Ледоколы в тропиках. Часть третья. Берег

                С сушею не поладил я,
                на берегу мне скучно...
                Чайки на грудь мне гадили!
                Задница вся в ракушках!
                В этих березках с клёнами
                в жисть мне не разобраться...
                Воду я пью соленую -
                "Ессентуки 17"


                БЕРЕГ



    Благополучно сдав вахту, я отправился в каюту третьего помощника. Пора бы и самому на берегу побывать, но что там делать без денег? Валера, как любой третий помощник, этот вопрос решал, поскольку именно в его обязанности входило и заказывать, и получать, и выдавать экипажу долгожданную валюту.
    Встретил он меня не очень радостно: после суточной вахты, прошедшей под рисовую водку, которую он со мной же и дегустировал, вид у него был бледный.
    - На берег? – только и смог он удивленно пролепетать.
    - А чего тут сидеть? Город посмотрим, пивка отведаем, да и женам тряпья купить требуется- чай не только вахты стоять они нас сюда отпускали? - усмехнулся я.
    -Неее – протянул Валера,- дала закончу, и только спать! А ты ищи себя в ведомости и расписывайся, пока я твои кровные отсчитаю.
    Я расписался в ведомости, Валерка отсчитал причитающуюся сумму.
    -Держи баксы, я для тебя специально отложил, только прячь быстрее! - заговорщически произнес он, передавая причитающуюся мне, и мною же честным трудом заработанную «зелень».
    Я удивленно посмотрел на него.
    -Чего смотришь? Быстрее прячь! – свирепо зашипел Валерка, - больше половины денег привезли во вьетнамских донгах! Баксов на всех не хватит! Сейчас тут столько воплей будет, как только я всё это выдавать начну!
    Я спрятал доллары в кошелек и молча вышел. Спускаясь по трапу от Валерки к себе, я разминулся с электриком, спешащим за долгожданными деньгами, но не успел дойти до каюты, как уже услыхал разъяренный крик:
    -Валера! (Раз! Два! Три! Четыре! Пять!) Что ты мне выдал? (Раз! Два! Три! Четыре! Пять!) Вместо двух сотенных бумажек – целый чемодан фантиков? (Раз! Два! Три…) – орал электрик.
    -А где я тебе другие возьму? – орал Валера в ответ,- старшие командиры вчера все баксы выбрали! (Раз! Два! Три! Четыре! Пять!) Скажи спасибо Мастеру, Деду, Шефу и прочим (три, четыре!) верховным главнокомандующим! Ты пойдешь – им скажешь? То-то! Вы только тут орать можете! Бери что есть!
    Не дожидаясь, чем закончатся крики, я пошел в свою каюту переодеваться.


