Глаза

На Кирилла смотрели ГЛАЗА – на поллица, огромные, чёрные, жгучие, горящие.  За ними не было видно ни щёк, ни губ, ни-че-го.  Только ГЛАЗА!
Кирилл смотрел на них, не отрываясь,  и только спустя какое-то мгновение  увидел за ними черноволосую, стройную девушку.

Он сделал несколько шагов в её сторону, и, вдруг… девушка пропала.   Подбежал  к тому месту, где она стояла, стал крутиться вокруг себя, пытаясь увидеть, в какую сторону она пошла. Но… девушка будто испарилась. Она исчезла в неизвестном направлении.

Всю дорогу до дома ЭТИ глаза преследовали его.
Дома было то же самое. Ему казалось, что девушка  находится где-то в  его квартире. Посмотрел за шторами,  заглянул  на балкон, обошёл всю квартиру.
Стал посреди гостиной, потёр вискИ:  наваждение!   Странное наваждение!  Навязчивое состояние, граничащее с бредом.

Ночью его преследовал сон. В этом сне опять была ОНА и её ГЛАЗА.  Он ощущал её рядом с собою.
От этого ощущения и проснулся, резко вскочил на ноги, включил свет. Опять обошёл квартиру, ему казалось, что она прячется от него, но она здесь, где-то рядом. В какой-то момент в лицо ему пахнуло слабыми духами, нежными, приятными, будто кто-то с этим запахом пробежал перед ним.

Кирилл застонал:  что за чушь, что за блажь, что  за мистика?

Утром поднялся разбитым, с головной болью. Всю дорогу до института постоянно оглядывался, смотрел по сторонам,  в ожидании, что эти завораживающие ГЛАЗА снова  перед ним появятся.

В какой-то  полурастерянности зашёл в аудиторию,  достал папку с лекциями и начал «читать», монотонно, неинтересно, совсем не так, как всегда. Студенты переглядывались и не могли понять, что происходит с их любимым «преподом».

Периодически  оглядывал аудиторию, будто и в ней искал  ЭТИ глаза.  Осмотрел её раз, другой, третий, опустил голову, пытаясь вникнуть в то, что он говорит. Постепенно успокоился, и его лекция, как и прежде, стала эмоциональной, убедительной, живой.

В какой-то момент поднял  голову и… замолчал.  Он оторопел. Почти на последнем ряду сидела черноволосая девушка с ТЕМИ глазами.
Кирилл не мог заставить себя произнести хотя бы ещё одно слово.
Сглотнул слюну и произнёс: «На сегодня лекция окончена, вы свободны, спасибо за внимание».

Студенты,   не понявшие, почему лекция была прервана на полуслове, что с их преподавателем, зашумели, загалдели, стали задавать какие-то вопросы, но  Кирилл их не слышал.

Не отрываясь, он смотрел на ту девушку.
Она поднялась вместе со всеми и когда стала проходить мимо  кафедры, он громко её окликнул: «Девушка!»
На его возглас оглянулось сразу несколько девчонок, в том числе и та, к кому было это обращение.
«Да-да, я Вас имею в виду» - обратившись к ней,  произнёс  Кирилл – «Пожалуйста, подойдите ко мне».
Девушка медленно подошла к столу.
«Как Вас зовут?»
«Татьяна!   Самохина Татьяна!»
«Вы простите меня, но… ответьте  мне на один вопрос – Вы были вчера у метро «Маяковского» в районе шести часов вечера?»
«Нет, я в это время там не была и, вообще, на «Маяковке» не была уже давно.»
«Простите меня. Извините. Вы свободны. Ещё раз – извините».

Кирилл понимал, в какую глупую ситуацию он себя поставил.  Но… что сделано, то сделано. Поболтал головой, тихо произнёс: «идиот»,  собрал свои бумаги и вышел из аудитории. Ноги сами понесли его к «Маяковке».

Постоял, покрутил головой вокруг себя, затем указательным пальцем у своего виска, и спустился в метро.
В вагоне закрыл глаза и, вдруг, почувствовал, что она здесь, она – рядом. Резко открыл их и…  увидел, увидел её и её ОГРОМНЫЕ ГЛАЗА. Она пристально смотрела на него, а он – на неё.  Рванулся к ней. Одно мгновение, и он потерял её из виду. Она опять куда-то исчезла.

Что за чёрт? Что за мистика? Кто она? И почему она его преследует?

Эти вопросы мучили его до самого дома. Да и дома….  Он бродил по квартире, как привидение. То одну вещь возьмёт в руки, то другую, то один шкаф откроет, то другой. В одном из ящиков увидел старый, родительский альбом.
К нему он давно не прикасался, с того самого дня,  как не стало родителей.

