Сердца четверых глава 45

                НЕВЕСТА
Как  Елизавета не уговаривала  невестку остаться с Тишкой и погостить у них хотя бы пару месяцев, Анжелика категорически отказалась. Да, несколько дней  Лиза была внимательной, улыбалась и пыталась угодить  невестке во всем. От прежней неприязни и след простыл. Анжелика понимала, что это заслуга исключительно Тишкина. Ведь именно на его миленькие агуканья  Елизавета реагировала, как кот на валерьянку – балдела и успокаивалась.   Но несколько  моментов насторожили Анжелику.

 Когда молодая мама переодевала Тишку и использовала присыпку, натолкнулась на непонимающий взгляд Елизаветы и услышала слегка осуждающее:

- Лучше постным маслом кипяченым смазывать, а то в складочках эта присыпка собирается. Я так всех троих мазала, и проблем не знала. Выбрось ты эту присыпку. Давай я закипячу масла.

- А мне удобнее присыпкой, - коротко, но с ноткой металла ответила Анжелика. И хотя Елизавета не стала настаивать, но  риторический вопрос в ее глазах Анжелика  все же прочла.  Вторым моментом стал вопрос кроватки для Тишки.

- Сейчас Ваньку попрошу, он с чердака достанет  кроватку.  Куда оно годится ребенку с родителями привыкать спать, - заявила  Елизавета и начала  рассказывать, как  удобно  приспать ребенка и уложить в кроватку.

- Елизавета Григорьевна, я уже привыкла, что Тишка у меня под боком спит. И ночью кормить удобно, и не утомительно.

- А вы там помещаетесь на диване? – недоумевала  Елизавета.

- Вполне, - заверила  Анжелика свекровь.

- И Толику удобно? – не верила Лиза.

- Можете у него спросить. Мне не жаловался. Толик сам не против, если я не прыгаю всю ночь, а спокойно лежу.

И спросила. Толик деликатно попросил мать не волноваться по пустякам. Но когда Анжелика с Толиком  остались одни в комнате и он предложил Анжелике пожить у его родителей, Анжелика категорически запротестовала.

- Нет. Рождество отметим и все, домой. Я хочу воспитывать Тишку согласно новым  взглядам, а не доисторическими методами. Ты слышал, температуру воды в ванночке проверять локтем? Кошмар! А градусник на фига?

- И все же, моя мама воспитала троих. Вроде, ничего так вымахали. Живые, здоровые, в меру упитанные, - решил вступиться за мать Толик.

- Ты хочешь сказать, что я своему ребенку плохого хочу? Или что я плохая мать? Потому что это твоя мама сказала? – Анжелика  чувствовала, что разговор  обещал перерасти в скандал, но остановиться уже не могла.

- Энжи, тормози, а то сейчас мы с тобой договоримся. Не хочешь, чтобы мама помогала, не нужно. Но потом не вой, что ничего не получается и ты жутко устаешь. Я с себя ответственности не снимаю, но и на работу ходить нужно. Не сяду же я рядом с тобой дома?

- Ой, типа ты бы сел? Хотя бы уж молчал, - Анжелике такой сценарий нравился, очень нравился. Но было одно «но». У Толика не было  молока, и кормить Тишку он  не смог бы. Разве что  если перевести малыша на искусственное, но  зачем так рано, если  можно все же дать ребенку его положенное природой и требуемое маленьким организмом.

Решение вопроса пришло  оттуда, откуда его и не ждали. Когда Анжелика с Толиком наведались к  ее родителям, старшая сестра Анжелики, Татьяна, сама предложила  помочь.

- Тань, а с работой как? – забеспокоилась Анжелика.

- Я  могу взять отпуск,  когда захочу. Зимой отпустят, это летом аврал, а зимой – нормально. И отгулов у меня подсобралось. Я думаю, на месяц хватит, -  это было не столько ее решение, сколько подброшенная мамой идея, поскольку та чувствовала некие угрызения совести за то, что сама спровоцировала  свое удаление из квартиры, где жила дочь  с зятем. Зять в глазах Любови Павловны все равно выглядел злодеем, но и о дочери она думала, переживала, как ей одной тяжко с ребенком, пока не восстановится и все не заживет.