    В новых шортах и свежей майке я появился на палубе, готовый к сходу на берег. Несколько человек, как и я желающих отведать берега, уже чинили допрос вьетнамским офицерам, извлекая из них информацию о местных рынках и прочих достопримечательностях.
    -Всё там есть, вам там всё и так предложат, стоит только по улицам пройти. – на очень приличном русском языке разъяснял майор-пограничник,- а если нет желания собирать покупки по всему городу, то рядом с отелем «Рекс» есть рынок «Бен Тхань», где всё что угодно купить можно. В отеле «Рекс», на пятом этаже у бассейна, можно отдохнуть, только девушки там будут дороже раз в десять. Это центральный район, там много всего: рынки, отели, магазины, рестораны, закусочные. Только попрошайкам ничего не давайте, особенно-  детям - они от вас потом не отстанут!
    -А как туда добраться? - заинтересовался токарь.
    -Любому рикше назовете «Рекс» и он вас в этот район доставит, а покажете на своих часах: когда вас нужно забирать обратно, он в это время будет вас ждать. Езды туда – около часа на рикше, а на мопеде- минут пятнадцать- двадцать.
    Разговор прервала пустая джонка, причалившая к борту. Четверо собравшихся на палубе, включая меня, быстро спустились в неё по спущенному к самой воде трапу.      Сидевший на веслах мальчишка собрал деньги: с меня- одного Джорджа Вашингтона, с остальных- по целой пачке донгов в том же эквиваленте. Спрятав деньги в пакет под лавкой, мальчишка налег на весла и направил джонку к берегу. Через минуту, максимум две, мы уже стояли на берегу в окружении рикшей и «мотобайкеров»- счастливых обладателей самых разномастных мопедов, и вся эта шумная орава наперебой предлагала нам свои транспортные средства в качестве такси.
    Электрик и второй штурман, сторговавшись по два доллара, сели за спины двух обладателей «мотобаек» (по нашему- мопедов) и быстро умчались в неизвестность, меня от этой затеи отговорил Гриша- токарь.
    -Целых два бакса за то, чтобы посидеть на закорках у вьетнамского мальчика? А назад с сумками как? Тоже на закорках? – рассуждал этот хохол, - нет, Четвертый, поедем- ка лучше на рикше: и цена всего один доллар, и места там для узлов предостаточно.
    -На мопеде быстрее – попытался возражать я.
    -А куда торопиться? Зачем? Чтобы проскочить что-то интересное? – усмехнулся Гриша, - нам тут не один месяц стоять, не последний раз на берег сходим.
    Я согласился, и мы направились к целой шеренге велорикш, от которой тут же отделились двое, видимо очередных. Подкатив прямо к нам, эти работники местных пассажирских перевозок помогли нам удобно усесться в своих экзотических транспортных средствах. Сунув в руки рикш по заветному доллару и произнеся единственно запомнившееся название: «Рекс», мы поехали.

    Сидеть на широком, практически двухместном сиденье оказалось вполне удобно. Двухместное кресло на оси с двумя колесами, по конструктивной сути своей, было ничем иным, как рулем велосипеда. По существу, эта таратайка и была трехколесным велосипедом, только два передних колеса, с установленным на них сиденьем пассажира, были поворотными. Рикша уверенно, в хорошем темпе крутил педали, управляя отнюдь не пустой поворотной тележкой впереди себя, уверенно обгонял пешеходов и без проблем разъезжался со всеми встречными. Я был и удивлен, и восхищен одновременно.  Для меня, родившегося в стране правостороннего движения, но успевшего побывать в странах, где транспорт движется по левой стороне, было непривычно осознавать, что дорожное движение может быть ещё и броуновским!
    Множественные мопеды, рикши, велосипеды и редкие автомобили просто ехали навстречу друг другу сплошным потоком, разъезжаясь друг с другом каким-то только им одним понятным образом. При этом скорости никто даже не сбрасывал! Ещё более удивительно было то, что ни одного столкновения, или наезда друг на друга в этом муравейнике я не увидел, а забегая вперед скажу, что не видел и после.
    Страж порядка, в чьи обязанности явно входила регулировка движения, на глаза попался только один раз: он мирно стоял на вышке в центре большого перекрестка, в белоснежной рубашке, шортах и крагах со светоотражающими полосками- сиял как пасхальное яйцо на пыльной дороге, но при этом откровенно зевал и в окружающий его бардак вмешиваться не собирался.
    Из увиденного сложилось впечатление: мастеров высочайшего класса на дорогах тут много, но управление движением и логистика явно хромают! А может быть одно- просто вытекает из другого?
    В таких вот думах и размышлениях я находился, пока рикши не остановились у пятиэтажного здания с вывеской «REX HOTEL».

