Запорожец на Красной площади

Судорожно пытаюсь сориентироваться, как выехать отсюда. «Самик, говори скорее, куда поворачивать», - кричу я Самсону. Но он тоже растерялся и никак не может найти на карте правильную улицу.
Пока мы с ним соображали, что делать, наш ядовито-зеленого цвета «Запорожец» плавно выехал на Красную площадь. Сделав своеобразный круг почета: «совсем как на параде», - промелькнуло в голове, подъезжаем к  Спасской башне. Постовой, стоявший у ворот башни, с удивлением посмотрел на наше зеленое «чудо», катящееся по главной площади Москвы.
Округлившиеся от такой невиданной наглости глаза стража порядка не сулили ничего хорошего. Я остановил машину и сказал Самику: «Беги к нему с картой и спроси, как нам отсюда выехать». Самсон с картой выскочил к нему. Поняв, что мы действительно заблудились, милиционер показал на Васильевский спуск и напутствовал: «Ребята, больше сюда не заезжайте».
Летом 1993 года редакция ереванского еженедельника «Эпоха» командировала меня в Москву в качестве собкора. Получив аккредитацию в МИД России, я приступил к работе.
Мое удостоверение иностранного журналиста ввергало в шок сержантов московской милиции, часто останавливающих меня в метро (тогда я был кудрявым брюнетом): они никак не могли взять в толк, как это «лицо кавказской национальности» может быть иностранным корреспондентом.
- Где ваша регистрация? – спрашивали они меня.
- Я зарегистрирован в МИД Российской Федерации, - отвечал я.
Они еще раз внимательно осматривали удостоверение, в котором четко было написано, что я работаю в городе Москве, потом снова спрашивали:
- Так где же ваша регистрация?
Мне приходилось снова отвечать, что я аккредитован в МИД Российской Федерации в качестве иностранного корреспондента с правом проживания в Москве и Петербурге.
- Это все понятно, а ваша регистрация где?
Да, тяжелая у них работа...
Но всего через два месяца редактор «Эпохи» Вардан Суренович Григорян сообщил мне, что из-за финансовых трудностей наша газета закрылась, и я волен делать все, что хочу. Оставшись без средств к существованию, я стал искать работу. Во время этих поисков я лично убедился, что Москва – город больших возможностей: работу там можно найти всегда. Другое дело, какую именно и, что самое главное, сколько за нее платят.
За два года действия моей аккредитации, которая позволяла не бояться милицейских кордонов, я проработал помощником нотариуса, продавцом книг, распространителем лекарств.
Последнюю идею предложил мой одноклассник Самсон Погосов. Он тоже переехал в Москву, где уже работал его младший брат.
Своей энергичностью и способностью генерировать идеи Самсон отличался со школы. Кроме того, что он хорошо учился, он все время что-то придумывал.
Это свою способность он развил в институте и на производстве, куда пошел работать после окончания политеха.
Так вот, Самик сказал, что у его знакомых есть фирма, которая занимается распространением лекарств. Нам надо забирать у них медикаменты и развозить по аптекам.
Для этого всего-то нужно купить машину, чтобы было на чем развозить. Тут очень кстати оказалось, что начальник охраны лимонадного завода, на котором работал брат Самсона, продает свой «Запорожец».
- Эта машина отлично годится для такой цели, - говорил Самсон. – Гаишники её не остановят, да и в глаза она не бросается. К тому же денег на дорогую машину у нас нет.
«Запик» Самсон купил и, так как он только недавно получил свое водительское удостоверение, то роль Козлевича должен был исполнять я. А он с картой в руках сидел рядом за штурмана и должен был сообщать мне, где и когда поворачивать.
На второй день нашей лекарственной эпопеи мы и умудрились въехать по Ильинке на Красную площадь. Это сейчас Ильинка является пешеходной улицей, а 20 лет назад по ней можно было ездить.
В первое время мы пару раз терялись и на Садовом кольце, и на выездах из Москвы на разные шоссе. Но очень скоро начали здорово ориентироваться в запутанных московских двориках и даже рассказывали местным водителям, как проще выехать на то или иное шоссе.
Поначалу наш бизнес был довольно удачным. Поскольку Самсон прилично разбирался в химии (он даже пытался после школы поступить в медицинский), то свободно общался с заведующими аптек на фармацевтические темы. А так как Самсон мог заговорить любого, то эти милые женщины охотно брали у нас лекарства.
Но, к сожалению, через три месяца бизнес пришлось прикрыть. Как объяснил мне Самсон, налоговая служба закрыла контору, которая снабжала нас медикаментами.


Рецензии
Жаль, конец резко скомкан. Ну, и что же было дальше... с "Запорожцем" и с Вашим Самсоном,генератором идей?

Артэм Григоренц   30.12.2017 18:37     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Артэм!
Спасибо за отклик.
Через четыре месяца налоговая инспекция закрыла нашу лавочку. На этом завершилась и наша с Самсоном лекарственная эпопея.
Самсон до сих пор живет в Москве, у него все хорошо: и квартира есть, и машина. Другая, не Запорожец.

Ашот Левонян   30.12.2017 19:37   Заявить о нарушении