- Тань, мне неудобно отбирать у тебя отпуск. Отдохнула бы где-то, развеялась, - говорила Анжелика, а сама  в душе радовалась, что сестра, как всегда, в тяжелое время подставляет ей свое надежное плечо.

- Так и развеюсь. По магазинам похожу, в театр или в кино, в музей, может, выберусь, - уверила сестру Таня. – Киев –не Кировск, поди.

Толик такое решение поддержал, но с определенным условием:

- Пусть поживет, если от меня  Тишку в шкафу прятать не будет.

Таня оказалась именно той золотой серединой, которая и Анжелике помогала, и Толика не изводила придирками, как теща. Зато Анжелика стала более спокойна. Постепенно Тишка так привык к своей тетке, что спокойно мог оставаться с ней на несколько часов. Анжелика сцеживала молоко,  и Таня могла покормить проголодавшегося малыша с бутылочки, пока его мама отсутствовала. К концу января Толик с Анжеликой даже выбрались на концерт Дитера Болена, в прошлом одного из вокалистов легендарной группы «Моден Токинг».
Этот месяц  Анжелика могла  вполне назвать вторым медовым месяцем в их с Толиком  семейной жизни, если бы не два обстоятельства: Толика нервировали любые разговоры, связанные с  предстоящей свадьбой Василисы и Алексея,  Анжелика же все чаще вспоминала Дени. При последней встрече с Карелиной, Анжелика  исподволь спросила, не ездила ли  Диана Викторовна  куда, та с пониманием окинула  Анжелику  взглядом и прямо ответила:

- В Париже не была, Дени не видела. Я все больше по Прибалтике езжу. Как мне тебя не хватает, знала бы ты, - опять начинала завывания Карелина, -  Когда  принца крестить будем? Я уже все купила, что нужно и  церковь присмотрела. Китаевская пустынь – второе по святости место  в Киеве после  Лавры. Не, я могла бы и в Лавре договориться, но там народу много, и ехать далековато. Хотя, если скажешь.

- Толик говорит, что весной, как потеплеет, -  обнадежила  Карелину Анжелика.

- Прекрасно. Я готова, только свистни, - подытожила Карелина и вручила Анжелике пакет с  подарками для будущего крестника.

***
Решение написать картину для выставки –конкурса «Дыхание жизни» у Лешки возникло спонтанно. Он давно уже представлял Василису в пышных белых одеждах, и этот образ  у него крутился  в голове настолько часто, что, в конце концов, созрел для того, чтобы выплеснуться на холст.

- Я тебе покажу  картины, а ты мне скажешь, какую на конкурс отправлять, - решил посоветоваться с Василисой Лешка.

«Незнакомку» Василиса уже видела.  Но  стоящая рядом свежая  «Невеста» была эффектнее и ярче. В ней было столько света, тепла и энергии, что каждый, кто взглянул на картину хоть раз, понимал, художник был счастлив, когда ее писал.

- Леш, ты ведь и сам понимаешь, что вот эта, - Василиса указала на «Невесту», - намного лучше. Когда ты ее успел  нарисовать? – девушка подошла поближе, чтобы присмотреться. – Слушай, так прикольно, вроде бы одета, и пышненько так, а  рассмотреть – какая-то полураздетость. Это специально?

- Женщина должна одеваться так, чтобы мужчине хотелось ее раздеть, а не одеть! Знаешь, кто сказал?

- Нет, не знаю. Какой-то модельер? – Василиса все еще сравнивала «Незнакомку» и «Невесту» - прошлое и будущее.

- Коко Шанель. Великая женщина. Ее любит цитировать моя мама, поэтому  так, для общего развития, - Лешка подошел к Василисе сзади и обнял ее. Девушка отметила про себя, что ей приятны его прикосновения, но  пугает последующий за этим сценарий. По дрожащим рукам Лешка понял, что торопить события не стоит, и предложил  поспешить домой на ужин.

***
В институте и так смотрели на Василису Ланину, как на  инопланетянку. Еще бы,  не пьет, не гуляет, все учит, вовремя сдает, ни с кем не ругается, сплетни не собирает, преподавателям не хамит, всегда чем-то занята и отвечает витиевато и неопределенно на элементарные вопросы в упор, но  серия ситуаций создала ей дополнительный имидж загадочности.