    Как и рассказывал пограничник, первое, что сделал рикша, доставив меня до места- забронировал обратную доставку. Просто и бесцеремонно взяв меня за руку, он ткнул пальцем в мои часы, интересуясь таким образом- когда я планирую обратно ехать. Коротко определив наши ближайшие планы, мы с токарем, ткнув пальцем в цифру шесть на своих наручных часах, назначили время.  Рикши молча кивнули и вскочив в сёдла своих педальных коней удалились.
    Мы пошли по улице разглядывая множественные рестораны, магазины и закусочные, отмахиваясь от зазывал, настойчиво приглашавших в магазины и прочие заведения, пока я не услышал знакомый голос:
    - Лови рикшу, до отхода пара часов осталось! – бубнил Бизон, какому-то незнакомому мне человеку.
    Кто говорил, что земля большая? В этой толпе, за тридевять земель встретить однокурсника? Фантастика! Да, это был Бизон! Изменился за три года в талии, но всё такой же пасмурный, бубнящий себе под нос и смотрящий исподлобья на весь окружающий его мир!
    -Игорь, ты? – прокричал я ему чуть ли не в самое ухо, ибо звали его всё-таки Игорем.
    -Кот? – удивленно промычали мне в ответ.
    -Да, я, - утвердительно кивая, отозвался я на свою курсантскую кличку,- давно тут? Где стоите? Как ты вообще?
    -Нормально! – бубнил Бизон,- три дня как из Находки сюда зашли и на выгрузку встали, а через два часа уходим. На рынок забежали донги потратить: не везти же домой эти фантики? Кому они там нужны?
    -А мы только вчера пришли, да месяца на три- четыре,- начал было я, но разговор перебил попутчик Игоря:
    -Не тормози, Третий, на пароход опоздаем! Прощайся с корешами!
    Бизон извиняясь пожал плечами:
    -Извини, Котяра! Пора мне!
    -Да ладно, что там! – ответил я понимающе.
    -Поехали! -  скомандовал Бизон рикше и тронулся с места.
    -Бизон, а рынок тут где? – крикнул я вслед, вспомнив, зачем мы сюда приехали.
    Бизон обернулся, его лицо расплылось в несвойственной ему улыбке. Ткнув пальцем в сторону старинной арки, над которой возвышалась башня с часами, он поднял вверх большой палец и, махнув на прощание рукой, помчался к своему пароходу.
     Больше я его не видел никогда. Нет, он жив здоров, но за почти тридцать лет с момента окончания мореходки наши дороги больше не пересекались. Может быть земля действительно большая?


    Да, Бизон показал правильно, за аркой под часами был рынок.
Имея опыт посещения рынков Турции, Египта, Туниса и прочих стран, я уже отлично знал, что ничего на входе покупать не стоит- чем дальше пройдешь, тем дешевле купишь то же самое. Гриша, как выяснилось, тоже имел подобный опыт, да к тому же, не в пример мне, ещё и торговаться любил. Выбрав палатку с надписью: «Очинь хароший тавар», он потянул меня за рукав:
    -Нам сюда, четвертый! Тут мы всё и купим.
    -Ты думаешь, тут есть всё? – ухмыльнулся я, разглядывая маленькую палатку.
    -Тут говорят на русском,- ответил он,- а чего нет- принесут, главное- объяснить, что нам нужно.
    Увидев входящих посетителей, безмятежно сидевшие в палатке барышни быстро встали и приветливо заулыбались.
    -Здравствуйте, девушки! – поздоровался токарь с порога.
    -Здравствуйте!  Проходите пожалуйста! Присаживайтесь! Не желаете ли чаю? У нас самые хорошие товары, по самой хорошей цене, скажите только нам что бы вы хотели. – затараторили барышни, всем своим видом показывая, что искать на рынке нам уже нечего, ибо мы уже пришли куда нужно.
    Присев на услужливо подставленные стульчики за маленький столик, мы и от предложенного чая не отказались.
    -Давайте знакомиться! - произнесла старшая дама, лет тридцати,- меня Мариной зовут, а это мои работницы: Катя и Наташа. – представила она двух других девушек.
    -Гриша,- представился токарь.
    -Вова,- представился я.
    -Очень приятно! – не выключая улыбку прощебетала хозяйка,- какой именно товар вас интересует? В каком количестве? Каких размеров? Для себя? Или нужно много разного для коммерции?
    -Для себя. – кивнул я, отхлебывая чай.
    -Для коммерции! – улыбаясь шире продавцов, разъяснил Гриша.
    -Хорошо! – не позволяющим усомниться голосом вещала хозяйка,- вы Гриша, пройдете с Катей на склад, она вам всё расскажет и покажет, а Вову мы с Наташей тут оденем. Тут и примерочная есть, и зеркало большое.


