В общежитие уже не пускают

                Самолёт приземлился в аэропорту с задержкой в несколько часов. По месту вылета стоял долго туман. Туристическая группа возвращалась с отдыха на Чёрном море, мысленно продолжая загорать на тёплом южном пляже, несмотря на то, что на календаре отсчитывал свои дни первый месяц осени. По месту прибытия о тёплых денёчках пришлось забыть: за бортом самолёта гулял ветер, моросил дождик.

               Спустившись по трапу,  пассажиры побежали в здание вокзала  (самолёт стоял невдалеке), возле которого их ожидал сонный водитель служебного автобуса. Когда он тронулся в путь, в сторону города, дождик уступил место дождю.

               - Середина сентября, а за окном, увы, поздняя осень, - проговорила про себя женщина-туристка, лет сорока пяти.
               - Осень не страшна сама по себе, даже с дождём, - ответила соседка справа, - я боюсь другого: сейчас – час ночи, пока доедем, будет два с «хвостиком». Меня в общежитие просто не пустят. Сторож - старушка вредная, до утра дверь входную запирает.
               - Да, Надежда, ты «влипла» с этой поездкой. Придётся до утра на железнодорожном вокзале сидеть. Мы будем проезжать мимо, попроси водителя, пусть остановится. Я бы к себе на ночь взяла, но боюсь, увидев тебя, у моего мужа сон пропадёт. А я потеряю мужа. Я старше его на десять лет, а для тебя – он как раз.
                - Спасибо, Зоя, но я лучше на вокзале переночую.
               
                Выехав на неосвещённую трассу, водитель выключил в салоне свет. Пассажиры невольно стали засыпать.
             
               - Подъём! Приехали!- скомандовал водитель, остановившийся в городе около здания «Бюро путешествий и экскурсий». – Где я вас брал перед отъездом, туда и привёз. Выходите!
               
                Полусонные пассажиры покинули салон, а получив свой багаж, стали подходить к находящимся рядом автомобилям. В них находились как таксисты, так и мужья прибывших туристок. Зоя молча села к мужу в салон автомобиля и уехала. Рисковать не стала. Подругами они не являлись, встретились  только  на отдыхе.
               
                - Ну что, Надя,- подошёл к ней турист Виктор, - мы вдвоём остались? За мной друг должен  приехать, но что-то нет его. Поехали на такси.
                - Куда поехали?
                - Ну не на железнодорожный же вокзал? В самолёте я сидел сзади и всё слышал. Поехали сначала к тебе в общежитие, попробую договориться с вашей старушкой.
                - Тогда едем.
               
                Однако не договорился. Входная дверь оказалась «наглухо» закрытой. Тихонько попутчик Надежды постучал в дверь, но его никто не услышал. В общежитии жили одни девушки, работающие на местной кондитерской фабрике. Чтобы они, со слов  сторожей, не  бродили с женихами по ночам, опаздывая утром на смену, общежитие в час ночи закрывалось. Об этом  проживающим напоминало  приклеенное на двери объявление. Если бы самолёт прилетел вовремя, то Щербакова Надя спала бы эту ночь в своей постели.
               
                Напротив  общежития  расположился парк Культуры и отдыха. Туристы направились туда, отпустив таксиста. Дождь к тому времени перестал идти. Молодые люди нашли скамейку, которую дождь не «повредил», и сели на неё. Разговорились, чтобы не уснуть. Но это не помогло. Через полчаса Виктор  заметил, что он говорит... и сам себя слушает. Его подруга крепко уснула, подложив под голову сумку. Парк освещался не очень здорово, но тем не менее, он с помощью лунного света смог заметить на небе грозовую тучу, двигающуюся прямо на них. Пришлось будить «спящую красавицу».
             
                - И что Вы будете делать?- спросила она. – Зонтиков у нас нет, сейчас будем мокрые как курицы.
               - Во-первых, курицу я вижу только одну, во-вторых, давай перейдём,  на «ты», мы ведь, насколько я вижу, примерно одного возраста. До своего двадцатипятилетия мне ещё ждать месяц.
               - А мне – три.
               - Сиди здесь, я сейчас.
               
