закрыла старую жизнь.
И шагнула смело вперёд. В новую страницу.
Без всякого страха.


Рецензии
Замечательный и позитивный рассказ! Как же сегодня не хватает подобных оптимистических произведений! Всегда надейся на чудо и оно придет! Спасибо и всех благ!

Виктор Кутуркин   01.09.2018 22:56     Заявить о нарушении
Да, те, кто прошёл 90-е, уже успел устать от беспросветности. Хочется веры, надежды и любви уже. Это ведь всё есть ))
Спасибо за отзыв! ))

Лариса Ритта   24.09.2018 20:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.