    Гришу увели на склад, смотреть товары по оптовым ценам. Я сидел за столиком, пил чай. Хозяйка с помощницей терпеливо ждали.
    -А где вы так хорошо русский язык изучили? – поинтересовался я.
    -Я плохо говорю. - с легким акцентом произнесла хозяйка, как бы извиняясь, - Девочки говорят хорошо, они в Москве учились, а я только в школе изучала.
    -У вас вывеска- с ошибками написана, – решил было подсказать я, но молодая помощница, не выдержав, рассмеялась:
    -Мы знаем! Художнику заказали текст, деньги дали вперед, свой текст написали на бумажке, а он принес это. Ругаться стали, а он в ответ: «Если русский клиент на вывеску не будет хотя бы раз в месяц заходить – верну деньги!»
    -И что? – поинтересовался я?
    -Да каждый день кто-то заходит! Хорошо дела пошли! Просто замечательно! – без тени акцента, на чистейшем русском языке щебетала девушка, - А раз для этого вывеску заказывали- зачем уже менять? Сами-то мы с Катей смеёмся, конечно.
    -А вас так и зовут- Наташа и Катя?
    -Нет, – засмеялась девушка, - просто наши имена вы никогда не выговорите! Как в университете нас однокурсники переименовали, так и тут себя называем. Зачем клиенту лишние неудобства создавать, даже если они лингвистические?
    -Спасибо! – поблагодарил я.
    -За что? – удивилась девушка.
    -Вы не представляете, как приятно после парохода чистую русскую речь послушать!
    Наташа расхохоталась так заразительно, что и я рассмеялся. Хозяйка удивленно смотрела на нас, не понимая смысла всего происходящего. Дождавшись, когда мы наконец-то успокоились, она, растянувшись в дежурной улыбке, произнесла:
    - Что бы вы себе хотели приобрести?
    -Всё что есть моего размера покажите, а я выберу.
    Хозяйка утвердительно кивнула и посмотрела на Наташу. Та, понимающе кивнула в ответ, взяла портняжный метр и как заправская портниха принялась меня измерять.
    -Размеры, указанные на одежде, могут не соответствовать – объяснила Наташа, - вам ведь не нужно объяснять, что всё тут местного производства?
    -Это понятно! - усмехнулся я.
    -Но вы для себя берете, поэтому качество будет хорошее: и материал, и пошив, и фасон. Вам понравится, не сомневайтесь. – поспешила успокоить меня Наташа, продолжая снимать с меня размеры.
    - А для коммерции качество будет хуже? – съязвил я.
    -Я более чем уверена, что вашего товарища ничего кроме низкой цены интересовать не будет, – парировала она,- дешевле купит- больше прибыли получит после перепродажи. А что именно перепродавать- какая ему разница? Лишь бы товар ходовой был. Вы со мной не согласны?
    Я только пожал плечами.
    Дождавшись окончания снятия мерок, хозяйка перешла к делу:
    - Есть хорошая коллекция рубашек. Таиланд. Очень качественные, различных расцветок, ваши размеры есть. Посмотреть хотите?
    -Да, конечно! – отозвался я.
    За рубашками, которых я взял семь, или восемь, последовала пара брюк, к брюкам- пара ремней из змеиной кожи, два джинсовых костюма, а к ним- пяток джинсовых рубашек. К этому всему, естественно, полагалось нижнее бельё, не только в достаточном количестве, но и прозапас. Далее последовала обувь: четыре пары различного цвета, а к ним, естественно, носки, в достаточном количестве под каждый цвет туфель. Напоследок я взял хлопчатобумажные шорты и пару светлых хлопчатобумажных маек. Всё, я был одет! – о чем незамедлительно сообщил вьетнамским дамам.
    Дамы явно расстроились: истратил я чуть больше семидесяти долларов, а у меня-то явно было больше.
    Меня опять усадили пить чай, явно не собираясь отпускать. А я никуда не торопился: мне же ещё токаря дождаться нужно, да и рикши за нами должны были приехать только часа через четыре. Дамы выдержали паузу, посовещались на вьетнамском языке явно обо мне, так как постоянно поглядывали в мою сторону, после чего продолжили мягкую атаку:
    -Наверняка вам сумки хорошие нужны, чтобы всё это сложить?
    -Да, конечно. – кивнул я.
    Наташа принесла четыре большие сумки, из которых я выбрал две.
    -А друзьям или родственникам вы подарки брать будете? – искала Наташа путь к продолжению торговли,- может быть девушка у вас есть?
    -У меня жена есть! – усмехнулся я,- только женского я у вас не вижу ничего.
    -Что же вы молчали? – радостно захлопотала девушка,- у нас замечательный выбор и женских вещей! Какие у неё размеры?
    Я был молодоженом.  До отхода во Вьетнам с женой мы прожили менее полугода, и, к стыду своему, её размеры я знал только наощупь. Формы моей Люськи я разумеется знал уже во всех ипостасях и даже сейчас мог их вспомнить во всех красках и оттенках, но как это всё перевести в точные размеры и сантиметры? Я посмотрел на Марину и Наташу в поисках выхода из этой ситуации, и, как оказалось, не зря это сделал:
    -В бедрах и плечах она вашей полноты,- обратился я к хозяйке,- а ростом выше- как Наташа.
    -А номер бюста? – живо заинтересовалась Наташа, - размер груди какой?
С этим было сложнее – примеров тут не было, и, почесав затылок, пришлось ответить, как есть:
    -Не знаю, мы полгода не прожили ещё, но больше чем у вас.
    Хозяйка сказала Наташе что-то на вьетнамском, и та пулей выскочила из палатки. Не прошло и двух минут, как она вернулась с несколькими бюстгальтерами различных размеров и разложила их передо мной.
    -Какой из них размером как у вашей супруги? – поинтересовалась она.
    Осмотрев все, я сразу же, на глаз, выделил два, а приложив к ним руку, дабы убедиться, как оно в ней лежит, выбрал окончательный вариант.
    -Этот,- уверенно отчитался я,- а что вы смеётесь?
    -Мы каждый день видим, как мужчины таким образом выбирают бюстгальтеры своим женщинам, но хоть бы раз узнать точно- женщинам они действительно подошли? – прыснула Наташа.
    -Это третий размер,- перевела разговор в нужное русло Марина, - начнем с белья? Его ведь много нужно?
    -Это точно! – ответил я с грустью в голосе,- Наташа, принеси ещё три, а лучше- четыре такие же сумки.
    Мне предложили каталоги женского белья, который мы с Наташей сели рассматривать. Я указывал пальцем на понравившийся комплект, Наташа тут же выдавала информацию, есть ли нужные размеры. За бельем пошли колготки, брючный костюм, платья, юбки, блузки, обувь, косметика и прочее, прочее, прочее…
Потом всё это стали приносить и укладывать прямо в купленные для этого сумки, которых, как оказалось, не хватило.
    -Это подарок вам от нас,- произнесла хозяйка, доставая ещё одну огромную сумку, которая тут же была заполнена.
    Рассчитавшись с довольными хозяевами, в ожидании Гришки, я вновь присел за столик, на который тут же была поставлена очередная чашка чаю.

