Кому нужно неравенство и социальное расслоение

Политики нередко предлагают через средства массовой информации ту точку зрения, которая выгодна правящим классам и партиям. Причём и классическая литература, и экранизированные произведения могут использоваться ими в таком ракурсе, когда  отражается та идеология, которая устраивает «верхушку» общества, но при этом искажается замысел автора.
Люди совершенно по-разному видят авторскую позицию многих писателей.
На мой взгляд, многое в творчестве классиков остаётся спорным или непОнятым,
что и объясняет своеобразную интерпретацию мыслей, отражённых в литературе.
Можно, конечно, критиковать людей за свободомыслие или за атеизм, можно нетерпимо относиться к Октябрьской революции, что делают сейчас нынешние буржуа или либералы, а также верующие или церковь, но следовало бы разобраться с истиной.

Если соглашаться, скажем, с религиозной теорией, то это вообще кощунство по отношению к человеку. В таком случае надо признать, что между людьми нет и не может быть равенства, что бог изначально установил ПРЕВОСХОДСТВО одних над другими. И потому одни имеют право на власть, богатство, на презрение к «низшим» и на их эксплуатацию, а другие, то есть «низшие» обречены на вечное угнетение и покорность. Рабам не нужен «ум», а значит, и образование.
Но все ли согласны считать рабами себя, своих родных, знакомых? А ведь по этой теории мы все НЕ ПРИНАДЛЕЖИМ к «элите», к привилегированному классу, значит – всяк сверчок знай свой шесток...
Религия потому и придумана, что она ОПРАВДЫВАЕТ социальное расслоение, неравенство, подчинение господам, «избранникам божиим». И это бесчеловечно, несправедливо! Значит, всяческая «обслуга», народ – это и есть низшие, которые не должны были стремиться к освобождению, в том числе, и от крепостного права, потому как помещики-крепостники будто бы крепко удерживали крестьян от ненужных соблазнов. Эти мысли сейчас уверенно произносят новые хозяева, совершенно не волнуясь о том, как воспримут их высказывания простые люди, не из «высшего общества». А вот тут и вспоминаются слова Д.И.Фонвизина, который считал, что «в большом свете водятся премелкие души» и что «унижать рабством себе подобного человека – беззаконно».

Не мешало бы вспомнить некоторым умникам выводы Радищева или Некрасова о крепостном праве и о стремлении крестьян освободиться от оков.
Нынешние господа договорились уже до того, что готовы и литературу на свалку отправить, и классиков отвергнуть, обвиняя в крамоле лучших русских писателей. Зато отмечают «правильные» взгляды тех авторов, у кого увидели в произведениях осуждение крестьянства и пролетариата за борьбу, за отстаивание своих прав.
Господам безразлично, что кто-то считает унизительным преклонение перед какими-либо важными лицами, когда верующие или низшие по чину, показывая почтение, готовы не только в поклонах сгибаться (не на сцене, а перед «его превосходительством»), но и руки целовать. Это настолько противно разуму и сердцу, что просто невозможно спокойно воспринимать, например, такие слова о происхождении человечества: «И ЦАРЬ тоже от обезьяны?»
Вопрос удивлённого верующего поражает многих наших современников... 
Это и есть подтверждение тому, что верующие полностью приняли предлагаемое религией деление на "высших и низших".
Они ведь уверены, что Цари и прочие властелины мира, то есть обладатели богатств, НЕ МОГУТ ничего общего иметь с простолюдинами.
Соглашусь, что при подобном потрясении можно полностью перевернуть свои взгляды и принять революционные, социалистические убеждения. Однако, немалая часть населения, относящая себя к элите, останется на позициях противников РАВЕНСТВА и социальной справедливости.

