Вышла замуж за шахтёра

                Оля Беднова всю неделю с мамой, дояркой местного колхоза, собиралась в школу, в первый класс. Несмотря на это, первого сентября 1965 года они опоздали. Появились с букетом цветов и портфелем, когда первоклашки во главе с их учительницей Татьяной Андреевной Ильиной после торжественного построения во дворе школы, расположенной в бывшей дворянской усадьбе, зашли в класс и сели по местам. Учительница и на этот раз за свой тридцатилетний педагогический стаж не изменила своему правилу: в первом классе сажать за парту мальчика с девочкой. Не считая тех редких случаев, когда или первых не хватало, или вторых.

                - Плохо Оленька, что ты опоздала, - обратилась к ней учительница, - но тебе повезло. Видишь, на каждой парте сидят девочка и мальчик? Такой у меня закон. А везёт тебе потому, что на последней парте находятся два мальчика, им не нашлось пары. Теперь она есть. Только одному из них. Подойди к ним поближе, внимательно посмотри. Слева – Серёжа, справа – Федя. Выбирай, кого хочешь.

                Первоклассница, оставив маму, направилось в конец класса.
                - Этот мне не нравится, наверное, дерётся? – показала пальцем на того, кто сидел слева. Давай, убегай отсюда, я с Федей буду сидеть.

                Серёже пришлось садиться одному за первую парту возле стола Ильиной. Оля заняла его место, сложив руки на парту. То же самое автоматически сделал Федя. Так они и учились дальше. Кстати, очень хорошо. И поведение их, и обучение Татьяна Андреевна ставила в пример другим. Пролетел незаметно первый учебный год, второй, третий. В четвёртом классе учительница половину класса пересадила: соседи по парте стали не ладить друг с другом. Оля с Федей сидели по-прежнему вместе, ими не могла  налюбоваться Ильина.

                Мамы их всё это видели и частенько шутили:
                - Оля, у тебя пятёрка  по математике, а у нашего зятя что?
                - Федя, как там наша невеста учиться, что сегодня получила?
                Да и сами ребята, взрослея, понимали, что быть им в этой жизни вместе. Тем более, что в четвёртом классе, раньше срока, их «посетила» первая любовь.
               
                «Беда» пришла в пятом классе, когда любимая их учительница Ильина передала своих воспитанников в руки классного руководителя Дурнайкиной. Последняя, не моргнув глазом их пересадила. «Отныне вы будете сидеть только так: девочки с девочками, мальчики с мальчиками», - огласила она свой «приговор». Не только для Оли и Феди. Пострадали и другие пары. Но сделать их родители, а они тем более, ничего не смогли. Загрустили многие в классе, что сказалось на успеваемости.

                Однако настоящая «беда» пришла после шестого класса. Первого сентября 1971 Оля весь день ждала , когда же её любимый мальчик появится в классе. Этого не случилось. Только вечером её мама сообщила плохую новость: родители Феди поменяли место жительства, уехав из села буквально за день до начала нового учебного года. Уехали в другую республику необъятного Советского Союза.

                Заметив, как сильно стала переживать отъезд Феди, мама Оли неоднократно просила мужа: «Миша, давай уедем тоже. Ты же видишь, как страдает ребёнок». Просьбы оставались без ответа: муж работал в колхозе бригадиром, работа нетяжёлая,  катался на мотоцикле с утра до вечера по полям, дыша свежим воздухом. Работать в городе на заводе «от звонка до звонка» за забором не хотел.

                Оля в классе считалась красавицей номер один. Понятно, что «пусто место не бывает», а при таких обстоятельствах, уж тем более. Федю стали «замещать» оставшиеся одноклассники. Но ни к кому из них она не испытывала тех чувств, как к уехавшему другу.

               После восьмого класса Беднова поступила вне конкуренции в медицинское училище на профессию «фармацевт». Любовь к химии и биологии сделали своё дело: она его успешно окончила и была направлена по разнарядке в город «шахтёрской славы». Принята фармацевтом в аптеку. Оставаться «навечно» в городе не собиралась, после положенной отработки мечтала вернуться в родное село, устроившись на работу в аптеку. Пенсионерка-фармацевт к тому времени обещала выйти на заслуженный отдых и уехать к внукам в город.

               Возможно мечта и сбылась бы, но …

               Рядом с аптекой открылась новая шахта. Набрали туда шахтёров, преимущественно из числа молодёжи. Один из них, Иван Бутаев, однажды зашёл купить лекарство своей маме. Зайти-то зашёл, но выйти никак не мог: неземная красота фармацевта «лишила его дара речи». Понятно, что после этого он в аптеку стал  ходить чуть ли не каждый день. Беднова поначалу не обращала внимание на этого посетителя. Обратила, когда ей негде стало ставить в общежитии букеты подаренных им цветов.
              - Оля, что ты всё носишь нам цветы?- интересовались подружки, - приведи к нам этого дарителя. Если он тебе не нужен, нам пригодится.
               