    -Тебя не Гришей зовут! Ты – «Ван доллар!» - послышался насмешливый голос на входе в палатку.
    Двери распахнулись, в них впорхнула Катя, всем своим измученным лицом показывающая- чего ей стоила эта прогулка. Следом за ней появился Гришка, довольно улыбающийся.
    -Это просто невозможно! – обращаясь ко мне затараторила Катя,- что у вас за товарищ? Такое чувство, что даже если он Феррари увидит, то торговаться начнет с одного доллара! Ты не Гриша! Ты – «Ван доллар!» - с показным укором выкрикнула она, повернувшись уже к нему.
    Гришка, глядя на неё, просто откровенно смеялся.
    -Он по два доллара за джинсовый костюм забрал у мистера Вонга всю партию! Да, конечно, они бракованные! Но почти на доллар материала на костюм уходит, а ещё работа чего-то стоит!
    -Чего может стоить работа по порче хорошего материала? -  засмеялся Гришка,- за такую работу штрафуют, а не премируют!
    -Но мистер Вонг должен как-то возместить убытки? Да и прибыль, хоть какую-то, ему хотелось бы иметь…
    -Вот я и возместил его убытки,- смеялся токарь,- теперь эти сто десять бракованных костюмов- моя головная боль, а не его. Ты лучше скажи, когда вы их на пароход доставите?
    Обращаясь к хозяйке, Катя затараторила что-то на вьетнамском, но заметив, что мы с интересом прислушиваемся, спохватилась:
    -Извините, увлеклась. Я объясняю мадам Марине, что костюмы нужно собрать, сложить и упаковать. Они в разных местах: что-то уже тут на складе, а что-то ещё в швейном цеху лежит. Мадам может организовать доставку прямо на ваше судно, и я интересуюсь- когда она сможет это сделать.
    Гриша вопросительно посмотрел на мадам.
    -Завтра, потом – ответила мадам Марина под напором этого взгляда.
    -Послезавтра – перевела её слова Катя.
    -Да, послезавтра. – с извиняющейся улыбкой подтвердила хозяйка.
    -А сколько будет стоить такая доставка? – поинтересовался Гриша.
    -Ван доллар! – прокричала Катя прямо ему в лицо.
    Все, включая Гришку, расхохотались.