В начале февраля, как только возобновились после  каникул занятия,  в институте появился Егор. Он улетал в Лондон с группой, поэтому решил напоследок повидаться с Василисой. У той были еще две пары, но, по такому случаю, Лиса предупредила старосту и  ушла, бросив Роме напоследок:

- Законспектируешь, пожалуйста,  психологию и историю. А то религиезнавство не дам списать.

- Понял, товарищ начальник, - смерив с ног до головы  симпатичного Василисиного спутника, демонстративно по-клоунски приставил правую руку к виску Рома.

До отлета у Егора было всего несколько часов.  Он хотел за это время наговориться и насмотреться на  Василису. Даже пофотографировал ее  на память: сначала сидящей за столиком, потом, уже на улице, кутающейся в  черный полушубок. Напоследок Егор вытянул красивую квадратную коробочку и протянул Василисе.

- Меня не будет на твоей свадьбе, но я хочу, чтобы ты была особенной.  К твоему красивому платью, не сомневаюсь, что Этот тебя нарядит прилично, все -таки художник, вот это подойдет, - и раскрыл. Василиса просто ахнула от  ослепительной красоты сережек  и ожерелья.

- Ты сдурел? Оно  дорогое. Это ж какие деньги! - Василиса понимала, что для такого подарка Егору нужно было долго  и много работать.

- Не переживай, я переводами немного помаялся. Это не настоящие камни, бижутерия, но смотрится богато. Фотки со своей свадьбы пришлешь?

- Конечно. Спасибо, Егор, - Василиса еле дотянулась до парня, чтобы поцеловать в щечку. – Как я тебе завидую, летишь в Лондон.

- Не совсем в Лондон. Город Колчестер, в часе езды от Лондона.  Там нас по семьям распределят. Я буду все описывать и присылать тебе подробные письма. И ты мне пиши, ага?

- Куда ж я от тебя денусь. Только не на английском, - шутила сквозь выступившие слезы. Но это были слезы счастья и радости за Егора. Парень нежно вытер не успевшие скатиться слезинки с глаз любимой и быстро поцеловал в щечку. Он наотрез отказался, чтобы Василиса провожала его до аэропорта.

- Ланина, это и есть твой любимый мужчина? – не удержался Ромка, когда принес Василисе  на следующий день ксерокс  оговоренных конспектов.

- Нет, Рома, это мой брат, - удовлетворила любопытство одногруппника Василиса.- Конспекты не ты писал, у кого свистнул, колись? Хотя, кроме Валентины, не кому больше.

- С твоей дедукцией и логикой, Ланина, неплохой опер мог получиться, - и не скрывал, что не сам конспектировал.

- Вот закончу этот  институт, так сразу и  на опера пойду учиться, - поддразнила Василиса.- Тебе за ксерокс спасибо, Валентине за конспект.

Через несколько дней  вся группа видела, как  Ланину уводил после пар высокий красавец, заталкивал в такси и увозил в непонятном направлении.  Это был Ванька. Он сначала забрал Гулю с занятий, потом Василису. Ехали в салон выбирать свадебные платья.

- Ланина, это точно твой  любимый мужчина. Ничего так, - Рому опять ждало разочарование.

- Нет, Рома, это  тоже  брат, - улыбаясь, ответила Василиса.

Не успело пройти несколько дней, Василиса переодевалась на физкультуру и  разошелся замок на сапогах.  А на улице снега по колено.  Позвонила домой, сказала  Светлане Валерьевне, та обещала прислать Лешку. Приехал Толик.  Привез  дутики.

- Лешка занят, - ответил на немой Василисин вопрос. – Что там с твоими сапогами? Поедем ремонт искать? – весь такой жутко деловой, а сам ищет повод продлить  минуты пребывания вместе.

- Нет, Толь, едем домой, если тебе по пути, а если нет, то я на метро.

Толику было не по пути, но разве ж он ей скажет? Все дела летели к чертям собачьим, и Толик вез Василису такими путями домой, словно  ехать нужно было в какую -то Тьму Таракань, а не  на Оболонь. Василиса предусмотрительно уселась на заднее сидение, а не  спереди возле водителя, хотя Толик сначала предлагал сесть рядом.