               Надежду хоть и беспокоил сон, но она поняла, что тот пошёл останавливать такси. И не ошиблась: спустя десять минут, парень вернулся за ней. Когда дождь «забарабанил» по асфальту, они ехали уже в такси.
                - Куда едем?- поинтересовалась  Щербакова у водителя.
                - Спросите молодого человека, сидящего с Вами рядом. Мне велено ехать пока прямо по центральной улице.
               
                Но спрашивать она постеснялась, ибо догадалась на счёт маршрута таксиста и не стала смущать своим вопросом того, кто «спасал» её сейчас не только от противного дождя, но и сопутствующего ему холода. Ехали, конечно, к нему домой, а она вспоминала две прошедшие недели отдыха на Юге. Да, с некоторыми  туристами  сейчас и разговаривать не стала бы  и в такси ни за что не села. Они, как она убедилась,  поехали не столько позагорать на море, сколько «поиметь» девочек. Что касается, Виктора, то на «бабника» он не похож. Поехал, видимо, просто отдохнуть от тяжёлой работы. Трудился  на металлургическом заводе сталеваром. Осмыслив всё это, Надя незаметно снова уснула. Попутчику пришлось будить её второй раз, когда подъехали к подъезду его дома.
               
                - В дом твой я пойду, если скажешь, что мы там окажемся не одни, - поставила условие подруга.
                - Втроём, минимум.
                - А жена мне глаза не выцарапает?
               
                Щербакова шутила, хотя прекрасно понимала, что при наличии жены, этот добрый человек бросил бы её ещё у бюро путешествий и экскурсий. Она надеялась, что он живёт с родителями и ночью к ней приставать не станет.  И не ошиблась. Дома его ждала, потеряв сон, мама, а папа находился на том же заводе в ночную смену. Когда сын открыл дверь, та, увидев его с девушкой, заулыбалась:
               - Поехал бы раньше, Витенька,  на Юг , может  я уже и  бабушкой была бы. Невесту ты себе замечательную выбрал, сынок. Настоящая красавица. Видимо, ещё и спортсменка и комсомолка?
             
                - Прости,  мама, но я тебя должен огорчить. Эта девушка из нашей группы. Самолёт прилетел с опозданием. Она не смогла попасть в своё общежитие.  Ты не против, если она у нас переночует? Утром пойдём к себе в общежитие.
               
                Если, поднимаясь в лифте на седьмой этаж, Надя волновалась так, что её лицо покрылось «краской», то теперь тоже самое она заметила у мамы молодого человека. У последней на глазах появились слёзы. Получалось: она  попала в нехорошую ситуацию. Девушке стало очень жаль её в это мгновение.
              - Простите его, мама,-   сказала девушка, - Витя пошутил. Да, я его невеста, он – мой жених. Уже две недели. С этого времени я буду жить у вас в квартире. Правда, Витя?
              - П-р-а-в-да!
             
               - Проходите в залу, - обрадовалась женщина. Слёзы ещё текли у неё по лицу, но это были  слёзы радости.
                Покормив приезжих она спросила:
               - Вам постелить в зале на двоих?
               
                Виктор с нетерпением ждал ответа. До этого он ни с кем не спал.  Оказаться сейчас в постели с девушкой, которую  плохо знал, ему явно не хотелось. Как, впрочем, и огорчать снова мать. Выручила «невеста»:
               - До свадьбы, мама, мы будем спать отдельно. Вы не возражаете?
               - Нет, нет, дочка, правильно делаете. Я-то спросила вас, но сама боялась. Витя знает, что наш папа «очень строгих правил». Когда я выходила за него замуж, то он меня до свадьбы не пускал в свою комнату после семи вечера. Двадцать шесть лет  прошло, а я помню. Поженились мы в год смерти Сталина.
             
               Наступило воскресное утро. Все ещё спали, когда позвонили в дверь. Это с работы возвратился глава семьи. Открыла жена. Позавтракав, они пошли в свою спальню: он – спать, она – досыпать. По пути мама заглянула в комнату сына, тот видел, наверное, свой непоследний  сон.
            
              Первой проснулась  Надя. Одев халат, пошла умываться в ванную комнату. Вернувшись в залу, одела то, в чём приехала. Стала ждать «жениха». Вдруг послышался короткий звонок в дверь. Она её открыла.
            