Невежество многих помещиков показали в своих произведениях русские писатели.
В наше время отдельные господа высказывают презрение к классике, критикуют литературу. Это ж надо дойти до такого абсурда, что в XXI веке новые русские СОЖАЛЕЮТ об отмене крепостного права! Вспомнишь тут и Фонвизина, и Грибоедова, и Толстого, показавших уровень помещиков и чиновников, желавших отправлять в Сибирь всякого, кто к просвещению стремился. От «умных», то есть образованных, жди беды, потому что станут они критически относиться к действительности, заговорят о правах личности и о гуманизме.
Вижу противоречивость и в этих словах:
«...гений Булгакова наглядно, в образе Шарикова и швондеров, показал, что нельзя навязать народу перерождение. Рано, очень рано вживлялись народу идеи социализма. В этом вся трагедия 37-го и последующих годов».

Решительно НЕ СОГЛАШУСЬ. Не о «перерождении народа» нужно вести речь, а о восстановлении справедливости, о необходимости просвещения, о чём ещё в XVIII веке заговорили умные, добрые, здравомыслящие люди. Так что вовсе не рано «вживлялись народу» нужные мысли. Не об этом надо сожалеть, а о том, что не было государственной политики, чтобы  помещиков и дворян от невежества избавлять, умы просвещать, чтобы именно ИМ прививку сделать от жадности, страсти к наживе, безразмерного раздувания собственности и чувства превосходства над крестьянами и рабочими.
А.Н.Радищев сказал о богачах-крепостниках правду, за что и назвала его бунтовщиком царица Екатерина, отправив в Сибирь за справедливые слова.
Она также возмущалась, что Фонвизин её учить вздумал, как государством править, чтобы заботиться обо всех гражданах, а не только о дворянах и помещиках. Но ведь это тоже было всем известно, только сейчас кое-кому хочется царизм идеальным рисовать. Именно Фонвизин, по мнению К.Куликовой, «обличал развращённый царский двор, любимцев, разоряющих государство, творящих бесчинства. Попав ко двору, воочию увидел он, что там «один другого сваливает... Тут себя любят отменно, о себе одном пекутся...».
При дворе Фонвизин оставаться не захотел: «...успел убраться без хлопот», но, добавим, остался он и без чинов, без щедро дарованных земель с крепостными душами.
Об отношении к просвещению замечательно сказал А.С.Пушкин: «Екатерина любила просвещение, а Новиков, распространивший первые лучи его, перешёл из рук Шешковского (его Пушкин называл «домашним палачом» при дворе) в темницу, где находился до самой её (царицы) смерти. Радищев был сослан в Сибирь; Княжнин умер под розгами – и Фонвизин... не избегнул бы той же участи, если б не чрезвычайная его известность».

Позже и М.Ю.Лермонтов в стихотворении «Смерть поэта» написал о нравах дворян в годы царского самодержавия:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда – всё молчи.

Так что трагедия не в том, будто не готов был народ строить лучшую жизнь, это абсурд. Народу НЕ ДАВАЛИ мирно жить и трудиться ТЕ, кто, говоря словами Маркса, «на любые преступления готов пойти ради прибыли».
 