- Да не, я там сзади посижу, покуняю, а то что-то нас сегодня физкультурник  с прыжками через коня приморил, - схитрила Василиса, понимая, что ее сейчас  рядом с Толиком начнет бросать то в холод, то в жар. Она и так прикрыла глаза, но периодически посматривала на обожаемого водителя, любуясь его строгим  профилем, внимательно следящим за ситуацией на дороге.

- Я даже не спрашиваю, кто это был. Судя по всему, брат, - иронизировал Ромка  в понедельник, как только Ланина вошла в аудиторию.

- Ты очень проницателен, Рома, - шутила Василиса. – Это был мой старший брат Анатолий.

Когда спустя два дня Лешка на глазах всего курса в коридоре чмокнул Василису прямо в губы и попросил поторопиться, Рома просто офигел, а группа застыла  в немом недоумении.

- Ланина, у тебя что, подпольный гарем? Ты всегда для меня была девушкой-загадкой, но  теперь даже не знаю… - Рома последовал за Василисой в гардероб.

- Рома, а вот это был любимый мужчина, - призналась Василиса, зная, что тот разнесет новость по институту с максимальной скоростью.

Лешка вез Василису в выставочный зал на Печерске, где были размещены конкурсные работы, и его «Невеста» среди них.  Алексей заметно нервничал, поэтому Василисе приходилось его успокаивать.

- Леш, ничего же сегодня особенного не произойдет, просто посмотрим другие работы, оценим шансы. Голосование же все равно в марте, - уговаривала Василиса, но Лешка знал творческую кухню и понимал, что тон всему конкурсу будут задавать несколько журналистов, подающих материал в столичную прессу, а также  критики, приглашенные для высказывания своего мнения.

Создавалось впечатление, что Женька просто ждала Лешку возле входа на выставку. Она  выглядела намного привлекательнее, нежели прошлый раз. И макияж, и короткое синее вязаное платье говорили, скорее, кричали о том, что все усилия выглядеть хорошо были  ею предприняты.

- Салют!  Василиса, кажется, я запомнила, красивое имя, можно я  Лешку на пару слов, ага? – и  потянула в  тихий уголок нашептать последние сплетни.

- Я пойду, картины посмотрю, - Василиса про себя улыбнулась и  углубилась в зал,  заполненный о чем-то спорящими людьми, живущими  в этом  загадочном мире искусства. Она чувствовала себя здесь немного лишней, потому как все эти люди понимали в искусстве  так много, а она только то, что картины  рисуются красками и холст стоит на мольберте.  Собираясь  стать женой художника, Лиса хотела помогать Лешке  стать  успешным, чтобы он  реализовал себя, а не прятался в подвале и  не  рисовал на заказ черт знает что.

- Слушай, искала  твою «Незнакомку», но  если честно, офигела от этой, - как партизан-заговорщик прошептала Женька Лешке. -  Здесь все о ней и говорят. Топазов, ты уже звезда. Я краем уха даже слышала, что двое солидных товарищей хотят ее купить в свои коллекции. Так что, я думаю, твоя победа – вопрос времени. Кстати, мне сорока принесла на хвосте, ты женишься?

- Какая оперативная сорока. Да, Жень, устал холостяковать.

- Значит, не зря картина светится. Желаю счастья, Леш. Ты этого достоин. Мама твоя как к невесте отнеслась?

- Жень, ты не поверишь, но как к дочери. 

- Почему же, верю. Необычная девочка. С мощной энергетикой. Еще первый раз ее увидела, поняла, что, как магнитом, к ней всех тянет. Вон смотри, и Валевский к ней уже прицепился. Я так и не поняла, где его работа. Если не будет, всем каюк, закритикует   до чертиков.

- Жень, давай немного погодя поговорим. Обещаю. Спасибо за информацию, - Лешка не сильно-то верил Женькиным прогнозам, но её слова подняли ему настроение. Сейчас Лешке нужно было увести Василису от Валевского, известного в творческих кругах своей повышенной говорливостью. 

Продолжение следует...


Рецензии
- Ланина, у тебя что, подпольный гарем? Ты всегда для меня была девушкой-загадкой, но теперь даже не знаю… - Рома последовал за Василисой в гардероб.
***
Вот озадачила всех! :)))

Ольга Смирнова 8   05.02.2019 12:04     Заявить о нарушении
Получилось прикольно)))

Ксения Демиденко   06.02.2019 00:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.