                Она задумалась, но решила посоветоваться с родителями и съездить на выходные в село своего детства. Те попросили  показать им не фотографию навязчивого жениха, а его лично.

                Иван родителям понравился, клятвенно обещал после свадьбы переехать к ним в село, по которому тосковала их дочь, ибо работа шахтёра не для него: он плохо переносил «замкнутое пространство» под землёй.

             Свадьбу играли всем селом. В ходе её Оля снова задумалась о том, правильно ли поступает, выходя замуж за шахтёра.
             - Оленька, ты хорошо подумала? – спрашивала  её одноклассница.
             - Подружка, прости меня, но в его глазах я заметила, что-то недоброе,- подсказывала другая.
              -Оля, я бы на твоём месте не спешила. Работа у шахтёров весьма опасная, можешь рано стать вдовой, - советовала третья.

               Свадьба всё же состоялась, и Оля в тот же день превратилась в Бутаеву. С мужем вернулась в город. Побежали дни чередой. Спустя несколько месяцев она временно оставила аптеку, собираясь стать мамой. В назначенный срок родилась дочь. Назвали  Леной. А через год на свет появился и сын Володя. Муж воспользовался рождением детей и «передумал» переселяться в село, мотивируя отказ тем, что таких денег как на шахте в колхозе не заработает. Так Оля осталась жить в городе, «похоронив» мечту о возвращении в отчий сельский дом.

              Хотя слово «жить» в данном случае не совсем уместно: стала выживать. Но родителям не говорила ни слова. Оля ещё с детского садика взяла за правило: никому и ни о чём не жаловаться. А зря! Пожаловалась бы, возможно, и вернулась  навсегда в село… живой.

              Подружка-одноклассница, заметившая на свадьбе Оли недобрые глаза её жениха Ивана, оказалась права. Девушка, к сожалению, выходя за него замуж, не знала, что её избранник в школьные годы  отличался от сверстников характером, вступающим в противоречие с нормами морали того советского времени. Как и не знала, что в армии тот переслужил лишний год. Нет, речь не шла о морфлоте, лишний год он «служил» в дисциплинарном батальоне. В порыве гнева ударил кулаком сержанта, командира отделения.

            Руки «чесались» у Ивана в семье, когда дети находились сначала в садике, затем в школе. Видимых следов побоев на теле жены он не оставлял. Для «профилактических» бесед применял боксёрские перчатки. Бил в основном по голове. Оля ради детей всё это терпела, никому не жаловалась. Периодические избиения жены, совпадающие странным образом с временем получения зарплат, оправдывал ревностью. Хотя она никогда не давала к этому повода. Его давали друзья-шахтёры,  отзываясь с восторгом о красоте его жены. Встречались среди них и явные шутники, якобы целовавшиеся с ней не один раз.

                После сорока лет Ольга стала замечать, что теряет в весе. Сначала не обратила на это внимание, но когда температура 37-38 градусов никак не спадала, обратилась к врачам. Те поставили диагноз «Онкология». Пришлось сказать маме, отец уже к тому времени умер.

               Только теперь мама узнала, в каких невыносимых условиях жила всё прошедшее время  любимая дочь. Но помочь уже не могла: Оля умерла в муках на её глазах. С города мама  тело забрала, исполнив завещание дочери. Хоронило её  всё село, как когда-то гуляло на  свадьбе.

               Через полгода умер и Иван Бутаев. Проклятия мамы Оли не остались, видимо, без внимания. Внуки уже выросли. Сначала Лена, потом и Володя переехали жить в родное село  мамы, не оставив на старость лет любимую бабушку одну. Такое решение они приняли, когда та отказалась переезжать к ним в город. Она просто не могла уехать от дорогих двух могил на сельском кладбище: дочери и мужа.

               Возможно на приезд внуков в село повлияла именно бабушка, высказавшая просьбу внучке:
            - Леночка, выходи замуж, но только не за шахтёра.
               
              Лена обещала и слово сдержала: вышла замуж за агронома колхоза. Брат  женился на учительнице местной школы. Жить стали счастливо. Жаль только, что об этом не узнала их мама. Зато узнала бабушка.
             - Теперь и помирать можно, - говорила она внуку и внучке.
            
              Однако Бог «подарил» бабушке долголетие. На радость внукам и правнукам.

27.11.2016 г.

Фото из Интернета

         


Рецензии