    До приезда рикш оставалось ещё часа полтора. Гришка оставался налегке – свой товар он пока ещё не мог забрать, я же смотрел на свои семь огромных сумок, понимая, что дотащить их до рикши вдвоём с Гришкой, конечно, возможно, но гулять с ними всё оставшееся время- не вариант.
    -Можете оставить сумки тут – произнесла Наташа, заметив мой взгляд, - когда будет нужно, тогда и заберете.
    Я утвердительно кивнул и вслед за Гришкой направился к выходу.

    Мы прошлись вдоль торговых рядов и закусочных, расположенных тут же. Всё что нужно, мы уже взяли, поэтому просто глазели по сторонам, убивая время.
    Через некоторое время я почувствовал, что кто-то дергает меня за руку. Опустив глаза, я увидел стоящую передо мной вьетнамскую девочку лет пяти.    Заметив, что я уже обратил на неё внимание, девочка отпустила мою руку и протянула свою, открытой ладошкой вверх, явно для приёма подаяния.
    Я помнил предупреждение пограничника, но что мне может сделать маленькая девочка? В кармане была мелочь- центов шестьдесят, в общей сложности, мне их не жалко было- в ходу купюры ходят, а мелочь ни обменять, ни потратить с пользой практически невозможно. Не думая о последствиях, я сунул руку в карман, достал монету в десять центов и протянул её ребенку. Девочка сунула монету в рот, поблагодарила меня кивком головы и убежала.
    Но не успела скрыться из виду она, как меня уже атаковал настойчивый вьетнамский мальчик, который не отпустил мою руку пока не получил свой двадцатипятицентовик! А пока меня за руку держал мальчишка, откуда-то из-за торговых рядов выскочила целая ватага орущих подростков, облепивших меня со всех сторон. Дети настойчиво кричали, тянули руки, перекрывали мне дорогу, а один, особо настойчивый, даже пнул меня ногой!
    Ситуацию разрешил хозяин закусочной, напротив которой эта сцена разыгралась: ворвавшись в толпу ребятишек он выдернул из неё и меня и Гришу, после чего черенком от швабры разогнал всю эту малолетнюю банду. Придя в себя, мы с Гришей поняли, что в качестве благодарности мы просто обязаны у него перекусить.
    С русским языком у хозяев было плохо, а для чтения меню недостаточно было ни нашего английского, ни познаний во вьетнамских иероглифах. Вопрос решился просто: нас повели на кухню и показали несколько готовых блюд, из которых мы и сделали заказ, а дабы не скучать в ожидании, мы взяли по паре бутылок пива прямо у бара, имевшегося в этом же заведении.
    Не успели мы откупорить пиво, как принесли заказ: по тарелке супа с лапшой и что-то непонятное в пиалах на второе. Под пиво всё это усвоилось очень даже! Правда, посовещавшись, мы решили, что ингредиентами второго блюда у повара интересоваться не стоит. Пиво нам тоже понравилось: явно по нашим старым технологиям делано, ибо очень уж напоминало наше доброе «Жигулевское», даже бутылки были такие же, и если бы не большая этикетка с надписью «SAIGON», то и отличий не нашли бы. Пива мы взяли ещё.
    За полчаса до времени, оговоренного с рикшами, мы рассчитались с радушным хозяином и направились к выходу.
    В лавке у Марины одевали пару каких-то русских туристов из Хабаровска.
    Заметив нас ещё у входа, Наташа стала выносить мои сумки, сразу же вешая их то на мои, то на Гришкины плечи. То, что не удалось повесить- дала нам в руки.
    Поблагодарив её и услыхав в ответ: «Обязательно приходите ещё!» мы груженные, как верблюды, двинулись дальше на выход.