              На пороге стояла девушка-блондинка.
             - Слушаю Вас внимательно,-  обратилась к ней  Щербакова.
             - Это я Вас слушаю, - послышался ответ.- Что Вы тут делаете в квартире моего одноклассника? Хотите отбить у меня жениха? Позовите Виктора.
             
             Звать не пришлось. Полусонный «жених» уже стоял в коридоре.
             -  Татьяна, ты что ко мне пришла? Я тебя не звал, уходи!
             - Ах, так! Женихов у меня отбивать?- с этими словами гостья набросилась с кулаками на Надю. «Жених» никак их развести не мог. На шум выбежали родители.
            
             - Ты снова нас беспокоишь, Татьяна? - закричала мама.- Мы же тебе уже сто раз говорили, что не хотим тебя видеть в нашей семье. Ну, учились вы с сыном вместе, ну и что? Ты ему не нравишься, а нам – тем более. Перестань за ним бегать. Оставь нас в покое!

             Однако гостья не успокаивалась. Тогда отец Виктора незаметно вышел из квартиры. Через некоторое время он вернулся снова, но вместе с участковым инспектором милиции, проживающим в их доме. Составив протокол на «хулиганку», тот увёл её с собой в отделение. В квартире наступила тишина.

               Сын пошёл в ванную комнату, отец - к себе в спальню, мама – на кухню. Через несколько минут последняя услышала, как хлопнула входная дверь. Заглянув в залу, она там не увидела своей «снохи». Надежда оставила гостеприимную квартиру, будучи уверенной, что в неё больше не вернётся. Вчерашняя шутка сегодня с утра начала было превращаться в серьёзное намерение выйти замуж. Но  всё испортила эта «дикая» незнакомка.
            
              - А где, Надя? - спросил маму вышедший из ванной комнаты сын.
              Ничего не ответив, та только пожала плечами. Виктор догадался, что произошло. Быстро одевшись,  выскочил на улицу. Затем побежал к автобусной остановке. Там, на скамейке, сидела она, дожидаясь автобуса. Взглянув ей в лицо, «жених» заметил  слёзы. Девушка плакала от того, что впервые за  двадцать пять лет встретила порядочного человека с прекрасной семьи, но какая-то незнакомка украла у неё  счастье, что этот самый человек не объяснил ей, кто та девушка и что у него с ней было?
            
             - Наденька, меня мама послала за тобой, - схитрил Виктор, - пойдём обратно.
            - Не пойду. Иди к той «дурочке».
            - Не пойдёшь? Ладно, сделаем по-другому.
               
              После этих слов он взял её на руки и понёс обратно в свой дом. Та не сопротивлялась. Однако перед самой дверью квартиры запротестовала:
            - Постой, мой хороший. Дальше я сама пойду. Но при одном условии, если ты мне расскажешь, что у тебя с ней было?
          
             Виктору пришлось рассказать. Татьяна в их  десятом А» классе «переспала» с некоторыми одноклассниками, его друзьями. Сам он девочками в школе не интересовался. Но она заспорила с ребятами, что обязательно «переспит» и с ним. Рано или поздно. Последний срок назначила – их день свадьбы. Понятно, что зная о «лёгком» поведении одноклассницы, Виктор всячески её избегал. Тем не менее, она продолжала за ним бегать. Особенно после того, как его друзья женились, перестав обращать на неё внимание. Парень пока не женился, и  у неё оставался шанс. Пусть и  «один из тысячи».
         
               Выслушав внимательно монолог, Надежда, улыбаясь, сказала: «Так чего же ты стоишь? Открывай поскорее дверь, я же не завтракала ещё. «Жених» взял её на руки и понёс прямо на кухню, где их двоих дожидался романтический завтрак. Не хватало только свечей. Это постаралась его мама.  После свадьбы Виктор с Надеждой остались жить с его родителями. По просьбе последних. Уж больно  мама мужа ей понравилась. Свою она потеряла ещё в детстве, и с тех пор искала ей замену. Нашла. Случайно. Благодаря той поездке на Юг и задержке с вылетом самолёта.

30.11.2016 г.

Фото из Интернета



               
               
               


Рецензии
Спасибо, тепло от Вашего рассказа. С уважением
Ирина

Ирина Коваленко 4   04.04.2017 11:03     Заявить о нарушении
Спасибо!!!

Петр Панасейко   05.04.2017 21:07   Заявить о нарушении