Сердца четверых глава 48

                ИСКУШЕНИЕ

Толик в виде шоколадной конфетки разрисовал Лешке работу в автомобильном салоне Давида, но тот, как оказалось, имел аллергию на какао.

- Толь, ты не обижайся, но я лучше по накатанной дорожке. Знаю, мало денег, нет карьерного роста, не сегодня-завтра эта лавочка может свернуться, но  здесь я сам себе хозяин, понимаешь? – откровенно признался Лешка.

- А если хорошо подумать? Ты ведь уже не один. Королеву одевать придется, - Толик решил зайти с черного входа.

- Не заметил, что у Василисы большие запросы. Я ведь работаю. Планирую выставку организовать. Картину вот хотят конкурсную купить, - намекнул Лешка на  периодически приносящее доходы хобби.

- «Невесту»? – у Толика больно заныло в груди. -  И ты ее продашь?

- Конечно. Триста баксов на дороге не валяются, - как-то необычно по-деловому сказал Лешка. Раньше в его разговорах таких ноток не было. – А если  еще победит, то вообще придется проводить аукцион. Уже трое желающих имеется.

- Может, ты и прав, Леш. Может тебе и не стоит бросать наше дело. Давай так, я пообживусь, посмотрю, что да как, а потом вернемся к разговору. Может, к тому времени Василисе будет не хватать норковой шубы, и ты изменишь свое решение, - подытожил Толик.

***

- Лисенок, я самый счастливый. Мои мечты наконец-то сбываются, - Лешка схватил в охапку молодую жену и закружил. – Я смогу скоро провести выставку. –  Денег за первое место и за продажу картины хватит, чтобы на  неделю арендовать выставочный павильон.

- Ты продал «Невесту»? – Василиса была в легком шоке.

- Конечно. Ее купили за 850 долларов. Представляешь, 850 баксов!

- А кто купил? – интересовалась Лиса.

- Я не вникал. Какой-то любитель-коллекционер. Только не начинай, меня мама только что отчитывала за продажу самого ценного шедевра в моей галерее, практически ребенка.

- Не буду. Я просто хотела ее повесить в зале.  Не потому, что там нарисована я, Леш. Просто, это  символ твоей победы, удачи. Понимаешь?

- Пытаюсь. Но я так хотел выставку. И вот, она уже замаячила на горизонте… Я нарисую еще одну  такую же. Для зала. А для жизни у меня есть оригинал, - он страстно поцеловал Василису и уже начал расстегивать домашний халатик, только Лиса его остановила:

- Леш, сначала тебе нужно покушать. Мама уже  второй раз разогревает. Твои любимые сырнички, - Василиса всегда  умело находила отговорки, отодвигая минуты интимной близости на потом. Ссылки на маму действовали безапелляционно. Нехотя Лешка отстранялся от жены и шел в кухню кушать.

***

Лешке определенно в последнее время везло. И он считал, что связано это с появлением в его жизни Василисы.

- Скажите, кто изображен на  картине? – брали уже пятое интервью у победителя конкурса  «Дыхание жизни» Алексея Топазова.

- Моя жена, - с гордостью говорил Лешка.- Но когда я ее рисовал, она была невестой.

- Так вас можно поздравить со свадьбой? – смаковали наличие у картины своей истории журналисты. - Она Ваша муза?

- Еще какая! С ее приходом в мою  серенькую жизнь все сильно изменилось, - счастливый от навалившегося успеха, Лешка не видел, как в стороне стояла  грустная Женька. Она всегда знала, что в один прекрасный момент, когда Лешка отмоет  свой талант-бриллиант, тот засияет ослепительной красотой. Но Женька надеялась, что отмывать будет она, а не какая-то девчонка, изменившая Лешку за короткое время. Лешка прежний никогда бы не продал  картину, принесшую ему успех.

- Какая необходимость была ее продавать? – спросила Женька уже  во время банкета, устроенного спонсорами.