    Рикши уже стояли в условленном месте, хотя до шести часов было ещё минут десять. Мы сбросили сумки прямо на широкое сиденье велоколяски, доставившей сюда меня. Некоторое время решали- смогу ещё и я сесть сверху, или я должен сначала сесть, а Гриша должен загрузить всё это богатство уже на меня.
    -Да что там этот доллар? – возмутился я в конце концов,- Вон целая шеренга рикш стоит! Этот сумки повезет, а я на другом поеду.
    С этими словами я махнул рукой ближайшему рикше, который с радостью покатил свой агрегат ко мне. Не успел он остановиться, как получил удар в ухо от рикши, привезшего меня. Будучи парнем- не промах, он выпрыгнул из седла и ответил обидчику оплеухой. Сцепившись в объятиях, оба упали в пыль, продолжая мутузить друг дружку без всякой жалости. Мы удивленно смотрели на эти бои без правил, не понимая причины происходящего, пока не услышали укоризненный голос рикши, приехавшего за Григорием:
    -Вы же ему доллар обещали! А теперь что- делиться?
    -Да получит он свой доллар! – успокоил его я,- этому я другой доллар дам.
    Разобравшись в ситуации, рикша, выкрикивая что-то на вьетнамском, бросился разнимать коллег.
    Коллеги встали, но некоторое время смотрели друг на друга насупившись. Гришин рикша ещё что-то продолжал им объяснять, показывая пальцем на меня. В качестве подтверждения он подвел их ко мне и ткнув пальцем в одного, спросил:
    -Ван доллар?
    -Йес! – громко подтвердил я.
    Ткнув пальцем в другого, глядя на меня, рикша повторил тот же вопрос. Я утвердительно кивнул.
    Только что мутузившие друг дружку вьетнамцы тут же переменились в лице и расплылись в улыбках. Сообща они закрепили мои сумки в одной коляске, мне услужливо предложили сесть во вторую, и мы наконец-то двинулись в обратный путь.

