Неоднозначная Сибирская любовь

"… Он целовал её, почти не обращая
внимание на полчища озабоченных комаров»
Влад Уральский  «Комариная страсть»

       .....Она была необыкновенно похожа на Мику Ньютон в её чудесном чёрно-белом клипе «В плену». Такая же нежная блондинка, Оля приехала из Ленинграда в этот сибирский городок Усть-Кут, отнюдь не по зову сердца, а в связи с нудной обязанностью всех студентов «водных»  ВУЗов отработать летом в порту Осетрово… Шло начало 80-х….
      Леонида, несколько по коллаборационистски перебежавшего из порта на железную дорогу, этим вечером назначили сдавать груз на суда в ночную смену. Он прибыл в этот сибирский городок уже во второй раз из Горьковского Водного Института, и в этот раз решил на время переметнуться на «железку». Парень шёл по ночному порту к искомым вагонам, где его уже ожидала вышепредставленная Ольга.
      Ребята поприветствовали друг друга и работа началась. Примерно через пару часов разгрузка, перманентно сопровождаемая весьма пристойными милыми горьковскими шутками, прекратилась, и Леонид пригласил сразу понравившуюся ему девушку прогуляться по ночному порту. Оленька рассказала, что приехала в Ленинград из небольшого городка Череповца. Излагая, барышня игриво встала на выбегающие из темноты рельсы и пошла по ним, ловко переступая красивыми ножками. Её прелестная фигурка в джинсах заманчиво проявлялась в далёком  свете портовых прожекторов. Леонид, забежав вперёд, аккуратно подхватил Олю «на ручки», и прижав к себе, начал кружить. Потом, опустив радостно улыбающуюся студентку, он нежно поцеловал её в прохладные от ночного ветра губы. Видимо горьковчанин тоже сразу приглянулся девушке, так как она не только не отстранилась от знакомого чуть более 3-х часов юноши, но обвив тонкими ручками его шею, позволила их устам вновь слиться в более долгом поцелуе….
        Довольно скромный по природе Леонид никак не ожидал от себя такой смелости. Он целовал и целовал её, становившиеся всё более доверчивыми, губы …..  Расставаясь, парень чувствовал себя, словно восторженный князь Мышкин, впервые увидевший Настасью Филипповну.
      Они встретились через пару дней, и пошли прогуляться в небольшой сосновый лесок, находящийся  неподалёку от их студенческих бараков. А там их ждали раздосадованные отсутствием любых, пусть и малосимпатичных обладателей такой необходимой для создания хорошего настроения, ну и для продолжения рода, кровенаполненных особей, комарихи, которые издали завидев приближающуюся парочку, злорадно ухмылялись в кустах. И не успел Леонид томно усадить мечтательную барышню на колени, как к ним, чуть стесняясь потревоженной любви,  слетелась СТОмиллионная стая, жаждущих крови, гарпий.
       Первый поцелуй был прерван знакомыми тончайшими стонами, истосковавшихся по сладкому телу, самок из группы «длинноусых», в просторечье – баб-«кулексов». Леониду, приготовившемуся провести часок в лобзаниях со сладкими губами недавно обретённой подружки, поверьте, было совершенно не до латинских энтомологических транскрипций, набросившихся на них кровососущих фурий. Он попытался накрыться курткой и под её защитой всё-таки слиться с вожделенными устами возлюбленной. И надо заметить, что первые две минуты, несколько растерявшиеся комарихи, обескураженно дёргали нежданное укрытие за свисающие рукава. Затем двукрылые, посоветовавшись и собрав накопленный за пару миллионов лет кусачий опыт, всё ж сообразили поднырнуть и протиснуться под импровизированный колпак, чтобы с победным писком разомкнуть объятья наслаждающихся  обретённой тишиной, наивных любовничков….
       ….Его студенческий приятель по кличке Булкин проверил эмпирическим путём время местного комариного бодрствования. По его терпеливым прикидкам, где-то в полчетвёртого утра их бурная жажда крови угасала, и если у отмеченных тысячами уколов мазохистов всё же оставалось  желание лобзаться, то это было уже их время. Увы, но Леонид не обладал столь изотерической силой воли, а потому сняв Оленьку с ещё так и не успевших устать колен, договорился встретиться завтра днём….
