Улицы и переулки

Сталинские дома - коренные зубы города. Эти кирпичницы крепко стоят на ногах. Они съедены ветрами, зато цепко вгрызлись в землю фундаментом. Панельный новострой рядом с ними - дешевые коронки. Они крошатся и шатаются…

Но сталинки себялюбивы. Породистые сталинки согласны жить только в центре. Поближе к начальству. Понятно, «рядом с начальством» на всех не хватает. Поэтому простые дома большинства моих земляков расположились на окраинах, на маленьких улочках.

Маленькие улицы больших городов редко идут прямо. Чтобы выжить в большом городе маленьким улицам приходится изворачиваться, юлить, а то и прятаться за деревьями. Иначе однажды их укусит экскаватор или догонит асфальтовый каток.
Жить на такой улочке легко и интересно. Ее средь бела дня у всех на глазах может перебежать крошечный переулок. Как нашкодивший котенок.

Дворы здесь насквозь прогрызены тайными ходами. Из 19-го дома через 2 полуоборота секретный фарватер приводят сразу к 28-му. Это тем более удивительно, что еще один оборот выносит вас прямо к 14-му. Местные жители вообще не ходят по порядку номеров, считая это бессмысленным баловством.

Достопримечательности маленьких улочек по любви к ним и историческому символизму не уступают мировым знаменитостям. Например, наша лужа у хлебного ларька плескалась еще до изобретения паровоза. А высокая труба котельной так стара, что древние греки вполне могли использовать ее для дымового телеграфа.

Маленькие улочки добродушны и неконфликтны. Я ни разу не видел, чтобы важная 5-ти этажка с почтой и магазином попыталась закрыть солнце деревянному домику напротив. Домик ростом со взрослого дога, у него всего два окна. Краска на них давно взялась морщинами, но каждое утро стекла, словно две чистые ладони ловят первый луч нового дня.

За домиком проклюнулся и подрос пластиковый павильон, обшитый вагонкой. На его полосатой спине зеленой краской кто-то написал «Прием до 18-ти». Павильон закрыт 2 года. Кого в нем принимали и зачем, все забыли. Под его стеной на недостроенном фундаменте удобно разливать всякие мужские напитки. Поэтому фраза «пойдем на прием» на сленге аборигенов означает вполне конкретное намерение.

За павильоном тощая полоска акаций отделяет нашу улочку от широкой дороги с маршруткой в центр. Странное дерево акация. Ее ветки высушены и выкручены древесным артритом. Готовые палки для Бабы-Яги. Но когда вечером люди возвращаются с работы домой, эти черные ветки для них красивей букетов из красных роз.


Рецензии
Здравствуйте Борис!

Послевкусие от прочтения изумительно.

-Укусит экскаватор...
-Лужа плескалась до изобретения паровоза...
-Ветки акации высушены и выкручены древесным артритом...

Кажется, написать лучше о том что каждый из нас видит каждый день, уже и невозможно.

Валерий Банных   04.12.2019 10:22     Заявить о нарушении
Спасибо вам

Борис Савич   04.12.2019 18:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.