Один из персонажей повести М.Булгакова «Собачье сердце» – это пёс, подобранный для экспериментов, и он, размышляя о жизни, делает вывод:
"Дворники из всех пролетариев – самая гнусная мразь" (значит, все остальные - тоже «мразь», но меньшая). Вот в этом СУТЬ классовых отношений, и через слова пса выражена мысль многих противников социалистической идеи.
Это ОТВРАТИТЕЛЬНОЕ отношение к народу тех самых, «право имеющих», уверенных в своём превосходстве. Пёс выразил точку зрения профессора, а не только собственную обиду. Квартиру Преображенского он называет "похабной" за дела, творимые здесь, но жизнь в достатке ему очень понравилась. Пёс ведь не знал, какие впереди развернутся события.
Искать корень зла нужно не в отсутствии образования у рабочих и крестьян того, послереволюционного времени. Вспомним, что советская власть совершила такой рывок в этом вопросе, которому нет равных примеров и до сих пор в мире. Программа ликвидации безграмотности позволила простому люду подружиться с книгой, образование стало бесплатным и ВСЕОБЩИМ, обязательным.
А вот избавиться от наследия капитализма оказалось непросто. Значит, причина многих бед в живучести алчности, страсти к наживе у буржуа, в стремлении обманывать народ, угнетать его и сохранять эксплуатацию, которую хозяева вовсю использовали, вопреки законам социализма. Отсюда и кулачество, и враги народа, критиковавшие советскую власть. Конечно, были перегибы, были клеветнические доносы – это трагедия. Но ведь настоящих врагов действительно было немало: милитаристы, политики и капиталисты всего мира усердно засылали в СССР разных агентов. Как и сейчас!
Думаю, нельзя Сталина только осуждать, ему и посочувствовать следует: неимоверно трудно было строить советское государство в окружении волчьих стай и звериных законов, когда стремились капиталисты Запада «задушить» молодую советскую республику.

А булгаковского Швондера (как и пролетариат вообще) есть за что УВАЖАТЬ,
но его почему-то клеймят многие толкователи! Ведь тот же господин Преображенский готов прибегнуть к связям и шантажу. Звонит важному лицу, клевещет на посетителей, обвиняя мирных людей в «вооружённом терроре», и угрожает уехать из России навсегда.
Когда профессор поговорил со «значительным лицом» из высших властей,
то ошеломлённый и униженный Швондер, пытаясь защититься от клеветы, говорит ему  правду: «Вы ИЗВРАТИЛИ наши слова». И Швондер здесь выглядит гораздо интеллигентнее профессора! Разве это не видно?
Далее Швондеру по телефону было приказано убираться, а пёс делает вывод
о «ловкости» ПРОФЕССОРА:
«Как ОПЛЕВАЛ! Ну и парень!»
И в этих словах вовсе нет любования автора "ловкостью" профессора или симпатии Булгакова к Преображенскому, как нет и высмеивания Швондера, молодого парня из рабочего класса. Рабочие – это не только те, кто у станков стоит. Труд – он разный, кому-то и за порядком в жилом фонде следить нужно.
Моральные принципы и такие качества, как деликатность, интеллигентность, сострадание, участливость, зависят не от классовой принадлежности, а от правильного воспитания и хорошего образования. Это давно отметили русские писатели-классики, как и старшее поколение, дедушки-бабушки, которые у большинства из нас дворянами не были.

Про отношение к большевикам и к революции пишет также М.А.Булгаков в романе «Белая гвардия».
«В огне революций» каждый человек делал свой нравственный выбор. Когда братья Турбины и их товарищи стремились выполнить свой долг, защищая Город, инженер Лисович, сосед Турбиных, и ему подобные устраивали свои собственные, личные дела. Штабной офицер Щёткин, сам себя превративший в штатского, уехал в свою уютную квартирку и, напившись кофе, сладко уснул: не собирался он никого спасать. А в это время юнкера во главе с Най-Турсом должны были «вертеться под шрапнельным небом», защищая горожан, среди которых были и штабист Щёткин, и обыватель Лисович, усердно и изобретательно устраивавший всё новые тайники для награбленных и накопленных при всех властях денег. Лисовича никогда не беспокоили раздумья по поводу порядочности, чести или гражданского самосознания: «Он бережно откладывал в сторону фальшивые, предназначенные извозчику и на базар». Мошенничать, обманывать людей – давний талант этого приспособленца, спокойно живущего без убеждений, без чувства долга перед людьми и Отечеством. Для него в смутное время важно одно: научиться надёжно прятать «катеринки» и «петровки», золото и серебро.

