Слияние двух лун. Подробный разбор. Часть 25

Сразу после кадра убийства появляется лицо Эйприл. Этот кадр является своеобразным ПОРТАЛОМ, переходом из одной реальности в другую – из того, что случилось на самом деле, в то, что могло бы случиться, если бы шериф действительно промахнулся. Еще можно сказать так: неизбежный трагический финал этой истории, если бы таковая случилась в жизни, режиссер подменил другим придуманным им относительно счастливым финалом, которого на самом деле быть не могло. С этого момента начинается игра не актеров, а уже режиссера! И о том, что это не настоящий хеппи-энд, а всего лишь игра в хеппи-энд, режиссер ясно дает понять проницательному зрителю в ближайших кадрах. После того, как "воскресший" Перри вырубает шерифа, снова появляется лицо Эйприл. Она словно видит всё произошедшее с возлюбленным третьим глазом. И тут на ее лицо накладываются откуда-то взявшиеся легкомысленные аккорды кабацкого раздолбанного пианино… Что за хрень? – пытаемся мы сообразить.
Далее абсолютно черный кадр под эту же дурацкую музыку. Вот она, пустота. Пустота, разделяющая сон и явь, желаемое и действительное, фантазию и реальность. Из черноты выплывает следующий кадр –  лицо кабацкого ЧЕРНОкожего музыканта, стучащего по клавишам пианино и орущего дурным голосом какую-то песенку. И обратите внимание – в этом же кадре виден ЧЕРЕП с дымящей сигаретой во рту! Ну не гений, Залман Кинг? Какой штрих! Какая тонкая насмешка над смертью! Да, Перри погиб, но все мы не вечны. Все мы рано или поздно там будем. А наша жизнь – что она? Не является ли она выдумкой некоего Режиссера, стоящего над всеми нами? Если так, то почему бы Режиссеру немного не пошутить в конце, подменив трагический финал комиксом? Почему нет? Он же Режиссер! Ему можно всё…

 См. илл.

И Залман Кинг совершенно справедливо решает, что ему можно всё. И он показывает нам фантазию на тему: "Что было бы, если Перри остался бы жив". И мы смотрим, изо всех сил пытаясь себя убедить, что такой финал мог бы быть и в действительности...


Рецензии