- И ты туда же, - Лешка слегка раздраженно сжал бокал с вином. – Мне нужны были деньги на выставку. Такой ответ тебя устроит? И вообще, я могу еще точно такую же нарисовать.

- Можешь. И, скорей всего, нарисуешь. Только она не будет так светиться, - была уверена Женька.

- Почему это? – Лешке казалось, что Женька опять пытается  доказывать ему, что  художественного мастерства  Алексею Топазову  серьезно не хватает.

- Ты ведь рисовал уже «Незнакомку». И что, вышло? Потому что тогда она была незнакомкой, а теперь жена. Тогда ты в ней видел невесту, а теперь … Правильно, синица в руке – это не журавль в небе, Лешенька. А вообще, я рада за тебя. Всегда знала, что ты к этому придешь, - Женька  слегка прикоснулась своим бокалом к Лешкиному. – А  почему Василису не взял сегодня с собой? Разделить успех, так сказать?

- В институте. Много пропустила, догоняет. Вчера от нее получал пинков за то, что картину продал. А как мама шутила на эту тему, ты бы слышала. Обозвала меня суррогатной матерью, мол, выносил картину, «родил» и продал.

- Представляю. У твоей мамы специфический юмор. Начнет доставать Василису, хватай девочку и идите жить отдельно, а то будет то, что  с нами, - хотела посоветовать, как лучше, Женька, но  споткнулась о колючий взгляд Лешки.

- Ты до сих пор на нее злишься. С Василисой они душа в душу живут. Не каркай!

- Не буду, - Женька в душе ругала себя за то, что никак не может начать  все с чистого листа, что надеется неизвестно на что.

***
Хотя и числился Анатолий Красовский в автосалоне на Печерске замом коммерческого директора Шабурова Давида Омаровича, но в кабинете своем не сидел. Вместе с консультантами общался с потенциальными покупателями, изучал все выставленные для продажи автомобили, сам лично обкатал на автодроме за салоном каждую машину, разобрался в документации.

- Красовский, что ты творишь? – как-то не выдержал Давид, которого все больше не было в салоне. – Что это за деятельность ты развернул? Поостынь. Так сгоришь раньше времени.

- Организовываю, обеспечиваю и контролирую работу и взаимодействие всех подразделений автосалона с целью продажи максимально возможного количества автомобилей, - выпалил Толик цитату из должностной инструкции.

- Хорошая память, - похвалил Давид. – Что думаешь, чего продажи на месте держатся?

- Потому что  у тебя только дорогие тачки, – откровенно сказал  Толик, – Уже несколько мужиков заходили, и, насколько я понял, искали что-то не такое крутое, но ездящее. Я не предлагаю Запорожцами торговать, но  Мерседесы в кризис не пойдут, как по маслу. Тушканчик и тот это знает.

- Ты не первый это мне говоришь. На Столичке Витька тоже намекал. Правда, в его речи тушканчиков не было. А что, давай я найду дилера и подкупим  чего-то средненького, - согласился Давид. В долгий ящик не стал откладывать, через неделю в салон доставили пять Тойот серебристого цвета. И торговля пошла бойче.

Толик всегда уходил из  автосалона последним, проверял включенную сигнализацию и наличие сторожа. Отдельным ритуалом было заглянуть в подсобку и  полюбоваться картиной «Невеста». Чтобы никто не знал, он попросил Давида  поучаствовать в аукционе и купить  эту картину. Толику страшно было подумать, что картина с молотка уйдет кому-то неизвестному. Прямо купить у Лешки значило признаться в своих чувствах к его жене. Теперь, спрятав ото всех полотно, он позволял себе только любоваться ЕЕ чистым и светлым  образом.

- Что-то не замечал за тобой, Красовский, тяги к искусству, - сказал Давид, когда  однажды застал Толика, сидящего в кабинете и рассматривающего картину, стоящую на диване, – Если только это не предмет твоих грез, а? Я прав? – Давид внимательно следил за реакцией Толика.

- Это моя сестра, - попробовал отвязаться от намеков Давида.