Они ушли из жизни одновременно:  авария, всего какие-то несколько минут, а может секунд, сделали его сиротой. 
И хотя  на тот момент ему было уже двадцать лет, он мгновенно почувствовал себя маленьким ребёнком, за которого всё и всегда решали родители. Он растерялся, сник, потерялся во времени и пространстве. Если бы не близкие друзья родителей….  Без них он, наверное, и не выжил бы.
Они оказались рядом и помогли Кириллу прийти в себя, собраться с мыслями, взять  себя в руки.

На него сразу же навалилось  множество проблем: что делать с учёбой – продолжать или бросить?
Как и на что существовать? Где брать деньги? Как готовить  себе пищу, как стирать, гладить, убирать, ходить в магазины, что-то покупать?  В общем, всё то, что просто называется БЫТОМ.
Оказалось, что быт – это штука довольно сложная,  хотя раньше казалась ему  простой и не заслуживающей внимания.

Собрался!   В институт ходил, как «зомби», как-то научился за собою ухаживать, что-то учил, как-то сдавал экзамены, а когда кончились деньги, что остались после родителей, пришлось найти вечернюю работу.   Вот тут и пришло к нему осмысление, что всё то, что с ним происходит – это явление не временное, это – навсегда и нужно с этим смириться и начать жить по настоящему,  по взрослому, хватит уныния и страданий, пора думать самому за себя и всё решать самому.

Оказалось, что  у него есть характер.  Смог не только институт окончить,   но и поступить в аспирантуру. К созданию семьи не стремился, поскольку считал, что ещё слишком мало чего в жизни добился.  Были цели, были планы….

А вот к родительским вещам так и не мог прикоснуться, ничего в квартире не менял, всё оставалось на своих местах.
Вот и этот,  довольно старенький семейный альбом…..

Кирилл сел на диван и стал медленно перелистывать его страницы и разглядывать фотографии. На них была ещё совсем маленькая мама. Это был её альбом, в который она уже потом стала вкладывать и фотографии своей семьи. Вот она уже школьница, а вот студентка. Красивая, улыбчивая девушка.

Кирилл перевернул следующую страницу и, вдруг, подскочил, как ужаленный:  на него смотрели ГЛАЗА, те самые глаза, которые преследовали его последние несколько дней.

Боже мой, да это же глаза его мамы и образ – мамин: черноволосая стройная девушка с огромными чёрными глазами стояла на берегу  моря и в упор смотрела на него, на Кирилла своими огромными, жгучими глазами.
Это – мама, его молодая мама, ещё до замужества. Кирилл закрыл глаза. Мистика какая-то!

Но почему он видел эти глаза, воочию видел, почему эта девушка сразу же исчезала, как только он пытался к ней приблизиться?  Она так похожа на маму. А может это  и была его мама, каким-то образом воплотившаяся в плоть и преследующая его.

Если это так, то почему, зачем?
Может она хотела ему что-то сказать, о чём-то предупредить…? Может…, может…, может, многое количество этих «может» промелькнуло в голове Кирилла.
С мыслями: «Похоже, крыша поехала» закрыл альбом и  положил его на место.

Разболелась голова, он уткнулся в подушку и уснул тревожным сном.
Проснулся, понял, что проспал и стал быстро собираться на работу: не опоздать бы.
Проходя через «гостиную» боковым зрением увидел: на столике лежал альбом, открытый на той самой странице, где была та самая фотография мамы с её огромными чёрными глазами, которые почему-то именно на этой фотке особенно выделялись на её прекрасном лице.

Кирилл  остановился: он чётко помнил, что альбом он закрыл и собственноручно положил его в ящик серванта.

«Мистика какая-то» - опять  промелькнуло в голове.
Постоял над столом, внимательно всматриваясь в ГЛАЗА мамы и неожиданно произнёс: «Мама, ты хочешь мне что-то сказать?  Но что….?  Извини, мне нужно бежать.»

За его спиной раздался  стук и грохот разбившегося стекла. Оглянулся: со стены упал мамин портрет и разбился. Кирилл медленно подошёл к тому месту, присел,  поднял рамку с разбитым стеклом, стряхнул с неё стекло и хотел пальцами провести по портрету, как вдруг резко отдёрнул руку: в неё впился кусочек стекла, побежала кровь, стало больно…

Чертыхнувшись, наскоро залил ранку йодом,  на ходу одевая пальто,  схватил  свой портфель и выскочил из дома: он опаздывал.

Светофор на перекрёстке не работал. Кирилл, покрутив головой направо-налево, помчался через дорогу.
Его сбила вывернувшая справа машина.  Он смотрел в небо широко открытыми глазами и его последним словом было:  «Ма-ма!»


Рецензии
Пронзительная история! В ней есть все: душевная теплота, любовь, чувственность и трагизм! Можно много еще перечислять достоинств этой новеллы, но поверьте, после ее прочтения, хочется побыть одной в тишине.... Всего Вам доброго и светлого!

Татьяна Закипная   17.12.2018 14:19     Заявить о нарушении
Спасибо за такой душевный отзыв о моей миниатюре и за добрые пожелания.

Людмила Калачева   18.12.2018 14:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.