    Обратный путь проходил в той же толпе рикш, мопедов и велосипедистов, в той же самой пыли и в той же самой жаре. Ко всем этим прелестям добавлялась ещё одна немаловажная проблема: традиционное воздействие выпитого пива на мочевой пузырь организма, его потребившего. Мы долго ёрзали в креслах, переглядываясь друг с другом, пока почти одновременно не повернулись к нашим извозчикам и не с командовали: «Туалет!». Рикши поняли нас без всякого переводчика, и, прокричав что-то на вьетнамском языке третьему коллеге, везущему мои сумки, стали выруливать к обочине, прямо к стоящему у дороги кафе. Хозяйка- пожилая женщина, увидев приближающихся гостей радостно вышла навстречу, но гости, уточнив, где находятся интересующие их удобства, молниеносно пробежали мимо неё в указанном ею направлении.
    Когда довольные и умиротворенные мы появились в зале кафе, то увидели двух наших рикш, тех самых, что мутузили друг друга. Они сидели за одним из столиков, на котором были разложены бинты, различные мази и прочие, явно медицинского назначения препараты и принадлежности. Пожилая хозяйка обрабатывала им раны. 
    Заметив нас, они вскочили, но переглянувшись с Гришей, я махнул им рукой, показывая, что мы подождем. Рикши сели и обращаясь к хозяйке, восторженно кивая в мою сторону затараторили что-то на вьетнамском, мне из всей этой болтовни было понятно лишь дважды произнесенное: «Ван доллар». Один из рикш, кивая в мою сторону, поднял вверх большой палец, видимо показывая таким образом, как он уважает такого щедрого господина.
    В ожидании завершения оказания медицинской помощи, мы с Гришей присели за столик. Над столиком тут же склонилась вьетнамская официантка. Мы переглянулись и молча кивнули друг другу.
    - «Сайгон» бир - произнес токарь, поднимая вверх два пальца.
    Поймав на себе взгляд официантки, я тоже поднял два пальца вверх и утвердительно кивнул.
    Мы выпили по паре бутылок, потом ещё по бутылочке, и по две ещё взяли с собой в дорогу.
    Попрощавшись с хозяйкой, мы вышли из кафе к уже ожидающим нас рикшам. Прежние соперники помогали стряхнуть пыль и грязь с одежды друг у друга, дружески хлопали друг друга по плечам, чуть ли не обнимались.
    Мы своим появлением нарушили эту идиллию. Рикши прыгнули в сёдла своих железных коней, терпеливо дожидаясь, пока мы, не прекращая отхлебывать пиво из бутылок, разместили свои чресла в креслах. Убедившись, что и пассажиры, и багаж на месте, рикши вновь закрутили педалями.
    Попивая пиво, мы доехали до реки, с берега которой виднелся родной ледокол.
    Подвезли нас не к месту прежней высадки, а ближе к доку. Джонок, готовых доставить нас на пароход, мы не наблюдали. Задавать вопрос рикшам было уже бесполезно: показав пальцем ледокол на реке и получив по заветному доллару, они уже высадили нас, выгрузили мои сумки, и развернули свои велоколяски в обратную сторону. Один из них, перед отъездом, кивнул в сторону закусочной на причале: «Туалет.» - произнес он и завертел педалями.
    Как ни странно, но его слова возымели действие, потому что, обвешавшись моими сумками, мы с токарем в эту закусочную и отправились.
    Поочередно охраняя сумки, мы посетили местный туалет, после чего озадачились поисками толмача с русского на вьетнамский, ну и наоборот, конечно.
    Такой товарищ тут легко нашелся: через вьетнамца средних лет, когда-то работавшего в Союзе, мы объяснили, что нам нужна джонка, которая доставит нас на ледокол.
    -Мистер Хо понял вас,- объяснил нам толмач,- через сорок минут тут будет его брат на катере, он вас отвезет.
    -Сорок минут? – выразил своё удивление Гриша, - в трех километрах ниже по течению целая куча джонок стоит.
    -И мы с тобой пойдем пешком по берегу эти три километра груженые как верблюды? – поинтересовался я.
    -Нет, не пойдем. – понимающе замотал головой токарь.
    -Тогда садимся, пьём пиво и ждем! – подытожил я.
    Где-то через час- полтора группа вьетнамских товарищей погрузила и меня, и Гришку, и сумки на давно уже ожидающий нас катер, который и доставил нас к борту.

    Не припомню, сам ли я поднимался на борт, но утром я проснулся в своей каюте.
    Сумки с вьетнамскими товарами аккуратно стояли под столом на палубе, документы и деньги были на месте. На столе стояла початая бутылка пива «Сайгон», очевидно привезенная мною же с берега.
    Я взял бутылку со стола и после нескольких больших глотков пришел к выводу, что сход на берег нам вполне удался!


продолжение http://www.proza.ru/2016/11/21/1934


Рецензии