- Да ну, расскажи кому другому, паря. С какого бы перепугу ты ее  в кладовке прятал. Так смотрят мужики только на бабу, которую хотят.

- Не родная, - уточнил Толик.

- Вот и я о том же. А че ты паришся? Смущает, что женат? Тащи ее в постель и не кисни. У меня вон тоже и жена дома, и любовница под боком. Накладно, но в душе и теле гармония.

- Давид, с ней так грубо не получится.
- Она в курсе, что ты по ней вздыхаешь? Понятно, ни сном, ни духом. Для начала не мешало бы признаться, - посоветовал Давид. – Заодно и поймешь сразу очень много.

- Понимаешь, она как красивый мираж. Как реклама машины, - попробовал объяснить Толик.

- А ничего идейка. Слушай, а давай эта русалка, пардон, невеста, для рекламы машин снимется, а? И плакаты на билборды наляпаем. Да и на салоне ее мордашка смотреться будет шикарно, - как настоящий предприниматель, Давид везде искал выгоду.

- Нет, - Толик чуть не задохнулся. Он и в страшном сне подумать не мог, чтобы на Василису глазели сотни мужиков и при этом думали вот так же пошло, как Давид. – Мало моделей, что ли?

- Это тоже вариант. Но прикинь, ты приходишь на работу, и не нужно ничего прятать в кладовке. Ее гламурный фейс везде, - Давид не привык так просто сдаваться.

- Ты явно хочешь, чтобы меня прибила жена.

- А твою жену тоже можно снять, а? На модели бы сэкономили.

- А  свою жену чего не хочешь снять в рекламе? – задал ответный вопрос Толик.

- Во-первых, она у меня для рекламы, грубо говоря, не годится, а во-вторых, мне ее и дома хватает, - вздыхая, признался Давид.

- Вот и мне своей дома предостаточно, - откровенностью за откровенность.

- Знаешь, один классный анекдот. Мужик спрашивает у Бога: «Почему все девушки милые, нежные и ласковые, а все женщины – стервы и суки?» На что Бог ответил: «Девушек создаю я, а женщин из них делаете вы». Так что, паря, по всем параграфам, виноваты мы. А бабы опять ни при чем.

Толик думал, что статус жены Лешки  изменит его отношение к Василисе. Ни черта не изменилось. Он понял это уже тогда, когда  встретил случайно Лису  на лестнице. Она спешила в институт на пары, он – на работу. Предложил подвезти, но Лиса отказалась. Ему пришлось практически силой затолкать ее в машину и отвезти к институту, потому что на улице шел дождь, а на маршрутку была огромная очередь. Но больше затем, чтобы то время, пока вез, любоваться немного изменившейся в лучшую сторону Василисой. И все равно у обоих было легкое дежа вю: машина, дождь  и напряжение в салоне.
 
В начале мая в армию ушел Ванька. Проводы были  условными. Елизавета последнее время плешь на голове мужа проела, умоляя того, чтобы откупил сына от армии, но Владимир стоял на своем: «Сын должен служить!»  В конце месяца Лиза с Гулей побывали на  присяге. Тогда и было решено, что, как только Гюльчатай сдаст экзамены, так сразу же на лето переберется в Кировск.

В конце мая, как только начались теплые деньки, крестили Тишку. Лешка был крестным, Диана Карелина – крестной. Вот уж кто-кто, а   Василиса вдоволь наигралась Тишкой. Пока родители малыша с новоиспеченными крестными строили глобальные планы за столом после того, как вернулись из Китаево (там походило крещение), Василиса не выпускала из рук Тишку. Малышу тоже нравилось общество  любимой тети. Толику казалось, что Василису никто и ничто не интересует, кроме Тишки. Он даже слегка завидовал сыну.

- Подруга, тебе бы уже и своих не мешало завести, - решила подколоть  Василису  Анжелика. Василиса улыбнулась и ничего не сказала, только щечки залил густой румянец. Она украдкой взглянула на своего  прилично подвыпившего мужа, благо, не уловившего сути брошенной Анжеликой фразы. 

