Снегопад, снегопад...

                Снегопад, снегопад …

        Где-то в далёких южных краях сейчас, наверное, сухо и тепло, а у нас в Москве  сегодня – обильный снегопад. Вижу за окном, что автомобили во дворе засыпаны снегом и окружены глубокими сугробами. Деревья в парке нахлобучили на себя огромные белые пушистые шапки. А снег всё идёт и идёт.

        А снег идёт, а снег идёт,
        и всё вокруг чего-то ждёт …
        Он чист, как то, о чём молчу,
        о чём сказать хочу.

А о чём я молчу? О чём сказать хочу? О том, что

        Идут белые снеги,
        как по нитке скользя …
        Жить  и  жить бы на свете,
        но, наверно, нельзя …
        Идут снеги большие,
        аж до боли светлы,
        и мои, и чужие
        заметая следы.

А снег за моим окном всё идёт и идёт.

        Такого снегопада, такого снегопада
        давно не помнят здешние места.
        А снег не знал и падал,
        а снег не знал и падал.
        Зима была прекрасна,
        прекрасна и чиста.

И сами собой приходят на память стихи о снеге.

Снег кружИтся, летает, летает,
и, позёмкою клубя,
        заметает зима, заметает
        всё, что было до тебя.

        Падают снежинки – невесомы, неслышны,
        падают снежинки из высокой тишины,
        вниз, да вниз, да вниз, да вниз –
        снег над городом повис.
        Первый снег ложится на землю легко,
        первый след ушёл по снегу далеко.
 
        Снег, ты мой хороший, ты глаза мне запуши,
        нежно, осторожно усыпи и оглуши.
        Первый снег, иди, иди,
        с неба на землю пади.
        Первый снег, пушистый снег, иди, иди,
        усыпи, и оглуши, и не буди ...

        А на память продолжаю приходить сами собой стихи и песни о снеге. Их так много, что они сливаются в мощную белоснежную симфонию или в снежную рапсодию, в которой звучат и чередуются разнохарактерные эпизоды на песенном материале. Снежная рапсодия звучит всё мощнее и мощнее … Но в её мелодии начинают проскальзывать и пробиваться и тревожные ноты – это, наверное, потому, что сами собой приходят воспоминания и о совсем другом снегопаде, о снегопаде другого рода …

        События того вечера двадцатилетней давности я помню так хорошо, как будто он был всего лишь вчера. Да и ещё бы мне не помнить: ведь тогда мы праздновали восьмидесятилетие моей мамы. И тогда, девятого января, снег за окном – как и сегодня – валил и валил.

        Поздравления, пожелания, приветствия, тосты, подарки, улыбки, смех. А в какой-то момент – объявление:

        – А теперь – концерт по заявкам нашего любимого юбиляра.

        Мы знали, какие именно песни любит наша мама, и понимали, что не все присутствующие будут хорошо знать тексты, поэтому заранее отпечатали несколько экземпляров подборки из текстов песен и раздали их гостям. Ведущий вечера спрашивает:

        – Мария Георгиевна, какую из Ваших любимых песен Вы хотели бы сейчас спеть вместе со всеми нами?

        И мама отвечает:

        – "Снегопад".

        Вступительные аккорды двух гитар внуков, и мама запевает:

        Я ещё не успела испить свою осень,
        а уже снегопад сторожит у ворот.
        Он надежды мои, как дороги, заносит
        и грозит застелить надо мной небосвод.

        Гости дружно подхватывают припев:

        Снегопад, снегопад, не мети мне на косы,
        не стучись в мою дверь, у ворот не кружи.
        Снегопад, снегопад, если женщина просит,
        бабье лето её торопить не спеши.
 
        А после слов "Не спеши, снегопад. Я ещё не готова" по маминым щекам потекли слёзы. Глядя на неё, не выдержали женщины, тоже заплакали, достали свои носовые платки. Зашмыгали носом мужчины. Так и пели до конца этой песни – с плачем, со слезами на глазах.

        – А я и не думала, что жизнь пройдёт так быстро, – сказала по окончании мама. И юбилейный вечер продолжился …

                *  *  *

        Мама прожила восемьдесят четыре года. Шестьдесят лет из них она ждала возвращения мужа с фронта. Всё ждала и верила, сердцу вопреки. Ждала потому, что на сибирской станции Тяжин, где мы жили в войну в эвакуации, гадалка сказала ей:

        – Будут к тебе приходить похоронки – а ты не верь им. Будут к тебе приходить люди и говорить, что видели они, как он погиб – а ты не верь им. Жив он. Только жить ты будешь одна, замуж не выйдешь. И хотя будет у тебя много предложений от серьёзных женихов, а только не решишься ты. Потому что всех их будешь сравнивать со своим мужем и не найдёшь ему равного, все они будут уступать. Потому что муж у тебя – золотой человек ... Ой, да и устала я очень уже сегодня. Ты, Мария, лучше завтра ко мне приходи – я тебе ещё погадаю. Жизнь у тебя – больно интересная. Как в романе. Про тебя роман писать надо. А жить будешь долго.

        И Мария жила и ждала. Ожидала возвращения мужа с фронта.  Ждала шестьдесят лет. До самого последнего дня её жизни. Всё ждала и верила …

        А за окном – снегопад, снегопад, один эпизод снежной рапсодии жизни.

            2016-ый год


Рецензии