      И вот они прилегли на жарком сибирском солнышке, опять-таки под неким малоэкзотическим западносибирским кустом, и девушка решила остаться в бикини. Нарадовшиеся вчера комары благополучно где-то кимарили, и теперь ничто не мешало озабоченному парню изучать замечательно стройную фигурку ленинградки. Он целовал и целовал её податливые губы, а затем, потянув за нужные тесёмки, припал к её небольшому прелестному бюсту. Сам Лёня был одет в бронебойные отечественные джинсы по имени «Тверь», причём на размер меньше рекомендуемого. Его бешено взволнованный бамбук решился бы прорваться на свободу с тем же успехом, как если бы голодный Буратино, смог бы насытиться, решительно уткнувшись носом в нарисованный на холсте котелок…
       Между страстными объятиями Оленька поведала парню о том, что вообще-то в Ленинграде она встречалась с однокурсником и вскоре они планировали пожениться. Но тот решил уехать на заработки в Салехард, вместо того чтобы вместе быть в Усть-Куте. Все эти сакральные темы совершенно не мешали влюблённому Леониду и дальше покрывать жаркими поцелуями волшебное тело девушки. Та, в свою очередь, решила всё же проникнуть опытной рукой в недра его пуленепробиваемых штанов. После нескольких тщетных попыток протиснуть исследовательскую ладошку хотя бы на дюйм в загадочную глубину барышня сдалась. «Как же ты в них ходишь?», - только и нашлась, что сказать, подавив в себе едва вспыхнувшее вожделение, Ольга. «Так и хожу», - беспечно ответил Леонид и в свою очередь легко проник, под её, куда как более доступную, синтетическую ткань….
      Примерно за пять дней до отъезда девушка всё-таки решилась на более серьёзную близость. Пожившая с парнем в Ленинграде, она и сейчас хотела более «проникновенной» дружбы. Тут как раз на пару часов освободилась одна из комнат, и Оленька пришла в гости к Леониду, который, надо отметить, ничем таким «запятнан» не был. После страстных поцелуев в полумраке ленинградочка медленно сняла с себя всё, томно оставшись в «костюме» Евы. Любовничек впервые в жизни видел так близко прелестное обнажённое девичье тело. Он в свою очередь попытался избавиться от облегающих его бёдра, словно средневековые латы, джинсов «Тверь», но именно в этот момент в молнию что-то попало и её заело намертво. Включать свет в такой волнительный момент было бы безумием, поэтому парень тяжело пыхтя, сражался с отечественными штанами в интимной темноте. Не понимающая, почему её сладкое тело не хватают и не несут на кровать, обнажено-обеспокоенная Оля приблизилась к яростно сражающемуся с джинсами, Леониду. Тот томно прошептал ей на ушко: «Они застряли» и в бессилии уселся на местами ещё белоснежную простыню….
      …..они просто лежали вместе. Девушка положила свою красивую голову на его плечо и закинула стройную ножку на его капризную «Тверь». Ольге очень хотелось с ним настоящей страсти, но женским чутьём она понимала, что этому славному комсомольцу было достаточно и простых поцелуев. И что, даже если с него бы и сползли эти дурацкие штаны, то того желания, которое у него полыхало во время битвы с комарами, в этой постели совершенно не чувствовалось….
      Она один раз позвонила Леониду из Ленинграда, видимо поссорившись со своим будущим мужем. Юноша был очень рад слышать её нежный голос, и попрощавшись, ещё долго вспоминал её волшебное, такое желанное, тело, лишь чуть тогда освещённое, проникающим сквозь дверь, светом….
      


Рецензии
А ведь я - выпускник ЛИВТа, Ленинградского института водного транспорта. Поступил в 1955-м году, закончил в 60-м. В Усть-кут, в Осетрово летал в командировки, строили порт, грузовой район. С удовольствием читаю про знакомые места. А рассказец неплохой.

Валерий Хатовский   10.01.2019 22:40     Заявить о нарушении
А нам досталось 3 раза там побывать. Второй раз до 4-х месяцев там болтались.
Алексей.

Алексис Станьё   11.01.2019 09:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.