К девяти  часам вечера Лешка уже кунял, сидя на диване. Анжелика с трудом оторвала Тишку от Василисы и унесла укладывать спать. Толик вызвался отвести кума домой, поскольку Василиса не была уверена, что удержит на ступенях мужа.

Лешка завалился на диване в зале и уже начал легонько похрапывать, пока  Василиса провела Толика и закрыла за ним двери.

Оставлять Лешку в зале было чревато, поскольку через час должна была вернуться  Светлана Валерьевна от подруги, у которой на днях умер муж, и скорбящая женщина боялась оставаться в доме одна. Светлана Валерьевна проводила с ней дни, а вечером приходила с работы дочь.  Василиса растолкала  Лешку, и тот с трудом перебрался на кровать в их с Василисой комнате. Не став мужа   раздевать, а только лишь укрыв сверху одеялом, Василиса ушла в ванну, чтобы принять душ. Успела только распустить волосы и раздеться, как услышала звонок. Завернувшись в большое банное одеяло, считая, что  вернулась свекровь, Василиса открыла двери.

Толик, вернувшись домой, уже не застал Карелиной, поэтому решил  убрать  грязную посуду со стола. Забытая кофточка Василисы, аккуратно висевшая  на спинке стула, побудила Толика вернуться, чтобы еще раз увидеть  милые черты. Завернутая в  белое полотенце, она была опасно привлекательна. Дежурный испуг в ее до боли любимых зеленых глазах, несмотря на  все усилия, тронул запретные струны души Толика. В горле застрял ком, который он пытался сглотнуть, но не мог. А тем временем воздух  гудел от напряжения. Губы Василисы задрожали, а по спине пробежала ледяная дрожь, хотя в груди все пылало огнем. Василиса видела, что Толик, не отрываясь, смотрит на ее губы. Затем он  переступил порог, закрыл за собой дверь и протянул ее кофточку:

- Ты, забыла.

Медленная сладость разлилась по телу Василисы. Она понимала, что нужно поблагодарить и попросить Толика уйти, но напрочь потеряла способность говорить. Толик стоял совсем близко  и все так же не сводил  глаз с ее губ. Секунда - и она оказалась в его объятиях.

- Это неправильно. Нельзя, - выдавила Василиса, но сил освободиться из его объятий не было.

- Я безумно хочу этого, а ты говоришь нельзя, - Толик скривил в ухмылке рот. – Я ведь хронически болен тобой, девочка моя… Неужели ты не видишь, что я люблю тебя…

Василиса сначала ничего не поняла. Озарение пришло, когда Толик поцеловал ее. Василиса просто задохнулась от волнения. Сколько лет она жаждала его прикосновений. Много лет. Она никогда даже не предполагала, какие это замечательные ощущения.

- Нет! – Василиса все же нашла силы на маленький протест и легко оттолкнула Толика. – Это грех. Ты просто выпил, так нельзя.

- Нет? – выдохнул Толик. Он чувствовал, как дрожит ее тело. Он чувствовал, что теряет контроль над собой. Его богом было желание. Мозг твердил, что его действия грешны, что он поступает нечестно по отношению и к Василисе, и к Лешке.  Но страсть задавила сознание, твердя, что  любовь, взращенная годами, важнее всего. И он бы зацеловал Василису здесь, в прихожей, но  в другом конце коридора Толик увидел Гулю, которая вытаращилась ошалевшими глазами именно на него. В этих глазах был и испуг, и осуждение одновременно. Она стояла босая, поэтому и не услышал он, как девушка пришла откуда-то из глубины квартиры.

- Прости, Васька, - Толик дрожащими руками  открыл дверь и вышел в темноту парадного.


Продолжение следует...


Рецензии
И в этот раз соглашусь с Робертом! Ох уж эти тайны!..

Ольга Смирнова 8   05.02.2019 13:20     Заявить о нарушении
С Робертом сложно не согласиться)

Ксения Демиденко   06.02.2019 00:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.