В защите Города участвовали как офицеры "белой гвардии", так и недостаточно обученные юнкера. Младший Турбин, Николай, собирался умереть в то время, когда Лисович считал и прятал деньги. Каждый по-своему видел своё место на этом «пожаре». «Народные учителя, фельдшера, украинские семинаристы, волею судеб ставшие прапорщиками, здоровенные сыны пчеловодов, штабс-капитаны с украинскими фамилиями... все говорят на украинском языке, все любят Украину», ...и все вооружены. Когда гибли за Украину те самые офицеры-москали (белая гвардия), их считали врагами некоторые представители украинской нации, и даже иногда бывшие сослуживцы. Например, после участия в первой мировой войне превратился в полковника петлюровской армии сельский учитель Козырь, он воевал теперь против царской армии. Объяснение этому найти можно: «...война для Козыря была призванием, а учительство – лишь долгой и крупной ошибкой». Кому служить и кого убивать, для него не было принципиальным, лишь бы военная карьера хорошо складывалась. Таким, как Козырь, не понять, почему один из командиров, увидев, как погибли его четыре офицера и два юнкера под ударами конной сотни Петлюры, выстрелил себе в рот, сказав перед этим:
«Штабная сволочь. Отлично ПОНИМАЮ БОЛЬШЕВИКОВ».
И ведь в штабе известны были данные о том, что по численности петлюровцы в 20 раз превышали число защитников Киева, то есть белогвардейцев. Спасти положение могло бы, наверное, объединение с Красной армией, только разве согласились бы на такой союз высшие чины Белой гвардии?
Возмущение командира, терявшего своих бойцов, относилось к тем штабистам, которые не об армии и народе думали, а тайно покидали в это время Киев, сбегая за границу вместе с гетманом Скоропатским.

Вот и судите, люди, кому симпатизируют наши классики...
 
И как не возмущаться шкурническими интересами правящей элиты, их предательством, когда бросили господа тот народ, который будто бы защищали. Понятное дело: свою жизнь спасали, расправы боялись. Всегда рвались они к власти и богатству, и в то смутное время о себе заботились, увозя за границу деньги, драгоценности. А могли бы пойти на сотрудничество с большевиками, чтобы строить справедливые отношения и новую жизнь.
Большевики же готовы были умирать за народ и страну, потому и настойчиво возвращались в города и сёла, стремясь к миру и труду НА СВОЕЙ земле.

А.С.Пушкин в повести «Капитанская дочка» показал историческую действительность наиболее достоверно, по мнению многих учёных, хотя это было сложно в условиях царской цензуры. Автор повести сумел отразить не только дворянскую, но частично и народную точку зрения на восстание под предводительством Е.Пугачёва. Многие считали, что беспощадность мятежников обусловлена жестокостями самодержавного режима и гнётом крепостничества. Лучше других об этом сказал М.Ю.Лермонтов, оправдывая и защищая бунтовщиков.
«Надобно же вознаградить целую жизнь страданий хотя одной минутой торжества», – писал поэт, объясняя СУТЬ бунтов на Руси, где народ мечтал об освобождении от крепостной неволи и о бесплатной соли (соль была очень дорогой для крестьян).
Мне близка точка зрения Лермонтова, дворянина, который оказался милосерднее многих своих братьев по классу. Если бы прислушались к его разуму все сторонники деления общества на богатых и бедных, на высших и низших!!!
Может, тогда и повернулось бы развитие цивилизации к мечте человечества,
к справедливому и доброму миру на прекрасной нашей планете.


Рецензии
Шариков-это Преображенский без лоска.Булгаков не зря придумал ему имя Полиграф-новоизобретенный в то время детектор лжи.
И одобрение собакой-вот оплевал,и поведение профессора -отражение поведения Шарикова,Булгаков намеренно чередует похожие эпизоды-всё это подчеркивает одинаковое поведение профессора и собаки,но если Шариков был человеком сколько-то дней-без информации о культуре поведения,то профессор,нарушая нормы -знает о недопустимости этого.

Юрий Воропанов   14.02.2018 17:29     Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.